Михаил Михеев.

Рожденные в огне



скачать книгу бесплатно

Кают-компания встретила его мягким, притушенным светом. Можно было усилить яркость, разогнав эту расслабляющую, почти интимную обстановку, но – зачем? Вассерман попросту выгреб из стоящего в углу холодильника кучу мелочевки, которую кок оставлял как раз на подобный случай, специально припасенный лично для него пакет с выпечкой и, прихлебывая густой и алый, словно кровь, томатный сок, приступил к трапезе. Только вот спокойно набить брюхо этой ночью ему не дали.

Шаги Вассерман услышал издали. Негромкие, но самую малость неуверенные. Услышал – и узнал, благо на его корабле все ходили достаточно бодро, с физической формой у космонавтов дело обстояло неплохо, а у десантников и вовсе отлично. Ничего удивительного, профессия военного на планете была сейчас невероятно популярна, и у новобранцев кондиции колебались в узком промежутке между отличными и невероятными. На фоне молодежи «старики», ветераны в двадцать лет, тоже старались не отставать, что делу шло лишь на пользу. А потому такая походка, выражающая крайнюю степень усталости, была лишь у одного человека.

Кстати, человек этот старательно скрывал физическую слабость. Точнее, то, что быстро уставал. Крепился изо всех сил и в другое время не отличался от прочих, но, когда считал, что никто его не видит, расслаблялся. Плечи немного опускались, походка становилась такой вот, как сейчас. Расслабляться он себе позволял редко, но от зоркого ока командира ничто не могло укрыться. Вот и сейчас засидевшийся в кают-компании Вассерман услышал его приближение издали и, когда он, ничего не подозревая, вошел, даже не обернулся. Лишь сказал:

– Что, Евгения Леонидовна, не спится?

– Ой!..

– Не бойтесь, я не кусаюсь.

– А я и не боюсь, – дерзко, чтобы скрыть испуг, отозвалась Камова, решительно направляясь к кофейному автомату. Походка, что характерно, стала уверенной, едва ли не строевой. – Просто не ожидала кого-то здесь увидеть.

– Я, откровенно говоря, тоже. Не спится?

– Да. Вроде бы устала, а никак не усну. Со мной такое бывает.

– Ну, тогда садитесь, пейте кофе… Круассаны любите?

– Люблю, – почему-то смущенно ответила Камова.

– Это хорошо. На камбузе не ищите, наши оглоеды все сожрали. Присаживайтесь, – Вассерман кивнул на стул напротив себя. – У меня здесь запас. Хе-хе, стратегический.

Увидев размеры «стратегического запаса», девушка лишь уважительно присвистнула и, не чинясь, села. Все же в ней, как, впрочем, и в самом Вассермане, несмотря на погоны, от штатского человека оставалось куда больше, чем от офицера. И аппетит тоже был хороший. Вассерман улыбнулся:

– Вам бы многие позавидовали там, на планете.

– Это почему еще? – спросила Камова. С набитым ртом слова у нее выходили вполне понятно, но немного смешно.

– А вам не опасно пополнеть.

– И почему вы в этом так уверены? – Евгения от любопытства даже жевать перестала.

– Ну, я самую малость напряг память и вспомнил вас. Ну, в смысле, какой вы были тогда.

За три года вы не поправились. Это притом, что поесть вы любите.

– Зато вы, профессор, успели изрядно похудеть, – честное слово, Вассерман будто воочию увидел, как у Камовой поднялись иголки, будто у атакованного дикобраза. – Жена не кормит?

– А у меня ее нет, – пожал плечами Вассерман. – И никогда не было. А похудел… Знаете, когда у вас будет свой корабль, я посмотрю, как вы начнете терять в габаритах. Но мне было проще.

– Думаете?

– Знаю. Пока толстый сохнет, худой сдохнет. Впрочем, вам, я вижу, тема не очень приятна. В таком случае, перейдем к следующему пункту. Представление на следующее звание и на орден я вам подписал. Вернемся домой – адмирал утвердит.

– Уверены? – в голосе девушки звучал скептицизм.

– Мое – утвердит, – уверенно, с ноткой легкого превосходства заверил ее Вассерман. – Да и потом, заслуги ваши неоспоримы, тут никто не придерется. Кстати, у вас неплохо получается вести переговоры. Эти умники поверили вашим словам с первого захода. Даже я столько с них вряд ли стряс бы, да еще в такие рекордные сроки. Правы те, кто считает, что в каждой женщине сидит актриса.

– Я не играла, – безразлично пожала плечами Камова, с аппетитом вгрызаясь в очередной круассан. – Я знала, чего боятся те, кто считает себя истинными евреями, и обещала им как раз это.

Да уж, чем угрожать – она знала, с этим не поспоришь. Для Вассермана аргументы неприятные, но не критичные, для местных же… Разумеется, у барана свой взгляд на шашлык, но он мало кого интересует. Пространства для маневра Камова своим оппонентам просто не оставила, проведя весь процесс переговоров с математически выверенной логикой. Впору гордиться такой способной ученицей. Кавторанг поморщился и осторожно спросил:

– И вы бы сделали все, что обещали?

– А вас это удивляет?

Вассерман на секунду задумался. Действительно, то, что пообещала иерусалимцам эта симпатичная и хрупкая на вид девушка, было страшно и притом легко осуществимо. И говорить правду в этом случае легко. Правду вообще лучше всего говорить из танка. Интересно…

– Нет страшнее врага, чем женщина, – усмехнулся он.

– При чем тут вражда? – искренне удивилась Камова. – Имелась задача, имелось разрешение использовать для ее выполнения любые наличные средства.

Она и впрямь не играла, это Вассерман понял совершенно точно. Случись нужда – и выжгла бы планету на километр в глубину. То, на что сам Вассерман никогда бы не решился. И ведь не чудовище перед ним, а… кто? Бывшая студентка, офицер… Камова подняла глаза, чуть заметно улыбнулась:

– Не надо считать меня сволочью. Стервой – да, можете, а чудовищем не стоит. Просто я не вижу нужды щадить врагов. Их, в конце концов, никто не просил лезть в чужие дела.

Да, повторяет его собственные слова. Не дословно, но смысл понятен. Просто звучит непривычно – женщины редко говорят подобное. Не потому, что эмоций таких не испытывают, а из-за привычки соответствовать мужским представлениям о них. Хрупкие, беззащитные существа… от которых нет спасения. Эта хотя бы говорит то, что думает.

– Извините, – это короткое слово далось Вассерману тяжело. Извиняться он не привык – банально потому, что редко ошибался. Разве что между своими, но там все воспринималось иначе. А здесь и сейчас, да еще разговаривая с подчиненной… Однако же и поступить иначе он не мог, если не прав, не стоит упорствовать в собственной ошибке, тем более в глазах других людей.

– Да не за что. Спасибо за круассаны. Я, пожалуй, пойду.

Вассерман проводил девушку глазами, потом усмехнулся и вдруг бодро забарабанил пальцами по краю стола. Только что у него родился план. Оставалось лишь надеяться, что ему удастся уговорить бывшую студентку на аферу. Впрочем, уговаривать женщин он всегда умел. Хихикнув мысленно, профессор встал и направился в свою каюту. Эту ночь он спал без кошмаров…


Планета Урал. Это же время

Старинная, но все еще иногда исполняемая песня «А за окном то дождь, то снег» для этого места не подходила категорически. Хотя бы потому, что никакого дождя не шло, а снег лежал постоянно, закрывая горные склоны пушистым, серебрящимся в дневном свете одеялом. Чистота его здесь была неимоверная, в полном соответствии с гордым статусом лучшего на планете горнолыжного курорта, деликатно отпугивающего простых людей запредельными ценами.

Небольшое, аккуратненькое здание госпиталя, приткнувшееся на склоне, в ландшафт вписывалось идеально. Ничего удивительно, это вам не хухры-мухры, а реабилитационный центр для высшего комсостава планеты, в его палатах ниже полковника никого в жизни не бывало. Тем более лейтенантов, даже с приставкой «капитан-». Но все случается в первый раз, и развалившийся на удобной кровати, в которую, при желании, можно было упихнуть еще и пару-тройку медсестричек, пилот по фамилии Кольм был этому правилу наглядным подтверждением.

Кстати, медсестры Кольма вниманием не обходили, намеки делая весьма прозрачные. А чего? Молодой, в отличие от подавляющего большинства пациентов, собой недурен даже сейчас, а что званием не вышел – так то ж пока! Кого попало сюда не направляют, и сам факт того, что пилота лечили по-генеральски, говорит о том, что кадр оч-чень перспективный. Перед таким и задницей покрутить не грех, тем более урону от сего действия в любом случае никакого, да и сил затрачивать не нужно.

Впрочем, Кольму было пока что не до прекрасного пола. Сейчас, после курсов экстренной регенерации и интенсивной терапии, когда пилота буквально выдернули с того света, он больше напоминал скелет – мышцам при таком лечении достается изрядно. В докосмическую эпоху после таких ранений, а впоследствии еще и перегрузок, асфальтовым катком прошедшихся по кое-как залатанному и недолеченному организму, не выживали. В нынешнюю эпоху – всего-то три дня в госпитале, но восстанавливаться придется ой как долго. Как раз в последнем медицина особых успехов так и не достигла, упершись в естественные ограничения человеческого организма. Так что месяц здесь, а потом еще неизвестно сколько долечиваться. И не факт, что удастся восстановиться полностью. Именно последнее обстоятельство тревожило Кольма больше всего.

Нет, он, разумеется, верил адмиралу. Если тот сказал, что ему без разницы мнение врачей, главное, чтобы справлялся человек с задачей, стало быть, так и есть. Но себе врать последнее дело. Если ты физически не способен управлять кораблем, значит, нечего и лезть за штурвал. С тем, что пилотировать истребитель ему заказано, Кольм уже почти смирился, но если и вовсе космос запретят… Тогда хоть стреляйся.

Черт его дернул рвануть на Урал так быстро? Полежал бы недельку, оклемался нормально. Конечно, оснащение госпиталя уральцев на Великой Нигерии и медотсеков их кораблей намного уступает тому, что есть здесь, но уж на ноги бы поставили точно. И, главное, не было нужды мчаться впереди паровозного дыма! На крайний случай, имелась возможность кого другого отправить, благо пилотов хватало. Нет – поперся сам. Идиот…

Так что сейчас капитан-лейтенант Кольм хандрил, что не мешало ему ходить на процедуры. Если есть хоть какой-то шанс восстановиться, надо его использовать. Тем более врач сказал, что еще через несколько дней можно будет гулять на улице и посещать спортзал, а там и до лыж дело дойдет. Все не так скучно. А то сидеть сиднем в палате, больше напоминающей хороший гостиничный номер, ему надоело в первый же день.

Неожиданный визитер заявился в тот момент, когда Кольм, развалившись в глубоком мягком кресле, читал новый, только-только появившийся в сети детектив. Книга оказалась интересной, но Кольма все равно клонило в сон – недавний обед сказывался. А кормили здесь, как на убой. Из блаженно-умиротворенного, плавно переходящего в нирвану состояния его выдернул вежливый, но притом уверенный стук в дверь, материализовавшийся через несколько секунд в очень крупного, упитанного человека с уверенными движениями и властным выражением лица. Довольно знакомого, кстати, не раз на экранах мелькал, плавали – знаем. И кто такое, и что такое, и почему серый деловой костюм стоит больше, чем месячное жалованье Кольма.

Несколько секунд оба внимательно рассматривали друг друга, потом визитер чуть брюзгливо поинтересовался:

– Сесть пригласите, или как?

– Ну, вошли вы без приглашения, – тянуться во фрунт Кольм не собирался. Пулям не кланялся, этому умнику тоже не будет. – Так что и сесть где, думаю, сами найдете. Да и поздороваетесь заодно, кстати.

К его удивлению, визитер не разозлился, а громко расхохотался, звучно хлопнув себя по упитанным ляжкам. Причем совершенно искренне смеялся, до слез. Потом вдруг разом сделал серьезное лицо, хотя глаза продолжали улыбаться.

– Однако же вы наглец. Именно таким вас Танька и описала.

– Э-э…

– Вы сами привезли ее письмо, на своем корабле, – пояснил Коломиец, усаживаясь в свободное кресло.

– Не имею привычки проверять чужую корреспонденцию.

– Очень похвальное качество, – магнат воровато оглянулся и извлек из внутреннего кармана плоскую фляжку и два складных бронзовых стаканчика. Плеснул в оба – по палате растекся густой коньячный дух – и протянул один малость ошалевшему пилоту. – Ну, вы знаете, кто я, мне известно, кто вы. За знакомство!

– А…

– А врачи пусть идут в задницу. Сейчас вам точно не повредит, я специально консультировался.

Коньяк оказался хорош. Правда, из закуски только фрукты, но и они пошли на ура. И лишь когда фляжка показала дно, Коломиец, вздохнув, сказал:

– Семен… Э-э-э… Петрович, мне не очень приятно об этом говорить, но… Вы догадываетесь, зачем я здесь?

– Из-за Татьяны, разве есть другие варианты?

– Гм… В логике вам не откажешь.

– Да какая тут логика? Тот факт, что вместо обычного госпиталя я попал в столь престижное заведение, можно еще отнести на счет уважения к моему командиру. Но вот ваше здесь появление, да еще и совместное нарушение режима… Таких, как я, в пять слоев и с горкой, и весовые категории у нас совершенно разные. Другое дело, что у нас есть общие знакомые, которых не так уж и много.

– Это точно. Что же плюс вашим умственным способностям. В таком случае, я сейчас изложу вам свою точку зрения, а вы не перебивайте – это здорово сэкономит время.

– Без проблем, – Кольм уселся поудобнее. В принципе, он уже подозревал, о чем с ним хотят поговорить. – Я весь внимание.

– Понимаете, Семен Петрович, – судя по тону Коломийца, тема ему была крайне неприятна, – мы все очень благодарны за то, что вы для нас сделали. У нас, знаете ли, не так много племянниц, а Таньку вы, если ей верить, спасли от верной смерти.

– Ну, там была такая неразбериха, что кто, кого и когда спас трудно сказать.

– Не скромничайте. Впрочем, главное не это. Татьяна отзывается о вас в самых восторженных тонах.

– Гм… Услышав такое от вас, я могу лишь удивиться. Мне казалось…

– Семен Петрович, – Коломиец вздохнул. – Не все ли равно, что вам казалось? Главное, эта сопля, похоже, в вас влюбилась по самые уши.

– Бывает…

– Да, бывает. И это очень плохо. Во-первых, отношения, возникшие в подобных обстоятельствах, редко бывают долговечными. Во-вторых…

– Во-вторых, мы из разных слоев общества, имеем разные материальные капиталы, образование и интересы. В-третьих, вы считаете, что она достойна большего и наверняка держите на примете кого-нибудь более перспективного. Из вашего круга. Может, и еще что-то, но суть не в этом. Я путаюсь под ногами, и вам очень хочется, чтобы мы с Татьяной Ивановной более никогда и ни под каким соусом не встречались. Я правильно вас понял?

– Вы излишне прямолинейны, но – да.

Кольм задумался. Его собеседник, по-своему интерпретировав паузу, негромко сказал:

– Если дело в…

– Стоп, – Кольм резко поднял руку открытой ладонью вперед. – Хотите предложить деньги, карьеру и покровительство?

– Я вам уже говорил, что вы излишне прямолинейны? – улыбка Коломийца была вымученной.

– Говорили. Мне ничего не надо, извините. Просто потому, что я изначально не строил насчет Татьяны никаких планов. Хотя бы даже потому, что все ваши аргументы просчитал еще раньше вас. Она хорошая девушка, и я не хочу ломать ей жизнь. Единственный вопрос. Инициатива ваша или ее родителей?

– Родители ее погибли в авиакатастрофе. Давно. Но инициатива и впрямь не моя. Жены.

– Я так и думал. Не волнуйтесь. Долечусь – и вернусь на корабль. А вы просто придержите ее на Нигерии пока что. Время пройдет – все забудется…

Коломиец уже давно ушел, на улице потихоньку смеркалось, и палату заполнял голубоватый полумрак, а Кольм все сидел в кресле, механически вертя в руках большое ярко-красное яблоко. На душе было гадко.

Самое смешное, к разговору этому Кольм был готов еще до своего возвращения на Урал. Несмотря на возмутительную для своего звания молодость, просчитывать варианты он умел отлично. Все же мозг пилота истребителя просто обязан работать не хуже тактического компьютера. Те, кто не может заставить его трудиться, очень быстро становятся мертвыми пилотами. То, что к нему кто-нибудь придет именно по этому вопросу, он вычислил давным-давно, морально был готов, считал расклады вполне логичными и справедливыми, а Татьяну рассматривал лишь как хорошего собеседника и храбрую, пускай даже и взбалмошную девицу. Все так. Только вот мерзкое чувство, что он кого-то или что-то предал, никуда не делось.

К черту! Пилот ощутил на руке что-то мерзкое и жидкое, и это ощущение разом вывело его из оцепенения. Яблочное пюре… Он так сжал это проклятое яблоко, что раздавил его. Оставалось лишь стряхнуть ошметки в мусороприемник и сунуть ладони под струю холодной воды, смывая неприятное ощущение. Вместе с ним уходили и эмоции, оставляя вместо себя холодное спокойствие.

Нет, в самом-то деле, какая разница? Он никому и ничего не обещал, ему тоже никто и ничего… Вон, если вконец припрет, то под боком имеется Одори, которая в госпитале дневала и ночевала, да и сюда уже наведывалась. Кстати, ей, пока Кольм геройствовал, стукнуло шестнадцать, и девчонка уже сейчас красива. Так что… Но все же, почему так мерзко на душе?


Планета Земля. Это же время

– Ты видел, что этот идиот сотворил?!

Кристофер оторвался от раскуривания сигары и поднял глаза, рассматривая Марка. Тот был взъерошен и неподобающе для человека его профессии возбужден. Хотя, конечно, в свете полученной им информации это было простительно.

– Во-первых, видел. А во-вторых, это не повод к тому, чтобы врываться без стука и с порога орать.

– Что значит орать? Ты что, не понимаешь, что этот дебил сделал?

– Ну, разумеется, понимаю. Спровоцировал войну на уничтожение, что же еще…

– И ты об этом так спокойно говоришь?

– А что мне, плакать, что ли? Все равно, изменить сейчас я уже ничего не могу. Да и ты, кстати, тоже. Наша беда в том, что сведения из дальних провинций мы получаем с колоссальным запозданием. Так что, прикажешь мне плакать и головой об стену биться? Это что-нибудь изменит? Сомневаюсь. Тратить нервные клетки просто так глупо.

Марк скрипнул зубами, но возразить по-прежнему невозмутимому подельнику было нечего. Действительно, отменить то, что уже случилось, да еще и давно, им не удастся. Оставалось лишь проклинать тот момент, когда он позволил втянуть себя в эту авантюру.

Когда на стол Марку положили доклад, он сначала решил, что это какая-то ошибка либо идиотский розыгрыш. В самом-то деле, существуют неписаные, но от того не менее обязательные к исполнению правила ведения войны. Их придерживаются все, даже выродки-восточники. И тотальные бомбардировки планет – это не просто военное преступление. Это объявление войны на уничтожение, и уральский адмирал начал именно ее. Даже, похоже, не подумав о том, что ставит этим под удар не только свою планету.

– Вообще-то, как военный военного я его неплохо понимаю, – Кристофер закончил наконец возню с сигарой и выпустил в потолок клуб ароматного дыма. – Хотя, конечно, наглость запредельная, я от него такого хода категорически не ожидал. Наш шустрый протеже неплохо посчитал расклады. Сектор-то у него тупиковый, второстепенный. Против него сейчас могут выдвинуть не так много сил, основная часть флота Ассоциации занята на других направлениях. А от той мелочи, которую бросят против Урала, он отмахаться шансы имеет.

– А что потом?

– А вот потом-то и начинается самое интересное, – Кристофер многозначительно поднял вверх палец и покрутил им в воздухе, разгоняя густой синеватый дым. – Фактически наш мальчик для битья ухитрился только что заставить нас воевать.

– То есть?

– Банально. Когда над нашими планетами нависнет угроза геноцида, когда правительство наконец поймет, что сейчас их всех, независимо от чинов и званий, начнут убивать… Давайте скажем честно, им все равно, что будет с народом, но на себя и своих детей им отнюдь не наплевать. И вот с этого момента есть реальные шансы на «Все для фронта, все для победы!».

– Весьма крамольные мысли, ты не находишь? – Контрразведчик, несмотря на свои внушительные габариты, просочился в комнату совершенно бесшумно. Так что на него обратили внимание, когда дверь уже негромко щелкнула, закрываясь. – Я про наше правительство, если ты не понял.

– То, что говорят во всех подворотнях…

– То не стоит повторять в штабе. Повесить не повесят, но бумагу накатают. Отмахиваться устанешь, а это делу во вред.

– Виноват, исправлюсь.

– То-то же, – контрразведчик добродушно махнул рукой. – Впрочем, я с тобой согласен. Другое дело, нам надо думать, что делать дальше.

– А что делать… Сейчас Александрову надо подбросить подкреплений. Если он и впрямь сумеет отбить атаку восточников, то, зная его, можно быть уверенным – те отступят в полном расстройстве, с серьезными потерями. Удар свежих сил в этот момент позволит отбросить их достаточно далеко и развить наступление. Победа, пускай даже на второстепенном участке, нам сейчас очень пригодится.

– Сил нет. От слова вообще. Заводы вышли на максимум, теоретически у нас хватает и кораблей, и людей, но использовать их без миллиона совещаний никто не позволит. Эти идиоты, – контрразведчик ткнул пальцем вверх, – перепугались до смерти. Я только что с совещания, где были только самые-самые. Если бы мой шеф не схватил какую-то заразу…

– Схватил, или…

– Или. Так вот, если бы он не заболел, то и меня бы не позвали. Информация строго секретная. Наш флот оттягивается к внутренним планетам. Восточникам передана информация, что Урал поднял мятеж и более не входит в состав Конфедерации.

– Идиоты! – дружно выдохнули Кристофер и Марк. – Они что, не понимают, что восточникам плевать, а мы, наоборот, показываем слабость? Теперь они удесятерят усилия, но дожмут Конфедерацию!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении