Мики Лазович.

Избранник. Борьба духов



скачать книгу бесплатно

© Лазович М., 2017

© СУПЕР Издательство

Пролог

Существует притча о том, как Бог прогнал из рая своего самого могущественного ангела, покусившегося на трон, и сверг его во тьму ада, назвав дьяволом. Бог продолжал помогать Своему народу на земле, и они расселились повсюду. Он давал им всего вдоволь. Кто-то обладал одним, а кто-то другим, но люди делились друг с другом, и никто не знал нужды.

Видя, как Бог любит смертных, склонных к греху, дьявол посетил их. Он преобразился в человека, забив все карманы и несколько мешков разными монетами, сделанными прошлой ночью в своем адовом царстве. Затем смешался с людьми на рынке и начал ввязываться в каждую сделку. Дьявол говорил, что он послан Богом даровать им монеты для торговли. Меньшие монеты стоят меньше, большие – больше. Так люди будут теперь мерить цену всему. За ценное давать больше монет, а за вещь попроще давать монет или денег поменьше. Невозможно станет за корову отдать мешок картошки или свинью – за курицу. Если, например, забьют свинью, то всю семью можно кормить минимум десять дней, в то время как курицы не будет достаточно даже на один обед. Люди его поняли и с восторгом приняли это предложение. Дьявол разделил монеты между всеми по порядку. Произнес речь, от которой каждый был в восторге:

– Все вы получили одинаково денег и теперь можете купить все, что хотите. От вас зависит, сумеете ли вы увеличить ваши деньги. У кого их будет больше, тот сможет больше себе купить, даже блаженство на небесах. Желаю удачи.

Каждый хотел что-то сказать, спросить, держа свою долю денег, в то время как дьявол внезапно и незаметно исчез. Только пастух, отдыхавший в тени куста, услышал случайно оброненные им слова:

– Народ Божий, знаю, Бог любит вас, но не могу иначе отомстить ему, кроме как с вашей помощью. Я посеял зерно ненависти и зла, теперь оно начнет расти, вы будете обманывать, убивать и продавать за него. И все вплоть до собственной души потеряете. Из-за него вы будете грешить, и Бог вас отправит ко мне во тьму ада. Так отомщу народу Божьему. Пройдет время, и мое семя зла завладеет миром. и, когда дети начнут продавать родителей, а родители – детей, наступит мое царствование, я стану хозяином Вселенной. Тогда вы, люди, за деньги продадите Бога, сотворившего вас.

После этих слов дьявол покинул Землю, а перепуганный пастух, увидев, что это странное явление исчезло, бросился к людям, крича во весь голос. Все его выслушали, но никто ему не поверил.

Только Бог, увидев, что народ идет путем, которого Он не желал, взял перо и пергамент и принялся писать Книгу спасения о человеке, который будет назван Избранником. Только ему одному будут открыты тайны этих записей до момента наступления и спасения человечества от зла и пропасти, которая его ожидает. Господь послал Сына Своего указать людям на сотворенные грехи, научить, как сойти с дороги, ведущей в ад. Создал пророков среди них, открывающих путь к царству Божьему, к Сыну Его, посланного вылечить их от болезней и взять на свои плечи бремя греха.

Чтобы они, освобожденные от всего этого, вновь посвятили себя Богу и больше не грешили.

Руками своими лечил Сын Божий всех неизлечимо больных, демонстрируя силу и славу Божью, многих укрепляя в своей вере. Его приход многим людям открыл глаза, и они воистину обратились к Богу, веря в каждое сказанное им слово. Но были и те, кто не верил ему. Представители власти и священники, не веря, что он Сын Божий, и видя, что люди все чаще идут к нему, испугались, что потеряют свое влияние, нашли трех ложных свидетелей и обвинили его в богохульстве. Осудили его и распяли на кресте. И тогда сказал Господь, что так воплотились Его слова, сказанные через пророка. Правители подумали, что убили его, но на третий день на крыльях ангела Господь взял его тело, отнес в царствие Свое и поставил около Своей правой руки, а его дух остался на земле, чтобы предстать перед учениками и верующими, послушавшимся его словам. Через сорок один день и дух его нашел покой в царстве Отца.

Господь решил наказать народ на тысячу лет за дело, совершенное над Сыном Его. Затем в мир придет первый Избранник, имеющий силу руками своими помогать людям, как это делал Сын Его. Будет дано ему и многое другое. Ценой собственной жизни и жизни своей семьи не смеет он рассказывать об этом или использовать свою силу для получения материальной выгоды. Все знания, которые ему открыты, он должен передать следующему Избраннику. Эти знания в полной секретности должны передаваться из поколения в поколение, или от Избранника к Избраннику. Каждый Избранник будет духовно связан с предыдущим Избранником, который будет его беречь и помогать принимать решения.

Тогда Бог понял, что такого человека очень быстро заметят люди и из зависти уничтожат, как и Сына Его. Он решил многим дать Свою силу в руки, чтобы помогали народу, и, таким образом, скрыть след настоящего Избранника. Поэтому сейчас, две тысячи лет спустя, люди в сомнениях, кто же является настоящим, а кто просто его копия. Так написано и в Библии: «Появятся многие, но только один будет настоящим. Когда Его слуга, который пытался свергнуть Его с престола, захватит власть и станет абсолютным господином неба и земли, тогда Господь со Своим сильным Избранником противостоит силе зла, и человечество снова вернется к правильному пути».

До тех пор Избранник должен оставаться скрытым среди похожих и никому не выдать Божьих тайн.

1

Время перерыва в лекции. Марко, оператор съемочной группы, вернулся из отпуска. Он принес много всего, и поесть, и выпить. После обычных вопросов «как провел отпуск?», «отдохнул ли хоть немного?» он начал рассказ, заставляя забыть про еду и выпивку. Даже директор включился и слушал Марко.

– Дорогие друзья, по настоянию моего отца, я должен был первые несколько дней отпуска, вместо моря, провести в селе в Черногории. Вы все знаете, что я черногорец по происхождению, и в то, что случилось со мной, нелегко поверить. Много лет отец упорно просил отвезти его в родное село, чтобы навестить брата. После небольшой дискуссии с женой решили, что оставим его там, в доме у родственников, и продолжим путь к морю. На обратном пути заедем и заберем его. И волки сыты, и овцы целы.

В конце концов моя жена согласилась, а дети – как дети, не имеет значения куда, лишь бы ехать. Итак поехали. Путь как путь, ничего особенного. Но когда доехали до того села, я был воодушевлен. Нетронутая природа. Блаженство и покой, которые трудно описать, если не испытаете. Подъехали к дому моего дяди. Дядя и тетя тепло встретили. Смотрю на отца, а у него глаза сияют, как будто в тот момент заново родился. Братья обнимаются со слезами на глазах. Действительно, давно не виделись.

Тетя, как настоящая хозяйка, начала кричать на мужа:

«Мишо, что стоишь как статуя и не ведешь гостей в дом? Как я рада вас видеть! Заходите поскорей! – похлопывает нас с женой по плечу. – Ну-ка, дети, заходите в дом! Там будем разговаривать, а не стоять возле дома под солнцем», – подталкивает отца, и все мы потихоньку входим в дом.

Повели разговор обо всем, в то время как тетя старательно готовит еду. На столе появились разные вкусности. Так за обедом все постепенно приходит на свои места. Все расслабились. К моему удивлению, жена начала объяснять, что мы задержимся у них на два или три дня, а затем продолжим наш путь к морю. Все согласились. Вышли из дома. Расселись у стола под старой шелковицей и продолжили наш разговор, в то время как жена и тетя мыли посуду. В этот момент по дороге мимо нас проходила женщина. Мой дядя встал, поздоровался и пригласил ее зайти на чашку кофе. Спустя некоторое время он вернулся и сказал, что это очень уважаемая доктор, работающая в их селе.

«Да, брат, как все изменилось! – произнес мой отец. – А помнишь, в наше время? Или ходили к доктору отсюда, из Мурини, в Беране, или отвели бы нас туда, – показывает рукой, – в Велику, к Гацо. А он бы вылечил лучше всякого доктора».

Ну сколько можно? Отец точно впал в детство! Опять и опять возвращается к тем же историям, которые я слышал уже много раз! Рассказы об одном чудаке.

«Перестань, пожалуйста, – я прерывал его уже сотни раз. – Знаешь ли ты, отец, который сейчас век? Кто бы услышал тебя, назвал бы безумным!»

Бесчисленное количество раз предостерегал я его, когда тот начинал их рассказывать. Не запрещал их рассказывать детям, но сам никогда не слушал. И вот он снова начинает, как обычно. Я был уже готов взбеситься, когда мой дядя начал подтверждать его слова. Боже мой, это возможно или я схожу с ума? Я начал прислушиваться к тому, что годами считал невозможным. Оба говорили об этом человеке как о великом чудотворце, а я слушал и слушал, впитывал каждое слово, как высохшая земля воду! Как это возможно, что он существовал, жил почти до конца двадцатого века, и о нем знает так мало людей?!

«Миро, пойди к Раденко и позови его», – сказал дядя моей тете, чтобы позвала соседа. Она ушла и быстро вернулась, сказав, что тот занят работой, но придет около восьми.

Приятная летняя ночь. Слышится стрекот сверчков и ночные птицы. Село, люди мои, – это вам не как здесь, у нас в Белграде. Мир. Тишина. Дети заснули, а мы опять под шелковицей сидим, говорим о человеке-чудаке, и каждое слово стоит особого внимания.

Раденко рассказал, как у него несколько дней была высокая температура и головная боль. Водили его к доктору в Беране. Делали уколы, принимал таблетки, но ничего не помогало. И только тогда повели его к тому чудаку, который положил свои руки ему на голову и подержал нескольких минут. Раденко ощутил, как будто от тепла в голове все вскипело. С тех пор у него никогда не болела голова.

Рассказывает Раденко, потом мой отец, за ним дядя, – один за другим, а я слушаю и не могу поверить. Так просидели до одиннадцати вечера. Договорились, что завтра вечером опять встретимся. Позовут еще соседей и соседок, которые бывали у того чудака, и те расскажут свои истории. Все хотели рассказать мне историю, потому что знали о моей работе на телевидении и надеялись появиться в какой-нибудь передаче. Всю ночь ворочался в кровати. Не мог спать. Дорогой Боже, как это возможно, что эта история годами была перед моими глазами, а я не увидел ее?

На следующий вечер у дяди собрались еще шестеро. Каждый терпеливо ждет, когда сможет рассказать про свое. Наконец-то появился кто-то, кто сможет передать историю дальше. То, что знают эти несколько людей, должна знать вся остальная часть человечества.

«Э, сын мой, – начала первой свою историю соседка Гордана, потому что торопилась вернуться домой. – Скажу тебе, что я очень того человека уважала, поверь, и боялась. Он часто проезжал на своем коне по дороге в Плав. Там обычно что-то покупал, возможно, заезжал к знакомым, чтобы занести мазь или отвар, и возвращался. Так было и в тот день. Я готовила варенику[1]1
  Вареника – блюдо национальной кухни из молока или виноградного сока.


[Закрыть]
. Большую кастрюлю, вот такой ширины! – показывает руками, как замотала фартук на ручки кастрюли. – Жду. Вареника кипит, и я только хотела снять ее с плиты, как кто-то из детей крикнул: «Смотрите, дед Гацо!» Видать, суждено мне было так толкнуть эту кастрюлю, чтобы все двенадцать литров кипящей вареники вылились на меня. «А, ах!» – вскрикнула я от неожиданности как встревоженная птица. Печет как огонь. Вот-вот упаду в обморок. Все кинулись ко мне. Дети начали плакать, а Саво мой всполошился. Я упала рядом с плитой, вареника ошпарила мне лицо. Надулся пузырь от подбородка и почти до глаза. Саво пытается снять с меня одежду. Посмотри-ка! – Гордана показывает часть плеча, где когда-то кожа была обожженной и ободранной. – Тут еще заметен шрам от ободранной кожи. Это случилось, когда Саво снимал с меня рубашку. Открылась дверь, и в тот же миг как будто все остановилось и успокоилось. Поверь, сынок, пропала вся боль. Входит Гацо как приведение Божье.

«Тихонько, Саво, тихонько, с Божьей помощью все будет хорошо!»

Саво плачет и причитает, а дети сбились в кучу и скулят, с руками, прижатыми к губам.

«За что мне это, Гацо? Посмотри-ка, что случилось с моей прекрасной Гочей!» – хотел было Саво обнять меня и, если возможно, защитить от всей боли. Слезы безысходности скользили по его лицу.

«Постой, Саво, – остановил его Гацо за руку. – Так ты ей не сможешь помочь, лишь только кожу снимешь! Пусти меня и не бойся».

Подошел ко мне этот человек, про которого я слышала, что у него горячие руки. Он их вот так повернул ко мне, и я, вместо жара, почувствовала, как какая-то сила охлаждает меня будто снег и лед. Ощутила, как будто снег и лед льются на мое тело.

«Саво, дай-ка воды из колодца!» – сказал Гацо.

В тот момент ощутила такое спокойствие, что, казалось, засыпаю. Все успокоились. Саво вышел и принес воды. А перед домом уже собрались соседи. Все притиснулись к окнам и дверям, чтобы увидеть, что происходит. Удивительно – никто ни о чем не спрашивает. Наш сосед Джоко наполнил ведро водой и принес Саво. Тот передал его Гацо, а он вылил эту воду на меня. Посмотри, сынок. Здесь вода холодна как лед, только мне показалась теплой.

«Я сейчас…» – сказал Гацо и пошел к своему коню.

Люди сейчас же сделали для него проход, он из сумки взял какую-то свою лечебную мазь, ни с кем не здороваясь. Входит внутрь и начинает намазывать меня этой мазью. Сначала лицо, потом тело, я даже сумела без боли снять одежду.

«Э, извини, – сказал мне он. – Оставшиеся места, где тебя вареника ошпарила, сама намажешь. Потом подожди минут пятнадцать и переоденься, а пока твоя Злата сварит нам по чашечке кофе. Злата, дочка, умеешь варить кофе?» – спросил он ее, а я, клянусь вот этим крестом и Господом Единым, совсем не чувствуя боли, пошла в другую комнату.

«Умею, дедушка, как не уметь!» – слышу, как моя Злата отвечает, и вижу, как он идет между людьми и здоровается с ними.

Саво прихватил бутылку и разливает ракию[2]2
  Ракия – крепкий алкогольный напиток, широко распространенный на Балканах.


[Закрыть]
людям, приговаривая:

«Я смотрю, ей уже много лучше!»

Предложил выпить и Гацо, но тот отказался, мол, не смеет пить ракию, когда помогает людям. Перед домом все разговаривают, обсуждают, что со мной произошло. Прошло лишь пятнадцать минут, и я, уже переодетая, появилась на пороге. Такое молчание и тишина есть только на том свете. Никто не шелохнется. А я смотрю на них и не понимаю ничего. Боже, может, я сплю? Хотела прикоснуться к щеке, где у меня был вздувшийся волдырь. Ни боли, ни волдыря. В тот момент как будто все пробудились и одновременно принялись задавать каждый свой вопрос. А Гацо? Он опрокинул последний оставшийся глоток кофе, подошел ко мне, забрал мазь, которую я еще автоматически стискивала в руке, и пошел к своему коню.

Саво первым пришел в себя. Схватил его за руку и начал благодарить, спрашивая, сколько он должен ему за спасение моей жизни.

«Саво, брат! – раздались мягкие успокаивающие слова из его уст. – Кто я, что ты благодаришь меня, кто я, чтобы мог спасти чью-то жизнь! Это все Божья воля и Божий промысел, который послал меня, чтобы через меня опять прославили имя Его».

Вот так, сынок, это история из моей жизни, в которую тяжело поверить, но, клянусь тебе, правдивая. Такой была моя встреча с этим божьим человеком, которого называли впоследствии разными именами».

Другую историю начал Перо. Она не менее интересна, чем первая.

Он рассказывал так:

«Посмотри-ка, сынок. Знаю, что пределы медицины, как и техники, расширились до совершенства, но в то же время вместе с высокоразвитой техникой и самой современной медициной никто не может помочь даже тому, кто имеет все сокровища мира. Э, так было и со мной. Поднялась температура до сорока. Пошел в Беране. Меня осмотрели и срочно отвезли в Подгорицу. И там не знали, что происходит со мной. Направили в военную медицинскую академию в Белград. Температура не падает целых двадцать дней, и я таю, как снег на солнце. Сбросил целых двадцать килограмм. Родители сходят с ума. Врачи говорят: «Готовьтесь к худшему». Жена плачет, не переставая. Пришел к нам один родственник спросить о моем здоровье. Предложил пойти к Гацо, может, он мне сможет помочь. Родители без размышлений отправились к нему, готовы были отдать все, что имеют. А мои родители были в селе самые бедные. Он встретил их как родных. Принял как дорогих гостей и сказал, что отправится с ними прямо в Белград. Захватил с собой травы, корни и пришел. Я тогда был без сознания. Мой отец позже сказал, что он там был, ставил руки на меня, дал мне какой-то отвар, который сварил на кухне в больнице, и я его принял. Сказал отцу, чтобы он ждал его у меня. А сам отправился увидеться с Зораном, сыном Васо. А я тем временем через полчаса пришел в себя. Температура упала, как будто ее и не было. Врачи были поражены. Сделали все анализы повторно. И они показали отличные результаты. После утренних анализов выписали меня из больницы. Мы только вышли, как нам на встречу идет Гацо.

«Что же вы? Хотели уйти без меня? Ээ, невозможно!» – пошутил он, и мы пошли все вместе.

Нас ждал Зоран и подвез до автобусной станции.

«Э, мой дядя Джуро! – говорит Зоран моему отцу. – Не поверишь, но я могу поклясться своими детьми, что вчера вечером сам президент Тито звал нашего дядю Гацо посетить его».

Я встал как вкопанный, когда услышал это. Не шутка, сын мой, попасть к Тито.

Позже дед мне рассказал, что он воздействовал на Тито, чтобы тот позвал его на разговор. Сказал мне, что тренировался воздействовать на сознание людей, поэтому решил испробовать это на одной из самых влиятельных личностей того времени. Тито принял его, и все прошло хорошо, а когда дед ушел, Тито тряхнул головой, как будто проснулся ото сна.

Мы вернулись домой, и еще долго в селе говорили о том, как Тито звонил, чтобы поговорить с самым мудрым человеком Черногории. Говорят, что они фотографировались, были люди, видевшие их фото, в том числе и мой отец Джуро, когда приходил домой к Гацо. Старики говорят: «Коза обманет, рог правду скажет». Такая вот, сынок, эта история из моей жизни, где я убедился, что его энергия и травы да коренья много действеннее, чем все таблетки и уколы этого света».

Третью историю начал Томо:

«Слушай, сынок, мой случай немного иной. Скажу только, что я бывал у того человека не раз и всегда он помогал мне.

Однажды я завернул к нему, больше чтобы навестить. А у него там какие-то мужики и бабы. Бог знает откуда пришли. Я приветствовал всех и сказал:

«Не хочу засиживаться, но я пришел, чтобы поблагодарить, и хочу тебе сказать, что от моей тяжести и боли в ногах ничего не осталось. Смотри-ка, стою как скала! Никакая сила не может меня сдвинуть с места».

«Ты так думаешь, Томо?» – спрашивает Гацо своим тихим голосом.

«Я так не думаю, я знаю, Гацо», – ответил я ему.

«Хорошо, Томо, тогда не сердись, но хочу тебе что-то показать».

«А за что, Гацо, мне сердиться? Отсеки мне руку – не рассержусь на тебя».

Тогда он протягивает руки ко мне. Мгновение, – и я почувствовал, как какая-то сила проходит через мое тело. Вдруг мое тело начинает само двигаться туда-сюда, вперед-назад. Руки зажаты вдоль тела, а сам сгибаюсь чуть не до земли. Подумал, что сейчас упаду, но какая-то сила меня опять поднимает. А ведь и пальцем ко мне не притронулся… Боже мой, чуден человек, и чудные силы в нем обитают.

Такова моя история, сынок. Не длинная, но чудная да истинная».

Тут Марко вдруг говорит:

– А теперь обратите внимание на следующую историю. По мне, она самая интересная. и, если задуматься, многое объясняет.

«Послушай сейчас меня, я тебе расскажу что-то. Знаю, что невозможно в это поверить, но здесь все село и они могут подтвердить, – начала свою историю соседка Люба. – Моего мужа Микана свалил инсульт. Отнялась рука и нога. Слова не может сказать. Лечили его все доктора Черногории. Мой сын-доктор. Да только все равно. Ни он, ни другие не могут помочь. Остался неподвижным. Не шелохнется. Ничего не говорит. Все возможные процедуры и терапии не дали никаких результатов. Когда узнавали о каких новых, сразу вели его туда. Ничего не помогало. А он смотрит на нас, как будто хочет сказать что-то, но не может. Так прошло шесть месяцев. Мы потеряли всякую надежду на его выздоровление. Приходят родные и соседи навестить его. Пришел Панто, сын Стояна. Он живет на краю села. В разговоре он упомянул Гацо. В тот момент мой Мика как будто получил какую-то силу. Начал кивать головой, пытаясь что-то сказать.

«Что, Микан? Что тебя так встревожило? Тебе плохо?» – спрашиваем мы, а он только машет головой.

Тогда Панто говорит:

«Мне показалось, что он разволновался, когда я вспомнил…»

Тогда Микан опять закивал головой, и тут я спросила:

«Микан, надо вести тебя к Гацо?»

Он опять кивает. Э, сынок, стало мне ясно, почему он так тогда смотрел. Хотел сказать, чтобы вели его к Гацо, да не мог. Мы собрались и с Богом и тяжестью на сердце повели его. Принял нас человек. Все как надо, и начал работать с ним. Куда ведет рукой, туда и у Микана двигается рука или нога. Весь мокрый от пота, аж с подбородка вода капает.

Остановился, вдохнул немного воздуха и начал нам объяснять:

«Смотри-ка, Люба. Не хочу тебя обманывать. Никогда не лгал и сейчас не хочу. Его состояние очень плохое. Только одно меня радует. Показывает мне, что еще проходит мало энергии так, что едва на пальцах чувствует. И что теперь… Эту болезнь так и так не вылечить за два-три массажа. Это, Люба, все равно что гладишь, а кабель утюга перегорел. Так и у него. В мозге сгорел нерв, передающий команды телу. Сейчас тело не понимает, чем двигать. Меня радует и та небольшая энергия, что еще проходит через него. И эта малость для меня – большой показатель. Но послушай. Легче мне верхом на коне доехать до вас, чем вам его носить. Я буду приходить к вам пятнадцать дней, пока он не станет ходить сам».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13