Михаил Смирнов.

Операция «Призрак»



скачать книгу бесплатно

Еще раз взвесив все за и против, по закрытому каналу связи позвонил в Лондон в службу разведки и доложил об операции под кодовым названием «Y».

Хорошо зная процесс принятия решений на верху, он надеялся, что ответ придет не скоро. Возможно, даже тогда, когда русские уже закончат перевозку золотого запаса…

* * *

Ермолай открыл дверь палисадника и вошел во двор. Внимательно осмотрелся и, ничего не заметив особенного, пошел к крыльцу. В это время дверь распахнулась и показалась молоденькая, стройная девушка в голубом ситцевом платьице. Красивые белые волосы спадали на плечи, глаза, зеленые глаза, были широко раскрыты. Девушка с удивленным, если не сказать с недоуменным, выражением лица взирала на гостя.

– Вы кто? – вымолвила, не разжимая губ.

Ермолай широко улыбнулся.

– Я Сергеев Ермолай. Сергеева Любовь Ивановна здесь проживает?

– Здесь. А вы кто ей будете?

– Сын.

Девушка ойкнула, всплеснула руками и…быстро убежала в дом.

«Какая-то она странная», – усмехнулся Ермолай.

При этом раздумывая, как поступить дальше: войти в дом или не входить?..

* * *

Лондон, штаб-квартира королевской службы английской разведки…


Информация о перемещении золотого запаса СССР из Москвы вглубь страны никак не заинтересовала руководство британской внешней разведки МИ-6. И это вполне естественно. Поскольку заполучить советское золото в России и тем более вывезти его из страны в настоящий момент было абсолютно невозможно. А, следовательно, и вмешиваться в ход операции русских, тратить силы и средства, не было никакого смысла. К тому же, СССР являлся членом международной антигитлеровской коалиции, т. е. союзником Британии. Но и содействовать СССР, делиться имеющейся информацией, руководители английской разведки не собирались…

* * *

Озадаченный Сергеев стоял перед крыльцом.

Прошла, возможно, минута, как девушка снова появилась перед молодым человеком. С ее плеч свисал ярко-красный платок, белокурые волосы были собраны сзади на голове в пучок.

«По-моему, такой платок был у мамы, – припомнил Ермолай. – Наверное, она ей его и подарила».

Приятно улыбаясь, девушка низким голосом изрекла:

– Меня зовут Наташа. Любовь Ивановна и моя мама скоро придут с работы, они вместе работают на одном эвакуированном заводе.

«Да она совсем еще молоденькая», – рассматривая девушку, решил Сергеев.

Улыбнулся и вымолвил:

– Ясно. Кстати, меня зовут Ермолаем.

Наташа закивала головой.

– Проходите в дом, в комнату вашей мамы.

– Спасибо. Только, Наташа, ты меня не навеличивай, обращайся по-простому, на «ты».

– Ладно.

Следом за девушкой Ермолай вошел на крыльцо, затем в дом. Войдя на кухню, он застыл в изумлении. Взгляд его буквально приковала висевшая в углу изумительная икона. Ермолай не мог оторваться от образа удивительной богородицы в жемчужном окладе.

Какой выразительный взгляд! А каков каскад нитей из белого жемчуга!

Он лишь тихо выдавил:

– Красота какая!..

Из репродуктора, висевшего на стене, неслась незамысловатая песня в исполнении Клавдии Шульженко. Ермолай удивленно озирался по сторонам.

– Проходи.

Голос хозяйки вернул его на землю.

Из кухни с большой, свежевыкрашенной печью они прошли в просторный зал. Затем свернули в небольшую комнатку.

– Это комната твоей мамы, – сказала Наташа.

– Спасибо. Можно я здесь подожду маму?

– Конечно. Вы, ой, то есть, ты надолго приехал?

– У меня отпуск на неделю.

Наташа кивнула и быстро вышла, прикрыв за собой дверь.

Ермолай поставил вещмешок на пол и осмотрел комнату. У окна стоял покрытый скатертью стол и два стула, вдоль стены кровать и небольшой деревянный шкаф. На столе находилось небольшое зеркало и две черно-белые фотографии. На одной запечатлены улыбающиеся мама с папой, на другой – Ермолай.

«Узнаю маму, – улыбнулся Ермолай, – чисто, уютно и ничего лишнего. Так… Значит, она придет скоро… Я ее увижу…».

Возможно от волнения, заныла раненая нога.

«Пожалуй, пока я полежу», – решил.

Снял сапоги и прилег на кровать поверх покрывала…

* * *

Москва, улица Неглинная, главный офис Госбанка СССР, кабинет Председателя


В кабинете находились члены рабочей группы по проведению операции «Призрак». Представитель Госбанка и руководитель операции – Сапега Василий Васильевич, от НКВД – начальник Третьего управления, полковник Норейко, от военной контрразведки – начальник отдела германского направления, майор Истомин. Шло обсуждение рабочих моментов операции, выступал хозяин кабинета.

– …Нам, товарищи, предстоит перевезти золота 2 040 тонн, это 170 000 слитков по 12 килограммов каждый, платины 500 тонн, или 100 000 слитков по 5 килограмм и серебра 1 504 тонны, 47 000 слитков по 32 килограмма.

Полковник и майор удивленно переглянулись.

– Это все насколько потянет по мировым ценам? – спросил полковник.

– Абсолютно точно оценить крайне сложно, – вымолвил Сапега. – Мировые цены на металлы то падают, то растут. Но, примерно, на сегодняшний день это потянет, думаю, на 100 миллиардов долларов.

Майор присвистнул.

– Наши враги, да и друзья были бы не прочь что-то оторвать от этого жирного пирога, – изрек полковник.

– Это уж точно, – подтвердил майор.

– Совершенно верно, – сказал Сапега. – В целях конспирации вагоны будем использовать обычные, ковровские крытые четырехосные товарные, с деревянной обшивкой грузоподъемностью 30 тонн. По нашим требованиям в вагон мы можем загрузить 20 тонн.

– Это сколько вагонов потребуется? – воскликнул майор. – Потом загрузка, перевозка, выгрузка и так много-много раз. Да мы полгода провозимся!

– Мы должны управиться за сентябрь, – жестко вставил Сапега. – Давайте, товарищи, будем все считать и обдумывать. Для этого мы и собрались. Но сначала надо решить, где конкретно мы будем хранить золото, платину и серебро, куда будем направлять потоки металла. Само собой, обсудим и людей, которые будут задействованы при реализации операции «Призрак». Людей проверенных, поскольку их подноготную нам проверять совсем нет времени. Нам необходимо определить и оборудовать места будущих хранилищ на военное время. Эти временные хранилища должны быть доступны только для тех, кому это положено. Они не должны быть затратными в их оборудовании и содержании, а также соответствовать основным требованиям хранения металлов.

– Наше ведомство нашло и подготовило несколько таких мест, – вставил полковник Норейко.

Сапега кивнул и продолжал:

– Членам группы необходимо немедленно вылететь в места их дислокаций и произвести оценку…

* * *

Ермолай проснулся от какого-то шума. Через секунду в комнату со словами:

– Сынок, сынок! – буквально влетела раскрасневшаяся, со слезами на глазах, мама.

Ермолай вскочил с кровати и бросился обнимать и целовать ее.

– Как ты, сынок? Как ты, родной?

– Все хорошо, мама, все хорошо…

Когда они немного успокоились, Ермолай заметил в дверях улыбающихся Наташу и похожую на нее женщину.

Мама немного отошла от сына и вымолвила:

– Вот, сын, познакомься с моими спасителями и хозяевами дома, Маргарита Тимофеевна и Наташа Бузины.

– Очень приятно, я Ермолай, – выдавил Сергеев и широко улыбнулся.

– Ну, какие мы спасители, просто время сейчас такое, что люди должны помогать друг другу, – вымолвила хозяйка дома.

– Нет-нет, спасители, – настаивала мама. – Я приехала чуть живая, вы меня и выходили, и приютили.

– Давайте прекратим эти разговоры, – предложила хозяйка. – А сын-то у тебя, Любовь Ивановна, красавчик и орденоносец.

Ермолай засмущался и очевидно стал краснеть. Мама махнула рукой и бодро бросила:

– Что есть, то есть. Только ты, Маргарита, не смущай парня.

– Хорошо, не буду. Да и Ермолай, наверное, с голоду помирает.

– Да нет, я вовсе не голодал, – изрек Ермолай, – у меня паек.

Взял вещмешок и высыпал содержимое на кровать. В мешке оказались: мясные и рыбные консервы, сгущенное молоко, сахар, галеты, хлеб и кусок сала.

– Хороший паек, – весело бросила хозяйка. – Наталка картошку приготовила, так что всех прошу к столу на ужин.

Хозяева выставили вареную картошку, соленую капусту, маринованные грибы, какие-то ягоды. Ермолай открыл мясные и рыбные консервы, порезал сало, хлеб. Маргарита Тимофеевна выставила бутылку домашней настойки. Одним словом, ужин получился славный, проговорили часа три. Ермолай ответил на массу женских, порой не простых, вопросов. При этом ему порой пришлось краснеть, порой потеть…

Затем мама с сыном уединились в свою комнату и еще долго-долго разговаривали.

Несмотря на все протесты мамы, спать Ермолай разместился на полу…

* * *

Москва, посольство Великобритании в СССР, кабинет второго секретаря…


Случилось невероятное. Ответ из Лондона пришел по шифрованному каналу связи на удивление быстро. И звучал лаконично и красноречиво:

действуйте по своему усмотрению.

Пол Гор ахнул:

«Поразительно!? Со мной такого еще не случалось! Равнодушие к такой информации! Что я могу без их поддержки?», – и… глубоко задумался.

По своей сути, Пол являлся более русофобом, чем русофилом. Да и в Россию он поехал по приказу в надежде подзаработать.

Стал вспоминать своих знакомых дипломатов из Швейцарии, Швеции, Франции, США, а также Японии, Германии, Италии…

«Мне предоставляется шанс!» – решил Пол…

* * *

Утром Сергеев проснулся в 10 часов. Мама уже ушла на работу, впрочем, как и Маргарита Тимофеевна. Раны слегка давали о себе знать. Тем не менее, Ермолай сделал небольшую физическую разминку.

Наташа накормила завтраком. Она была молчалива, отводила глаза в сторону. Девушка определенно стеснялась молодого человека.

Гость не приставал с расспросами.

Поел, поблагодарил и отправился в местное отделение милиции. Встав на учет, он немного побродил по центру города, застроенному старинными, из красного кирпича, двух – и трехэтажными домами. Встретились по дороге и несколько красивых православных храмов. Возле одного из них толпились люди, в основном пожилые. Очевидно, в храме шла служба.

В целом город казался полупустым, взрослых людей было очень мало, лишь беззаботная детвора слонялась по улицам. Повсеместно виднелись агитационные плакаты: все для фронта – все для победы; смерть шпионам… Встретилась веселая группа парней и девушек. Они везли на четырехколесной скрипучей тачке различные металлические предметы: сковородки, бидоны, тазы, куски арматуры…

«Школьники собирают металлолом, – подумал Ермолай. – Молодцы! Металл сейчас очень нужен для производства военной техники, необходимой фронту».

Один раз его остановил милиционер и проверил документы.

Дома встретила настороженная Наташа.

– А я уж хотела идти тебя искать, тут у нас шпаны всякой развелось.

– Шпана мне не страшна, у меня есть пистолет, – весело изрек Ермолай.

– Правда?

Ермолай достал из кармана брюк наган, повертел в руке и убрал.

– Здорово! – восхищенно изрекла девушка. – Ты давай отдыхай, а мне надо сходить в школу.

– Ты учишься?

– Да, в десятом классе. Только у нас из-за войны начало учебы перенесли на 1 октября.

– Ваши начальники думают, что война закончится к 1 октября? – воскликнул Ермолай.

– Нет, просто почти все учителя ушли на фронт. Директриса никак не может набрать нужных педагогов.

– А…

Наташа убежала. А ощущавший усталость Ермолай решил полежать на кровати…

* * *

Москва, Метростроевская улица


На кровати обнаженные мужчина и женщина занимались сексом. Лежащая внизу с закрытыми глазами женщина слегка призывно постанывала, мускулистый мужчина старательно исполнял свою заложенную природой функцию. Вот мужское тело конвульсивно дернулось, последовал крик…

Слегка прикрывшись простыней, лежали обнаженные мужчина и женщина. Изящно держа сигарету двумя пальцами, она курила и раздумывала. А рыжеволосый мускулистый мужчина, казалось, находился еще в истоме и забытьи.

Раздумывала Лиза о том, правильно ли она сделала, что пригласила Боба, с недавних пор любовника, на квартиру Сапеги. До этого они пару раз встречались в съемной, неприятно пахнущей квартире. Секс со старомодным Сапегой не удовлетворял ее, а вот с неукротимым молодым Бобом – совсем другое дело. Впрочем, чего уж теперь тужить, да и Сапега сейчас далеко-далеко…

– Лизонька, тебе хорошо? – тихо спросил мужчина и открыл глаза.

– Изумительно и неповторимо!

Женщина повернулась к прикроватному столику. На нем стояла бутылка коньяка, тарелка с нарезанным лимоном и два стакана.

– Ты выпьешь? – приподнимаясь с кровати, спросила женщина.

– С удовольствием.

Женщина приподнялась, почти полностью раскрыв свое прекрасное тело, быстро плеснула в стаканы коньяка. Передала один мужчине.

Сама лихо осушила стакан, закусила лимоном и глубоко выдохнула.

Ее примеру последовал и мужчина.

– Как мне хорошо и спокойно с тобой, – тихо и проникновенно вымолвила женщина.

– А мне с тобой, – в тон ответил мужчина. – Кстати, где твой благоверный?

– На Урале, кажется, в Свердловске, в командировке с важным государственным заданием. Жлоб он и, если отбросить его показную интеллигентность, грубый и черствый неотесанный мужлан. Этот конторский пересушенный сухарь ни жить толком не умеет, ни трахаться. Я для него стелюсь, стелюсь, а он, – зло выругалась, – никак не хочет официально оформить наши отношения.

Женщина медленно поставила стаканы на столик, снова легла в постель, прижавшись к сильному мужскому телу.

Какое-то время они лежали молча.

– Тебе нужны деньги? – спросил мужчина.

– Не в этом дело. Мне просто надоело играть и корчиться с ним! – эмоционально изрекла женщина. – Я хочу быть или его официальной женой с правами или… – резко замолчала.

Мужчина молчал и любовался прекрасным женским телом.

– Как хочется настоящей любви и счастья, – мечтательно вымолвила женщина, грациозно рукой сделала пируэт в воздухе.

Не менее грациозно затушила сигарету и спросила:

– Ты не знаешь, когда кончится война?

– Не знаю. Но знаю, что жить и получать удовольствия надо при любых ситуациях.

Раздумывая о чем-то, женщина довольно улыбнулась.

Затем повернулась лицом к сосредоточенному мужчине, сверкнула глазами и тихо и проникновенно вымолвила:

– Ты умный и сильный. Я так тебя люблю!

Мужчина вспыхнул, воскликнул:

– Я тоже!

Они слились в страстном поцелуе, их красивые тела соединились в единое целое…

* * *

Ермолай проснулся и услышал мужской голос:

– Есть кто дома?

– Есть, – бросил Ермолай.

Быстро поднялся и вышел в большую комнату. Посреди нее стоял уже в возрасте милиционер с сержантскими погонами.

– Сергеев Ермолай? – спросил милиционер.

– Да.

– Распишись, – изрек милиционер и достал из полевой сумки полулист серой бумаги.

– Что там? – зевая, спросил Ермолай.

– Твои начальники тебя требуют в область. Завтра утром к 6 часам подходи к горотделу милиции, будет машина на Свердловск. Она тебя и доставит в областное управление НКВД.

Сергеев прочитал повестку, расписался и передал сержанту.

– Ну, бывай, – бросил служивый и, прихрамывая на правую ногу, вышел из комнаты.

«Называется, отдохнул», – усмехнулся Ермолай…

Глава 2

Утром мама накормила сына, заставила взять с собой свитер. Проводила Ермолая до горотдела милиции.

– Береги себя, сынок, следи за здоровьем и непременно пиши мне письма, – со слезами на глазах напутствовала мама…

В Свердловск Сергеев прибыл в половине девятого утра.

Майор, дежурный по областному УВД, просмотрев документы Ермолая, бросил:

– Проходи, младший лейтенант, на второй этаж в комнату 27, там тебя ждут.

Немного волнуясь и раздумывая, что его ждет впереди, Ермолай направился на второй этаж. Подойдя к нужной двери, постучал и открыл ее. В накуренном помещении увидел сидящих возле стола с картой мужчин. Троих военных короткостриженных мужчин и одного седовласого, уже в возрасте, гражданского.

– А вот и Сергеев, – раздался знакомый мужской голос.

Один из военных встал.

«Да это майор Истомин!» – воскликнул Ермолай, улыбнулся и весело изрек:

– Здравия желаю.

Истомин шагнул к Сергееву, крепко пожал руку.

– Здравствуй-здравствуй. Как здоровье, герой?

– Спасибо, товарищ майор, я практически здоров.

– Вот и хорошо…

– Товарищи-товарищи, – громко изрек строгий мужчина в штатском костюме, – время не ждет. Нам нужно выезжать на объект. Я по дороге введу в курс дела товарища Сергеева.

* * *

Вскоре все оказались во дворе управления. Истомин и двое других военных, как определил Ермолай по знакам различия – полковники, расположились в одной легковой машине. Сергеев и строгий мужчина в штатском костюме, со стареньким портфелем, прошли к другой машине и оказались вместе на заднем сидении. Водителем оказалась женщина в милицейской форме.

Едва машина тронулась, мужчина тихо вымолвил:

– Давай знакомиться, Ермолай. Я Сапега Василий Васильевич, заместитель председателя Госбанка страны, твой начальник. Мы будем участвовать в одной исключительно важной и секретной операции. Хорошо запомни, секретной, о ней можешь говорить только со мной и знакомым тебе майором Истоминым. Ясно?

– Так точно. Как мне к вам обращаться?

– По имени и отчеству, Василий Васильевич.

– Понятно, Василий Васильевич. Что я должен делать?

– Сейчас мы едем в город Верхний Тагил, это где-то 90 километров на север от Свердловска. Там, в горном массиве, у реки Тагил еще в XVIII веке во времена промышленника Никиты Демидова, при добыче камней и различных строительных материалов образовались шахты горизонтального заложения. НКВД с помощью заключенных их облагородили и превратили в некие складские помещения. Мы с тобой должны дать заключение на предмет, можно ли там хранить драгоценные металлы. Если можно, то прикинуть, сколько там можно разместить металлов.

«Так… Положение на фронте неважное, – рассуждал Ермолай. – Значит, золотой запас из московских хранилищ будут перевозить подальше, за Волгу…».

– В операции по вывозу золота из Ленинграда ты себя проявил очень хорошо. И Коваль Илья Исаевич о тебе хорошо отзывался. Товарищи из военной контрразведки просили тебя включить в состав группы. Поэтому тебя привлекли и к новой операции. Я надеюсь на тебя.

– Спасибо, Василий Васильевич, за доверие. Я сделаю все, что в моих силах…

* * *

Москва


С началом военных действий московский ипподром прекратил свою коневодческую, да и чисто спортивную деятельность. А его ресторан, с вполне приличной кухней, продолжал функционировать.

Пол Гор назначил здесь встречу своему знакомому шведскому коллеге Карлу Бергу. Пол знал, что Карл имеет выход на немецких дипломатов, а также нацистские спецслужбы. А поскольку Пол твердо решил подзаработать на информации по перевозке русскими своего золотого запаса, то выбор выпал именно на знакомого шведа…

Когда официант, накрыв стол, удалился, Пол, поднимая бокал, улыбаясь, изрек:

– За нашу очередную, и, надеюсь, взаимовыгодную встречу.

Мужчины выпили, стали закусывать.

– Должен сказать, что вы, Пол, вовремя вышли на меня, – вымолвил швед. – Ибо завтра я вылетаю на сутки домой. Наш король Густав V проводит ежегодный прием дипломатической службы королевства.

«Очень кстати, что он улетает, – подумал довольный Пол. – Буквально завтра он уже сможет спокойно пообщаться со своими немецкими друзьями. И что не менее важно, быстро возвращается обратно и, наверняка, с результатами. Надеюсь, положительными для меня», – и бросил:

– Я рад, что вы, Карл, будете на родине. У меня к вам есть деловое и, уверен, взаимовыгодное предложение.

– Я весь во внимании, уважаемый Пол…

* * *

Машина резко затормозила. Немного задремавший Ермолай встрепенулся и прильнул к окну. Виднелись невысокие покатые горы.

– Приехали, – изрек Сапега и вышел из машины.

За ним последовал и Ермолай. У рядом стоящей машины стояли Истомин и двое приехавших с ним полковников. Один из них сразу закурил папиросу. Машины стояли у возвышающейся прямо перед ними покрытой зелеными хвойными деревьями, частично желтыми кустарниками и травой горы, примерно метров 300–350 высотой. За ними тянулись более высокие, лысые серо-коричневатые горные пики.

В траве Ермолай заметил большие ворота. Вокруг картина была безрадостная: лежал какой-то мусор, железные балки и бетонные плиты, в стороне стоял разваленный грузовик, хаотично валялись пиломатериалы, щебень. Невдалеке стоял выкрашенный в темно-зеленый цвет броневик.

– Не вижу железнодорожных путей, – потягиваясь, громко и явно недовольно изрек Сапега. – Да и не обустроено здесь ничего, не видно границы режимной территории, пропускных пунктов. Вообще непонятно, как люди будут работать?

– Через три дня, Василий Васильевич, пути к горе подведут, – ответил один из полковников. – Вся территория будет обустроена и облагорожена, то есть будет наведен идеальный порядок. Также будут соответствующие рубежи охраны и обороны, пропускные пункты. На 3 километра к хранилищу никто не подойдет и не пролезет.

– Поверим, – хмуро бросил Сапега, кивнул Сергееву. – Ну что же, пойдемте в гору, смотреть помещения.

В это время ворота медленно отворились, из них вышли двое военных с винтовками. Сапега, за ним два полковника, Истомин и Сергеев, направились к черному проему, видневшемуся из чрева ворот.

– Кто эти полковники? – тихо спросил Ермолай майора.

– Низкорослый и полный – комендант этого хранилища Буряк, – также тихо ответил Истомин. – Второй, тот, который курит, член госкомиссии по перевозке ценностей от НКВД Норейко. Такой же член комиссии, как и я, и твой Сапега…

* * *

Вблизи черный проем оказался вовсе не черным, а скорее, из-за тусклого освещения, сероватым. Поверху примерно двухметрового по высоте проема тянулся кабель, и где-то через каждые полтора метра висели осветительные лампочки.

– Кодовое название данного хранилища – «Каменная гора», – громко пояснял идущий впереди Буряк. – Высота его два метра десять сантиметров, ширина шесть метров двадцать сантиметров. Товарищ полковник, – обратился к Норейке, – по соображениям безопасности в хранилище курить запрещено.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6