Михаил Соловьев.

Книжный червь



скачать книгу бесплатно

© Михаил Соловьев, 2017


ISBN 978-5-4483-0053-0

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero


Михаил Соловьев родился в Москве в семье педагогов. Мать Соловьева Т. В. (1953—1996) была учителем географии и с раннего детства увлекалась поэзией. А отец, Соловьев А. М. (1951—2013), был учителем немецкого языка. Поэт, писатель, номинант ряда литературных премий, автор книги «Во имя Отечества» и поэтического сборника «Вопреки», с огромной любовью пишет о Родине, истории России, человеческих отношениях… Правда и совесть нашего века.


Дорогой ценитель литературы, погрузившись в уютное кресло и укутавшись теплым шерстяным пледом книга «Книжный червь» поможет тебе приятно скоротать время. Очевидно-то, что актуальность не теряется с годами, и на такой доброй морали строится мир и в наши дни, и в былые времена, и в будущих эпохах и цивилизациях. С невероятной легкостью, самые сложные ситуации, с помощью иронии и юмора, начинают восприниматься как вполнерешаемые и легкопреодолимые. Отличный образец сочетающий в себе необычную пропорцию чувственности, реалистичности и сказочности. Портрет главного героя подобран очень удачно, с первых строк проникаешься к нему симпатией, сопереживаешь ему, радуешься его успехам, огорчаешься неудачами. Удачно выбранное время событий помогло автору углубиться в проблематику и поднять ряд жизненно важных вопросов над которыми стоит задуматься.

Глава первая

Теплым майским вечером ближе к десяти часам в дверь позвонили.

– Ну, наконец-то, а то я подумал, что уже вас не дождусь, – высказал Платон.

– Извини, немного запоздали, – ответили вошедшие.

– Это правда? – поинтересовался Петр.

Петр был чуть полноватым человеком невысокого роста. Волос на голове Петр не носил, он их предпочитал брить вместе с лицом, утверждал, что так легче мыслить, ничего не давит на мозг. Он был очень добрым и отзывчивым, особенно в отношении своих друзей.

– Что правда? – переспросил Платон.

– То, что мне сказал Семен, – продолжил Петр.

– Да, это правда, нас действительно отправили на все лето за свой счет.

– Водку, как обычно, в морозилку? – перевел разговор Петр.

– Конечно! Ты же знаешь, я теплую водку не пью, – ответил Платон.

Платон при ответе сморщил лоб, он всегда так делал, когда ему что-нибудь не нравилось. Платон был среднего роста, свои шикарные черные волосы он зачесывал на левую сторону. На лице Платона красовались сросшиеся у переносицы брови, которые делали его брутальнее. Одну бровь он умел в момент сморщивания своего лба поднимать наверх и тем самым казался свирепей.

– Сеня, режь колбасу, а я пока достану рюмки и нарежу фруктов, – продолжил Платон.

Как только друзья сели за стол, за окном поднялся сильный ветер и молния озарила весь двор.

– Ох! Сейчас ливанет, а мы зонты не взяли, – возмутился Семен.

Семен был интеллигентной внешности, стрижку он носил короткую, настолько короткую, что волосы нельзя было даже зачесать.

На лице Семена постоянно красовались очки, у него их было несколько пар. Роста Семен был высокого, сто восемьдесят три сантиметра. Но, несмотря на свой интеллигентный вид, работал Семен обычным шофером.

– Какие зонты? Сеня, пока мы с тобой соберемся уходить, дождь семь раз уже закончится!

– Будет об этом. Закрывай окно и наливай, водка уже давно остыла.

Первая провалилась незаметно, вторая тут же отправилась вслед, после третьей Петр достал сигарету, размял ее между пальцев и произнес:

– Да, брат, что же ты теперь делать будешь?

– Если ты по поводу работы, то я и ума не приложу. Все произошло настолько неожиданно, что я до сих пор пребываю в шоке. Насколько тебе известно, у меня семья, которую нужно кормить, и два кредита: один на машину, а второй на дачу.

– Как я понимаю, вам должны дать компенсацию!

– Должны. Но никакой компенсации не будет. Вчера меня вызвал к себе шеф и объяснил, что компания находится на грани банкротства и спасти ее может только чудо. И как вы понимаете, этим чудом он называет отпуска без сохранения содержания заработной платы, одним словом, идите, граждане, за свой счет.

– А если у человека нет своего счета? Тогда что ему делать?

– Тогда ему, Петь, нужно подыскивать себе новую работу.

– Ты уже занялся поисками?

– Занялся, а толку нет. Я отработал в этой компании больше десяти лет, и за все эти годы сотрудникам ни разу не задержали зарплату, а нынешний кризис погубил предприятие, и оно стремительно идет ко дну. Да, я совершенно не заметил, как пролетели эти годы. Кому теперь нужен почти сорокалетний редактор?

– Ну, ты погоди пока на себе крест ставить, ты опытный сотрудник! Причем без вредных привычек.

– Твоя правда! А востребован сегодня энергичный, целеустремленный, коммуникабельный, лучше всего женского пола и с приятной внешностью. Желательно еще до тридцати лет.

– А у меня, – разливая по четвертой, продолжил Петр Сергеевич, – все донельзя наоборот. Написал рапорт на пенсию.

– На пенсию? Но ты же еще молод для пенсии!

– Я как инспектор Дорожно-патрульной службы свое отработал и имею право на заслуженный отдых. Написал рапорт и отдал его руководству, а меня вызвали в управление и предложили два варианта: либо я перехожу в управление следить за мониторами от камер видеофиксации, либо остаюсь в своем отделе. И третьего варианта не дано.

– То есть о пенсии не может быть и речи?

– Совершенно верно, не может.

– И что ты думаешь делать?

– Останусь в своем отделе, я там как-никак столько лет отработал!


Друзья так накурили, что Платон как некурящий попросил Петра открыть окно. На этот момент дождь уже утих. И на улице царила непередаваемая тишина!

 
День клонится уже к закату,
И не заметно, как он пролетел,
Оставшись в памяти объятый
Количеством свершенных нами дел.
 
 
Уйдет от нас, а завтра снова
Начнется все, и в завершении дня
Плывет по городу ночному
Беззвучная немая тишина.
 
 
Такая тишина пробудет до рассвета,
А утром вновь все оживет,
И тишина простая эта
В жизнь потихоньку перейдет.
 

– Какой стих! Как у тебя только так получается?! – воскликнул Петр.

– Я сам не знаю, просто слышу голос свыше. И он диктует мне слова, и так кружится голова! – ответил Платон.

– А знаешь, о чем я сейчас подумал? Платон Геннадьевич, ты имеешь личный транспорт, а я нет.

– К чему это ты, я не совсем понимаю?

– Сейчас объясню! Я каждое утро заказываю такси, так как рано начинаю. А почему бы тебе на время твоего вынужденного отпуска просто не возить меня на работу и с работы. С тобой мне будет гораздо комфортней, а тебе проще с деньгой.

– Ты загнал меня в тупик, как же я с тебя деньги брать буду?

– Насчет этого не переживай, зачем мне платить кому-то, когда у моего друга финансовое затруднение. Лучше скажи, у нас там ничего больше не осталось?

– Ты про водку?

– Конечно!

– Водки больше нет.

– Тогда нужно разбудить Семена, а то он, бедолага, задремал, и мы пойдем.

– Буди, а я вас немного провожу, заодно и проветрюсь.

Выйдя на улицу, друзья удивились. Во дворе лежало упавшее от ветра дерево, а под их ногами были неимоверно глубокие лужи.

– Ну и гроза прошла! С ураганным ветром, а я все проспал, – удивленно промолвил Семен и предложил: – Друзья, мы так редко встречаемся, что совсем не хочется расставаться! Пойдемте в бар, там есть водка и караоке!

– А почему бы нет, я поддерживаю Семена и угощаю, – продолжил Петр.

– Ну, что с вами поделать – поехали! – согласился Платон.


***


В бар добрались быстро. Несмотря на ночь выходного дня, в баре народу было немного.

– Друзья, располагайтесь за столиком, а я закажу нам чего-нибудь выпить, – пробормотал Петр и ушел к стойке.

Присев за ближайшим столом, молодые люди погрузились в атмосферу романтического выходного дня (да, именно романтического, так как в зале звучала соответствующая музыка и танцевали пары).

– Друг мой, а не пригласить и нам кого-нибудь! – предложил Семен.

– Сеня, ты намекаешь на этих прелестных созданий за соседним столом? – поинтересовался Платон.

– Я не намекаю, я – предлагаю!

– Подожди! Если я не ошибаюсь, то одна из них мне хорошо знакома! Сиди, я сейчас.

Платон встал из-за стола и направился к белокурым красавицам, расположившимся напротив них. Подойдя вплотную к столику, он обратился к одной из дам:

– Здравствуй, Александра!

– Мы с вами знакомы? – удивленно переспросила дама.

– Ну, как же, Саша, ты меня совсем не узнаешь? А я тебя сразу узнал! Мы познакомились с тобой под Ведено. Наша рота наступала, а меня тогда шальная пуля догнала. Помощь подоспела очень быстро, это несмотря на то, что от Красного креста работала всего одна, очень молоденькая и очень симпатичная девушка, с голубыми, как небо, глазами и светлыми, как пшеничное поле, волосами!

– Платон, это ты?! Боже, как же ты изменился, поседел. Но седина тебя только красит! Ну что ты стоишь? Садись, рассказывай, как ты? Что ты? Ты в Москве живешь? Я тогда даже адреса твоего не взяла!

– Я подошел пригласить тебя на танец! Не откажешь?

– Конечно нет, пошли!

Присев за стол, Петр обнаружил Семена в полном одиночестве:

– Сеня, а почему ты один? Где наш друг?

– Петя, если ты обратишь внимание на эту замечательную пару, которая танцует по правую твою руку, то тогда ты узнаешь в одном из танцующих нашего друга – Платона.

– М-да! Я смотрю, зря времени он не теряет! А кто же эта прекрасная дама?

– Сказал, что знает ее, и удалился, – прошептал Семен.

– Неужели у них в редакции работают такие красавицы? – пробубнил себе под нос Петр.

– Сашенька! Спасибо тебе за танец! Я пойду, а то меня, наверное, заждались друзья.

– Ты опять так же исчезнешь, еще на пятнадцать лет? Как после госпиталя?

– Конечно нет!

– Может, вы составите нам компанию?

– Если наше общество вам не помешает, то мы с великим удовольствием к вам присоединимся…

– Мы будем только рады!

– Тогда я мигом.

Как только Платон удалился, Ира (так звали подругу Александры) тут же навалила на нее массу вопросов. Кто этот галантный молодой человек и откуда она его знает? И почему он так ярко вспомнил о войне?

– Понимаешь, Ирочка, я не всегда работала в больнице. После окончания медицинского училища я по собственному желанию попала в горячую точку. Одним словом – в Чечню. Это было так давно, помню, я тогда была очень смелой и очень глупой. Настолько глупой, что решила – лучшей практикой для меня должно стать боевое крещение. Я была уверена, что только на войне можно стать замечательным врачом. И при первой же возможности отправилась в самое пекло.

Это было в 1999-м. Самое начало новой чеченской кампании, хотя кампания – это неверное слово, здесь вернее подойдет – мясорубка. И вот в этой самой мясорубке, во время очередного наступления наших войск, я наткнулась на молоденького солдатика, держащегося за правый бок. На тот момент он потерял уже много крови. Я подползла ближе и спросила: «Как тебя зовут?» Он из последних сил ответил: «Платон». Мне почему-то пришло на ум: «Какое красивое имя – Платон», и я приняла для себя решение во что бы то ни стало дотащить его в госпиталь. И дотащила! Он получил ранение в правый бок. Пуля прошла навылет и чудом не задела печень. Пока он лежал в госпитале, я в него влюбилась и тайно сочиняла стихи. Но после очередной атаки наши пути разошлись. Меня перебросили ближе к боевым действиям, и как только я сумела вернуться обратно, узнала, что его перевели в Москву, долго потом себя корила, что не взяла его адрес. И видишь – Господь нас свел сегодня здесь!

– Саша, ты никогда мне не рассказывала, что была на войне.

– А зачем? Я старалась об этом забыть.

– Милые дамы! Позвольте вам представить моих друзей… Это Семен и Петр.

Петя, не успев присесть за стол, начал свой удивительный рассказ, как и чем отличается его необыкновенная профессия от других. И пока он монотонно рассказывал, Платон не мог оторвать глаз от Александры. В его голове всплыли воспоминания ужасных военных лет. Как белокурая девочка двадцати лет спасла ему тогда жизнь, вытащив его буквально на себе из ада, огня, грязи и крови… Где он уже собрался проститься со своей короткой жизнью, пока не заметил молоденькую медсестру и не обрел надежду, надежду на самое дорогое, что есть у человека – жизнь! В госпитале он много думал, и все его мысли сводились к одному: что нет ничего дороже на свете, чем любовь и дружба. Все остальное благо не может быть благом по определению. Уже в московском госпитале в прикроватной тумбе он нашел кем-то оставленный Псалтирь и не смог не ознакомиться с его содержимым. Платон родился в семье атеистов, его отец и мать являлись членами партии КПСС, а членам партии запрещалось веровать в Бога. У них была своя вера – вера в коммунизм. По этой самой причине в семье никогда не вели разговоров на религиозную тему. Да и сама эта тема была для него чуждой. А здесь оказалась в его руках церковная книга. И от простого человеческого любопытства, и от скуки, насаждающей его изо дня в день, он решил открыть и прочесть ее. Платон начал читать не с начала, он решил ознакомиться сперва с названием глав. Открыл последнюю страницу и сперва немного растерялся. Псалтирь указывал, от чего какой псалом спасает человека. Были в этой книге молитвы об исцелении от болезней, в защиту от демонов и даже об устроении семейной жизни. Платон начал читать Псалтирь ежедневно и уверовал – всей душой уверовал – всем сердцем. Настолько честные и справедливые были строки, что поразили они весь его атеистический ум. Молился он тогда об устроении семейной жизни и думал только о ней, о той, которая сейчас сидела за столиком напротив и смотрела ему прямо в душу! Но встреча с ней равнялась нулю, и как только вышел Платон из госпиталя, повстречал другую девушку и через год на ней женился. Она была замечательной во всем, прекрасно готовила, очень любила их совместную дочь. Но Света была полной противоположностью Александры: высокой брюнеткой, а не маленькой блондинкой, как Саша. Наверное, Платон это сделал назло самому себе. А может быть, жениться помогла молитва, но перепутала немного адресата… И все же Платон любил свою жену, по крайней мере он всегда и всюду об этом твердил, а что творилось у него в душе, было известно одному только Богу.

– Саша, я могу тебя проводить? – поинтересовался Платон, тем самым перебив Петра.

– Конечно! – ответила девушка.

И они, попрощавшись с друзьями, вышли из бара и отправились в рассвет.

– Смотри, как быстро наступило утро! Уже появились первые трамваи! Как быстро пролетела эта ночь, ночь, которая вернула мне тебя!

– Платон, расскажи мне о себе! Расскажи, как сложилась твоя жизнь?

– Моя жизнь сложилась, в общем, неплохо! Как только выписался из госпиталя, я встретил милую девушку, через год мы расписались!

– У тебя есть дети?

– Да, у меня есть дочь, ей сейчас тринадцать.

– А кем ты работаешь? Наверное, в спецслужбе?

– Вовсе нет, Сашенька, я работаю в редакции самым обычным редактором текстов.

– Редактором? Я бы ни за что не подумала, что такой солидный молодой человек может работать в редакции.

– Ты хочешь сказать, что в печатных изданиях работают только книжные черви?

– Я совершенно не это имела в виду и не хотела тебя обидеть. Твой типаж – мужчины, прошедшего войну, и я подумала, что ты продолжишь военную карьеру или устроишься в милицию, хотя сейчас правильно говорить в полицию, никак не привыкну.

– С меня хватило стрельбы в Чечне, а на гражданке мне хотелось заняться спокойным делом, таким, которое будет приносить удовольствие.

– И тебе нравится твоя работа?

– Очень! Ты знаешь, она меня успокаивает! И когда я работаю с текстом, пребываю, как тебе лучше бы объяснить, в некой эйфории!

– Никогда бы не подумала, что от текста может возникнуть чувство счастья. У меня, к примеру, от моей писанины, напротив, совершенно другие ощущения. Ах, да! Я тебе не сказала, а ты, вероятно из вежливости, не интересуешься, чем занимаюсь я. Как ты думаешь, Платон, чем я могу заниматься?

– Ну, я думаю, это очевидно, ты продолжаешь заниматься тем, что у тебя лучше всего получается – это спасать людей! И если меня не подводит интуиция, ты уже давно не медсестра, ты врач!

– Ты прав, я действительно врач, заведующая терапевтическим отделением в нашей районной больнице.

– Заведующая?! Прости, я недооценил.

– Что касается должности, то в этом больше не моя заслуга, а Сережи! Он главврач больницы.

– Сережа – это твой муж?

– Да. Он хороший человек. Я когда вернулась из Чечни, то хотела навсегда завязать с этой профессией и с головой уйти в совершенно другой профиль. Но тут в моей жизни появился Сергей, я даже уже не помню, где мы с ним познакомились, кажется, на празднике общих друзей. Мы долго разговаривали, и я раскрыла перед ним всю свою душу, рассказала, что пришлось пережить и с какими ужасами я столкнулась. Потом я сказала, что я так больше не хочу. Не хочу видеть, как человек страдает, когда ему отрезают конечности, не хочу больше видеть, как люди каждый день умирают. И тогда он взял меня за руку и сказал: «Ты забыла, Саша, ты совершенно забыла о всех тех, кого ты спасла. О тех, кому ты подарила снова жизнь!» Придя домой, я все переосмыслила и приняла решение остаться в медицине, да и что я еще умею так хорошо делать, как накладывать повязки?! Окончила, одним словом, медицинский, не отрываясь, как говорится, от производства. Сергей помог мне устроиться в больницу, где сам работал. Он был тогда заведующим хирургическим отделением, так что сам понимаешь – с трудоустройством проблем не возникло.

– Я очень рад, что у тебя все хорошо!

– Я тебя совсем заболтала!

– Вовсе нет. Мне было очень интересно!

– Ну, мы пришли! В этом доме я и живу!

– Я рад был нашей встрече! Саша, даст Бог, еще свидимся!

– До свидания, Платон!

– До свидания, Александра!

Глава вторая

Платон смог подняться с кровати только к обеду, первое, о чем он поинтересовался у жены, это который час.

– Три часа дня уже! Ты во сколько спать лег?

– Я не помню, знаю одно – было уже светло.

– А куда ты ходил? Я вставала пить, но вас на кухне не было!

– Я провожал ребят.

– Что это на тебя нашло? До этого всегда они уходили сами.

– На улице после дождя было так хорошо! Вот я и решил выйти подышать!

– Ну, хорошо. Ты вещи свои все собрал?

– Для чего мне их собирать? – на несколько секунд перепугался Платон, и голос его слегка задрожал.

– Ты чего так перепугался? Не выгоняю же я тебя из дому, хотя с такой работой надо было давно уже это сделать. Мы к маме едем или ты передумал?

– Прости, милая! У меня вылетело из головы! Но я с вами в Смоленск поехать не смогу. Отвезти я вас с Миланой, конечно, отвезу, но сам буду вынужден вернуться обратно. Денег вам на первое время должно хватить, а если не хватит, ты мне позвони и я постараюсь вам выслать.

– Я стесняюсь спросить, откуда ты их возьмешь?

– Во-первых, мне обещали перевести на карточку отпускные, а во-вторых, Петр сделал предложение возить его на работу, естественно не бесплатно.

– Ты с друга деньги будешь брать?

– Петя сказал, что ему нет никакой разницы: платить мне или таксисту.

– Ну, хорошо, а на дачу ты поедешь?

– Думаю, да. Но не сейчас.

– Я тебе ничего и не говорю, мы с тобой собирались туда на последнюю неделю отпуска.

– Да, возможно, съездим, будет видно.

После того как Платон Геннадьевич отвез жену с дочерью в деревню, он вернулся домой и сразу принялся за приготовление пищи. Платон резал лук и думал о супруге: «Впервые мы проводим отпуск поврозь». Неожиданно его размышления прервал телефонный звонок. Это был Петр:

– Здравствуй, Платон, хочу у тебя поинтересоваться, сможешь меня сегодня забрать?

– Конечно смогу! Во сколько мне нужно подъехать?

– Смотри, сейчас на моих без четверти четыре! Я предполагаю, что готов буду ехать в районе шести.

– Хорошо! В шесть буду у тебя.


***


Отворив дверь, Ира немного удивилась: перед ней стояла подруга, которая должна была сегодня дежурить.

– Саша, ты какими судьбами? Ты же сегодня дежуришь по больнице!

– Я поменялась. Позволишь пройти? Или так и будешь меня держать в дверях?

– Конечно, проходи!

– Я вино принесла, выпьешь со мной?

– Есть повод?

– Думаю, да!

– Проходи на кухню, я сейчас!

Зайдя в кухню, Александра первым делом обратила внимание на розу, которая стояла у Ирины на окне.

– Ира, какая замечательная у тебя роза!

– Прости, я не расслышала, что ты говоришь? – переспросила входящая в кухню Ирина.

– Я говорю, какая красивая у тебя роза! – повторила Александра.

– А, роза! Да, это подарок Стаса, он подарил мне ее перед тем, как уйти к своей новой пассии.

– Слышно о нем чего-нибудь?

– Слышно, он прекрасно живет в Нью-Йорке, у него там свой цветочный бизнес. Стас с детства бредил цветами, роза – его последний подарок!

– Ты хочешь сказать, что она у тебя уже пять лет, а я ее ни разу не видела?

– Сашенька, милая моя! Ты ее не видела по простой причине: она все это время стояла в моей спальне, а сейчас я ее вынесла на кухню.

– Теперь я поняла. Очень красивая роза, очень!

– Ты сказала, что есть повод для вина, что за повод? Ты беременна?

– Что ты! Если бы я была беременна, стала бы я вино пить!

– Немного вина при беременности можно – это я тебе как гинеколог говорю!

– Нет, я не беременна, у меня другой повод.

– Что-то с Сергеем Сергеевичем?

– С Сережей тоже все в порядке.

– Тогда я ничего не понимаю, какая веская причина заставила тебя поменяться, взять вино и прийти ко мне. Только не говори, Сашка, что дело в нем!

– В нем, Ира, в нем! Я после нашей случайной встречи места себе не нахожу.

– Саша, ты меня пугаешь!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное