Михаил Самарский.

Девочка по имени Хочу



скачать книгу бесплатно

Из-за рано сформировавшейся фигуры и избытка женских гормонов, девушка уже в раннем возрасте испытала на себе излишнее внимание мужчин, Галина пользовалась у них большим успехом. Парни в ее жизни надолго не задерживались, она, даже не задумываясь, бросала одного и начинала встречаться с другим. Постепенно она совсем сбилась со счета, сколько же их было. А неблагодарные мужчины стали посмеиваться над и говорили о ней так: наша Галя, как переходящее красное знамя, передается из рук в руки. Потом слово-приставка «переходящее» отпало, и за девушкой плотно закрепилось прозвище: Галя – красное знамя. Посторонние недоумевали, что за кличка такая, но большинство жителей в городе знали, почему ее так называют.

Вот так, переходя из рук в руки, Галя и досталась одному наркоману по имени Гриша. Он, воспользовавшись тем, что девушка была из обеспеченной семьи, «прикормил» ее своим зельем, и они стали ловить кайф вместе. Сначала это все казалось обычной забавой. Галя продолжала оставаться такой же красивой, как и прежде. Но с каждой новой дозой, принятой молодыми людьми, их аппетиты росли, с каждым разом нужно было все больше и больше увеличивать количество принятого наркотика для того, чтобы словить настоящий кайф. Соответственно, для этого необходимо было где-то добывать деньги. На работу Гриша не рвался, да и не умел он работать, его гнали отовсюду, куда бы он ни устраивался, поскольку работник из него был никакой. Ну, какому работодателю понравится сотрудник, постоянно опаздывающий и прогуливающий. Если парень принимал с утра необходимую дозу, то он еще мог появиться на работе, а если не было возможности уколоться, то единственной его мыслью было, где бы найти то, что поможет снять невыносимую ломку.

Галя в начале их совместного проживания работала, она и спасала сожителя, но потом уволили и ее. У нее появились те же проблемы, что и у Гриши, утренние ломки и постоянные прогулы на работе. Девушка начала воровать у родителей. Сначала это были деньги из кошелька матери или отца. Потом, когда родители стали их прятать от нее, она начала выносить из дома вещи. Так постепенно девушка украла и продала из дома своих родителей, все, что было возможно. Родители били тревогу и даже пытались отправить дочь на лечение, устроили ее в клинику, но она оттуда сбежала и совсем перестала показываться в отчем доме. Однажды, Ольга Юрьевна, уже будучи замужем за Александром Владимировичем, ехала с ним на машине. Увидев на дороге девушку, машущую рукой, мужчина остановился. Он решил, что женщина просит её подвезти. Девушка подбежала к окну машины со стороны пассажира и, заглянув в окно, произнесла:

– Отдохнуть не желаете?

Каково же было удивление Ольги Юрьевны, когда она узнала в этой грязной, неухоженной, прокуренной женщине, с хриплым и осипшим голосом, красавицу Галю, которая сводила с ума всех парней в школе. Спустя какое-то время, Ольга Юрьевна узнала от знакомых, что Галя умерла от передозировки наркотиков, не дожив до двадцати семи лет. А когда-то все ей пророчили прекрасное будущее.

Имея такую внешность как у нее, люди думали, что она непременно станет кинозвездой или супер-моделью. Но, увы. Галя «Красное знамя» бездарно распорядилась тем, чем щедро одарила её природа. Рассказывая эту историю дочери, Ольга Юрьевна, тяжело вздыхала и говорила:

– Дочка, на Руси есть такая пословица: береги платье снову, а честь смолоду. Так вот, прошу тебя, будь достойной девушкой. Вика запомнила эту историю на всю жизнь.

Вечером, вернувшись домой, Виктория обнаружила Александра Владимировича в гостиной. По телевизору шли местные новости, и на экране девушка увидела отца, дающего интервью журналисту федерального канала. Он рассказывал о ходе строительных работ, о сроках их выполнения и сдачи объектов перед предстоящим спортивным событием.

Девчонка подсела к нему на диван, положила голову ему на плечо и тихо произнесла:

– Папуль, спасибо за платье.

– Ты довольна? – спросил отец, обняв девушку за плечи и прижав к себе.

– Да очень, – девчонка лукаво посмотрела на отца, – я в магазине видела такие потрясающие туфельки, они как раз к моему новому платью. Я очень хочу их купить, – жалобным голосом произнесла Вика. Ты дашь мне денег? – спросила Вика и с ожиданием посмотрела на родителя.

– Хочуха ты моя, – улыбнулся отец, – конечно, дам, сколько они стоят?

– Тридцать тысяч рублей, – девушка кокетливо пожала плечами и улыбнулась.

– Ну, это не проблема, – кивнул отец, – хорошо. Завтра отправлю за тобой водителя, съездишь с ним в магазин и купишь, все, что тебе нужно.

– Спасибо папочка, – девчонка звонко поцеловала отца в щеку, – ты самый лучший папа в мире. Я тебя люблю.

– А помнишь, как ты нам с матерью закатила истерику в Детском мире, за то, что мы не хотели покупать дурацкий дом для твоей барби? – рассмеялся Александр Владимирович и слегка отодвинувшись, посмотрел на дочь.

– Да, – засмеялась девушка, – но я же тогда была совсем маленькой и ничего не понимала.

Вика очень хорошо помнила случай с домиком для Барби, потому что родители в тот день очень сильно поссорились. Они даже несколько дней не разговаривали и обедали отдельно друг от друга, в доме чувствовалось невероятное напряжение.

В тот злополучный день они всей семьей отправились в «Детский мир». Вика обожала его. Ходить по яркому, красочному магазину, в котором царит атмосфера волшебства и чудес, видеть множество сказочных персонажей, было самым любимым занятием девочки. В то время одежда и торговые марки еще не интересовали Викторию, разве только какие-нибудь блестящие туфельки или платье, как у принцессы. Но к ним интерес девчонки быстро пропадал, стоило раз-два надеть вещь. Увидев огромный розовый дом для кукол, которых у нее было несметное количество, она замерла и долго смотрела на него, как завороженная. Дом был двухэтажный, на первом этаже кухня и гостиная. Маленькая белая лестница, обрамлённая перилами, вела на второй этаж в комнату для мужской версии барби Кена и еще одна лестница поднималась на третий этаж, в комнату Барби, сбоку находилось три балкона по одному на каждом этаже. Все как у настоящих людей, только в уменьшенном масштабе. Всё это великолепие занимало довольно много места. Родители отвлеклись и, рассматривая какого-то клоуна, смеялись, находясь немного в стороне от девочки. Вика, выйдя из оцепенения, подбежала к родителям, схватила их за руки и потащила к своей мечте.

– Папа, мама, я хочу этот дом, – закричала девочка.

– Вика, у тебя же есть такой, зачем тебе еще один? – возразила Ольга Юрьевна.

– Нет, – возразила дочь – у меня не такой, мой меньше, а я хочу этот, – настаивала девочка.

– Вика, не вижу смысла покупать его, – Ольга Юрьевна взяла девочку за руку и попыталась отвести девчонку от игрушки.

Вика неожиданно начала кричать и плакать:

– Купите мне этот дом! Хочу дом!

– Викусик, пойдем, купим что-нибудь другое, – отец тоже взял девочку за руку. – У тебя же уже есть дом для кукол.

– Никуда я не пойду, – не унималась девчонка и начала топать ногами и кричать на весь магазин, – Хочу дом, хочу дом, хочу дом.

– Вика, прекрати истерику, – строгим тоном произнесла мать, – пойдем, лучше поедим твое любимое мороженое. Ольга Юрьевна тянула девочку за руку.

– Не хочу я ваше мороженое. Ешьте его сами. Я никуда не пойду, пока вы мне не купите этот дом, – девчонка вдруг упала на пол и начала руками колотить по полу, продолжая выкрикивать свои пожелания.

– О, господи, – произнес отец, – еще этого мне не хватало.

Мужчина поднял девочку с пола, отряхнул ее розовое платьице, хотя оно осталось в прежнем виде, поскольку пол в магазине был натерт до блеска, и на нем, наверное, можно было кататься на коньках.

Александр Владимирович взял дочку на руки и, подойдя к продавцу сказал:

– Девушка, упакуйте нам этот дом.

Ольга Юрьевна подошла к мужу и строго произнесла:

– Саша, ты сейчас неправильно поступаешь. Нельзя потакать ее бесконечным желаниям.

– Оля, успокойся хоть ты. Не трепи мне нервы. Я не могу и не хочу слышать такие истерики в общественном месте. Завтра весь город будет говорить, что я пожалел дочке игрушку, – отрезал мужчина.

Ольга Юрьевна тяжело вздохнула, ей не хотелось спорить с мужем при людях. Все эти разногласия происходили на глазах изумленных покупателей и продавцов, уже привыкших к таким выходкам избалованных детей. Вернувшись домой, Вика еще долго слышала крики отца и матери. Девочка, тем временем, устроила грандиозную вечеринку своим любимым Барби и Кену по случаю их новоселья.

Слишком рано девочка уяснила правило – понравилась вещица, нужно громко сказать «Хочу!».

Вика пожелала отцу спокойной ночи, и ушла наверх. Ольга Юрьевна вошла в гостиную, когда девушки уже не было.

– Саша, ты не видел, Вика не вернулась домой? – спросила женщина у мужа, присаживаясь рядом с ним на диван.

– Вернулась, мы только что с ней общались. Она пошла к себе, – ответил мужчина и кивнул в сторону лестницы.

– Что за тема? – спросила Ольга Юрьевна.

– Да как обычно, тряпки, – улыбнулся Александр Владимирович, – теперь туфли надо купить к платью. Завтра пообещал ей отправить водителя, пусть с ним сама съездит в магазин, купит, все, что нужно.

– Зачем ты потакаешь ей во всём? – поинтересовалась жена, – надо было сказать, что платье уже купили. Она должна уметь адекватно реагировать на отказы и понимать слово «нет». Не всегда же в жизни бывает «да», – Ольга Юрьевна повернула голову в сторону мужа, – у нее одни шмотки на уме, – тяжело вздохнула женщина.

– Оля, да вы все бабы одинаковые, – усмехнулся мужчина и махнул рукой, – у нас в администрации только и слышишь, как девки обсуждают, у кого какие сумки, туфли, или кто, за сколько шубу купил, у кого какие часы. Последнее время вообще не стесняются, при мужиках могут начать обсуждать бюстгальтеры, трусы, колготки.

– Саша, да это понятно, что мы женщины любим наряды, косметику, украшения. Но меня другое настораживает. Ей кроме этого, да клубов и ночных гонок, ничего не интересно, учиться совершенно не хочет. Спрашиваю, в какой вуз хочет поступать, а она мне отвечает: куда папа устроит, туда и пойду, – женщина положила голову на спинку дивана, – ей абсолютно все равно. Понимаешь, у человека нет цели, кем то стать в жизни, чего то добиться.

– Оля, ну, чего ты заладила, она же не мужик, ей семью не кормить. Ей надо удачно выйти замуж и детей нарожать, – заметил мужчина и улыбнулся.

– Я с тобой не согласна. Женщина тоже должна уметь о себе заботиться. Жизнь, она ведь штука какая, сегодня так, а завтра все может перевернуться с ног на голову. Да и вообще, нельзя же вот так жить, чтобы не было никаких интересов, увлечений, словно сорняк какой-то. Это мы с тобой виноваты, Саша, что она у нас такой выросла, слишком много ты ей даешь, девочка ни в чем отказа не знает.

– Оля, дорогая, не переживай. Все будет хорошо, я о ней позабочусь, – мужчина приобнял жену и поцеловал её в висок, – пусть девчонка наслаждается молодостью. Выйдет замуж, будет не до гулянок, – мужчина вздохнул, – достали вы меня, девки. Одной дай, другая говорит: нет. Сил нет уже. Пошли лучше спать, мне завтра рано вставать.

Ольга Юрьевна тяжело вздохнула, встала с дивана и направилась вслед за мужем.

Глава 3

На следующий день Виктория вернулась из торгового центра с большим количеством пакетов, что явно не соответствовало сумме в тридцать тысяч рублей. Девушка прошла в гардероб, он располагался рядом с белоснежной спальней, лишь черно-белые фотографии известных городов мира разбавляли эту белизну, бросила покупки на пол, а сама упала на кушетку. Немного полежав, девушка встала, подключила свой айфон к колонкам и в комнате заиграла Kisses Back. Виктория начала вытаскивать содержимое пакетов. Среди кучи вещей были две обувные коробки, одна была с надписью Christian Louboutin, другая Jimmy Choo, маленькая коробочка цвета тиффани и еще различные блузки, майки и прочее женское барахло с этикетками известных мировых брендов. Виктория по очереди примерила туфли, покрутилась перед большим зеркалом, потом легла на диван, подняв ноги в туфлях на красной подошве вверх, и с улыбкой начала любоваться их видом. В этот момент в дверях гардеробной показалась мать. Девушка мгновенно подскочила и вопросительно посмотрела на нее:

– Мама, ты что-то хотела?

– Пришла посмотреть на твои покупки, – женщина подошла к кушетке, туда, где лежала куча обновок, по очереди открыла все коробки и спросила:

– А не многовато ты денег потратила?

– Мне папа разрешил, – раздраженно ответила девчонка, – тебе-то какая разница?

– Большая. Ты не заработала в своей жизни еще ни копейки, а тратишь столько, словно трудишься не покладая рук.

– Словно ты меньше тратишь? – девушка вызывающе подбоченилась и покачала головой.

– В отличие от тебя, я зарабатываю, – женщина старалась, как можно спокойней отвечать на выпады дочери, – я одного не могу понять, куда тебе столько тряпок? Ты посмотри на свой гардероб, – женщина обвела руками комнату, – тебе уже ставить и вешать вещи не куда. Взгляни, у тебя стоят туфли, которые ты ни разу не надевала, – женщина подошла к полке с обувью, взяла в руки туфель, перевернула его вверх подошвой, продемонстрировав, что обувь ни разу не надевалась. Зачем тебе столько всего? – спросила женщина и вновь обвела руками комнату.

Вдоль двух стен гардеробной комнаты располагались в два ряда вешалки, если приходилось снимать вещь с верхнего яруса, то Вика пользовалась специальной палкой. Еще с одной стороны были полки под обувь, ремни, сумки. На другой стене располагалось большое зеркало, буквально от пола до потолка, перед которым Вика любила покрасоваться и устроить импровизированный самопоказ мод. Посреди комнаты стоял небольшой диванчик ярко фиолетового цвета с резными ножками.

– Мне нравится, когда у меня всего много, есть из чего выбрать, – девушка развела руками, – да и под новое платье нужны были туфли, – Вика пожала плечами.

– Вика,– вздохнула мать, – ты знаешь, это не здоровая страсть, ты больна вещизмом, -она, остановилась перед выходом, пристально посмотрела на дочь и добавила: – у тебя, между прочим, через несколько дней начинаются ЕГЭ, позанималась бы, что ли, перед экзаменом.

Ольга Юрьевна вышла из комнаты и закрыла за собой дверь. Виктория плюхнулась на диван и раздраженно сказала вслух:

– Как же ты меня достала этими экзаменами. Ненавижу их!

Целый день девушка не выходила из своих апартаментов. Это определение полностью соответствовало действительности, поскольку помимо спальни с огромной кроватью в центре и плазменной панелью на противоположной стороне, гардероба, была еще ванная комната, с джакузи, душевой кабиной, раковиной, биде и унитазом. Оказавшись здесь, можно было подумать, что вы попали в косметический магазин. Глаза разбегались от количества всевозможных баночек, скляночек, бутылочек и разноцветных этикеток известных брендов. По всей видимости, Виктория испытывала любовь не только к продукции легкой промышленности, но и парфюмерной тоже. Вечером, когда отец вернулся домой, он поднялся в комнату дочери и с улыбкой спросил:

– Ну как шопинг? По потраченной сумме я понял, что все прошло успешно.

Девчонка подошла к отцу и поцеловала его в щеку:

– Папа, ты у меня, как золотая рыбка, – девушка хихикнула, жеманно надула губки и произнесла, – ну, ты же сам сказал, купи все, что тебе нужно. Вот я и купила.

Виктория принесла из гардероба обувную коробку, вытащила из нее туфли, – ты только посмотри на них, какая прелесть, – девушка взяла в руки один и покрутила им перед отцом:

– Они тебе нравятся, пап?

– А я-то тут при чём? – улыбнувшись, развёл руками отец. – Главное, чтобы тебе нравились.

– Мне очень нравятся. Я так их хотела, прямо мечтала о них, – девчонка улыбнулась и прижала руку к груди.

– Мечты у тебя, дочка, уж больно приземленные, – заметил Александр Владимирович, – надо мечтать о чем-нибудь высоком, светлом, а это так мелочь, барахлишко, – махнул рукой Александр Владимирович.

– А я и мечтаю о большом, – девушка улыбнулась.

– О чем же, если не секрет? – поинтересовался отец.

– О машине, – девушка хитро улыбнулась, – очень хочу «порш», ну или, на крайний случай, audi R8.

Мужчина покачал головой и сказал:

– Не кислый у тебя «крайний случай», но исполнится восемнадцать лет, тогда и поговорим. Я же не могу тебе сейчас купить машину, ты все равно не сможешь на ней ездить, пока у тебя нет прав, а нарушать закон, нельзя, понимаешь, дочь?

– Понимаю, – притворно вздохнула девушка, и мысленно произнесла: «Какой идиот придумал этот дурацкий закон?».

Ладно, спускайся, поужинаем все вместе, – предложил Александр Владимирович.

– Я не голодна, – улыбнулась девушка, – да и хочу позаниматься немного, переживаю, ведь скоро экзамены. Девушка отвернулась на минуту и закатила глаза.

«О нет, только не это. Еще за ужином слушать нравоучения маман».

Мужчина вздернул брови, посмотрел на дочь и сказал:

– Это хорошо, что у тебя такие мысли появляются. Но ты не переживай сильно за них, все будет хорошо. Недавно было совещание со всеми директорами школ, я отдельно пообщался с вашим. Он мне пообещал, что все пройдет гладко, – мужчина открыл дверь и уже на пороге добавил, – ладно, тогда не буду тебе мешать.

Когда отец вышел, Виктория достала мобильный телефон и, набрав номер, вызвала такси на пол одиннадцатого вечера. Затем набрала номер охраны и распорядилась, чтобы машину пропустили к ее дому. Особняк семейства Беловых находился в небольшом коттеджном поселке, состоящим всего лишь из нескольких домов. Все жители этого поселка были богатые и известные люди не только в их городе, но и в стране. На территории поселка имелся огромный спортивный комплекс с бассейном, несмотря на то, что практически у каждого владельца особняка имелся в доме свой личный. Так же здесь находился минимаркет, где можно было купить те продукты, которые не встретишь в других магазинах города. Все здания поселка были огорожены высоким забором и находилось под круглосуточным наблюдением охраны. Проникнуть на территорию посёлка практически было невозможно, так как каждого жильца знали в лицо. Гости могли попасть в дом, только заранее согласовав с хозяевами свой визит.

Ближе к приезду такси, девушка приняла душ, накрасилась, уложила волосы. В отличие от других представительниц женского рода, Виктория не имела комплексов относительно своей внешности. Ей нравилось в себе всё – и фигура, и темно-каштановые волосы, за которыми она очень любила ухаживать, и пухлые губы. Она радовалась, что ей не нужно было думать о размере груди, многие ее ровесницы делали пластические операции, вкалывали в губы различные препараты для их увеличения. Природа щедро наградила девушку. Виктория не была тощей, как многие девушки ее возраста, у нее была тонкая талия, плоский живот, упругая задница и грудь третьего размера. Молодые люди, видя Вику на вечеринках в узких джинсах, говорили: Твоя попа, как орех, так и просится на грех. Несмотря на то, что комплимент был не совсем приличный, Виктория не обижалась, в душе она понимала, что с попой у неё все отлично.

С нарядом девушка решила сильно не заморачиваться, надела узкие джинсы любимого дизайнера, черный шелковый топ с открытой спиной, приобретённый ею летом в Милане, прихватила с собой куртку, так как вечера еще были прохладные, и взяла туфли в руку, чтобы не идти через весь дом на каблуках. Прошмыгнув мимо родительской спальни, девушка быстро спустилась по лестнице и вышла из дома. На улице ее ожидало такси, она сообщила водителю адрес и, достав телефон, написала сообщение Машке, что она в пути и уже скоро будет.

Клуб CONTACT был одним из самых дорогих и престижных в городе. Мария встречала Вику возле входа. Волосы у подружки были гладкими, как шелк. На ногах девушки играли всеми цветами радуги серебристые туфли на платформе, отчего она казалась еще более высокой. Виктория всегда, смеясь, говорила подруге:

– Машка, тебе надо было идти в модели. Ты такая же длинная и тощая, как они. А потом добавляла: и красивая.

Увидев Вику, Мария помахала ей рукой. Девушки обменялись поцелуями.

– Что родителям сказала? – спросила Маша и перекинула волосы на одно плечо.

– Ничего, никто не знает, что я ушла. Я сделала вид, что хочу позаниматься перед экзаменом, и они оставили меня в покое, – девчонки рассмеялись и направились к входу.

Охранник высокого роста и крупного телосложения, увидев в толпе Вику, крикнул ей:

– Виктория Александровна, проходите сюда, – и, обращаясь к посетителям приказал, – молодые люди, разойдитесь, пропустите девушек. Это вип-клиенты.

В толпе раздались недовольные возгласы и свист. Проходя мимо группы девушек, Виктория услышала: «ой, девчонки, да это же Белова, что-то она сегодня скромно одета, обычно наряжается, как новогодняя ёлка». Девушки дружно рассмеялись. Вика пропустила колкость мимо ушей. Ее часто узнавали, поскольку девушка была завсегдатаем многих увеселительных заведений в городе, участницей скандалов и прочих городских сплетен. Кривотолки рождались порой сами собой, стоило только ей где-то появиться, как тут же ее визит обрастал всякими небылицами. Люди рассказывали зачастую то, чего и в помине не было. Девушка была настолько привыкшая ко всему роду пересудам, что просто перестала на них реагировать.

В этом заведении Виктория тоже оказалась своим человеком и точно так же, как и в ресторане, у нее и здесь был свой априори забронированный столик. Девушки плюхнулись на диваны, заказали подошедшей официантке, как обычно, по коктейлю «маргарите» и кальян.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7