Михаил Михеев.

Рожденные в огне



скачать книгу бесплатно

Еще одним моментом, слегка подсластившим пилюлю, был тот факт, что скоро ожидалось возвращение «Петра Великого», автоматически попадавшего под командование старшего по званию. В том, что Вассерман скоро пригонит домой своего монстра, никто не сомневался – о сражении в системе Великой Нигерии, да и о его результатах, знали уже все. Буквально вчера вернулся курьерский корабль, привезя домой едва живого пилота. Как он ухитрился еще и звездолет вести, никто не понимал, врачи лишь плечами пожимали. Но сведения, которые доставил капитан-лейтенант Кольм, стоили риска. Хотя, конечно, многие недоумевали, почему раненый, перенесший кучу операций и накачанный лекарствами так, что из ушей капало, офицер решил вести корабль сам. Как будто там других пилотов нет! Кольма почти сразу по прибытии увезли в реанимацию, где врачи все еще боролись за его жизнь. Тем не менее факт оставался фактом: Вассерман разгромил флот Нового Иерусалима и отправляется к нарушителям спокойствия с ответным визитом. Стало быть, еще две-три недели – и вернется.

Ну и еще… Правда, об этом Николаева пока не знала. На Эль Рияде было захвачено многое, и в число трофеев попала информация. Александрова тогда интересовали сведения о промышленном, военном, технологическом потенциале арабов. Конечно, они априори уступали тому, что имела Конфедерация, но и в навозной куче можно случайно найти алмаз. Вряд ли, конечно – ну а вдруг? Плюс арабы вели довольно активную разведку за пределами освоенных человечеством миров, а значит, у них могли найтись эксклюзивные сведения о пригодных для колонизации планетах, месторождениях сырья… Да мало ли о чем! А так как на месте разбираться времени не было, то уральцы просто тупо копировали содержимое трофейных серверов – дома специалисты разберутся.

И разбирались ведь потихоньку, хотя ценность добычи оказалась не столь и велика. Ожидаемый результат. Вот только Лурье, принимавший в процессе деятельное участие, накопал кое-что. Личное. И сейчас находился в состоянии легкой прострации. Жизнь разом дала трещину во всю задницу, и кое-какие приоритеты сейчас не то чтобы сместились, а мягко колебались. Классика переоценки ценностей, что сказать…

Ирина вздохнула, аккуратно выключила терминал. Все, дела здесь окончены, вещи, которые она решила взять с собой, уже на корабле, за строительством присмотрит мать. Нормально, в общем. Пора и самой отправляться. Конечно, время до отлета еще есть, но надо и самой посмотреть, что творится, хозяйским взглядом. А то мужчины, если оставить их одних, обязательно чего-нибудь забудут или напутают. Лентяи же, пусть и не поголовно, завалятся спать – хрен добудишься. И не после работы, а вместо нее. Так что присутствие матери-командирши обязательно. Известно же, что только когда первая обезьяна взяла в руки палку, вторая начала работать!


Система планеты Эль Рияд. Восемь часов спустя

Врага надо стрелять, а не пугать. С этой мудростью предков адмирал Касиваги был полностью согласен, а понесенные недавно потери лишь подхлестывали его желание выпустить кишки всем, кто попадется на пути.

Однако он нашел в себе силы удержаться от желания рвануть вперед на максимальном ускорении. Не потому, что боялся, а из-за понимания: ускоренный износ двигателей не пойдет кораблям на пользу. Им еще драться, вначале здесь, а потом с уральцами. Русские же – противник опасный, что уже не раз доказали. Ресурс стоило поберечь, соответствующий приказ был отдан. Флот двигался к Эль Рияду неторопливо, с уверенностью селевого потока и аккуратностью чертежника.

Принц Фейсал тоже не торопился. Говорят, перед смертью не надышишься. Ощутив на лице близкое дыхание старушки с косой, молодой комфлота не собирался ее торопить. Вместо этого весь запас мин выставлялся в окрестностях планеты, чтобы хоть немного помочь обороняющимся. Гарнизоны крепостей готовились к обороне, хотя прекрасно понимали, что силы неравны. И все равно, большинство космонавтов, какой бы стране они не принадлежали, просто так не сдаются. Из особого теста, видать, сделаны.

Слабым местом эскадры Касиваги было то, что в распоряжении адмирала было только шесть мониторов. Большего просто не оказалось под рукой, когда он уходил в поход. С другой стороны, это вряд ли являлось на данном этапе по-настоящему серьезной проблемой. Боевые станции Эль Рияда – жуткое барахло. Конструкции-то прочные, если не трогать лишний раз кривыми арабскими ручонками, еще не одно десятилетие прослужат, но вооружение – старье. Мониторы смогут уничтожить их, не входя в зону эффективного противодействия. Проще говоря, будут лупить издали, оттуда, где огонь крепостей не причинит им вреда. Или из-за запредельного снижения точности, или, что вероятнее, из-за деградации энергетического заряда, который с увеличением дистанции теряет фокусировку и рассеивается в пространстве. Конечно, еще десяток-другой мониторов не помешал бы, но и шесть… В общем, им придется дольше возиться, только и всего. Ну и ладно, заодно артиллеристы лишний раз потренируются. Время же терпит. Тем более эффективность огня можно повысить, оптимизировав дистанцию обстрела, благо орудия крепостей для мониторов все равно не опасны. Именно так рассуждал Касиваги – и ошибся.

Фейсал хорошо помнил наставления уральского адмирала. «Весь огонь – мониторам. Первый залп – внезапный. Если уничтожить мониторы, им придется ввести в бой линейные корабли, а у тех не такие дальнобойные орудия. Им придется приблизиться, и тогда вы хоть как-то сумеете ввести в дело орудия всех крепостей. Это ваш шанс продержаться». А еще он понимал, что Александров придет ему на помощь только в случае, если он, Фейсал, сумеет втянуть противника в ближний бой. Уральцы честно его об этом предупредили, и принц не обижался, во всяком случае, в открытую. В конце концов, Александров помогает ему ради своей планеты, а не из любви к Эль Рияду, это было ясно сразу. Как человек, тем более молодой, с остатками идеализма, принц мог чувствовать себя обиженным и оскорбленным сколько угодно. Как офицер и политик, пускай и начинающий, понимал, что сам поступил бы так же.

Между тем, мониторы начали перестроение, не очень четкое, но и без грубых ошибок. Касиваги не стал зря мудрствовать, классическая «стена» его вполне устраивала, и уже через каких-то полчаса начался обстрел орбитальной группировки Эль Рияда. И вот тут Фейсалу довелось еще раз убедиться в том, что уральцы неплохо разбираются в тактике. Как они и предсказывали, восточники выбрали в качестве мишени одну из крепостей первого класса. Их и было-то всего две…

«Мы можем успеть перевооружить или две крепости второго класса, или одну первого. Рекомендуем вариант с двумя крепостями».

«Почему?»

«Две крепости в любом случае обладают лучшей боевой устойчивостью, чем одна. К тому же они меньше габаритами, а значит, при прочих равных, защитное поле на них имеет меньший радиус и, соответственно, более высокую напряженность, что позволит дольше терпеть обстрел. А главное, противник с большой долей вероятности выберет в качестве приоритетной цели ту крепость, которую будет считать наиболее мощной, оставив мелочь «на потом». На этом тоже можно сыграть…»

Александров вновь оказался прав. Первый залп мониторов обрушился на крепость «Ясриб»[1]1
  Оазис, на месте которого построен город Медина, один из священных городов ислама.


[Закрыть]
. Но одновременный залп – штука тонкая, и полноценной синхронизации не получилось. Силовое поле крепости шутя отразило удар, который, будь он нанесен действительно одновременно, погасил бы защиту моментально. И тут же последовал ответный залп, как и предполагалось, не причинивший мониторам ни малейшего вреда.

Второй залп восточники готовили долго. Так долго, что арабы успели за это время дать по ним целых три залпа. Оно и неудивительно. Мало того, что перезарядка орудий на мониторах разных типов, построенных на верфях разных государств Ассоциации, да еще и относящихся к разному поколению, занимала различное время. Это, в конце концов, не так уж и страшно. А вот то, что резко отличались скорости движения снарядов и, соответственно, они имели разное подлетное время – это уже серьезнее. В принципе, неудача первого залпа и была связана с этим неучтенным артиллеристами нюансом. Однако на втором они полностью реабилитировались. Силовая броня «Ясриба» полыхнула ослепительно белым и погасла, но долг свой выполнила до конца. Хотя крепость и осталась «голой», ее конструкции не были повреждены и орудия, пускай и без особого толку, работали.

Третий залп мониторы дали вновь нестройно и неточно, по готовности. Крепость уходила на теневую сторону планеты, восточники торопились и, как это частенько бывает при спешке, получили обратный результат. Всего два попадания нанесли громадной, размером с три линкора, космической станции не очень серьезные повреждения внешней обшивки. А вот орудия мониторов оказались на несколько минут разряжены, что и предопределило дальнейший ход боя.

Две боевые станции второго класса – далеко не самый грозный аргумент в споре с ударным флотом. Даже перевооруженные. Даже с усиленной защитой. Но случается, что шестерка бьет туза, особенно если она козырная. Фокус был в том, чтобы применить возможности станций в нужное время и в нужном месте, грамотно использовав эффект внезапности. И это Фейсалу неплохо удалось.

В момент, когда станции «Джидда» и «Эль-Хубар» открыли огонь, висящие на безопасном, как им казалось, расстоянии мониторы перезаряжали орудия. В отличие от классических артиллерийских кораблей им, несущим орудия монструозного калибра, сделать это было куда сложнее. Там, где накопители линкоров обеспечивали возможность длительного ведения огня, мониторы разряжали их в два-три залпа. И сейчас им приходилось срочно накачивать орудия напрямую, с помощью реакторов. Энергии-то реакторы выдавали океан, но мощности им не хватало, и потому накачка шла неспешно. Для ее ускорения были отключены все вспомогательные потребители энергии и снижена мощность силовой защиты. В тот момент это казалось неплохим решением, все равно артиллерия крепостей доказала свою полную несостоятельность. Но тут ударили орудия модернизированных станций, и все разом встало на свои места.

Из шести мониторов три погибли мгновенно и практически одинаково, как под копирку. Просто взорвались, окрасив космос очередным фейерверком. Эффектно, красиво и совсем не страшно, если не думать о том, что несколько сотен человек превратились в облачка испарившегося углерода. Впрочем, это произошло мгновенно, и они не успели даже ничего почувствовать.

Четвертый монитор вроде бы выдержал, но спустя несколько минут из него, как блохи из дохлой лисы, начали выпрыгивать в космос фигурки в скафандрах. Причина столь странного поведения оказалась прозаической – жить им хотелось. Еще через некоторое время корабль начал словно наливаться изнутри призрачно-красным светом. На этом, правда, внешние изменения и прекратились. Ярко светящимся маячком звездолет поплыл в сторону от места боя.

Причины случившегося выяснились позднее, когда спасательными кораблями были подобраны некоторые уцелевшие космонавты. Как оказалось, на корабле после нескольких крепких плюх, полученных от крепости, пошел вразнос реактор. Автоматика, уже серьезно поврежденная, штатно сработать не смогла, но и взрыва не допустила. В результате в недрах монитора разыгралась уникальная по характеристикам термоядерная реакция, раскалившая корабль изнутри до температуры в несколько тысяч градусов.

Два избежавших участи собратьев монитора тоже в дальнейшем бою принять участия не могли. Носовая часть одного была в буквальном смысле слова отперфорирована. Около тридцати пробоин размером от мелкой монеты до трехметровой дыры. И, хотя экипаж практически не пострадал, потеря огневой мощи составила порядка восьмидесяти процентов. Ну и последний из участников боя лишился половины борта и потерял ход. Штурмовая группа восточников перестала существовать.

И вновь оставался еще шанс отступить. На фоне таких потерь какой-нибудь адмирал из Конфедерации, скорее всего, так и сделал бы. Тем более имелся неплохой шанс выйти сухим из воды, переложив вину на разведку, не предупредившую о сюрпризах противника. Но у японцев свой менталитет и собственная логика, заметно отличающиеся от европейских. И вновь Александров смог предсказать поведение Касиваги…

Никто из находящихся в рубке не заметил скользнувшей по его губам улыбки. Да, японец не обделен талантами, но раскрыть их может лишь до боя. Если же он начался, то издержки менталитета всерьез зажимают ему пространство для маневра. Следовательно, красивых решений от Касиваги стоит ожидать, лишь когда ему ничего не останется, кроме как отбросить в сторону гордость и начать выкручиваться. А до тех пор таланты не приносят успеха. Это с ним уже случалось, не зря Александров тщательно изучал всю информацию о сражениях, в которых участвовал Касиваги, какую только смог достать. И сейчас непобедимый японец, сам того не понимая, выглядел до ужаса предсказуемо.

Эскадра восточников вновь перестраивалась. Опять в классическую «стену», но сейчас первыми шли линкоры и линейные крейсера. Перестроение шло под непрерывным обстрелом – сейчас крепости уже не старались замаскировать свою огневую мощь, но восточники более не повторяли прежних ошибок. Корабли укутались силовыми полями и уверенно держали обстрел, а легкие корабли прятались за ними. Из стартовых колодцев авианосцев вываливались, подобно разгневанным пингвинам, новейшие, только-только принятые на вооружение истребители-бомбардировщики «Мицубиси Х100», идеально приспособленные (ну, так считали военные теоретики Ассоциации) для околопланетных сражений.

Минное поле, на которое после успеха первой атаки принц Фейсал возлагал определенные надежды, восточники прошли, не заметив. «Стена» его просто продавила, расстреливая из зениток и отражая защитными полями те немногие мины, которые все же ухитрялись пробиться через густую сеть лазерных трасс. И буквально через несколько минут вся эта мощь обрушилась на укрепления Эль Рияда и смяла их.

Крепости отбивались отчаянно, однако на этот раз шансов у них не оставалось. Сосредоточенными залпами выбив вначале артиллерию «Эль-Хубара», а потом сорвав с орбиты и уронив в атмосферу разваливающуюся на куски «Джидду», восточники взялись за их не прошедших модернизацию собратьев. И пускай те, хоть и с трудом, сейчас дотягивались до атакующих, принципиально это мало что меняло. Недостаток крепостей – плохая маневренность даже в пределах орбиты, и восточники мастерски выбивали их по одной.

Не спас расклады и фланговый удар кораблей Эль Рияда. Проведен он был вполне грамотно, даже, можно сказать, мастерски, но сейчас Касиваги был в своей стихии, предугадав и момент, и направление, откуда арабы попытаются контратаковать. И, когда из-за одного из малых спутников планеты вырвались прячущиеся в его тени корабли, их встретили дружным залпом. Линкоры же Эль Рияда, даже наспех модернизированные, не шли ни в какое сравнение с кораблями Ассоциации. Да и легкие силы, откровенно говоря, классом не блистали.

Все столкновение заняло какие-то секунды. Сблизиться, обменяться ударами, отвернуть… Эль Рияд потерял четыре линкора из шести и большую часть кораблей эскорта. Касиваги лишился уже поврежденного линкора «Хюга» и трех эсминцев. Фактически на этом сражение закончилось, и восточники, шустро добив крепости, начали подготовку к высадке десанта.

– Ну что же, господа-товарищи офицеры, подведем предварительные итоги, – Александров потер ладони. – Хуже, чем хотелось бы, но лучше, чем могло быть. Думаю, пора. Сопротивление Эль Рияда слабеет.

Сопротивление действительно слабело. Если верить непрерывным потоком идущей с планеты информации, дрались сейчас только истребители прикрытия. Дрались отчаянно и оказались весьма многочисленны, но… арабы никогда не были хорошими пилотами. Однако пока кипела схватка, пока космос полыхал, а внизу, у поверхности, мельтешили атмосферники, высадка десанта была чревата серьезными потерями. Не то чтобы это всерьез беспокоило восточников, чье отношение к жизни солдат всю историю оставалось чисто утилитарным, вот только именно сейчас они не могли себе их позволить. Большие потери десанта поставят крест на дальнейшей операции, и потому на этом этапе жизни людей приходилось беречь.

Результат вышел закономерным. Флот восточников вынужден был ввязаться в не слишком опасную, но крайне нудную возню. Распугивать истребители и давить расположенные на поверхности планеты зенитные комплексы – задачка не для слабонервных. Разбомбил одного, начал высадку – а рядом в засаде другой оказался, и прежде, чем его угомонят, он с десяток ботов собьет запросто.

Зенитные батареи, конечно, по эффективности уступают корабельным орудиям, но зато на несколько порядков дешевле, а потому наклепать их можно массу. Вот и приходится тщательно, педантично, да еще и по нескольку раз сканировать поверхность планеты, аккуратно зачищая любые подозрительные места и отмахиваясь при этом от истребителей, обвешанных оружием, которым броню, конечно, пробить сложно, зато антенны разбить можно запросто. Уже к исходу второго часа операции Касиваги малодушно подумал о том, что проще было бы выжечь эту планету к демонам космоса. Не стоит она тех усилий, которые прикладываются для обеспечения штурма. Увы, отступать было уже поздно.

Момент истины наступил через пятнадцать минут. Именно тогда Касиваги затеял очередное перестроение – эсминцы и даже крейсера в условиях плотного насыщения планеты зенитными комплексами оказались малоэффективными. А для ракет, которые несли истребители Эль Рияда, напротив, весьма уязвимыми. Потеряв несколько кораблей и поняв, что продолжать штурм с применением традиционной тактики бесполезно и опасно, Касиваги двинул в атаку свои линкоры. С низких орбит гигантские корабли, способные при необходимости выжечь поверхность планеты, могли разом подавить сопротивление. При этом относительно легкое вооружение обороняющихся не могло причинить им вреда. Правда, оставалась еще вероятность, что вернутся два уцелевших линкора Эль Рияда, но три линейных крейсера были вполне адекватной страховкой от такого поворота. И менее всего Касиваги ожидал, что на него обрушится уральский флот.

Александров, выводя на позиции корабли и готовясь к атаке, не торопился. Он ждал от Касиваги именно этих действий. Ждал потому, что сам на месте японца поступил бы примерно так же. И, когда линкоры начали маневр, лишаясь возможности разогнаться, а главное, маневренности, уральский адмирал сделал, наконец, свой ход.

Сейчас очень пригодились бы ракетоносцы, но, увы, громоздкие и обладающие скверной динамикой корабли сложно было маскировать, поэтому все они были до поры сосредоточены в системе Нового Амстердама. Впрочем, может, это и к лучшему – промах ядерной ракетой с высокой долей вероятности ее взрыва в атмосфере мог нанести Эль Рияду жуткий урон. Не то чтобы чужие планеты особо волновали Александрова, но все же они сейчас были союзниками. Некрасиво, да и свои же не одобрят.

Пришлось делать ставку на тяжелые артиллерийский корабли. Для планеты тоже небезопасно, однако плазменные облака все же не столь страшны для экологии. Да и потом, основной целью Александрова стали не линкоры, а линейные крейсера и авианосцы, которым Касиваги сейчас просто не успевал помочь. Ну и, конечно, силы эскорта, которым не повезло оказаться на пути атакующих гигантов.

«Стена» из трех линкоров и четырех линейных крейсеров продавила эскорт Касиваги в какие-то секунды. Не ожидавшие атаки и не успевшие даже толком построиться корветы, фрегаты и эсминцы порскнули в стороны, подобно вспугнутым воробьям. Крейсерская группа поступить так же не смогла – эти корабли физически не способны были разгоняться так же интенсивно, как их младшие братья, и приняли безнадежный бой. В принципе, им ничего больше и не оставалось, и вся совокупная мощь уральской эскадры обрушилась на крейсера восточников.

Это сложно было назвать боем – скорее, избиением. Со стороны все это могло показаться бесчестным, но в космическом сражении играет роль только результат. А он был ожидаем. Крейсера для поединков с кораблями «стены» никогда не предназначались, их силовые поля не рассчитывались на противодействие главному калибру линкоров, а орудия, неплохо подходившие для борьбы с транспортными кораблями и разгона эсминцев, оказались неспособны бороться с тяжелобронированными гигантами. И линкоры били по ним прямой наводкой, разнося все, до чего могли дотянуться.

Космос заполыхал, а когда экраны, ослепленные близкими взрывами, вновь смогли начать передачу видеоинформации, врага уже не было. Из десяти крейсеров восточники потеряли девять, и детали того, как это произошло, остались за кадром, растворившись в буйстве пламени. Лишь один крейсер, «Ин-Суэй», сумел уцелеть. Его командир, проявив редкое мастерство и столь же редкое для восточников наплевательское отношение к инструкциям, форсировал двигатели и заложил вираж с ускорением, в разы превышавшим любые расчетные значения. Как разгоняющийся крейсер от запредельных перегрузок не сложился пополам, тайна великая есть, но факт остается фактом. «Ин-Суэй» смог-таки уйти, однако это ничего не меняло – в бою он больше участия не принимал.

Линейные крейсера восточников между тем разворачивались навстречу новой угрозе, открыв огонь, сколь частый, столь и неприцельный. Там, видимо, очень испугались. Трое против семи, к тому же индивидуально более мощных, не самый лучший расклад. И все же первый удар восточники смогли выдержать и ответить уже более согласованно. Даже пробили защитное поле «Апраксина», но сам линкор отделался лишь контузией по носу и удержался в строю – спасла толстая броня. Словом, завязался вполне обычный, можно сказать, классический бой, в котором одна сторона давила, спеша побыстрее уничтожить врага, но при том не желая рисковать, а другая отчаянно сопротивлялась, надеясь на скорый подход помощи. И ситуация на несколько минут зависла в состоянии хрупкого равновесия.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

сообщить о нарушении