Микки Микки.

Взрослые игры



скачать книгу бесплатно

Глава 1

Я проснулась с предвкушением приятных событий нового дня: подведение итогов второй четверти выпускного класса должно было смениться новогодними каникулами с ежегодным Зимним балом. Отличный расклад для отличницы и, судя по многочисленному вниманию парней, симпатичной молодой девушки.

Как минимум, днем я ожидала похвалы учителей за проделанную работу, а в качестве подарка вечером мечтала получить приглашение на медленный танец от прекрасного принца.

Конечно, и ежу понятно, что на школьном балу принцы и рядом валяться не будут, и мне вновь придется лицезреть до тошноты знакомые рожи одноклассников, которые даже издали не походили на коронованных особ, но наивная девичья душа продолжала верить в чудо.

Приняв душ, я поспешила на кухню, где вовсю развела готовку старшая сестра:

– Привет, Маринка, садись завтракать, – она жестом указала на стол, заполненный тарелками с омлетом, тостами и нарезками из колбасы и сыров. – Что будешь: чай или кофе?

– Я точно проснулась? Ущипни меня, – удивилась я.

Проще было поверить, что это все снится, чем в добровольное желание сестры сделать приятное.

– Будто я никогда не готовила тебе завтраки?! – надула губы девушка.

– Готовила. Сразу, когда я была совсем мелкой, и потом, когда родители сваливали на выходные, а ты меня задабривала, чтоб не разболтала про тусовки у нас на квартире, – согласилась я.

– Не вздумай этого больше никогда произносить вслух, – испуганно округлила глаза Лиза. – Что было давно, то уже неправда. Теперь все иначе.

– Конечно, иначе. Ты стала скучной, – констатировала я. – Раньше была живее – это факт.

– Просто ты ничего не понимаешь, потому что еще ребенок. Садись, вот, лучше ешь, пока все не остыло, – перевела тему Лиза.

Несмотря на едкий диалог, девушка пребывала в прекрасном расположении духа, что было ей не свойственно то ли из-за врожденной скверной натуры, то ли из-за неудовлетворенности личной жизнью.

Из-за разницы в пятнадцать лет мы редко находили точки соприкосновения, хотя с родителями не находили их вообще. У меня часто складывалось впечатление, что я приемная: уж больно равнодушно они ко мне относились. Лиза всегда убеждала, что родители любят нас так, как умеют. Видимо, их умение выражать эмоции заключалось только в деньгах, недостатка в которых я никогда не знала.

В городе наша семья считалась образцово-показательной – просто идеальная картинка. Чтобы поддерживать легенду, жалобы по поводу недолюбленности приходилось запихивать на самое дно души. А еще не могла представить иные отношения с родителями.

– Маруся, завтра я приведу домой своего парня, – нарезая овощи, как бы между прочим сообщила сестра.

Лиза постаралась сохранить невозмутимость, но я знала ее достаточно хорошо, чтобы распознать в голосе плохо скрываемые нотки радости.

В свои тридцать два она ни разу не была замужем, из-за чего считала судьбу несчастной, хотя я склонялась к мнению, что главная беда девушки заключалась не в отсутствии мужика, а в проживании с родителями и плохо оплачиваемой работе в пыльном офисе.

Но моего мнения никто не спрашивал.

– Оу, – я растерялась, так как не знала, что сестра с кем-то встречается.

Странно, что в ее поведении ничего не изменилось.

– Это весь твой запас красноречия? – Лиза обернулась, чтобы требовательно взглянуть мне в глаза. – Кажется, учительница русского завышает тебе оценки.

– Для утра это слишком крутая новость. Я была не готова, – пожала плечами.

– Ладно. Не суть, – отмахнулась Лиза. – Главное, веди себя прилично, – и, заметив мой возмущенный взгляд, добавила: – Да, ты у нас культурная девочка, но хочу, чтобы все прошло идеально. Не вздумай чего-нибудь лишнего взболтнуть. Я думаю, что с Ромой у нас все получится.

– Он уже сделал тебе предложение? – перебила я.

– Нет, но чувствую, что оно не за горами. Его нужно всего лишь немножко подтолкнуть в правильном направлении. Эти мужчины, как дети, сами ни до чего не додумаются.

– Поняяяятно, очередная жертва, – я закатила глаза. – Главное, не переусердствуй, а то и этот сбежит.

– О чем ты вообще? – сестра начала выходить из себя. – Никто от меня не сбегал. Это я всех бросала, потому что не видела перспектив, понятно тебе?

– Пусть будет так, – у меня не было настроения ссориться, поэтому согласилась.

Лизка всегда была красивой девушкой: яркая блондинка, умная, интересная, но совершенно не умела вести себя с мужчинами, превращаясь из очаровательной девушки в редкостную зануду. В стремлении как можно скорее женить на себе очередного ухажера она задавливала его вниманием, заботой и… навязчивостью.

– А ты в школу не опоздаешь? – спохватилась сестра.

– Опоздаю, но мне за это ничего не будет. Я ведь на хорошем счету. И четверть закончила с отличием, – спокойно ответила я.

– Пользуешься положением? – ухмыльнулась Лиза.

– А почему бы и нет? Надо же когда-то начинать. Почему бы не в выпускном классе?

– Рано расслабляться, малая, еще полгода учебы впереди. Вот получишь аттестат, тогда хоть посылать всех сможешь, а сейчас, давай-ка, чеши уже на уроки, – включила старшую сестра.

– Да не вопрос, зануда, – выйдя из-за стола, я спешно оделась, схватила рюкзак и захлопнула за собой дверь.

На телефоне уже было девять пропущенных от лучшей подруги Леры. Испугавшись, что что-то случилось, тут же ей перезвонила. Не успела и рта раскрыть, как девушка меня перебила:

– Вот, скажи, зачем тебе телефон, если ты никогда не используешь его по назначению?! – возмущалась она.

– Вообще-то, привет. Что за срочность? – попыталась перейти сразу к делу.

– Хотела предложить пропустить первый урок и сгонять в «Бергамот» за платьями к Зимнему балу. Там до обеда новогодние скидки семьдесят процентов, – подруга была в своем репертуаре: одни шмотки на уме.

– Лерка, у нас же есть платья, – осторожно заметила я и в ожидании бучи прикрыла глаза.

– Ты сошла с ума?! Какие??? – не заставила ждать девушка.

– Ну, у меня розовое, а у тебя – салатовое, в которых мы участвовали в «Мисс школа», – напомнила я.

– Угу, ты само-то хоть поняла, что сказала? Предлагаешь надеть те платья, которые видела вся школа??? – возмущению подруги не было предела, хотя я искренне не понимала, что такого нелепого было в моем предложении.

– Ну, мы много, где участвовали. И у нас много платьев. Подумаешь, надевали. А что теперь с ними делать? Солить, что ли? Тем более, если они хорошо сидят, – начала рассуждать я.

– Вот ты, Маринка, вроде, умная деваха, а такую чушь несешь. Мы молодые, красивые, к тому же, в выпускном классе. Можем себе позволить наряжаться хоть каждый день. Короче, не тупи. Поехали, – Лерка отключилась.

С этой девчонкой мы были абсолютно разными, но дружили ровно столько, сколько я себя помнила. Лерка была твердой хорошисткой, что давалось ей не без труда, так как девушку больше интересовали наряды и косметика, чем книги. Я же шмоткам и модным журналам предпочитала учебники. Подруга учила меня стильно одеваться, а я подтягивала ее по предметам – вот такой симбиоз получился.

А еще любила приходить к подруге в гости, потому что у нее всегда было уютно и приятно, чего я не чувствовала дома.

Спустя пару минут после нашего разговора мы встретились на остановке в сторону «Бергамота».

– Я так рада, что хотя бы сегодня школа раскошелилась на ведущих, и мы сможем нормально развлечься, а не простоять всю тусовку на сцене, – с ходу заявила Лерка, приветственно целуя меня в щеку.

– Это точно, – согласилась я.

– Тебе определенно нужно купить бордовое платье, – продолжила девушка.

– То есть, мы едем за конкретными платьями? – догадалась я.

– Да, – хитро сверкнула глазами девушка, – Я уже изучила каталог «Бергамота».

– Значит, много времени не потратим, – от понимания, что экзекуция будет недолгой, даже настроение улучшилось.

Лерка снисходительно закатила глаза и добавила:

– И будем вечером самыми красивыми.

Как и предполагали, быстро довелось найти наши размеры платьев и подобрать украшения к ним, поэтому в школе мы оказались ровно ко второму уроку.

Это была биология. Молодая учительница Анна Витальевна накануне давала классу тест на определение уровня IQ. И сегодня мы с нетерпением ждали его результатов. Мне было важно не испортить на протяжении многих лет заработанную репутацию умницы, поэтому волновалась, наверное, больше всех.

– Да брось, это всего лишь глупый тест, – толкнула в бок подруга.

– Мне все равно, – соврала я, постаравшись изобразить безразличие.

– Маруся, расскажи это кому-нибудь так. Сейчас ты похожа на оголенный нерв, только что не трясешься в истерике. Расслабься. После побед в областных олимпиадах по различным предметам все знают, какая ты умная, – обняла меня Лерка.

– Доброе утро, ребята, – поприветствовала Анна Витальевна. – Не буду ходить вокруг да около, поэтому сразу скажу, что результаты теста меня приятно удивили. Начнем-с, – затараторила она.

Говорить быстро, четко и по делу было своеобразной фишкой учительницы. Наверное, именно поэтому мы всегда опережали программу по биологии и в освободившееся время успевали проходить различного рода тесты или устраивать тренинги.

Тем временем, Анна Витальевна продолжала: – Первое место, конечно же, у Марины Титовой. Молодец, Мариша, – обратилась она ко мне. – А сейчас – интрига. Как вы думаете, кто занял второе место?

– Ира Петросян, Коля Мосейкин, Лиза Вакулина, – послышались с разных концов класса предположения ребят по поводу тех, кто в школьном рейтинге шел немного позади меня.

– А вот и нет. Второе место с отставанием от Марины в один балл занял Дима Мартынов, – радостно сообщила учительница. – Дима, тебе нужно развивать свой потенциал.

Мы все удивленно уставились на парня. Про себя отметила, что он, как обычно, чертовски красив: темненький, кареглазый, подтянутый, высокий и широкоплечий. На его фоне другие мальчики казались неказистыми, но… Я никогда не строила личных планов на одноклассника по нескольким причинам: во-первых, сложно воспринимать того, с кем вместе ходили в детский сад, иначе, чем брата, во-вторых, парень был из так называемой «неблагополучной семьи». Дима рос без отца, а его мать выпивала, без конца меняла ухажеров и каждый раз была на грани лишения родительских прав. Я же – из образцово-показательной семьи. То есть мы были по разные стороны баррикад.

В нашей школе, как и во многих других, существовало негласное деление на сословия: ребята из хороших семей сторонились сверстников из плохих.

Это и не удивительно, ведь школьные годы – это время, когда каждый еще ничего из себя не представляет, поэтому судит другого по родителям.

Лицо парня оставалось невозмутимым, будто такой высокий показатель для него совершенно ничего не значил. В какой-то момент наши взгляды встретились – и это снова произошло: меня словно отшвырнуло электрическим разрядом. Чтобы скрыть смущение, я отвернулась.

В последний год часто ловила именно такие пронзительные и глубокие взгляды Димы, от которых становилось не по себе, но я гнала даже мысли о нем, ведь это было неправильно и… стыдно. Меня бы никто не понял. Более того, стеснялась рассказать о своих ощущениях даже Лерке. Общественное мнение и репутация все же значили для меня гораздо больше взыгравших гормонов.

События того дня развивались именно так, как планировалось, что не могло не радовать, ведь я любила, чтобы все было по-моему, а точнее – под контролем. Получив свои заслуженные «отлично» по всем предметам, счастливая, отправилась домой.

Родители были на работе, поэтому решила поделиться радостью по телефону.

– Мам, привет, я закончила четверть на отлично, – сообщила довольная.

– И чему ты радуешься? Так и должно быть, Марина, – сухо ответила мать.

– Но…, – хотела возразить я.

– Это все? – перебила родительница. – У меня много работы, поэтому не отвлекай, пожалуйста, по пустякам.

После сказанного я услышала такие же короткие, как и моя недавняя радость, гудки. Как всегда, стало до слез обидно, что все мои заслуги родители воспринимали как должное, зато за любую неудачу корили так, будто я злейший враг.

При этом они считали, что должна быть благодарной за те блага, которые стали доступны из-за их заработка, но я бы многое отдала за чуточку их внимания и любви.

Все печали одним своим присутствием развеяла Лерка, которая вскоре пришла наряжать меня к Зимнему балу. Между нами не было кровной связи, но я считала девушку ближе родственников.

– Ой, какая ты куколка, – радостно хлопнула в ладоши девушка, любуясь результатом своего творения.

– Можно уже смотреть? – нетерпеливо поинтересовалась я.

– Образ завершен, – кивнула подруга и подвела меня к зеркалу, предварительно закрыв ладонями глаза. – Итак, на счет три. Рааааааз, дваааааа, три, – резко убрала руки Лерка.

В следующий момент в отражении я увидела красавицу, будто с обложки журнала, и опешила, узнав в ней себя:

– Лерааааа, ты фея, – потрясенная, прошептала я.

– Не, это ты красотка, – отмахнулась подруга.

– А я считаю, что у тебя талант, – настаивала я.

– А я считаю, что твою красоту сложно испортить – и в этом не моя заслуга, – парировала подруга.

– Но все равно ты красивее всех, – не унималась я.

– Нет, ты, – не уступала Лерка. – Знаешь, ты похожа на Монику Беллуччи в молодости. Я ее обожаю. Вот почему я не родилась ею? – у подруги заискрились глаза при воспоминании о любимой актрисе.

– Да ну, Лер, ты лучше любой Моники. К тому же, она старая, а у тебя вся жизнь впереди. Кстати, вчера купила новый выпуск «Oops». Там такие мальчики красивые на постах. Жаль, что у нас в школе таких нет: даже некому глазки построить. Вон, возьми на полке, – сделала ход конем, чтобы отвлечь девушку. Я лукавила, ведь был не то что в школе, а даже в нашем классе такой, которого считала безумно красивым, но о котором запрещала себе даже думать.

– И ты до сих пор молчала, Марина? – серьезно спросила подруга, чтобы в следующую минуту ущипнуть меня.

Мы катались по полу, заливаясь смехом и не боясь испортить наряды и прически, пока не привел в чувства зазвонивший телефон подруги.

– Привет, да, готовы. Мы у Марины. Через десять минут? Ок, – ответила кому-то подруга и отключилась.

Я четко слышала, что у звонившего был мужской голос. Лерка не заставила долго терзаться вопросами и призналась:

– Это был Коля Мосейкин. Мы, наверное, встречаемся. Он заберет нас через десять минут на бал, а после весь класс приглашен затусить у него на даче.

– Ого, – я была настолько потрясена свалившейся информацией, что не смогла с ходу ее проанализировать и ответить что-то внятное.

– Это все? Я думала, объясниться будет намного сложнее, – выдохнула девушка.

– Ты и Коля? Но как? И что значит «наверное, встречаемся»? И о какой даче ты говоришь? Я еду домой, – выстрелила я.

– А, все же не так все просто, – напряглась Лерка. – По порядку. Я давно замечала заинтересованные взгляды Коли, а позавчера он признался, что нравлюсь ему. Предвосхищая вопросы, отвечу сразу, что это произошло на перемене, когда ты задержалась в классе с математичкой. Тогда сама не знала, какое решение принять. А сейчас приняла – и вот рассказываю, так что, можно считать, что ты первая узнала новость. По поводу тусовки предупреждаю сразу: домой я тебя не отпущу. Когда отрываться, если не сейчас, пока молоды и свободны? Я четко помню то время, когда мы ходили в детский сад, а уже школу заканчиваем. Не успеешь оглянуться, как станешь тридцатилетней старухой с мужем, детьми и миллионом проблем, – по округлившимся глазам девушки я поняла, что она представила то, о чем говорит, и картина ее ужаснула.

– Тридцать – это не старость. Моей Лизе тридцать два, но у нее нет морщин и седых волос, – парировала я. – А муж и дети – не такая уж и страшная перспектива. И вообще, почему ты решила встречаться с Колей, если он тебе не нравится?

– Лиза – это исключение из правил. И не известно, как бы она выглядела, если б была замужем. А Коля…. Ну, как не нравится? Симпатичный. Из хорошей семьи, – оправдывала себя девушка.

– То есть, все же статус? – уточнила я.

– Маринка, ты же понимаешь, что родители сынуле и машину купят, и квартиру, и, вообще, всегда смогут поддержать материально, а это очень важно, ведь молодым сейчас сложно чего-то добиться. Жизнь такая тяжелая, – ответила подруга явно словами своей мамы, рассмешив несвойственной ей серьезностью и огорчив смыслом сказанного.

Наш диалог перебил вновь раздавшийся звонок телефона Леры, возвещавший о прибытии Коли.

Через двадцать минут мы оказались в школе. Актовый зал, благодаря стараниям учеников, был красиво украшен в новогодней тематике. Народу собралось столько, что яблоку негде было упасть. Одноклассники выглядели непривычно нарядно и празднично, но веселое настроение почему-то так и не приходило.

– Маруся, расслабься. У тебя такое лицо, будто решаешь задачу по математике повышенной сложности. Лимонадику? – предложила Лерка.

– Я не люблю, – скорчила недовольную мину.

– А все же? – подруга загадочно сверкнула глазами, давая понять, что в протянутой бутылке находится что-то горячительное.

– Что там? – заинтересовалась я.

– Ничего такого, от чего снесет крышу, не бойся, – заверила девушка.

Взвесив все за и против, пришла к выводу, что действительно не помешает немного расслабиться, и сделала пару глотков. Обжигающая горло жидкость сразу же растеклась по всем клеточкам тела, даря покой и ощущение счастья. Я почувствовала себя настолько хорошо, что тут же схватила подругу за руку и потащила в центр танцпола, чтобы плясать до упаду несколько часов кряду, лишь иногда делая перерывы, чтобы отдышаться на свежем воздухе и промочить горло все той же «живой водой».

Когда начался медляк и Лерку пригласил Коля, я направилась было к стенке с твердым намерением простоять там всю композицию и с выражением крайней заинтересованности втыкать в телефон, но на полпути меня остановила чья-то стальная хватка.

Обернувшись, увидела напротив Диму Мартынова – и внутри что-то оборвалось. Меня начало потрясывать от волнения, что было совсем некстати.

– Потанцуем? – твердо спросил он, но я успела заметить неуверенность во взгляде.

– Д-да, – протянула руку, наспех убедив себя, что в танце с одноклассником нет ничего предосудительного, а отказаться будет неприлично.

Дима крепко прижал к себе и умело повел в танце. Я чувствовала себя фарфоровой куклой в его сильных руках. Не хотелось останавливаться.

Кружась в танце, в один из моментов мы приблизились к паре Леры и Коли, и я словила на себе недоуменный взгляд подруги. В ответ, как бы извиняясь, пожала плечами, будто пыталась сказать, что сама не понимаю, как так произошло. К моему огромнейшему стыду, Дима это заметил.

– Стесняешься? – прямо спросил он.

– Нет, ты что? Это мы о своем, – соврала я.

– Едешь на дачу? – он сразу же перевел тему, поэтому я так и не поняла, поверил ли в мое оправдание.

– Я планировала сразу домой, но сейчас и не знаю. Бал скоро закончится, а мне хочется продолжения праздника, – призналась я и тут же спросила. – А ты едешь?

– Да, – однозначно ответил парень.

Через часа полтора мы почти всем классом развлекались на даче Коли. Парень заранее подготовился, затарившись несколькими ящиками пива, коробками сухариков, чипсов, чая, печенья и конфет. На всю громкость орала музыка, поэтому, чтобы услышать друг друга, приходилось кричать.

Было так весело, что я, позабыв о принципах, распивала алкоголь вместе с ребятами. Даже не заметила, в какой момент пропали Лера и Коля, а у меня перед глазами все поплыло. Стало настолько плохо, что я испугалась. Попытка встать потерпела крах. Никогда ничего подобного со мной не происходило, поэтому не понимала, как себя вести дальше. Все всегда было под контролем, а сейчас тело меня не слушалось. В момент, когда готова была разрыдаться, подхватили знакомые руки со стальной хваткой.

Дальше все было, как в тумане: Дима вывел меня на свежий воздух и, вроде, говорил дышать глубже, но я не разбирала слов и видела только его глаза… в них было столько беспокойства и заботы, что остро захотелось обнять парня…

Когда подошла ближе, одноклассник замер. Его зрачки расширились, но в какой-то момент Дима тряхнул головой, будто отгоняя наваждение, и продолжил говорить что-то успокаивающее. Потом он предложил отвезти меня домой, но я понимала, что к родителям в таком состоянии нельзя, о чем тут же ему сообщила.

Дима убеждал, что через пару часов должно стать легче, и предложил вернуться к ребятам. Я согласилась, но не смогла слушать эту ужасную музыку, с такой силой бьющую по ушам и голове, поэтому мы поднялись в одну из комнат на третьем этаже, где долго разговаривали с выключенным светом.

Одноклассник казался таким хорошим, что в какой-то момент захотелось его поцеловать. Желание оказалось сильнее меня, захватив всю сущность и заблокировав мысли. Потянувшись к парню, я осторожно прикоснулась своими губами к его. Дима не оттолкнул, а ответил горячо и страстно, но вскоре отстранился, и, тяжело дыша, произнес:

– Маринка, я же не железный, прости, – противореча сказанному, он снова с силой меня поцеловал.

Не поняла, за что он извиняется, ведь нам так хорошо вместе. И происходящее казалось самым правильным, что может быть. Я хотела чувствовать тепло парня ближе и ближе, не могла насытиться поцелуями. Единственной преградой между нами была одежда. Она раздражала – и я начала буквально срывать с себя платье. Дима последовал моему примеру. Каким же кайфом оказалось ощущать его тело своей кожей. Вот-вот должно было произойти что-то крутое, мы должны были стать одним целым… но вдруг Дима пришел в себя и отстранился:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4