Михаил Самарский.

Девочка по имени Хочу



скачать книгу бесплатно

Никогда ещё не совершал ничего великого человек, не одушевлённый страстной преданностью.

Н. Чернышевский

Глава 1

По мраморной лестнице ловко спускалась молодая девушка, на ходу завязывая длинный шелковый халат белого цвета. Босыми ногами она прошлепала через холл и прямиком направилась в гостиную, где за большим обеденным столом сидел мужчина лет сорока пяти в строгом костюме и галстуке. В одной руке он держал чашку с чаем, в другой – телефон и, опустив голову, что-то внимательно в нем изучал. Рядом с ним сидела женщина в светлой рубашке, с уложенными в высокую прическу темными волосами. По строгому её виду можно было подумать, что она работает учительницей в школе, правда, для полноты картины на лице не доставало очков в роговой оправе. Перед женщиной на тарелке лежал кусочек творожной запеканки. При виде девушки с взлохмаченными волосами, мужчина поднял глаза и улыбнулся.

– Дочка, здравствуй дорогая! А ты почему сегодня так рано встала? – удивленно спросил отец, – что-то на тебя совсем не похоже.

Девушка, проигнорировав вопрос отца, обратилась к женщине:

– Ма, ты купила платье?

В этот момент запиликал телефон главы семьи, и он снова устремил взгляд в гаджет.

Мать подняла глаза и с укором посмотрела на дочь:

– Вика, во-первых, здравствуй. Ты разве не слышала, что отец с тобой поздоровался? Во-вторых…

– Во-вторых, – раздражённо перебила девушка, – я задала тебе вопрос, так отвечай, – она топнула ногой, – меня сейчас мало интересуют ваши приветствия.

Женщина тяжело вздохнула и сделала глоток из чашки. Поставив её на стол, после непродолжительной паузы ответила:

– Нет, не купила. Оно уже выкуплено.

– Что? – опешила девушка. – Как это выкуплено? Кем? Да я… я же…

– Понимаешь, дочь, кто-то его отложил и внес за него залог. Такое иногда случается. Продавец объяснила, что она не может подвести клиента и продать платье другим людям, – стараясь, как можно спокойней, произнесла женщина.

Мужчина, услышав возбужденные возгласы дочери, оторвал взгляд от телефона:

– Вика, успокойся, в чем проблема?

– Проблема в том, что я нашла в «Галерее» платье для выпускного, и попросила маму купить его, а она теперь объявляет мне, что оно уже выкуплено. Типа, кто-то там какой-то дурацкий залог внёс и всё такое. Как это понять? – девушка стояла, уперев руки в бока.

– Господи, нашла проблему, – хмыкнул мужчина, – купим другое.

– Мне не нужно другое. Я хочу платье из «Галереи». Точка. Если вы мне его не купите, я не пойду на этот ваш выпускной, он мне триста лет не нужен, идите туда сами, – девушка сжала губы и смахнула предполагаемую слезу.

– Ольга, объясни, что произошло? – мужчина с раздражением обратился к жене. – Что за ерунда?

– Саша, понимаешь, когда Вика увидела платье, оно было еще в продаже. Потом она позвонила мне с просьбой заехать и купить его. Когда я после работы заехала в магазин, платье уже кто-то выкупил.

Но не буду же я с продавцами воевать за какую-то тряпку? – женщина развела руками.

– Заплатите продавцу больше, чем оно стоит, у вас, что денег нет? – Вика недовольно взглянула на отца. – Папа, ты же не последний человек в городе, сделай что-нибудь.

– Викуся, – ласково произнёс отец, – сдалось тебе это платье? Поедем в Москву, да хоть в Париж, хоть в Нью-Йорк и купим тебе любое, какое только захочешь.

– Я хочу только это! – гневно заявила девушка.

В этот момент в гостиную вошла женщина, на вид лет пятидесяти, с собранными в пучок темными, с легкой проседью у корней волосами, немного полноватая. Она несла поднос с нарезанными фруктами и кофейной парой белого цвета с золотым ободком. Домработница учтиво обратилась к девушке:

– Виктория, чем вы хотите завтракать?

Вика раздраженно повернулась к женщине и со всей силы ударила ладонью руки снизу по подносу и истерично закричала:

– Не хочу я жрать твой завтрак, отвали от меня.

Поднос подлетел вверх, фрукты разноцветной мозаикой попадали на ковер и утонули в ворсе. Кофейная чашка и блюдце разлетелись в разные стороны. Домработница ахнула, прикрыв рот рукой, и присев на корточки, начала собирать осколки посуды и фрукты. Девушка резко развернулась и, стремительно зашагав к выходу, на ходу ультимативно произнесла:

– Или это платье, или я никуда не иду.

– Вика, ты что творишь? – закричала мать, – извинись немедленно.

– Ага, разбежалась, – скрывшись за дверью, крикнула девушка.

– Валентина, извините, пожалуйста, – Ольга Юрьевна обратилась к домработнице.

Женщина молча кивнула и, собрав всё на поднос, вышла из комнаты.

Александр Владимирович резко вышел из-за стола и пошел вслед за дочерью. Войдя к ней в комнату, он взял её за руку, развернул и, прижав к себе, произнес:

– Дочь, ну что ты так сердце рвёшь, хочешь именно то платье, куплю я тебе его. Где, ты говоришь, оно продается? Не бузи, на выпускной нужно идти обязательно, нас не правильно поймут, я же буду там выступать, а моей дочери не будет. Представляешь, какие по городу поползут слухи.

Девушка в объятьях отца закатила глаза и сказала:

– Хорошо, пап, я пойду, но только если буду в том платье.

– Ну что с тобой делать? – мужчина вздохнул. – Какая же ты у меня капризуля. Ладно, обещаю, сегодня решу этот вопрос, – сказал отец и, погладив дочь по голове, чмокнул её в щёку.

Александр Владимирович очень любил свою единственную дочь. Он всегда мечтал еще и о наследнике, но так получилось, что больше у них с женой детей не было. Но, мужчина не терял надежды и надеялся, что у него еще непременно будет сын.

Когда хозяин вернулся в гостиную, женщина обратилась к нему:

– Саша, что это было? Очередная ее истерика, – женщина, не дожидаясь ответа, сама ответила на свой вопрос, – она ведет себя, как избалованный ребенок. Нельзя ей потакать во всем. Ты понимаешь, что она не знает слова «нет». Это неправильно, – возмущаясь, покачала головой женщина.

– Да брось, Оля. Она еще молодая, перерастет. Я, как вспомню свое нищее детство, так до сих пор мурашки по коже бегут, – мужчина пальцами сжал переносицу, – не хочу, чтобы моя дочь в чем-то нуждалась. Напротив, хочу, чтобы у нее все было, тем более она у меня одна, – мужчина подошел к женщине и дежурно поцеловал ее в макушку, – сейчас на работу приеду, дам кому-нибудь задание, чтобы купили это чёртово платье, – он заглянул жене в глаза и ухмыльнулся, – оно хоть стоит того?

Женщина вздохнула и махнула рукой:

– Если этот маленький лоскут материи можно назвать платьем, то, наверное, стоит.

Александр Владимирович взял со стола телефон, сунул его в боковой карман пиджака и, обратившись к жене, сказал:

– Ладно, поеду я. Водитель меня уже давно ждет. Мне сегодня никак нельзя опаздывать, совещание в одиннадцать назначено, люди из центра приедут и СМИ приглашены, – мужчина направился к выходу, – тебя подбросить?

– Нет, езжай, отказалась д жена. – Я сама доеду. Только можно я возьму твою машину, моя в сервисе и только сегодня вечером ее должны пригнать домой.

– Конечно, возьми. Что за вопрос? – подмигнул мужчина. – Ключи ты знаешь, где лежат.

– Спасибо, дорогой, – женщина встала из-за стола, подошла к мужу и поцеловала его в щеку.

Глава 2

Платье доставили в тот же день ближе к вечеру. Курьер передал коробку домработнице и попросил вручить её лично Виктории Александровне. Домработница подошла к комнате Вики, оттуда доносилась громкая музыка. Она постучала один, затем второй раз и, не дождавшись ответа, приоткрыла дверь. Девушка под громкую музыку танцевала среди разбросанных по комнате вещей. Одета «царевна» (как мысленно называла её пожилая женщина) была лишь в нижнее белье – кружевной лифчик, трусики темно синего цвета с белой каёмкой, на ногах вызывающее блестели серебристые туфли на высоком каблуке. Темно-каштановые волосы девушки рассыпались по спине. Увидев голову домработницы, она замерла и грубо спросила:

– Чего тебе?

– Виктория Александровна, – женщина протянула девушке золотистую коробку с надписью valentine и виновато добавила: – это вам просили передать.

Виктория, абсолютно не стесняясь своего вида, виляя бедрами, подошла к двери и взяла в руки коробку, открыла крышку и улыбнулась во весь рот:

– Могут же, когда хотят, – хмыкнула девушка, потом перевела взгляд на домработницу и сказала, – хватит пялиться, можешь идти.

Женщина затворила дверь с обратной стороны, покачала укоризненно головой и тяжело вздохнув, направилась к лестнице.

Позже этим днем, Вика в рваных джинсах, конверсах и куртке-косухе сбежала вниз по лестнице и, столкнувшись с матерью на выходе из дома, небрежно бросила:

– Ма, я погулять поеду c Машкой.

– Вика, постой, – Ольга Юрьевна взяла за руку дочь и посмотрела ей в глаза, – я хочу с тобой поговорить, это много времени не займет. Пойдем в кабинет, пообщаемся, – женщина махнула головой в сторону кабинета.

– Ну, мама, в другой раз нельзя? Меня же ждут, – захныкала девушка.

– Нельзя, – настаивала Ольга Юрьевна и увлекла дочь за собой, – ты мне всегда говоришь: в другой раз.

Они вошли в кабинет, девчонка плюхнулась на кожаный диван, подобрав под себя ноги прямо в кедах, а мать села в кресло напротив, закинув ногу на ногу.

– Вика, да, школа закончилась, – начала она – но это вовсе не означает, что можно расслабиться. Ты же знаешь, теперь предстоят экзамены, и мне не нравится, что ты совершенно к ним не готовишься, – сказала мать.

– Ну, началось, – девушка закатила глаза, – мама, ну, что ты переживаешь за эти экзамены? Тебе что, больше не о чем думать? Папа сказал, что все решит. Сдам я их, и все будет хо-ро-шо, – она с ехидцей произнесла последнее слово, выделяя каждый слог.

Виктория заправила прядь волос за ухо и посмотрела в окно.

– Папа-то решит, я не сомневаюсь, – усмехнулась мама, и нахмурив брови, добавила: но, надеюсь, ты понимаешь, это не ему нужно, а прежде всего тебе.

– Мама, ну зачем ты вот сейчас начинаешь читать мне мораль? Я же тебе сказала, что меня ждут. Неужели это так важно, говорить об этом именно сейчас? – девчонка раздраженно махнула рукой и пренебрежительно взглянула на мать.

– Вика, дорогая, ты уже взрослая девушка, давай поговорим откровенно, – женщина покачала головой, – меня очень расстраивает то, что ты ведешь себя, как капризный ребенок.

– Хорошо, мама, обязательно поговорим, я тебе обещаю, но давай в следующий раз, – девчонка вскочила с дивана и уже собиралась уйти, но женщина схватила ее за руку и заставила опять сесть на диван. Виктория раздраженно фыркнула.

– Я скажу тебе сейчас все, что у меня на душе, а ты пока будешь гулять, подумай над своими словами, – женщина откинулась на спинку кресла. – Понимаешь, дочка, нельзя жить так, как ты. Нельзя быть таким потребителем. Ты привыкла жить на всем готовом. И это всё понятно. Знаешь, что папа решит любой вопрос и любую твою проблему, исполнит какой угодно каприз. Но это не правильно, дочь. Понимаешь? В конце концов, ты и сама должна научиться о себе заботиться. Сегодня у тебя есть отец и мать, а представь на минутку, что будет, если завтра нас не станет? – спросила Ольга Юрьевна.

– Наследство останется, – хмыкнула дочь и, пожав плечами, добавила: – проживу как-нибудь.

Мать тяжело вздохнула и, покачав головой, продолжила:

– Наследство – это хорошо, будет оно или нет, а образование нужно получить. Сейчас предстоит сдать ЕГЭ, поступить в вуз. Ты определилась, куда хочешь поступать? – спросила женщина.

– А какая разница? Куда папа устроит, туда и пойду, – хмыкнула Виктория, – он сказал, что отправит меня за границу.

– Тем более, если ты поедешь учиться заграницу. Тебе придется жить там самостоятельно и самой решать все свои вопросы, сдавать экзамены. Там же не будет постоянно рядом отца, – вздохнула женщина.

Виктория закатила глаза и раздраженно произнесла:

– И что? Ну, не будет ни папы, ни мамы, главное, чтобы деньги были. Что ты так переживаешь? Всё будет хорошо!

Ольга Юрьевна, почувствовав, что сейчас разговаривать с дочерью бесполезно, вздохнула и обречённо произнесла:

– Ладно, иди. Только прошу, до двадцати трёх быть дома, ты еще несовершеннолетняя и мы с отцом несем за тебя ответственность.

Девчонка подскочила с дивана и выпорхнула из кабинета.

Она вышла со двора и, увидев недалеко от ворот машину подруги, махнула ей рукой. Красная BMW двинулась навстречу Виктории и поравнялась с ней, девушка открыла дверь, запрыгнула внутрь. Машина рванула с места.

– Ты чего так долго, запарилась тебя ждать, – спросила блондинка, сидевшая за рулем.

– Мать достала своими нравоучениями, – хмыкнула девчонка, – все ей не так.

– А что говорит-то? – спросила девушка.

– Ой, Машка, ты же знаешь, что такое предки, – махнула рукой Вика, – учеба ей моя покоя не дает, грузит меня этими экзаменами, поступлением, вузами.

– Ей ли переживать? – рассмеялась подруга. – С твоим папашей у тебя все будет тип-топ, – хмыкнула Мария.

– Так и я ей об этом говорю, но ей не угодишь! «Сама должна заботиться о себе», – Вика передразнила мать, – как же все достало, когда я уже от них свалю?

– А куда ты валить собралась? – удивлённо спросила подруга.

– Отец пообещал после школы отправить на учёбу в Америку, – Виктория собрала волосы и перебросила их через плечо.

– В Америке придется учиться, там за взятку экзамен не сдашь, – хихикнула подруга, – у меня там одна знакомая учится в Лос-Анджелесе, рассказывала, что по чём.

– Ерунда всё это, разберемся, – махнула рукой Вика, – я думаю, отец знает, что делает. Хорошо, хоть батя у меня нормальный, понимает всё. Если бы и он был таким занудой, как мать, у меня уже точно крыша съехала бы. Наверное, сбежала бы от них…

– Ой, да куда бы ты сбежала? – рассмеялась Машка. – Это только кажется. Ты без них и дня не проживешь, вот скажи, что ты сама умеешь делать? Всю жизнь с домработницами живёте. Я же видела…

– Машка, – нахмурилась Вика, – давай свернем этот разговор, надоело. – она прикусила губу, – дома мозг вынесли, теперь еще с тобой полчаса обсуждаем эту тему, как будто больше и не о чем поговорить. Слушай, а поехали кальян покурим, – Вика отвернулась к окну и буркнула себе под нос: – надо будет, проживу.

«И ты туда же, достали, воспитатели хреновы», – мысленно произнесла девушка.

Через пятнадцать минут подруги подъехали к одному из самых популярных мест в городе под названием «Мята», они не стали заморачиваться с парковкой, вышли из машины, бросив ее прямо на середине проезжей части. К ним быстрым шагом подошёл охранник.

– Добрый вечер, – услужливо произнёс он, – Виктория Александровна, рады вас снова видеть у нас.

– Машину припаркуй, – Вика взяла из рук Марии ключи от машины и надменно на ходу бросила их охраннику.

Девушки зашли в переполненный зал. Навстречу им из-за стойки администратора вышла высокая блондинка в узкой юбке и красных туфлях на шпильке.

– Извините, девушки, – обратилась она к вошедшим гостям, к сожалению, свободных мест нет.

– Чего? – скривила лицо Вика, – ты что совсем не ориентируешься? – она окинула с ног до головы презрительным взглядом администратора.

Разговор услышал менеджер ресторана и, узнав Вику, тут же подошёл к девушкам.

– Виктория Александровна, добрый вечер! – произнёс он, слегка отодвинул в сторону блондинку. Ваш столик как всегда ждет вас.

– Новенькая что ли? – спросила Вика у мужчины и кивнула в сторону блондинки.

– Да, сегодня второй день работает.

– Второй день, и до сих не знает постоянных клиентов, – съехидничала Вика.

– Исправим, Виктория Александровна, не переживайте, отдыхайте, мы к вашим услугам, – мужчина проводил девушек до стола.

Подошел официант и, поприветствовав посетительниц, спросил:

– Виктория Александровна, все как обычно?

– Да, – ответила девушка, – только добавь в кальян побольше мяты, и, кстати, не забудь в воду положить лед. Прошлый раз кальянщик забыл и у меня весь вечер голова болела.

– Все будет на высшем уровне, – улыбнулся молодой официант и перед тем как уйти пошутил: – кальянщика сегодня после работы будем бить всем коллективом.

Шутка посетительницам понравилась, и они весело рассмеялись.

– Ой, Викуся, как хорошо с тобой, – воскликнула Мария, – для тебя в этом городе все двери открыты, – девушка откинулась на спинку дивана, подложив под одну руку диванную подушку, – ты так и не рассказала, чем закончилась та история с платьем? Ты говорила, что его уже кто-то купил?

– Не купил, а просто отложил, – хмыкнула Виктория, – хотелось бы знать, что за курица покусилась на мое платье, – девушки засмеялись, – но, папочка решил этот вопрос, не знаю, правда, каким способом, но оно теперь моё, – Виктория развела руками и улыбнулась.

– Да каким способом? – рассмеялась Мария. – Небось, наехали, наверное, так на магазин, что им ничего не оставалось делать, – хмыкнула Мария, – а что поделаешь, власть и бабки решают все вопросы.

– Да ладно тебе, ты так говоришь, как будто ты у нас из бедных, – Вика посмотрела на подругу.

В этот момент подошел официант, поставил на пол кальян и протянул девушке трубку:

– Виктория Александровна, попробуйте.

Вика сделала глубокую затяжку, выпустила густой клуб ароматного дыма и одобрительно закивала головой:

– Спасибо. Все замечательно.

Мария тоже была не из бедной семьи, ее родители были успешными предпринимателями в городе. У отца была несколько крупных автосервисов, в которых обслуживались все влиятельные жители города, а мать владела сетью модных салонов красоты. Волосы Марии всегда были в идеальном состоянии, хоть снимай для обложки журнала Top Stylist. Благодаря своей матери, девушка считалась в городе первооткрывательницей всего самого модного и популярного из индустрии красоты.

– Не бедная, – согласилась подруга, – но по сравнению с твоими деньгами и возможностями, я просто нищебродка, – хмыкнула девушка и грустно улыбнулась.

– Зато на своей машине гоняешь, а мне еще ждать совершеннолетия, – Вика улыбнулась и как бы невзначай толкнула подругу локтем, – блин, что за страна такая? Надо ждать до восемнадцати лет. В Америке шестнадцать лет исполнилось, покупай машину и вперед.

– Вика, ну, и чего ты недовольство проявляешь? Как будто ты сейчас уже не ездишь за рулем. Дело времени, придет срок, принесут тебе права на блюдечке с голубой каемочкой прямо в постельку и будешь кататься в любое время суток, а не только по ночам. Кстати, в Америке права можно и в шестнадцать получить, но кататься ночью нельзя. И по фиг там всем, кем твой папа работает. Так что и тут, и там есть свои нюансы. Но у нас всё же проще решать вопросы.

Виктория действительно часто садилась за руль, при этом не имея прав. Отец всегда корил её, но больше за то, что та не раз, как он выражался, подставляла его перед подчиненными, ему приходилось постоянно выгораживать ее, вытаскивать из всяких не совсем удобных ситуаций. Наверное, уже миллион раз её задерживали сотрудники ДПС за превышение скорости и, само собой разумеется, езду без прав, и звонили отцу. После «разборок» (только на вид всегда жёстких) приходилось, правда на непродолжительное время, забывать о вождении автомобиля. Обычно через неделю-другую всё утихомиривалось, успокаивалось, и Вика снова, позабыв свои обещания, садилась за руль и отправлялась в путь. Отец переживал больше не по поводу того, что гаишники задерживали его дочь без прав, он беспокоился за её безопасность. Вика отличалась непомерным лихачеством, а, учитывая тот факт, что машины, на которых она носилась по городу, имели под капотом не одну сотню лошадок, беспокойство увеличивалось соответственно их числу.

Телефон Марии издал сигнал, она разблокировала смартфон и, прочитав сообщение, сказала:

– Руслан приглашает нас в клуб. Там завтра будет диджей Grey, говорит, он очень крутой. Пойдем?

– А почему бы и не пойти? – улыбнулась Вика и спросила: – В котором часу начало?

– Как обычно, часов в одиннадцать. Сможешь? Родители-то отпустят? – как показалось Вике, язвительно спросила Мария.

– Ты же знаешь, если не отпустят, сбегу, – Виктория рассмеялась, – мать страшно не любит, когда я хожу в клубы. Боится, что какую-нибудь гадость начну принимать, – она закатила глаза, – у нее клубы ассоциируются исключительно с наркотой и бухлом. Но, я же не идиотка, чтобы этой фигней заниматься.

Вика неожиданно вспомнила их разговор с матерью. Ольга Юрьевна рассказывала ей историю из своей юности:

В детстве, как и многие девочки, она была самым настоящим гадким утенком. Это сейчас она красивая женщина с каштановыми волнистыми волосами, высокая, статная, с благородной осанкой. Глядя на нее, можно подумать, что в ней течет королевская кровь, во всем ее облике чувствовалась определённая царственность, неподдельная аристократичность.

В подростковом возрасте все было иначе, и она очень сильно страдала из-за своего внешнего вида. У них в школе, на один класс старше Ольги Юрьевны, училась девочка по имени Галя. Она была настоящей красавицей, словно сказочная принцесса. Даже подростковые проблемы, такие как угри, прыщи и прочие досадности, не коснулись ее идеальной фарфорово-гладкой кожи. На зависть сверстницам, у Галины очень рано сформировалась грудь. Ольга Юрьевна же почти до последнего класса в школе оставалась плоским угловатым подростком. Фигура же у Гали была потрясающая, округлая попка и узкая талия вызывали у мальчишек восхищенные взгляды. Когда девушка выходила из раздевалки на урок физкультуры, одноклассницы с завистью смотрели на неё. Облик дополняли гладкие, длинные, роскошные волосы смоляного цвета и ярко-голубые глаза. Девушка в школе считалась эталоном красоты.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное