Михаил Савинов.

Право на жизнь



скачать книгу бесплатно

Книга первая.

Коновал

Прошло гораздо больше времени, чем то, что отмерил мой друг на молчание, когда однажды доверил мне эту темную и достаточно остросюжетную историю. Реальные опасения за свою жизнь, а также за жизнь близких ему людей, вынуждали его быть более чем осторожным и не распространяться обо всем произошедшем, как минимум ближайшие пять лет.


Глава 1.

Россия, начало девяностых. Смутное время глобальных перемен, всеобщей неразберихи и хаоса.

Совещание в кабинете шефа одной некогда всемогущей силовой структуры входило в свою завершающую фазу. Впервые за долгие годы службы генерал Яровой просто не знал, что в заключении сказать своим подчиненным. Может умышленно, может просто по недопониманию момента, но руководимую им государственную контору все последнее время открыто гнобили, раз, за разом требуя от нее реальных результатов деятельности, и в то же самое время жестко били по рукам, мотивируя это новым мышлением, демократизацией общества и прочей, прочей хренью.

Ни под каким видом не принимая этот туманящий мозги бред, Яровой как никто другой понимал, что страна, служению которой он честно отдал ровно две третьи своей жизни, сейчас тяжело болела. Как минимум десяток извечных болезней общества, разом попав в благоприятную среду, тут же пустили свои разветвленные корни, в самую глубь земли российской и жадно вытягивая из нее силы, упрямо тянули великую державу к обнищанию, распаду и вполне реальной гибели. Остановить, или хоть как-то существенно повлиять на сей губительный для страны процесс, было не под силу хозяину этого кабинета, да пожалуй, уже и поздно. Хотя, кое-какие личные наработки на этот счет у Ярового были, и вынашивал он их давно. Отлично понимая, что вернуть отчизну к былому величаю ему просто не по зубам, генерал между тем, был глубоко убежден, что облегчить ее мучительную агонию, было теперь, делом его чести.

В очередной раз, пройдя тяжелым взглядом по лицам своих подчиненных, Яровой словно рентгеном прожог каждого из присутствующих, после чего вновь, в еще более мрачных думах, вернулся к своим плотно сжатым в кулаки рукам. Почему не я, в очередной раз мысленно спрашивал он себя. Кто-то ведь должен взять на себя некую миссию врача, а точнее хирурга военного госпиталя, твердая рука которого с помощью скальпеля и щипцов, извлекает из тела раненного бойца пули, осколки и всякую гнойную хрень, зачастую пренебрегая при этом общепринятыми нормами гигиены. И в тоже время, шеф конторы отлично понимал, что без надежных, преданных ему людей, браться за это дело, даже с его богатым опытом и связями, было не только опасно, но и просто бессмысленно. Ему нужна была команда, пусть небольшая, но достаточно сильная, состоящая из настоящих профессионалов своего дела, способная решать самые трудные и неординарные задачи, включая устранение тех, до кого не могла дотянуться рука закона.

Одним из основных требований, продиктованных ему жизнью, была железная конспирация, а значит как минимум, весь будущий контингент, не должен быть засвечен, в какой-либо базе данных силовых структур страны, что грозило всему делу скорым и сокрушительным провалом.

Но где найти таких людей, да еще в достаточно сжатые сроки. Именно этот вопрос, на данном отрезке времени, был для него одним из самых приоритетных.

Погруженный в свои думы, генерал вновь прошелся неторопливым взглядом по своим сотрудникам, явно непонимающим причины столь затянувшейся паузы и неожиданно для всех объявил.

– На сегодня все свободны, все за исключением Волкова.

Полковник Волков, был один из тех, кому можно было довериться на все сто процентов. За годы совместной работы, Яровой не раз убеждался в его железной преданности, неординарном мышлении и умении держать удар. Месяцем раньше, в неформальной беседе, генерал отметил для себя, неподдельный интерес своего подчиненного, к его осторожному намеку на создание именно такого спецподразделения.

Как только закрылась дверь за последним, выходящим из кабинета, шеф конторы, демонстрируя полную доверительность предстоящего разговора, медленно поднялся со своего места и сел на стул рядом с полковником.

– Хочу тебя спросить Александр Борисович, как ты отнесся к нашему недавнему разговору. Думаю, у тебя было достаточно времени, что бы как-то его обмозговать.

– Я в команде, – выдержав короткую, но весьма выразительную паузу ответил Волков. – Но как вы понимаете, товарищ генерал, в предложенном вами проекте, есть достаточно много, не совсем отшлифованных деталей, и как себя поведет запущенный нами механизм, можно пока только гадать. Хотя, если придерживаться принципа, что в драку, надо сначала ввязаться, а там уже по ситуации, то сей процесс, можно запускать не откладывая.

– Добро, – кивнул головой хозяин кабинета, заметно сбрасывая внутреннее напряжение. – Тогда давай по существу. Как мне кажется, самым сложным для нас этапом, будет подбор и подготовка кадров, вот потому, именно с этого мы и начнем наш разговор.

– Полностью с вами согласен, – мгновенно отреагировал полковник. – Однако если учесть те жесткие требования, которые вы Сергей Иванович выдвигаете к будущему подконтрольному нам контингенту и довольно сжатые временные сроки, дело это будет очень даже не простым. Ведь как не поверни, но подобрать нужного человека и вывести его на должный уровень, а тем более целую группу, дело очень даже проблематичное, хотя и решаемое.

– Нам Борисыч, по-другому просто нельзя. Слишком много поставлено на карту. Да и время дорого как никогда. Вот почему, я готов рассмотреть твои даже самые смелые и неординарные предложения, чем ты меня, уже не раз удивлял.

– В таком случае, давайте сразу к делу, – практически без паузы, начал раскручивать свои наработки Волков.

– Вы, товарищ генерал, наверно слышали, как в старину на кораблях избавлялись от крыс. Если нет, рассказываю. – Матросы, во время плаванья, отлавливали примерно дюжину серых грызунов, затем кидали их в бочку, и оставив лишь небольшое отверстие для воздуха, наглухо заколачивали ее крышкой. После чего, команда намеренно забывала про плененных крыс, примерно на пару недель. Этого времени вполне хватало, что бы в бочке оставалась в живых только одна из пойманных бестий. И это была самая сильная, самая хитрая и самая беспощадная тварь. День, когда крысу выпускали на волю, был черным для ее серых собратьев, что обитали в трюмах корабля. С этой самой поры, крысиный каннибал, начинал методично отлавливать убивать и пожирать себе подобных.

Полковник вдруг как-то разом осекся, и надо отметить, было от чего. Лицо шефа, находившегося напротив, и в непосредственной близости, заметно побагровело и напряглось. Казалось еще мгновение и тяжеленный кулак генерала молотом обрушится на окаянную голову подчиненного.

– Да ты в своем уме Волков, или может у тебя крышу понесло, как у некоторых наших реформаторов, так я ее тебе в раз на место поставлю, – яростно прорычал генерал, приподнимаясь со стула. – Я тебя для чего здесь оставил, что бы ты тут мне чушь всякую нес про мореплавателей, или как?

– Извините товарищ генерал, но вы, далеко не так меня поняли, – ледяным голосом поспешил остудить шефа Волков. – Я бы очень хотел попросить вас выслушать меня до конца, а выводы делать чуть потом.

– Добро полковник, – после выразительной паузы, уже более миролюбиво пробасил Яровой. – Можешь продолжать, но учти, все должно быть в пределах разумного, – в каких именно, генерал уточнять не стал, взяв себя в руки, он не спеша вернул тело в прежнее положение и приготовился слушать подчиненного дальше.

– Ни о какой бочке, Сергей Иванович, речь естественно не идет и тем более про корабли, – продолжил Волков. – Все это нам заменит один из отдаленных и необжитых островов Финского залива или Ладожского озера. Именно туда, глубокой осенью, я полагаю вывезти группу избранных, для естественного, так сказать, отбора. Ни продуктов, ни оружия, ни тем более теплой одежды им оставлено не будет. Как поведет себя каждый в экстремальной ситуации, каким образом будет отстаивать свое право на жизнь, мы узнаем от нашего внедренного в группу осведомителя. Где-то, через месяц, мы посетим этот остров и сделаем соответствующие выводы, ну, а дальше, уже по ситуации.

– Да они же с голодухи, жрать друг друга начнут, – взорвался было в очередной раз генерал, но поймав холодный пронзительный взгляд своего подчиненного, разом осекся и лишь как-то неопределенно махнул рукой.

Внимательно оценив реакцию шефа на сказанное, полковник, уже более уверенным голосом продолжил свою речь.

– На следующем этапе подготовки мы выделим одного, максимум двух, из всех оставшихся еще, так сказать на плаву и отправим к лучшим нашим военспецам. Я так полагаю что через пару месяцев, тот, или те, вполне могут выйти на должный нам уровень.

Полковник замолчал и стал терпеливо ждать ответную реакцию шефа. Генерал, отлично понимая, что означала проскочившая в разговоре фраза, остаться на плаву, усилием воли загнал в дальний угол, такие понятия как закон, мораль и совесть и еще какое-то время, что-то сосредоточенно обдумывая, расхаживая тяжелой поступью по своему кабинету. Наконец, приблизившись вплотную к Волкову, он вкрадчиво произнес глядя ему в глаза.

– Не знаю, как ты все это сумеешь организовать, но личные подписи каждого, о своем добровольном согласии на эту командировку, что бы у меня были. Сроку тебе месяц.

Глава 2

Ровно тридцать дней спустя, на оббитый зеленым сукном стол шефа конторы, мягко легли девять тощих серых папок, под черным казенным ярлыком. Дело №.

Принесший их человек выглядел крайне усталым. Не дожидаясь приглашения, он тяжело опустился на стул, и красными от постоянного недосыпания глазами стал наблюдать за Яровым. Тот, в свойственной ему манере, с явно деланым равнодушием, разложив перед собой на столе сразу три верхние папки, поочередно открыл их и взялся внимательно рассматривать фотографии трех крепких парней в военно-полевой форме.

– Капитан Синцов, старшина Дмитриев, старший сержант Смирнов,– прочитал он вслух, после чего вновь вернулся к изучению снимков.

Волков стараясь ускорить время заочное знакомства, поднялся со стула и вплотную подошел к генералу.

– Все трое прошли Афган, десантники, отличные рукопашники, имеют боевые награды, в настоящее время в запасе. Днем подрабатывают, где придется, вечером обязательно в спортзал. Там учат пацанов всему-тому, что сами хорошо умеют делать. Все трое холостые, подписи о добровольной командировке имеются.

Яровой, едва дослушав подчиненного, крепко по-русски выругался.

– И ты полковник собрался таких орлов закатать в свою долбанную бочку.

– Товарищ генерал, у этих троих, шанс остаться в нашем проекте в разы выше, чем у остальных. Как ни как, за ними серьезная боевая подготовка, плюс крепкое армейское братство.

– Ладно, – нервно отмахнулся Яровой. – Давай следующих.

В трех средних папках, явно просматривался контингент, из так называемых братков, наверно именно поэтому, генерал предпочел вслух озвучить только клички каждого из троицы.

– Слон, Бешенный, Лысый. Отличная компания, ни чего не скажешь. Кстати, рожи у них, очень даже соответствуют погонялам, ну чисто как в кино.

Видя, как его шеф брезгливо закрывает папки, даже не прочитав ни строчки, полковник поспешил пояснить.

– Это не какое-то рядовое бычье. Парни за свои физические и мозговые качества имеют значительный вес в крупнейших питерских группировках. У двоих даже имеются дипломы о высшем образовании. Лысый и Бешенный, еще не так давно были финалистами и победителями многих боксерских турниров, а Слон без пяти минут мастер спорта по тяжелой атлетике.

– Ладно, хрен с ними, – отмахнулся Яровой, раскладывая перед собой последнюю партию серых картонок с личными делами остальных претендентов на отбор. – Без них в городе чуть спокойнее станет, уже дело стоящее.

Эти три папки, как оказалось, настроение генералу так же не добавили, можно даже сказать наоборот.

– Это как понимать полковник, – зло пробасил Яровой, разглядывая казенные, в двух проекциях фотографии молодых людей. – Какого хрена тебя в тюрьму понесло. Тебе что, уже на воле людей не хватает. Да и зачем, нам нужны эти уголовники.

– Сергей Иванович поверьте, в тюрьмах не только конченая мразь чалится. Там реально можно встретить настоящий кладезь талантов и неординарных личностей. К тому же, их легче, чем других, было уговорить подписаться под нашей командировкой. Да вы и сами говорили, что нам нужны нестандартные решения. Вот обратите внимание, к примеру, Потапов М. М. под кличкой Медведь. Человек необыкновенной физической силы и духа. Мастер спорта по борьбе. Заслужил он это звание, между прочим, еще в восемнадцать лет. Первый срок свой получил чисто по дурости. Можно даже сказать пострадал за правду. У него, уже повестка в кармане лежала армейская, когда его на улице, намеренно зацепили четверо подвыпивших парней. Подбежавшие к дерущимся парням дружинники, не разобравшись в ситуации, взялись с ходу крутить Потапову руки. Тот ясное дело, возмутился, ну и навалял всем, кто под руку ему тогда подвернулся. За три проведенные на зоне года, парень по настоящему заматерел и обзавелся крепкими и довольно мутными связями, которые в конечном итоге и вывели парня на кривую жизненную тропу. Сразу после окончания срока заключения, Потапова подтянул к себе известный в определенных кругах человек по кличке Темный. Не без содействия последнего, Потапов заработал свой второй срок. Орудуя лишь одной фомкой, он вскрыл ночью железную дверь в загородном доме одного из зажравшихся барыг и выломал из стены почти стокилограммовый сейф, ушел с ним в соседнюю леса-зону, где удачно его открыл. На этом деле парень и сгорел, по молодости недооценив способностей розыскных собак. В данный момент, Медведь дожидается этапа за банальную драку в ресторане, где под замес попала наша, в конец, обнаглевшая золотая молодежь.

– Короче, Робин Гуд, да и только, – съязвил Яровой, заметно смягчая железные ноты голоса.

– Ладно, давай кто там у тебя следующий.

– Жуков Виктор, личность мутная и неоднократно судимая за различные махинации и аферы, и до настоящего времени оставался на свободе, именно благодаря своему неординарному мышлению, или проще сказать змеиной изворотливости. Каждый раз он освобождался из зала суда, за недоказанностью, предъявленной ему вины. Жук, так же отличный спортсмен, самбист и боксер, с десятилетним стажем. На нары попал, по нашумевшему делу о подложных инкассаторах.

– Помню такое, в сводках проходило, – кивнул головой Яровой. – В таком диком бардаке, что кругом творится, вполне возможна и не такая хрень. Сработали они конечно складно, а вот сгорели глупо. После чего, выдержав короткую паузу, явно теряя интерес к арестанту, как-то неопределенно проворчал. – Ладно, полковник, с этим тоже все ясно, давай сюда последнего, и не забудь рассказать мне, как ты всю эту шоблу-кодлу, уговорил подписаться под своей темной затеей.

– Извиняюсь, товарищ генерал, но хочу уточнить одну деталь, – ничуть, не смущаясь сурового начальства, возразил Волков. – Затея эта, есть наше общее детище, ну, а народ я отрабатывал каждого персонально, так сказать с учетом их наиболее болевых точек. К примеру, сидельцам было обещано вольное поселение, взамен режимной зоны, плюс скидка половины срока наказания. Военным, интересную, хорошо оплачиваемую работу, ведомственное жилье и продвижение по службе. С оставшимся контингентом было сложнее. С квартирами и деньгами у них был полный порядок, так что пришлось подключать братьев ментов, с их подставами и прочими, наработанными методами воздействия.

– А не проще тебе было одних военных набрать, – не отрывая глаз от последней фотографии, поинтересовался Яровой.

– Безусловно проще, Сергей Иванович, но чем серьезней и разношерстней будет вся эта публика, тем непримиримей, динамичнее и злей будет борьба за выживание, только так мы сможем определиться с каждым из них. Я так полагаю, в этом конкретном случае, конфронтация между избранными обещает быть более чем жесткой.

Генерал, казалось, пропуская все последние мимо ушей, буквально вцепился взглядом в снимок, который был приклеен к последней из девяти лежащих перед ним папок.

Мужественное лицо молодого человека, с ярко славянской внешностью и холодным волевым взглядом, его явно чем-то задело. Обычно именно про таких людей народ молву ведет, что их легче убить, чем сломать. Будучи хорошим физиономистом, Яровой буквально сходу уловил большой потенциал парня, вот почему, именно ему он уделил большую часть своего времени.

Полковник, уловив настроение шефа, заметно воспрянул духом и решил тут же подсуетиться на его скупую похвалу.

– Валов Александр. В народе чаще кличут Коновалом. По моим проверенным сведениям, парень отличный спортсмен, боксер. Обладает, просто уникальным по силе ударом кулака. С восемнадцати лет Валов, неизменный участник подпольных боев без правил, и не было случая, что бы он кому-нибудь проиграл. А вот всех его соперников, буквально выносили с ринга. Есть у него и некоторый опыт выживания в тайге, и что немаловажно два года армии. Судимость первая.

– За какие подвиги, – не отводя глаз от снимка, поинтересовался шеф конторы.

– Да за те же, что и у Жукова. Подельники они.

–Ты Волков наверно плохо слушал меня, – взорвался вдруг вулканом генерал, одновременно отбрасывая последнюю папку в дальний угол стола. – Я ведь предупреждал, все эти люди, прежде не должны были пересекаться.

– Сергей Иванович, – попытался выправить ситуацию полковник – Парень этот, очень даже перспективный.

– Все, тема закрыта, – резко одернул подчинённого генерал. – Ты мне лучше скажи полковник, у тебя есть гарантии, что те, кто пройдет, этот твой тест на выживание, станет в последствие работать на нас.

– Все будет как надо, – угрюмо ответил тот. – Помимо всего сказанного, все выжившие, вольно или нет, окажутся, повязаны кровью, что уже им грозит реальной вышкой.

Проводив полковника глазами до двери, Яровой небрежно сложил папки в ровную стопу и направился к сейфу. И только отброшенное им девятое дело, намеренно забытое Волковым, казалось, смиренно ожидало своей не завидной участи.

Редко менявший своё решение генерал, на этот раз почему-то не спешил отправлять папку на утилизацию. Тяжело опустившись на стул, он вяло подтянул ее к себе, после чего, выдержав короткую паузу, вновь раскрыл ее.

– Валов Александр Михайлович. Тысяча девятьсот семьдесят второго года рождения. Прозвище, Коновал, – вслух прочитал Яровой, после чего вновь принялся внимательно изучать фотографию молодого человека. Глубоко затягиваясь сигаретным дымком, он с минуту напряженно о чем-то размышлял, за тем решительно закрыл папку и направился к сейфу.

– Извини парень, – сухо произнес генерал – Но ты сам сделал свой выбор, когда однажды решил что законы пишут для того, чтобы их нарушали.

Глава 3

Июль. День только начался, а на градуснике уже тридцать. Для влажного питерского климата это много, ну а для меня, коренного жителя крайнего севера, это и вовсе верхний предел.

Несущийся по громадному городу нескончаемый поток машин, с опущенными до упора стёклами, казалось, объединила только одна общая цель, поскорей убраться прочь с раскалённых солнцем каменных улиц, куда-нибудь в прохладу леса, ближе к живительной влаге водоемов.

Ну, а я, напротив, просто с каким-то маниакальным упорством продолжаю двигаться с окраины в центральную часть города.

Древний, все время дергающийся как нервно больной, и постоянно останавливающейся троллейбус, что обязался доставить меня по месту назначения, словно издеваясь над своими пассажирами уже в который раз резко затормозив, безжизненно замер в окружении десятков машин.

Не много по хамски протиснувшись сквозь потные людские тела к открытому окну, с удовольствием делаю несколько глотков горячего воздуха улицы и попутно интересуюсь причиной сей внезапной остановки.

Если брать за ориентир специфическую брань, что явственно доносилась с проезжей части улицы, причем где-то совсем рядом, можно было не сомневаться, что мы точно застряли в каком-то, д. т. п. Что довольно скоро подтвердилось.

Белая красавица волга, вероятно подрезав девятку, получила не очень большую, но довольно заметную вмятину в левой задней двери и теперь под острым углом перекрывала значительную долю проезжей части.

Пытаясь понять на сколько долго мы можем здесь зависнуть, поневоле проявляю повышенный интерес ко всему происходящему на за окном.

А между тем, на дороге накал страстей набирал стремительные обороты. Особенно усердствовал в этом хозяин помятой волжаны, мужчина достаточно крупный, с ярко выраженными чертами коренного южанина. Чувствуя за спиной поддержку, в виде двух крепких земляков, он, с жутким акцентом матерясь и угрожая скорой расправой, все откровеннее и злее наседал на владельца темно изумрудной лады, под которую не аккуратно сунулся.

В отличие от него, русоволосый, спортивного вида молодой человек, годов двадцати пяти, вел себя весьма достойно. Одетый в синие джинсы и черную майку борцовку, он подчеркнуто вальяжно взирал на все происходящее, опираясь рукой на крыло своей, малость пострадавшей машины. Казалось еще не много и парню будет точно туговато, поскольку его агрессивно настроенный оппонент, будучи на голову выше и весивший как минимум на пол центнера больше, готов был выместить на нем всю свою накопившуюся в мозгах злость, еще до приезда гаишников.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6