Михаил Смирнов.

FORTUNA



скачать книгу бесплатно

© М. Смирнов, 2017

© Оформление, ООО Литео, 2017

Пролог

1 февраля 2015 года…

Москва, Большой Кремлевский дворец…

В переполненном огромном зале идет награждение номинантов VI Национальной премии за достижения в жилищном строительстве в 2014 году.

Ведущая, молодая женщина в блестящем вечернем платье, торжественно произносит:

– Первая премия в номинации «Доступное жилье» за строительство объектов эконом-класса, обладающих оптимальным соотношением цены и качества, присуждается московскому акционерному обществу «Синус». Премия вручается президенту общества, господину Фортунову Ипату Макаровичу.

Зал взрывается файерами и аплодисментами, звучит торжественный марш.

В третьем ряду поднимается улыбающийся светловолосый мужчина в черном смокинге и бабочке. Он пробирается к сцене.

– Премию вручает, – весело продолжает ведущая, – первый заместитель председателя комитета Государственной Думы по строительству…

1

Июнь 2015 года…

У Ипата Фортунова всегда было отменное здоровье. В детском и юношеском возрасте он активно занимался многими видами спорта. Но вот в 45 лет совсем неожиданно ситуация стала меняться. Порой он стал чувствовать слабость и усталость, головокружение и головные боли, плохо спал ночью, появилась странная боль в левом плече. Друзья посоветовали пройти серьезное обследование.

После тяжелых раздумий Игнат был вынужден согласиться…


Москва, Бакулевский кардиологический центр…

В типичном медицинском помещении находятся двое сосредоточенных мужчин: пациент Ипат Форту-нов и профессор, доктор медицинских наук Кох Пауль Рудольфович. Между ними происходит непростой разговор.

– …господин профессор, скажите, чем я болен? – спрашивает пациент с волевым взглядом.

Одной рукой он нервно тормошил светлые волосы и светлую короткую аккуратную бородку-эспаньолку.

Напротив него в кресле располагается пожилой мужчина в очках, в белоснежном халате и с большими черными усами.

– Господин Фортунов, вы прошли в нашем центре стандартное обследование. По его итогам я могу уверенно сказать: у вас ишемическая болезнь сердца.

– Что это?

– Ишемическая болезнь сердца представляет собой обусловленное расстройством коронарного кровообращения поражение миокарда, возникающее в результате нарушения равновесия между коронарным кровотоком и метаболическими потребностями сердечной мышцы. Иными словами, миокард нуждается в большем количестве кислорода, чем его поступает с кровью.

– Но недомогания я стал чувствовать недели две назад…

– Заболевания сердца могут длительное время протекать в скрытой форме.

Фортунов кивает.

– Это все серьезно, Пауль Рудольфович?

– Пока нет. Это обычное заболевание после 50–55 лет. У вас оно случилось немного раньше. Болезнь находится на начальной стадии.

– Какие будут ваши рекомендации?

Профессор слегка улыбнулся.

– Беречь себя, вести размеренный образ жизни.

Меньше работать, меньше употреблять крепких спиртных напитков, меньше нервничать, больше отдыхать и бывать на природе. И еще, если позволите, один личный, так сказать отвлеченный от здоровья совет.

– Конечно, профессор.

– Пожалуйста, сбрейте эспаньолку. Она вам, по-моему, вовсе не идет…


Москва, ресторан «Князь Голицын»…

Двое сосредоточенных мужчин в темных костюмах располагаются за сервированным столом. Между ними происходит непростой разговор.

– …дружище Ипат, я стараюсь исключительно ради тебя и вовсе не для «Рокота», – вкрадчиво, слегка улыбаясь, говорит старший по возрасту мужчина с небольшими усиками. – Мы давно знакомы и, я надеюсь, являемся друзьями. По дружбе даю совет: продай, пожалуйста, свой 51-процентный пакет и живи припеваючи, на полном отдыхе. Например, на теплом море, женишься, заживешь в свое удовольствие…

– Дружище! Господин Мясоед! Пять миллионов долларов! – изрекает более молодой светловолосый собеседник. – Вы как хороший эксперт знаете, что мой пакет стоит как минимум в два раза дороже…

– Ипат, ты опытный девелопер. Сейчас у нас в стране рецессия, строительный бизнес практически стоит, – решительно изрекает старший по возрасту мужчина. – А в мире сейчас серьезный экономический кризис. Плюс санкции Запада против нас, непонятно когда будут сняты. Твоя фирма «Синус» изрядно закредитована. Поэтому завтра или послезавтра твой пакет акций может стоить в два раза дешевле. Не хочешь официальной продажи, можно оформить как слияние…

– Крепко «Рокот» обиделся на меня за то, что я в марте увел у них из-под носа контракт на жилои район во Владимире, – раздумывал Ипат, и, улыбнувшись, изрек:

– Мне турки в прошлом месяце давали больше. А впридачу еще обещали турецкое гражданство и гектар земли на средиземноморском побережье. Я их отшил, отошью и тебя. Я не хочу ни продажи, ни слияния с кем-либо.

– Пойми ты! – восклицает собеседник. – Если плохая ситуация затянется, жди вообще банкротства своего «Синуса»…

– Это все клише из продажных СМИ, кликушество недобросовестных конкурентов и заказных экспертов. Строительство всегда будет востребовано, у меня полно заказов. Помнишь, был мировой кризис 2008–2009 годов, мы его успешно пережили.

Фортунов вовсе не собирался в данный момент продавать свой бизнес и уходить на покой. Наоборот, у него были планы по развитию своего дела, выходу на международный рынок.

– Сейчас все по-другому, – вкрадчиво продолжает собеседник, – и турки бы тебя просто кинули. Да, заказы есть, но средств у заказчиков нет! Ипат, я как юрист, независимый юрист, скажу: ваши так называемые партнеры по бизнесу из группы «Рокот» – люди решительные. Активы «Рокота», а значит и возможности, в десять раз больше «Синуса». Опять же, сейчас у тебя нет ни 100-процентной надежной охраны, ни службы безопасности…

Год назад, поддавшись веянию моды, «Синус» заключил договор аутсорсинга с одной фирмой на передачу ей функций по охране и безопасности.

– …Опять же, твое, Ипат, здоровье…

«Уже пронюхали вороги!» – недовольно восклицает Фортунов и решительно поднимается.

– Извини, друг, но такова проза нашей жизни, – улыбнувшись, изрекает Мясоед и пальцами левой руки тормошит свои усы.

– Спасибо за предупреждение, Георгий Георгиевич, и предложение. Я подумаю, – медленно и тихо выдавливает Ипат. – Извините, но сейчас я спешу на важную встречу.

– Серьезно подумай, Ипат Макарович, пожалуйста, – бросает вдогонку Мясоед…


Изрядно взвинченный Фортунов сел в черную иномарку.

– Куда едем, Ипат Макарович? – спросил водитель.

– Минуту, Олег, – бросил Фортунов и стал кому-то звонить по сотовому телефону.

Услышав мужской голос в аппарате, изрек:

– Привет, народный избранник. Нужно срочно встретиться.

Выслушав ответ, Фортунов сказал:

– Добре, – и бросил водителю. – Едем к Государственной Думе.

Черный Lexus представительского класса мягко тронулся с места. Фортунов глубоко задумался о разговоре с Мясоедом, представляющем интересы группы «Ротор».

«Быстро они узнали о моем здоровье… Работают серьезно и основательно… Что предпринять мне?.. Надо навести на них основательные справки».

Ипат взялся за свой телефон, нашел нужного адресата по фамилии Семибратов.

Услышав голос абонента, изрек:

– Привет, брат.

– Привет, брат.

– Наведи, пожалуйста, справки на группу «Рокот».

– Слышал о такой. А в связи с чем?

– Хотят они меня скушать.

– А… Когда надо?

– Еще вчера.

– Ясно…


Машина затормозила возле серого массивного административного здания, здания парламента страны. Фортунов взглянул на свои ручные часы.

«Немного запоздал…».

Решительно распахнулась задняя дверь машины, и рядом с ним приземлился полный мужчина средних лет.

– Опаздываешь, Ипат, – недовольно бросил мужчина.

– Немного подышал воздухом, размялся, депутат. Это полезно тебе, Дима…

– Короче.

– Хорошо. Олег, выйди, пожалуйста, подыши немного.

Водитель быстро вышел из машины. Фортунов повернулся к депутату и строго продолжил:

– На меня наезжает «Рокот», требует продать по бросовой цене пакет акций моего «Синуса».

– Холдинг «Рокот», – медленно изрекает депутат. – Хорошо известная группа. Она сейчас на подъеме…

– Дима, – строго перебивает Фортунов. – Ты должен оградить меня от их нападок.

– Это будет очень трудно сделать. Потребуется время…

– Понимаю, друг. Если это было бы легко, я бы к тебе не обратился.

– Попробую… – выдавил без энтузиазма народный избранник.

Когда грузный депутат с озабоченным выражением лица покинул машину, водитель быстро занял свое место.

– Куда едем, Ипат Макарович?

– В офис, Олег.

Черный Lexus мягко тронулся с места.

«Что сможет сделать депутат?..», – меж тем раздумывал Фортунов.

Подал сигнал его сотовый телефон. Он достал аппарат из кармана пиджака, на экране высвечивалось – Жердев.

«Жердев – Жердев… из банка «Соната». Что скажет банкир?» – невесело подумал и ответил абоненту.

– Привет, Ипат! Понимаешь, на меня давят акционеры! – эмоционально и энергично начал банкир. – У нас высокая кредиторская задолженность, не вкладываемся в норматив Банка России…

Ипат слушал изливания банкира и раздумывал:

«Мы знакомы с ним где-то 15 лет. Сколько его банк на мне заработал? Сколько я лично в него вложил?.. Но люди «Рокота» на него надавят, и он сдаст меня…».

– Хорошо, друг Жердев, я тебя понял, – устав слушать, ответил Ипат. – Я сделаю все, что в моих силах, чтобы погасить остаток задолженности. Извини, более не могу говорить…


Москва, деловой центр «Москва-Сити», золотая башня «Меркурий Сити Тауэр», 70-й этаж…

В сугубо деловом, служебном помещении находятся двое сухопарых мужчин в строгих темных костюмах, белых рубашках и галстуках. Они стоят у большой панорамной стеклянной стены (окна) и взирают на простирающийся внизу огромный город.

– …я просто не представляю, как я буду жить где-то вне Москвы, вне фирмы, – эмоционально говорит мужчина примерно 45 лет со светлыми волосами и светлой короткой аккуратной бородкой-эспаньолкой. После смерти жены и сына семь лет назад в авиакатастрофе я работал, как вол, без отпусков и выходных. Поднимал фирму, ты же знаешь, Серафим. И вот врачи выносят вердикт – срочный отдых, месяц-полтора, желательно на природе, последующее обследование. Иначе через год-два потребуется сложное хирургическое вмешательство с трудно предсказуемыми последствиями… – умолкает на хмурой ноте. – А тут еще и конкуренты из «Рокота» со своими услугами, банкир Жердев дергает…

– Для того чтобы успешно трудиться и дальше, тебе, Ипат Макарович, нужно сейчас действительно отдохнуть. Причем отдохнуть полноценно, полностью отойдя от дел и забот, – вымолвил второй, более молодой мужчина с модной бородкой-экспаньолкой. – О фирме не беспокойся, за месяц-два ничего страшного не случится. Ты где хочешь отдохнуть? В Европе? Азии? Америке?

Фортунов задумывается:

«Положение в фирме нормальное. Надо точно взять отпуск на две-три недели, отдохнуть, развеяться. А там, возможно, и «Рокот» успокоится…».

– А может, ты, Ипат Макарович, хочешь проехать на свою родину, на Волгу? – спрашивает Серафим.

– Я как-то об этом не думал, – отвечает Фортунов. – Связи все там оборваны.

– Ну, или в Питер, там сейчас белые ночи.

– Действительно, белые, – улыбаясь и что-то вспоминая, говорит Фортунов. – Почти как твоя фамилия, Белый, – усмехнулся. – А там глядишь от Питера и Валаам совсем недалеко, да и легендарные Соловки. Давно мечтал побывать.

– Махни-махни. А я займусь фирмой, – улыбаясь, оживает Серафим. – Я же твой, Ипат Макарович, заместитель, в курсе всех дел.

– Отдохнуть, конечно, надо…

Подал сигнал сотовый телефон. Фортунов достает из кармана пиджака аппарат, смотрит на дисплей и отвечает:

– Слушаю, Анита.

– Дорогой! – раздался звонкий женский голос. – Я тут кое-что присмотрела в магазине из одежды. Ты не сбросишь мне на карточку 100 тысяч рублей?

«Опять покупки!?» – нервно воскликнул Ипат.

Но, вспомнив наставления врача, подавил раздражение и как можно спокойнее выдавил:

– Дорогая. Сто тысяч – это месячная зарплата квалифицированного сотрудника…

– Ты хочешь, чтобы твоя девушка ходила оборванкой? – искренне возмутилась подруга.

– Хорошо.

– Целую и обнимаю…

Фортунов отключает аппарат, бросает взгляд на собеседника. Весело изрекает:

– Все должно идти по плану, включая предстоящий тендер по объекту в Восточном округе столицы. Только, брат, про меня никому никаких подробностей и моих проблемах. Я просто в очередном отпуске.

Серафим широко улыбается.

– Могила, брат…

– Особенно женскому полу. Включая мою последнюю пассию, шмоточницу Аниту.

– Факт, могила…

* * *

Москва, штаб – квартира холдинга «Рокот»…

В кабинете присутствуют трое солидных мужчин: вице-президент холдинга Игумнов, начальник службы безопасности холдинга Неизвестный и владелец юридического агентства «Нюанс» Мясоед.

Последний только что сообщил присутствующим результаты своей встречи с бизнесменом Фортуновым.

– …думаю, он поломается для приличия и согласится, – улыбаясь, закончил юрист.

Неизвестный поправил свои очки без оправы и неопределенно усмехнулся.

Игумнов нажал пальцем на клавишу телефонного аппарата и изрек:

– Света, принеси нам виски и легкую закуску. У нас есть отменный повод отметить реализацию нашей стратегии роста.

– Хорошо, Марат Иванович.

– Он волевой тип и может долго ломаться. Я предлагаю действовать более решительно и жестко, – решительно бросил Неизвестный. – Давить, давить…

– Не забывайте Марк, Фортунов – известная в бизнесе личность и имеет высокие связи. Может подняться ненужный шум, – вставил юрист.

В помещении повисла тишина.

– Не будем спешить, – выдавил хозяин кабинета. – Время у нас еще есть, он никуда не денется, этот своевольник.

В дверь постучали. Вошла улыбающаяся, симпатичная и стройная девушка в белой блузке и короткой черной юбке. В руке она изящно держала поднос.

– Спасибо, Светочка-радость, – весело бросил Игумнов. – Но срок ему надо определить, чтобы не затягивал. Скажем, 3 дня на раздумья.

Девушка поставила поднос на стол и удалилась. Мужчины проводили ее заинтересованнымм взглядами.

– Я завтра Фортунову объявлю срок, – изрек Мясоед, пальцами левой руки тормоша свои небольшие усы.

Неизвестный умело разливал виски. Довольные собой мужчины улыбались…

* * *

Фортунов находился в своем кабинете и просматривал текущие документы. В последний год проблемы и сложности росли и росли. Так, в данный момент: металлургическая компания из Кстово убедительно, с расчетами предлагала увеличить расценки на свои металлоизделия, завод в Гусь-Хрустальном умолял согласиться на рост своих отпускных цен арматуры, с первого числа пиломатериалы из Архангельска дорожают на 15 процентов, по вине железнодорожников задерживаются поставки цемента…

Подал сигнал его личный сотовый аппарат. Он взглянул на экран, высвечивалось – Семибратов.

С Николаем Семибратовым они вместе проходили срочную военную службу на Камчатке в бригаде морской пехоты. Они как-то быстро сошлись и крепко подружились. Сейчас друг, подполковник полиции, работал в Московском уголовном розыске (МУР), занимал должность заместителя начальника одного отдела. Однополчане поддерживали хорошие отношения.

– Привет еще раз, брат, – изрек Николай.

– Привет, брат. Что-то случилось?

– У тебя, определенно.

– Ты что-то накопал по «Рокоту»?

– Накопал, брат, – грустно ответил друг. – Встретимся в 19 часов на нашем месте?

Ипат автоматически взглянул на часы, секунду– другую раздумывал.

– Хорошо, встретимся.

– До скорого.

– Пока…

* * *

Москва, Главное управление МВД России по городу Москве…

Подполковник Семибратов подошел к массивной темной двери. На ней располагалась желто-красная табличка:



Подполковник постучал в дверь и решительно ее открыл.

– Разрешите, товарищ полковник?

В глубине кабинета за рабочим столом располагался лысый мужчина в очках и сером костюме. Он взглянул на вошедшего мужчину и бросил:

– Заходи, Николай, присаживайся.

Семибратов прошел к столу, пожал протянутую руку полковника, сел в полукресло.

– Что привело? – спросил полковник, улыбнулся. – Только не говори, что забежал просто так.

Семибратов тоже улыбнулся.

– Действительно, Иван Петрович, забежал по делу. На моего друга Фортунова, строителя из компании «Синус», наехали ребята из группы «Рокот». Хотят по дешевке забрать компанию.

Хозяин кабинета покачал головой, стал серьезным.

Медленно выдавил:

– Проходил у нас этот «Рокот», но все как-то выкручивался. Юристы у них хорошие, а может, и мы недорабатывали.

– Можно будет помочь моему другу?

– Думаю, да…


Невеселый Семибратов через пятнадцать минут покинул кабинет старого товарища.

Выпроводив коллегу и немного подумав, полковник Уваров потянулся к телефону.

Набрав номер и услышав в ответ женский голос, он вымолвил:

– Здравствуй, это я. Надо встретиться, появилась перспективная новая тема.

– Хорошо. Но я вне города. Давай завтра с утра.

– Договорились…

* * *

У Фортунова разболелась голова. Появилась и странная боль в левом плече. Он принял таблетки, выписанные доктором.

Медленно – медленно боль стала отступать…

2

Москва, Государственная Дума Федерального Собрания Российской Федерации…

В кабинете первого заместителя председателя комитета Государственной Думы по строительству г-на Плиева находятся двое мужчин.

– …«Рокот» нагло пытается проглотить «Синус», – излагает полноватый мужчина средних лет.

– «Синус», «Синус», – вспоминая, произносит хозяин кабинета, молодой худой человек. – Что-то знакомое.

– Ну, конечно, Алан Русланович. Вы же в феврале вручали премию в номинации «Доступное жилье», за строительство объектов эконом-класса президенту «Синуса» господину Фортунову.

– Фортунов, да-да. Припоминаю, светловолосый такой, элегантный.

– Совершенно верно. Надо помочь ему. У вас есть рычаги влияния на хозяев «Рокота»…

– Дима, ты же знаешь, мы законодатели. Мы не вмешиваемся в споры хозяйствующих субъектов.

– Здесь не спор. Здесь наглый рейдерский наезд. Подумайте, что скажут инвесторы? Иностранные партнеры? Ведь у нас сейчас не девяностые, беспредельные годы!

– Не дави на меня, Дима. Я ничего не могу обещать.

– Скоро к нам на комитет с отчетом придет вице-премьер Шанович. Поговори с ним, он вполне может разрулить этот вопрос.

– Посмотрим.

– А может, ты ему для начала позвонишь? Просто намекнешь про Фортунова…

– Посмотрим, Дмитрий Ульянович. Посмотрим…

* * *

В плохом настроении Фортунов направлялся на служебной машине на встречу с другом. В пути раздался звонок его телефона, на экране высвечивалось – Анита. Они познакомились на какой-то вечеринке, примерно полгода назад. Девушка, жгучая брюнетка, поразила его необычной, с восточной примесью, красотой лица. Быстро и без каких-либо обязательств они сошлись. Правда новая подруга любила тратить деньги, порой становилась взбалмошной и нервной… Ипат не стал отвечать на вызов.

Семибратов пришел в кафе первым. Друзья крепко пожали друг другу руки, слегка обнялись. Официантка принесла два бокала пива и легкую закуску. Чокнувшись, друзья сделали по паре добрых глотков пенного напитка.

– Сразу о деле, – начал разговор Семибратов. – Группа «Рокот» непонятно кому принадлежит, зарегистрирована в оффшоре, то есть формально нероссийский резидент. Пять лет назад…

– Давай без лобуды, Семибрат, – перебил Ипат.

– Давай, Фортуна…

Со времен воинской службы друзья обращались друг к другу по армейскому позывному.

– …Президент группы «Рокот», – продолжал подполковник, – подставное некомпетентное и никчемное женское лицо, Виолетта Чарондина. Но зато ее родственник, вице-премьер правительства страны Шанович, формально не имеющий к группе отношения, ее фактический лидер. За ними стоит известный вор в законе Антип, по паспорту Начесов Иван. Почему он пасет группу – пока не знаю. Есть и Совет директоров этого холдинга. Но по факту в группе многое решает Игумнов, вице-президент по развитию, а вернее, по рэкету и рейдерству. Начальник службы безопасности – господин Неизвестный, полковник полиции в отставке. В его службе почти все сотрудники прошли правоохранительные органы. Оценил уровень?

Ипат сразу вспомнил мероприятие в начале года в Кремлевском дворце по вручению премий номинантов VI Национальной премии за достижения в жилищном строительстве. Потом на фуршете Шанович в отношении его проявил фамильярное обращение: похлопывания по плечу, подмигивания. А Игумнов наоборот – выказывая явное высокомерие.

«Определенно, они уже тогда ко мне присматривались», – подумал и хмуро изрек:

– Да.

– Последнее время группа сильно растет и расширяется, – продолжал друг. – Кого-то скупают по дешевке, кто-то сам дарит «Рокоту» свои акции. Понимаешь, почему. Действуют где грубо, где хитро. При вымогательстве и мошенничестве используют разные подставные фирмы и агентства. В поглощенных компаниях забирают хорошие активы, затем компании банкротят или продают.

Ипат сразу вспомнил Мясоеда из юридической конторы «Нюанс», хлопочущего за «Рокот». На фуршете в Кремле юрист откровенно подхалимничал и нес чушь.

Фортунов вяло кивнул, отпил напитка.

– По неофициальным данным, несговорчивых бизнесменов избивают, похищают и даже убивают. В полицию, правда, пострадавшие от действий группы не обращаются…

– Короче, ты не сможешь меня защитить?

– Фортуна, я сделаю все, что в моих силах. Но ты понимаешь…

– Понимаю, Семибрат. Что посоветуешь?

– Раз ты не хочешь сдавать акции, то у тебя есть два пути. Первый – держаться и держаться. Если они начнут действовать агрессивно, угрожать, то ты можешь обратиться в наше городское Управление экономической безопасности и противодействия коррупции (УЭБиПК)…

– Я не хочу вставать на скользкую тропу войны.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5