Михаил Ошеров.

Израильские политические мифы



скачать книгу бесплатно

© Ошеров М. Е., 2018

© ООО «ТД Алгоритм», 2018

* * *

Утраченная память еврейского народа

«…у нас, евреев, с так называемым «Востоком» ничего общего нет, и славу Богу.

Европа морально «наша», в том же смысле, как она для англичан, итальянцев, немцев, французов «ихняя». Мы не только зрители и не только воспитанники европейской цивилизации: мы – ее сотворцы, и притом из важнейших.

Европа наша; мы – из ее главных созидателей. За 1800 лет мы ей дали пропорционально не меньше, чем какая угодно другая из великих «западных» цивилизаций. Но мы, кроме того, начали строить ее еще задолго до общего начала – еще до того, как начали строить ее афиняне. Ибо главные черты европейской цивилизации: недовольство, «богоборчество», идеи прогресса, – вся та пропасть между двумя мировоззрениями, которая выражается в антитезе двух верований: «золотой век» и «Мессия», идеал в прошлом и идеал в грядущем, – эти черты дали Европе мы, еще задолго до того, как отцы наши пришли в Европу: Библию мы принесли с собою в готовом виде.

Может быть, мы больше всякого другого народа имеем право сказать: «западная» культура есть плоть от плоти нашей, кровь от крови, дух от нашего духа. Отказаться от «западничества», сродниться с чем-либо из того, чем характерен «Восток», значило бы для нас отречься от самих себя».

Владимир (Зеев) Жаботинский «Восток»


Нынешние израильтяне – люди по духу, скорее, восточные. Государство Израиль – страна по ментальности тоже, скорее, восточная. Заветы Жаботинского, заклинавшего евреям оставаться «Западом» на «Востоке», не выполнены. Израиль построен европейскими, в основном российскими евреями, говорившими на идише и носившими идишистские имена и фамилии. Практически все первые руководители государства Израиль или родились на территории царской России и Польши, или там родились их родители. Они все знали идиш и говорили на идише. Первые заседания израильского правительства можно было проводить на идише. Но в начале двадцатого века в еврейском ишуве (поселении) в Палестине руководством ишува был насильственно внедрен древнееврейский язык иврит. Владимир Жаботинский назвал иврит «восточным» языком – в том же цитируемом мной произведении «Восток». Возможно, существует какая-то связь между способом и стилем мышления и языком. В любом случае насильственный отказ от идиша и ладино, на которых говорили европейские евреи, в пользу иврита – для привлечения в Палестину восточных евреев, привел к утрате евреями Палестины своей европейской идентификации, с которой еврейский народ был связан 2000 лет. Культура на идиш была принесена в жертву единству еврейского народа. Насильственная ивритизация сопровождалось полицейскими мерами по борьбе с идишем, а также насильственным отказом от своих корней, от идишистских, немецкоязычных и русско-, украинско– и польскоязычных имен и фамилий. В начале XX века в Палестине жило несколько десятков тысяч евреев, и из них единицы говорили на иврите.

В середине XX века в Израиле жило несколько сотен тысяч израильтян, говоривших на иврите. В Палестину из разоренной войной Европы ехали сотни тысяч евреев, говоривших на идише и европейских языках. Руководство палестинского ишува, а затем и государства Израиль, боролось с идишем и навязывало иврит приезжающим в Палестину и Израиль евреям. Закрывались театры и газеты на идише, преследовалось его преподавание. Была даже специальная языковая полиция, срывавшая уличные объявления, написанные на идише.


«Батальон защитников языка». 1926 год, Тель-Авив.


Производилась насильственная ивритизация и уничтожение исторической памяти у приехавших сюда людей. Идишистские фамилии и имена принудительно менялись на ивритские. Бен-Гурион, бывший одновременно и министром обороны, заставил всех офицеров израильской армии заменить свои имена и фамилии на ивритские. Если бы не эта насильственная ивритизация, то самые знаменитые израильские военоначальники Моше Даян, Игаль Алон и Ицхак Саде стали бы известны миру под именами Моше Китайгородский, Игаль Пайкович и Исаак Лансберг, а нынешнего министра обороны Израиля звали бы Моше Смелянский, а не Моше (Буги) Аяллон.


Википедия. Статья «Ивритизация».

Автор – Михаил Ошеров

Во время Войны за независимость в Армии обороны Израиля была основана «Комиссия по ивритским именам», которую возглавил Мордехай Нимцаби. Комиссия опубликовала тысячи экземпляров брошюры «Выбери себе имя на иврите!», которая рекомендовала принуждать солдат менять их иностранные имена на имена с местным ароматом.

Прямые указания выбрать себе имя на иврите были даны послам государства Израиль в других странах, высшим офицерам армии (указания им Бен-Гуриона были не в форме требований, но в форме рекомендаций), судьям и представителям государства Израиль в международных органах.

«Во время первого перемирия (1948 год) Бен-Гурион одновременно с назначением новых армейских генералов потребовал у них заменить их имена. Командир Пальмаха генерал Игаль Пайкович не отнесся серьезно к идее смены имени и не сменил имя на ивритское. Когда он пришел на церемонию, он выяснил, что Бен-Гурион решил сменить его имя на Игаль Гилади. Ему (Игалю Алону) это имя не понравилось, и он сменил его на Игаль Алон.»

«В 1955 году Бен-Гурион – министр обороны, решил, что только военнослужащие с еврейскими именами могут представлять армию за. До 80-х годов в ЦАХАЛе была практика назначать полковников только с ивритскими именами».

Второй по счету начальник Общей службы безопасности «Шин-Бет» (ШАБАК) Изидор Рот, когда от него потребовалось сменить его родную фамилию на ивритскую, соответственно директиве, принятой для государственных служащих, продемонстрировал свое остроумие и сменил свое имя на имя Изи Дорот – так он повиновался этому указанию, но без того, чтобы его имя слышалось по-другому. Другой путь, который использовался теми, кто хотел сохранить свое оригинальное имя, но был принужден выполнять указание сменить свое имя, состоял в использовании двойных имен – одновременно оригинального и нового имени.

На каком-то определенном этапе это требование перестало действовать для работников государственной службы.

Для волны эмиграции («алии») 1950-х годов была распространена практика присвоения им новых ивритских имен, много раз придание ивритских имен эмигрантам считалось фактором, способствующим их абсорбции. Франц Кишхонт, например, получил от сотрудника Еврейского агентства («Сохнута») имя Эфраим Кишон. По словам Кишона, чиновник Сохнута спросил его, каково его имя, и, когда услышал ответ «Франц», сказал: «Эйн давар казе» – «Нет такой вещи в природе» и написал имя «Эфраим» и также поступил по отношению к его фамилии.

Писатель Аарон Аппельфельд, называемый в детстве Ирвин Аппельфельд, так рассказывал об изменении своего имени во время эмиграции в Израиль: «Отталкивание, неприятие всего того, что было в диаспоре, в том числе и изменение моего имени, приводило меня в бешенство. Если имя Ирвин было именем, что мои мама и папа выбрали для меня, и оно им нравилось, почему я обязан поменять его на Аарон? Касательно традиции евреев, они не меняли имен, но добавляли новые имена в случае болезни или опасности. В те годы смена имен была национальным принуждением. Тогда не принимали в расчет, что отрезание старого имени то же самое, что отрезание вашей части тела».

Писатель Исаак Ауэрбах-Орпаз описал, каким образом требовалось изменить свое имя на имя на иврите, незадолго до чтения его избранных рассказов на радио «Коль Исраэль»: «Со мной поговорили с радио «Коль Исраэль» и попросили меня прочитать мои произведения с именем на иврите. Я ответил, что у меня до сих пор его еще нет. Мне сказали: «Позвоните в Еврейский национальный фонд и выберите себе имя». Я позвонил в Еврейский национальный фонд – так брали народные имена на иврите. Мне предложили фамилию «Орпаз», я ее принял».

Смена своих имен на ивритские довольно редко происходила среди последней большой волны эмиграции («алии») из бывшего СССР в 1990-х годах, и многие из них сохранили в Израиле свои имена и фамилии. Волна эмиграции в государство Израиль эфиопов в 1990-х годах и в начале XXI века вернулась к этой практике. Нужно отметить, что многие имена эмигрантов иностранные и труднопроизносимые для израильского языка, и поэтому иногда необходимо обеспечить еврейское имя эмигрантам для удобства его восприятия. Тем не менее многие из эмигрантов сохранили свои собственные имена, как часть процесса сохранения своей идентичности, своей культуры и своей личности.

Вместе с именами потерян громадный пласт истории еврейского народа, его жизни и достижений в Европе, среди других народов. Бен-Гурион и его ближайшее окружение решили, что новому израильтянину это все будет неинтересно.

«Единый израильский народ»

Израильские политики очень любят разглагольствовать о едином израильском народе. То, что делал в свое время Бен-Гурион, лишая еврейский народ своей исторической памяти, преследовало именно эту цель – создание нового израильтянина.

Но этого не произошло.

Нынешнее израильское общество не едино, в нем можно выделить сектора – отдельные крупные группы граждан Израиля, объединенные одним происхождением, одной исторической памятью, одним нарративом, и при этом отличающиеся друг от друга.

Еще Бен-Гурион разрешит ортодоксальным иудеям жить своей, отдельной, по сути – паразитической жизнью. Первоначально, в начале существования государства Израиль их было немного – легенды говорят о «400-х семьях», но сейчас, после того, как выросло много многодетных семей и сменилось несколько поколений, этот сектор составляет величину свыше 20 % от еврейского населения Израиля, и эта доля постоянно растет.

Уже сейчас в начальных классах израильских школ ортодоксальные дети составляют большинство. Через 10–12 лет они станут совершеннолетними и получат право голоса на выборах, после чего нынешнее статус-кво между религиозными и светскими гражданами Израиля будет уничтожено.

В 1950–1960-х годах XX века в Израиль эмигрировало много восточных евреев – из арабских стран Ближнего Востока и Магриба – из Марокко, Ирака, Ирана, Йемена, Алжира. Они не подверглись полной ивритизации и израилизации и сохранили свою идентичность, свою культуру и свой менталитет и, более того, сделали их господствующими в израильском обществе. У них не было исторической памяти Холокоста, потому что у них, в их странах пребывания, не было Холокоста.

Самыми дерзкими из них были марокканские евреи, которые сейчас доминируют в этом секторе израильского общества – в секторе так называемых «мизрахим» («восточных». – М.О.).

В 1970–1990-х годах в Израиль приехали «русские» – евреи из стран бывшего СССР. Они тоже во многом сохраняют свой язык, свою культуру и свою историческую память. «Русские» – самый бесправный и дискриминируемый еврейский сектор израильского общества, «русских» местные ортодоксы не считают полноценными евреями. Перед приездом «русской» алии (волны эмиграции. – М.О.) для новых эмигрантов были отменены многие социальные льготы, носившие выравнивающий характер, и в результате «русские» оказались на самом дне израильского общества.

Арабский сектор изначально был отдельным. Поскольку государство Израиль не было предназначено для двух народов, оно не имело и не стремилось создавать общий нарратив, общую историю, общую идеологию, и позиционировало себя как государство одного – еврейского, по сути – нового израильского народа, то арабскому народу в нем изначально досталось положение народа-изгоя, народа, которого это государство лишает своей земли, своей памяти, своей истории.

Политическая и общественная жизнь государства Израиль, израильское общество сугубо секторальны и не едины. Единого израильского народа не существует.

«Арабов здесь не стояло»

Среди многочисленных мифов, бытующих в израильском обществе, есть мифы, которые обращаются только в израильской русскоязычной среде. Среди таких мифов – миф о том, что арабов здесь, в Израиле, здесь, в бывшей британской Палестине, никогда не было и что всегда здесь были евреи. Или же, в более мягкой форме, – евреи здесь были всегда в большинстве.

Этот миф связан с тем, что русскоязычные евреи из бывшего СССР, приехавшие в государство Израиль в 1990-х годах, приехали в страну уже с еврейским демографическим большинством, в отличие от местных израильтян, приехавших в Израиль или еще в Палестину на одно поколение раньше. Родители многих нынешних израильтян приехали в заселенную арабами Палестину в 1920-х, 1930-х или в 1940-х годах.

Хотя отцы-основатели сионистского движения выдвигали провокационный лозунг «Народу без земли – землю без народа», но сами они прекрасно знали, что зовут еврейский народ для колонизации (а именно этим термином оперировали политики в конце XIX-го – начале XX-го века) Палестины, которая не является пустым местом и в которой живет другой народ. Слово основателю сионизма Теодору Герцлю.

Отрывок из речи Герцля на Втором сионистском конгрессе:


«Completely accurate statistics about the number of inhabitants do not presently exist. One must admit that the density of the population does not give the visitor much cause for cheer. In whole stretches throughout the land one constantly comes across large Arab villages, and it is an established fact that the most fertile areas of our country are occupied by Arabs… According to the usual estimate, based on official reports, Palestine contains at most 650,000 inhaitants, but this seems a questionable figure.»

From Protocol of the 2nd Zionist Congress, page 103. 1897.


Этот миф о том, что якобы здесь всегда были евреи и не было никаких арабов, наряду с мифом о том, что Накбы (Катастрофы и изгнания арабского народа) не было, очень распространен в среде правых русскоязычных израильтян, не знающих и не успевших здесь изучить историю страны, куда они приехали, историю этого места и этой земли. Или сознательно не стремящихся ее изучить. То, что, по их мнению, арабов здесь никогда не было, что арабов “здесь не стояло”, оправдывает в их глазах все действия израильского правительства в отношении арабского населения Израиля и оккупированных государством Израиль арабских территорий. В этой русскоязычной среде бытует мнение, что арабы здесь – пришлое население, и у них нет никаких прав на эту землю, в отличие от израильтян, «коренных хозяев» этой земли.

На самом деле арабы пришли сюда около 636 года сразу после завоевания всего Аравийского полуострова, и уже более 14 веков живут здесь. Они всё это время составляли большинство населения Палестины – до массовой еврейской эмиграции в конце 1940-х – 1950-х годов.


История народов Израиля и Палестины

Территория современного государства Израиль вместе с оккупированными территориями, или, иначе говоря, территория географической области Палестина, сейчас является спорной между двумя народами.

Примерно чуть ранее тысячи лет до нашей эры сюда пришли евреи и полностью уничтожили живших здесь аборигенов – ханаанеян. Единое еврейское государство распалось на два – на Израиль и на Иудею. Изгнанные вавилонянами в 586 г. до н. э., евреи вернулись и около 520 г. до н. э. восстановили Иерусалимский храм, а затем и независимость страны в середине второго века до нашей эры под властью династии Хасмонеев. В 63 г. до н. э. вся эта земля была завоевана римлянами. В 70 г. н. э. римлянами было подавлено восстание евреев, о чем в центре Рима до сих пор напоминает сохранившаяся до наших дней триумфальная арка Тита. После подавления восстания Бар-Кохбы в 136 г. н. э. при императоре Адриане евреи были изгнаны римлянами с этой земли и рассеяны по миру. На месте некоторых уничтоженных городов, например, Иерусалима и Шхема, были созданы римские колонии – Элия Капитолина и Неаполь (Неополис), имя которого преобразовалось в нынешнее арабское название этого города – Наблус.

В 638 г. н. э. эта земля была завоевана арабами. Они отразили нашествия крестоносцев в XI–XIII веках и удержали эту землю за собой.

В начале XVI века н. э. эта земля была завоевана Оттоманской империей. Правление турок здесь продолжалось около 400 лет. Турки в Палестине не занимались колонизацией захваченных земель, не создавали турецкие поселения и города, не меняли демографический состав покоренной области. Турки просто управляли территорией. Население Палестины все это время – с VII века н. э. до начала XX века – оставалось почти полностью арабским. Это подтверждается периодически проводившимися здесь турецкой администрацией переписями населения Палестин.

В 1800 году, после отражения нашествия Наполеона, была проведена одна из первых современных переписей населения. Согласно ее данным, тогда в Палестине проживало примерно 246 тысяч арабов, 22 тысяч христиан и около 7 тысяч евреев (главным образом сефардов). Большая часть еврейского населения была сосредоточена по-прежнему в Иерусалиме, Цфате, Тверии и Хевроне. Христиане, численность которых составляла около 25 тысяч, были намного более рассеяны. Главные места концентрации христианского населения – в Иерусалиме, Назарете и Вифлееме – контролировались православной и католической церквями. Остальное население страны составляли мусульмане, почти все – сунниты.

По данным турецких переписей населения, к 1880 году население Палестины достигло 450 тысяч человек, из которых 24 тысячи составляли евреи. Большинство евреев Палестины по-прежнему жили в четырех городах: Иерусалиме (где евреи составляли около половины – около 12 тысяч человек из всего 25-тысячного населения и самую большую общину в городе), Цфате (4 тыс.), Тверии (2,5 тыс.) и Хевроне (800), а также в Яффо (1 тыс.) и Хайфе (300). Иерусалим стал крупнейшим городом в стране. Поток еврейской эмиграции в Палестину увеличился после открытия прямого пароходного сообщения между Одессой и Яффой.

Далее переписи населения Палестины стали проводиться значительно чаще.

В 1890 году здесь проживало примерно 432 тысячи арабов, 57 тысяч христиан и 43 тысячи евреев.

В начале XX века население Палестины составляло приблизительно 450 тысяч арабов и 50 тысяч евреев.

Иногда хитрые пропагандисты об этом периоде пишут так: «Евреи составляли большинство населения в Иерусалиме», и это правда – их в городе было около 12 тысяч, оставшееся население этого города составляли арабы-мусульмане и христиане. Но это относится только к одному городу Палестины этого времени – к Иерусалиму. При этом пропагандисты не пишут, что в этот период времени (начало XX века) евреи составляли в Палестине абсолютное меньшинство – менее 10 % населения и жили в основном только в Иерусалиме, Цфате, Тверии, Хевроне, Яффо и в Хайфе. Вся остальная территория Палестины в это время была заселена арабами и немного – христианами. Еще раз – в начале XX века евреи составляли менее 10 % населения Палестины, остальное население Палестины почти целиком было арабским.

Вследствие сионистской агитации и эмиграции из Европы число евреев в Палестине в начале XX века стало стремительно расти.

В 1919 году, после военных поражений Турецкой империи от англичан в нескольких сражениях, в том числе в сражении при Мегиддо – библейском Армагеддоне, и последовавшего за этим распада Турецкой империи мандат на управление Палестиной получила Великобритания.

На подмандатной территории британской Палестины в 1919 г. жили 568 тыс. арабов-мусульман, 74 тыс. христиан и 58 тыс. евреев.

На подмандатной территории Палестины в 1922 г. жили 584 тыс. арабов-мусульман, 71 тыс. христиан и 84 тыс. евреев.

В 1948 году здесь проживало 1 миллион 180 тысяч арабов и 630 тысяч евреев. Все данные с 1800 по 1948 годы взяты из английской версии Википедии и из других официальных источников.

Согласно Отчету гражданской администрации Палестины, охватывающему период с 1 мая 1920 г. по 30 июля 1921 г., который размещен в интернете:

…Из-за недоразвитости территории, она удручающе недонаселена. Численность населения в Палестине едва достигает 700 тысяч. Из них 235 тысяч – горожане, 465 тысяч – жители поселков и деревень. Четыре пятых населения – мусульмане. Малая их доля – это бедуинские арабы. Остальные, хотя и говорят на арабском языке и именуются арабами, таковыми не являются, а представляют собой смешение рас. Около 77 тысяч – христиане, в основном – православные и говорящие на арабском языке. Меньшинство – католики, еще меньше протестантов. Еврейское население насчитывает 76 тысяч человек.

Подпись: Герберт Сэмьюэл,

Верховный комиссар и Главнокомандующий.


Частью британского мандата на Палестину, полученного от Лиги Наций, была и рекомендация способствовать еврейской эмиграции в Палестину, но на уровне 10–15 тыс. человек в год. Арабы противились этому, и весь период британского мандата на эту территорию был насыщен конфликтами между еврейским и арабским населением. В годы Второй мировой войны легальная и особенно нелегальная эмиграция евреев в Палестину резко усилилась и достигла уровня около 100 тыс. в год. Постоянные вооруженные конфликты, в том числе и с британскими гарнизонами, стали обычным явлением. В 1946 г. Великобритания объявила, что она не может реализовывать свой мандат на Палестину, и передала решение этой проблемы ООН. К этому времени (февраль 1947 г.) в Палестине было 1091 тыс. арабов-мусульман, 614 тыс. евреев и 146 тыс. христиан.


Пишет Лев Вершинин:

«Всего за три года, начиная с 1918, в ходе «Третьей Алии», в Святую Землю «вернулись» более 40 тысяч евреев, в подавляющем большинстве социалистов, обученных сельскому хозяйству, имеющих кое-какое оборудование, небольшие, но все-таки деньги и не боящихся труда. Количество кибуцев выросло на порядок, все земли, ранее считавшиеся «бросовыми», были раскуплены и окультурены, все болота осушены, «новые» города пошли расти, как на дрожжах. К 1922-му, когда Лига Наций выдала Лондону мандат на временное управление Палестиной, – для, в частности, «установления в стране политических, административных и экономических условий для безопасного образования еврейского национального дома», – и Лондон, стремясь упорядочить ситуацию, ввел какие-то, вполне, впрочем, щадящие, квоты на въезд, проскочить успело более 40 тысяч человек.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4