Михаил Волконский.

Гастроль Рычалова



скачать книгу бесплатно

Действие первое
(За кулисами)

Действующие лица

В. П. Рычалов, артист московских и других столичных театров.

Марина Исидорская, примадонна.

А. А. Ланшев, жен-премьер.

Борзой-Невзоров, артист.

С. С. Крутиков, опереточный комик.

Антрепренер.

Псой Максимович Коровкин – помощник режиссера. (Щека подвязана платком. Страдает зубной болью, часто прикладывает руку к щеке.)

1-й, 2-й, 3-й, 4-й – солдаты местного гарнизона.

Портной.

Портниха.


Солдаты одеты не шуанами, а в своем солдатском виде, стоят на сцене, руки по швам.


Псой Макс. Партии знаете. Хор с капельмейстером выучили?

Солдаты. Так точно…

Псой Макс. Ну вот вы стоите и так… (Показывает.) Знаете, что такое шуаны?

Солдаты. Так точно… Знаем…

Псой Макс. Знаете, Что ж такое шуаны?

Солдаты. Не могим знать.

Псой Макс. Так вы говорите, что знаете…

Солдаты. Так точно, знаем…

Псой Макс. Ну так я и спрашиваю, что такое шуаны?

Солдаты. Не могим знать…

Псой Макс. (нетерпеливо.) Шуаны это французские пизаны, понимаете, французские пизаны… Ну, одним словом, вы знаете, что такое французские пизаны…

Борзой-Невз. (в потертом костюмчике, который должен изображать роскошное одеяние аристократа времени Людовика XVI, пьет за столом из бутылки воду и закусывает колбасой.) Не пизане, а пейзане.

Псой Макс. Чего-с?

Борзой-Невз. Пейзане… говорю, пей… пей… а не пи пизане…

Псой Макс. Пей… пей… Вам бы только напиться… Ведь это у вас водка… (Приближается.)

Борзой-Невз. Водка-с… Только не для вас… (Прячет бутылку в карман.)

Псой Макс. Вы бы хоть для сегодняшней гастроли г-на Рычалова соблюли себя, г-н Борзой-Невзоров.

Борзой-Невз. Соблюли… (Жует.) Что мне ваш Рычалов. Вы думаете, – он не пьет… В лучшем виде… В Москве пили…

Псой Макс. С Рычаловым…

Борзой-Невз. А вы думаете, что… с суфлером Институтовым, или как вы под сценой… Нет-с, батеньки, трещала Москва, как мы пили… На Сухаревой башне факел зажгли…

Псой Макс. Да разве он пьет…

Борзой-Невз. Кто… Рычалов?.. Русский талант не может не пить… (Достает бутылку и пьет.)

Псой Макс. (машет рукой и отворачивается к солдатам). Ну, так вот, вы шуаны… Выходите с сельскими орудиями… вы знаете, что такое сельское орудие?..

Солдаты. Никак нет…

Псой Макс. Как не знаете. Ну все равно… Так вам дадут в руки… (Кричит на сцену.) Эй, в бутафорской!

Голос (из-за сцены). Здесь…

Псой Макс. Дайте солдатам перед сельским выходом сельские орудия.

Голос.

Какие там сельские орудия…

Псой Макс. Ну, разные сельские орудия, какие там есть у вас, что ли… Не знаете разве. (К солдатам.) Ну вот, вы выходите и поете:

 
После работы,
После работы
Вытягивай, вытягивай
Усталые члены…
 

Ну вот вы и потягиваетесь, вытягивайте усталые руки, как после работы… Поняли?..

Солдаты. Так точно, поняли…

Псой Макс. Здесь появляется маркиз Парбле де Кассеньяк и поет вам воззвание: «О, вы верные шуаны», то есть шуаны – это вы, пизане, и как бы мужики, но французские, понимаете… Борзой-Невзоров, что, собственно, значит шуаны?..

Борзой-Невз. (жует). Французские аристократы…

Псой Макс. Аристократы…

Борзой-Невз. Ну да… Князья, графья… бароны…

Псой Макс. (жует). Что вы за вздор мелете… Ведь они идут после сельских работ, в пизанских костюмах, а вы – аристократы…

Борзой-Невз. Не верите – мне наплевать…

Псой Макс. Да помилуйте, тут каждая минута дорога, а вы с шутовством…


Суетливо входит антрепренер, поднимая руки.


Василь Яклич, что такое шуаны?..

Антрепр. Шуаны – это… гм… (Уверенно.) Это в Испании королева была…

Псой Макс. Королева…

Антрепр. Донна-Хуана-Безумная… Горелова, бывало, играла… шибко шло…

Борзой-Невз. Донна-Хуана-Везумная одно, а шуаны совсем другое… Надо историю знать…

Антрепр. Да полноте вы, в самом деле, с вашей историей… у меня и без того голова кругом идет, а вы тут с шуанами… (К Псою Макс.) В чем дело у вас?

Псой Макс. Да вот солдат-певчих я нанял. Партии-то они, говорят, разучили… Должны изображать шуанов, да вот ничего понять не могут. Битый час бьюсь с ними.

Антрепр. Да ведь на репетиции их учили.

Псой Макс. У них фельдфебель очередь установил. На репетиции одних прислал, а на спектакль других… Ну, эти и не знают ничего… Я хотел было их подучить…

Антрепр. Да когда же теперь учить… Ведь это на охоту ехать, собак кормить…

Псой Макс. Так что же делать, Василь Яклич?

Антрепр. (передразнивает). «Что делать»… (К солдатам.) Вы как выйдете на сцену, ребята, так смотрите вот сюда в кулису… а здесь будет стоять вот Псой Максимыч; что он будет делать, то и вы делайте… Ну, там махать или иное что… Поняли?..

Солдаты. Так точно, поняли…

Антрепр. (Пc. Макс.) А вы станьте в кулису и показывайте им… Вот оно и ладно будет… (Солдатам.) Ступайте…


Солдаты уходят.


Костюмы выданы… Живее одеваться…

Псой Макс. Василь Яклич, боюсь, как бы недоразумения не вышло…

Антрепр. Какое недоразумение…

Псой Макс. Да с Рычаловым относительно солдат. Ведь он к ним воззвание поет… Увидит эту пантомиму и рассердится… Говорят, он страсть какой…

Антрепр. Э, мамочка… какой тенор будет петь на сцене, обращаясь к народу. Конечно, он станет к нему спиной и обернется лицом к публике, да еще к самой рампе выйдет… а что будут делать солдаты за его спиной, он и не заметит… Рычалов приехал?

Псой Макс. Говорили, что с пятичасовым поездом. Видели, как к гостинице подъехал…

Антрепр. Да я сам его туда отвозил. Я спрашиваю – теперь-то он в театре?

Псой Макс. Нет, еще ждем…

Антрепр. (смотрит на часы). Ай-ай-ай… ведь публика уже собирается. Сбор поверх полный… все приставные места заняты… Нельзя затягивать… А Исидорская здесь?..

Псой Макс. Она прямо в костюме из дому приедет.

Антрепр. А остальные как, все налицо?

Псой Макс. Ох, и не знаю, право… Ведь Селину некому петь.

Антрепр. Как некому. Я ж распоряжался, чтобы ее дали нашей водевильной инженю, у ней есть голосок, а роль Селины небольшая… Разве она не знает.

Псой Макс. Да ведь я ж вам говорил, Василь Яклич, что наша инженю седьмым беременна.

Антрепр. Ну это подробности, мамочка…

Псой Макс. Родит сегодня…

Антрепр. Родит… Так придется ее роль выпустить, вот и все… Ведь у нее сцен с Рычаловым нет.

Псой Макс. Только ведь смысл теряется…

Антрепр. Э, мамочка, кто в опере смысла ищет… Там и слов-то не разберешь… Была бы музыка, да гастроль, а смысла нет… «Тра-та-та… тра-та-та»… а что тра-та-та, и сами не знают. А у вас что, зубы?..

Псой Макс. Ох, да… (Берется за щеку.)

Антрепр. Вы бы полечились, голуба моя…

Псой Макс. Да и то хочу… Вот думаю водкой полоскать…

Антрепр. (испуганно). Только не водкой, только не водкой, мамочка… Псой Максимыч, я вам серьезно говорю, если вы сегодня пьяны будете…

Псой Макс. Нельзя же в самом деле так давить на личность…

Борзой-Невз. (смотрит на сцену). Василь Яклич, Рычалов идет…

Рычалов (входит быстро в пальто. Горло закутано поверх пальто в большом кашне). Что же это такое… Что это такое, спрашиваю я вас…

Антрепр. В чем дело, милушка моя, мамочка…

Рычалов. Да помилуйте… Никакой встречи… Разве я привык так… Где репортеры, интервьюеры.

Антрепр. Мамочка… они… они… придут сейчас. Вот помяните мое слово, придут…

Рычалов, Я привык быть кумиром молодежи. Где же ваша молодежь, спрашиваю я вас?..

Антрепр. Мамочка, молодежь у нас вся постарела… Уж извините, климат такой… такой у нас климат подлый… а вот что, голубка моя… уж поздно… публика собирается, а еще вы не начинали одеваться… нехорошо затягивать, милушка…

Рычалов (с внушительной расстановкой). Скажите вашей публике, что меня в столицах генералы ждут, не ей чета. (К Псою Макс.) В уборных у вас тепло?

Псой Макс. Помилуйте, жара, можно сказать… Там у нас гомерические печи…

Антрепр. Герметические.

Псой Макс. Помилуйте, ну я и говорю, геометрические…

Рычалов (Псою Макс). А кло-де-вужо есть у вас?

Псой Макс. Чего-с?

Рычалов. Кло-де-вужо…

Псой Макс. Эт-та… то есть… дддааа… последняя дверь по коридору направо…

Рычалов. Кло-де-вужо… это вино такое красное… Разве вы не знаете, что я и Мавини всегда во время действия пьем красное вино. Чтоб у второй левой кулисы стоял человек с вином. Когда мне будет нужно, – я пойду и выпью… В особенности перед моей большой арией… Когда придут интервьюеры, – велите мне сказать… (Уходит.)

Псой Макс. Да… с характером человек… недаром говорили…

Борзой-Невз. Русский талант… ведь сколько было выпито с ним…

Псой Макс. А он даже и не узнал вас…

Борзой-Невз. Ну конечно, не узнал… Где ж ему узнать… ведь до полного бесчувствия пили… Понимаете ли, до полного бесчувствия… Да где вам понять?..

Антрепр. Милушка моя, вы человек образованный, уж постарайтесь, голуба, сегодня…

Борзой-Невз. Да что вы, Василь Яклич… Разве такие партии певали… Сусанина, Мефистофеля, Марселя… вот что такое Борзой-Невзоров… (Жует.)

Рычалов. Да, кстати, вы мне писали, что у вас опера срепетирована дружно…

Антрепр. Чрезвычайно дружно… то есть как один человек… все равно, что с вами репетировали.

Рычалов. Ну еще бы мне приезжать к вам для репетиции… Есть у меня время, тоже… Первый хор перед моим выходом не наврет?

Антрепр. Нет… у нас своего-то хора нет, так уж мы для вас прекрасных певчих из местного полка взяли.

Рычалов. А это остроумно… Так велите мне дать другой ковер в уборную… (Уходит.)

Антрепр. (к Псою Макс). Подите, мамочка, распорядитесь, чтобы из директорской ложи взяли ковер для него…

Псой Макс. Надо кложево тоже…

Антрепр. Ах вино-то… Пошлите в буфет и велите взять красное крымское… и такое слопает.

Портной (вбегает). Г-н Рычалов велит свечи к зеркалу на полвершка повыше…

Антрепр. Повыше… Ведь они все равно сгорят…

Портной. Очень ругаются… того и гляди, драться начнут… Пожалуйте свечи, на полвершка повыше…

Антрепр. И зачем ему свечи, когда в уборной электричество.

Портной. Не знаю, говорят, для ехвекту…

Антрепр. Ну возьми свечи из фонарей, что на случай пожара, у входов… авось фонари и без свечей обойдутся…


Портной уходит.


Крутиков (входит). Послушайте, Василь Яклич… Я прирожденный опереточный комик, а меня заставляют петь похоронную партию.

Антрепр. Трагическую, голуба моя…

Крутиков. Так я пришел сказать, пока еще не поздно, я не могу петь…

Антрепр. Как «пока не поздно»… Сейчас ведь занавес поднимается… Да откуда ж я достану вместо вас сейчас другого трактирщика. И потом роль ваша трагическая, а в станицах, возьмите, мамочка, все лучшие комики непременно хотят быть трагиками… А вы отказываетесь…

Крутиков. Ну, как угодно… Я только мимо стула сяду… Я не могу иначе… Публика должна смеяться, когда я на сцене. (Уходит.)

Антрепр. Да садись ты хоть между трех стульев…

Псой Макс. (входит). Ох, мочи моей нет… Зубы… Борзой-Невзоров… Одолжите глоточек содержимого… Только зубы прополоскать…


За сценой раздается визг Исидорской.


Ох, Исидорская приехала… Чтоб ей пусто было…

Исидорская (входит в бальном платье с декольте, за ней антрепренер). Это невыносимо, это невозможно. Я так петь не буду, я так петь не стану… Ну где же ваш гастролер… где ваш знаменитый Рычалов?.. Ну представьте же мне его…

Портной (вбегает к антрепренеру). В хвонарях свечей нема…

Антрепр. В каких фонарях?.. Каких свечей?..

Портной. На полвершка выше, для г-на Рычалова. Все хфонари обежал… свечей нигде нема…

Исидорская. Для господина Рычалова свечи… Зачем ему свечи?..

Антрепр. Почем я знаю. Для эффекта, говорит… Псой Максимыч…

Псой Макс. Чего-с?..

Антрепр. Где свечи?

Псой Макс. Какие?

Антрепр. В фонарях на случай пожара.

Псой Макс. Да их давно растаскали… Разве с этим народом можно… Намедни из дамской уборной батистовые панталоны стащили.

Портной. Что же господину Рычалову сказать?

Антрепр. (оглядывается и поднимает деревянный брусок). На вот, отнеси. Пусть положит на стол и поставит на него свечи… Они на полвершка выше будут…

Исидорская. Где же ваш Рычалов, однако. Скажите, что Исидорская хочет с ним познакомиться.

Портной (возвращается). Господин Рычалов спрашивают, что же газетчик не идет…

Антрепр. Скажите, что сейчас придет. (Исидорской.) Ну, уж и платьице вы себе закатили, мамочка… То есть такая, голубка моя, прелесть…

Исидорская. Вам нравится? (Повертывается.)

Псой Макс. (мрачно). Василь Яклич, платье для сцены не годится…

Исидорская. Как это не годится.

Псой Макс. Да, ведь действие в пийзанском селе происходит… Сельский вид… таверна… и вдруг платье декольте…

Исидорская. А вы поставьте павильон зеленый, рококо… Это будет красиво…

Антрепр. Голубка моя… Ведь, пожалуй, Псой Максимыч прав. Пожалуй, большое декольте сюда, мамочка, немножко не пойдет…

Исидорская. И вы против меня… Я знаю, что ваш Псой Максимыч меня ненавидит… Я пою графиню, а должна, по-вашему, выйти горничной… Уж позвольте мне лучше знать, как одеться… Это все интриги вашего Псоя Максимыча. Я знаю, за что он ненавидит меня. И не возражайте. За то, что я не позвала его на ужин после бенефиса. И не позову… И в другой раз не позову… Я ему говорила, чтобы последний раз светила луна, когда я пою, а луны не было… (Псою Макс.) Где была луна?.. Где была луна?.. А, молчите…


Псой Макс. держится за щеку и отмахивается рукой.


Антрепр. Мамочка, мамочка…

Исидорская. Так вот я вам говорю теперь… (Кричит.) Если в другой раз, когда я пою, не будет луны, то я уйду со сцены… Так и знайте, уйду… уйду… (Уходит.)

Псой Макс. (кричит с отчаянием кверху). Эй, на колосниках, чтобы как Исидорская, так луна… Как луна, так Исидорская… Зашпаривай ее к чертовой матери…

Антрепр. Псой Максимыч…

Псой Макс. Чего-с?

Антрепр. А духа-то вы изобразите.

Псой Макс. Да ведь что ж делать, Василь Яклич. Больше некому…

Антрепр. Провал в исправности?

Псой Макс. Уж этого не могу, Василь Яклич… У меня для провала ноги слабы… И потом зубы…

Антрепр. Но как же вы тогда исчезнете?

Псой Макс. Да просто: за кустик зайду, да за ним и присяду, будто провалился…

Портниха (вбегает). Госпожа Исидорская свечи просит…

Антрепр. Какие ей еще свечи?

Портниха. Чтоб такие же были, как г-ну Рычалову.

Антрепр. Нет у меня никаких свечей… Скажите, завтра целый фунт ей куплю, а сегодня нет… (Псою Макс.) Ох, только бы спектаклик прошел… С Ланшевым справились?

Псой Макс. Ему его партии насвистал капельмейстер… Два дня трудились…

Антрепр. Ну а как вы думаете: споет он молодого шуана?

Псой Макс. Спеть-то споет. А слов он совсем не знает. Капельмейстер ему без слов насвистывал…

Антрепр. Вы думаете – сойдет?

Псой Макс. Ну, что услышит от суфлера, а то и так: «тра-ля-ля… тра-ля-ля»… Да этот не из робких, не потеряется… На Ланшева можно положиться…

Ланшев (входя). Когда говорят про солнце, – видят его лучи… Вы говорите «Ланшев» – я тут перед вами…

Антрепр. Вот что, солнышко мое… Вы, говорят, слов-то совсем не энаете?

Ланшев. Что такое слова?.. Жизнь – это одна мелодия… Нужны только звуки…

Антрепр. Вы суфлера-то хорошо слышите? Ведь вам петь нужно. Это опера, а не драма с отсебятинкой…

Ланшев. Вы думаете – в опере главное пение?

Антрепр. А что же, по-вашему, главное?

Ланшев. Конечно, ноги…

Антрепр. Ноги ногами, а слова-то, мамочка, все-таки подзубрите…

Ланшев. Когда я выхожу на сцену – театр не выдерживает… Испытано… Женщины рыдают…

Портной (входит). Господин Рычалов требует, чтобы хазетчнк був… ховорить, петь не выйдуть и во столу стучать…

Антрепр. Откуда же я ему возьму газетчика?

Портниха (вбегает). Госпожа Исидорская безпременно свечи себе требует… Чтоб как у господина Рычалова…

Антрепр. О, что б вас… (К Лаптеву.) Мамочка, голубка моя, разыграй ты ему газетчика… интервьюера… Выручи, душенька…

Ланшев. Вы меня просите, как джентльмена?

Антрепр. Мамочка, как отца родного… Выручи…

Ланшев. Бутылку шипучки…

Портниха. Госпоже Исидорской как сказать насчет свечей?

Антрепр. Я сам сейчас к ней приду…


За сценой стук.


Портной (выбегает). Господин Рычалов сердятся, стучат…

Антрепр. (Ланшеву). Хорошо… бутылку шипучки… (Портному.) Поди скажи ему, что газетчик ждет здесь… (Ланшеву.) Карандаш есть?

Ланшев. Карандаш?… Что такое карандаш?..

Антрепр. Вот тебе… На… А записная книжка есть?

Ланшев. Что такое записная книжка? Я на манжете… по образцу столичных рецензентов…


Входит Рычалов. Антрепренер уходит.


Рычалов (Ланшеву). Вы – интервьюер?

Ланшев. Референт.

Рычалов. Предлагайте вопросы, я вас слушаю.

Ланшев. Откуда вы изволили прибыть?

Рычалов. Из Рю-де-Жанейро.

Ланшев. На сколько спектаклей?

Рычалов….надцать…

Ланшев. А каковы у вас сборы?

Рычалов….сят трильонов…

Ланшев. Скажите, какого вы мнения об отрубном хозяйстве?

Рычалов. Во всяком хозяйстве должны быть трубы. Курные избы весьма опасны в пожарном отношении…

Ланшев. А скажите… Сколько броненосцев вы считаете необходимым для защиты берегов России?

Рычалов. Пятьдесят семь. (Подходит к Ланшеву и говорит ему.) Смех настоящего юмора есть жалобный крик тяжелой тоски по внутренней родине… (Поворачивается, чтоб уйти, но, увидев вытянутую руку Борзоя-Невзорова, дает ему деньги вместо руки и говорит.) Пошлите за розовой водой. (Уходит.)

Ланшев. С умным человеком и говорить приятно… (Уходит.)

Борзой-Невз. (после паузы). Да, я и забыл совсем… Ведь мне борода нужна. Псой Максимыч, Псой Максимыч…. Бороду мне.

Псой Макс. (который выбежал на зов). Ну вот, теперь уж поздно. Откуда я вам возьму бороду? Подите сами к парикмахеру… (Убегает.)


Антрепр. входит вместе с Псоем Максимовичем.


Псой Макс. Ох, Василь Яклич, не нажить бы нам беды со всем этим… Говорил я вам, что нельзя с опереточной труппой настоящую оперу ставить. Вдруг деньги назад потребуют…

Антрепр. Что-о-о?.. Деньги?.. Какие деньги?.. Я им что обещал? Гастроль Рычалова? Вот он самый настоящий Рычалов и есть, а больше ничего я публике не обещал. Наши силы ей известны… Батюшки, чуть было не забыл… (В оркестр – капельмейстеру.) Маэстро, пожалуйста, голуба моя, распорядитесь, чтобы, если заврутся чересчур – сейчас же в барабан «бум» и смазал, «бум» и смазал… Оно и сойдет…

Рычалов (выходит). Ну что у вас, все готово?

Антрепр. Ждем, голуба моя, ждем…

Рычалов. А кто поет у вас папского нунция?

Антрепр. (перебивает). Айвазовский поет… Опытный, старый артист…

Рычалов. Это хорошо… Да, напомните графине Маргарите, чтобы она не забыла взять кинжал с собою, а то уже раз со мною было так.

Антрепр. Помилуйте… разве мы допустим?

Рычалов. А обстановочка у вас соответственная? Мне бы чего-нибудь вроде кресла к столу поставить…

Псой Макс. У нас есть великолепное курульное кресло…

Рычалов. Какое?

Антрепр. Курульное… Римское…

Рычалов. Нет, это не в эпохе…

Псой Макс. Есть эпохой попозже… Луи каторз 16-й, например…

Рычалов. Да-да, это остроумно… (Пробует голос, шагая по сцене. Псой Максимыч и антрепренер за ним, торопя его к началу. Обозлившись.) Отстанете вы от меня или нет? Я, может быть, петь не буду. У меня голос не звучит…

Антрепр. Как «не буду», мамочка? Как «не буду»?

Рычалов. (берет ноту и решительно говорит). Можно начинать. (Быстро уходит.)


Занавес

Действие второе
(На сцене)

Действующие лица

Маркиз Парбле де Кассеньяк, тайный рыцарь мальтийского ордена – В. П. Рычалов.

Графиня Маргарита (Марго) – Марина Исидорская.

Блэк Пибрак, двоюродный брат маркиза – Борзой-Невзоров.

Трактирщик, дедушка Родо – С. С. Крутиков.

Молодой шуан – А. А. Паншев.

Дух – В. П. Самойлов.

Папский нунций – Айвазовский.


Шуаны, войско, гости, слуги и проч.


Участвует вся труппа.


Хор Шуанов

(солдаты поют)

 
После работы, после работы
Вытягивай, вытягивай,
Вытягивай, вытягивай,
Вытягивай члены,
Усталые члены
Вытягивай, вытягивай.
Работа и отдых,
Свобода движений
И тихие, и тихие,
И тихие, и тихие,
Тихие, тихие
Песни и честный труд…
 

Солдаты-певчие выходят. Одеты шуанами: в затылок, в ногу, отбивают шаг; с нотами, граблями, цепом, метлой «на плечо», выстраиваются в линию и глядят во вторую кулису.

Маркиз Парбле выходит, идет на авансцену, становится спиной к шуанам. Шуаны во время обращения к ним маркиза производят нелепую мимику, рабски повторяя все, что делает стоящий за кулисами Псой Максимович: берутся за щеку, машут руками и т. д.


Маркиз

(поет)

 
О, верные шуаны,
Пришел я сообщить,
Что Робеспьер капканы
Нам хочет становить…
Пришел я вам это сообщить…
 

Хор

 
Так сообщи, о не молчи…
 

Ариозо с хором

 
О, верные шуаны, пришел вам сообщить,
Что Робеспьер капканы нам хочет становить.
 

Хор

 
Да, Робеспьер капканы
Нам хочет становить…
 

Маркиз

 
Сплотимся крепко, дружно
И смело в бой пойдем…
И, если это нужно…
Умрем, умрем, умрем…
 

Хор

 
Да, если это нужно, умрем, умрем, умрем.
 

(Уходят.)


Маркиз

(один)

 
Но где ж она, моя краса,
О, расскажите, небеса, где ж она, где ж она, где ж она?
Хоть явился б, наконец,
С того света мне пришелец…
 

Дух

(входит)

 
Пред тобой стоит мертвец,
Разнесчастный твой отец…
 

Маркиз

 
Ужас, ужас, стынет кровь,
Что-то он мне скажет вновь?
 

Дух

(весело, но с раскатами грома)

 
Ты при солнце и луне,
В дальней, дальней стороне,
Со щитом, в стальной броне,
На лихом своем коне,
Помни, помни обо мне…
А теперь? Увы, прощай… увы, прощай, увы, прощай…
 

Маркиз

 
Молю тебя – не исчезай…
 

Дух опускается за куст; куст падает, и видно, как дух сидит скромно на корточках, спиной к публике, не заметив, что куст упал.


Маркиз

(поет в публику, не заметив, что произошло)

 
Оно исчезло, дивное виденье…
Спокойся, о, мятежный дух…
Я облегчу твои мученья
И буду мстить теперь за двух…
Я облегчу твои мученья
И буду мстить…
Я буду мстить теперь, теперь я буду мстить.
Я буду мстить теперь за двух…
 

Псой Макс. одетый духом, оборачивается, видит, что куст упал, и удирает за кулисы. Маркиз, окончив пение, идет к левой кулисе и, пьет вино, которое ему подают на подносе из-за кулисы. Затем продолжает пение.


Маркиз

 
Но не сказал, он, небеса,
Где она, моя краса…
Кто на помощь мне придет,
Кто утеху принесет…
Где же он, новейший Брут?
Где же он, новейший Брут?
Где же он, новейший Брут?
 

В оркестре замешательство. Барабан ударяет «бом», затем пауза. Оркестр останавливается. За сценой слышен топот поспешных шагов и, как бомба, вылетает опоздавший Борзой-Невзоров, играющий Блэка, с бородой, которую не успел надеть, в руке и дожевывая колбасу.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное