Михаил Михайлов.

Мастер големов



скачать книгу бесплатно

Д’Рамст отказал в помощи жрецу, аргументируя тем, что его дружина и так малая, всю отдать на поиски логова тварей нельзя, а ее часть не поможет ни Юршану, ни самому барону защищать свои владения. Посоветовал жрецу дождаться подкрепления – информация о возможном прорыве Бездны была отправлена первожрецу сразу, как только об этом узнал Юршан. Но поблизости храмовников больше не было, а отряду из других храмов добираться до баронства слишком долго. В ответ на эти доводы Д’Рамст только руками развел, после чего предложил обратиться к Косту Маргу, мол, новоявленный рыцарь малыми силами разгромил полусотню разбойников, сразив лично обоих миньонов и демоницу. И Юршан направился в деревню, приютившую Костю Маркина с наемниками, рассчитывая уговорить мага и воина с боевым големом отправиться спасать… ну да, спасать мир.


Еще за два километра до цели, при взгляде с вершины холма, Маркин понял, что они опоздали. От деревеньки, расположенной у подножия гор, не осталось ни единого целого дома. Издалека поселение выглядело двумя десятками каменных кучек, над некоторыми вились нити черного дыма.

Через десять минут небольшой отряд охотников на демонов въехал в разгромленное поселение. От запаха разлагающейся плоти свербело в горле и появлялись позывы к рвоте. Дома, когда-то сложенные из плоских голышей без раствора или глины, с забитыми мхом и пучками соломы щелями между камнями, были капитально разрушены. Деревянные крыши провалились вовнутрь и сейчас чадили, понемногу превращаясь в угольки.

– По такой погоде – долго им гореть, – заметил Ракст. – И не угадаешь, когда случилось нападение, ведь тлеть такие бревна могут неделю.

– Трупы завоняли уже, как раз неделя и есть, – включился в беседу Райдаш. – Интересно, кто мог это сделать?

– Демоны, – хмуро ответил ему Юршан. – Без хозяйки они лишились контроля, и когда проголодались, то покинули гнездо и отправились за пищей. Про деревню они, скорее всего, знали и поэтому в первую очередь направились сюда.

– Миньоны? Или настоящие демоны? – уточнил Костя. – И почему пришли именно поесть?

– Миньоны. Посмотри туда.

В нескольких метрах от них рядом с порогом дома на утоптанной дорожке, ведущей к нему, лежала человеческая рука – кисть, обломок лучевой и почти целая локтевая кость. Мышц на конечности не было, лишь жалкие потемневшие лохмотья. И тут уж точно поработали не птицы и мелкие грызуны: слишком глубокие борозды от зубов на костях остались.

– Они едят людей?.. – глухо спросил Костя.

– Едят всех, кто из плоти и крови. Даже мертвецов, падаль и зомби, случись тем попасться голодным миньонам. Этим же пристрастием отличаются и низшие полуразумные демоны и демонические животные.

– Вот же твари… – вздохнул Райдаш. – Здесь же дети жили, старики, и они их всех…

Наемник не договорил, но все и так было всем понятно. По команде жреца отряд разбился на три группы, чтобы обыскать не такое уж и большое поселение. Хватило двадцати минут, чтобы заглянуть едва ли не под каждый камешек, перевернуть каждую деревянную кадушку… За эти минуты землянин насмотрелся на многое, что проверило его нервы на прочность.

До этого считал себя человеком, который повидал все, но вид детского скелета, обгрызенного, с оторванными ручками и ножками оказался слишком тяжелым. Да и молодые наемники чувствовали себя не намного лучше. Убедившись, что в их части поселения, отведенной жрецом для поисков, выживших нет, маг с подчиненными отошли к колодцу, расположенному в центре. Ворот был варварски сломан, обрывки веревки валялись поблизости, серые камни колодезного оголовья в одном месте покрылись сгустками темно-багрового цвета: наверное, какому-то несчастному разбили об них голову.

Костя машинально заглянул в колодец, но ничего не увидел в густой тени, скрывавшей дно. Вдруг до него донесся едва слышимый звук. Что-то похожее на всплеск, и через мгновение – глухой стон.

– Ракст, быстро факел сюда! – приказал рунный мастер. – Живее… Уважаемый Юршан, скорее сюда!

На его крик жрец примчался с завидной резвостью, меньше чем за минуту, хотя находился за пределами поселка, на дороге, ведущей к горам.

– Что тут у тебя, рыцарь? – деловито поинтересовался жрец и, не став ждать ответа, шагнул к колодцу, заглядывая внутрь. – Хм, темно слишком.

– Я за факелом отправил своего человека.

– Не нужно, я справлюсь и так.

Юршан простер руки над круглым каменным оголовьем, и с его ладоней полился поток яркого, но совсем не слепящего белого света. В освещенной глубине колодца жрец и маг увидели человека, находящегося в воде, точнее, его голову. Длинные черные волосы и борода облепили ее, словно неведомая хищная тварь щупальцами. Именно так и подумал в первое мгновение землянин, пока не догадался, что так выглядит мокрая шевелюра мужчины.

На то, чтобы достать человека из воды, ушел час. Потом два часа пришлось ждать, пока несчастный очнется – тепло и немного еды лишили его сознания не менее эффективно, чем хороший удар по голове.

– Как тебя зовут? – мягко спросил спасенного Юршан.

Тот сидел у костра, накрытый шерстяным одеялом, и опять жадно жевал ломоть чуть зачерствевшего хлеба из провианта команды.

– Кур я, работник местный… – хриплым тихим голосом отозвался мужчина. Лет сорока пяти на вид, но борода его сильно старила, да и несколько дней, проведенных в колодце, стоили лет десяти жизни.

– Расскажи: как ты оказался в колодце, кто разгромил поселение, убил животных и увел людей? – задал новый вопрос жрец.

– Демоны, твари из Бездны… – так же глухо произнес мужчина и невидящим взглядом уставился в огонь. – Они пришли почти пять дней назад, поздно вечером…

Демоны напали на деревню, как стая волков на отару овец – молниеносно, с нескольких сторон, убивая одну жертву, тут же бросая ее и накидываясь на следующую. При этом миньоны отрывали куски плоти от еще живых и на ходу пожирали. В домах громили все – кровати, подвалы, где пытались прятаться жители, очаги, от углей из которых вскоре загорались дома. Собаки, что не оборвали привязь, страшно выли, прятались в конурах, в которых и погибали от ударов дубин в руках убийц из Бездны. Кто-то пытался скрыться в ночи за пределами деревни, но вряд ли в этом преуспел – дикие крики раздираемых на части людей Кур не раз услышал со стороны полей, вплотную подходивших к домам. Ему повезло, что дом находился рядом с колодцем, в который он и прыгнул. От ледяной воды чуть не умер, спасался тем, что выбирался из нее по камням и там согревался, даже подремал немного, упершись спиной и ногами в стены колодца. А вот вылезти наружу не смог – миньоны поломали ворот и вытащили веревку, а ствол колодца кверху резко сужался. Ползти по стенке с обратным уклоном, цепляясь за склизкие камни одеревеневшими от холода пальцами, Кур не смог.

Юршан сумел еще выведать у крестьянина, готового вот-вот снова провалиться в забытье, что миньонов в деревне было семь или восемь, примерно столько же таились в темноте вокруг поселка… И Кур вновь заснул, с куском непрожеванного хлеба за щекой. Глядя на него, Юршан произнес:

– Бедный человек. Он здесь не жил даже, а выживал, изнурительным трудом добывая скудный урожай, рискуя умереть от множества болезней или диких зверей при походе в лес за дровами… Но выживал столько лет, и вот вся его жизнь разрушена. Вряд ли он сможет быть нам проводником, к миньонам он не приблизится и на день пути…

– Демоны оставили хороший след, сильного дождя не было, так что найдем мы их, – влез в разговор Ракст. – А Кур пусть отдыхает, здесь нас ждет.

Райдаш с осуждением посмотрел на брата, тот смутился, покраснел и буркнул что-то извиняющимся тоном.

Решили на ночлег встать рядом с разгромленным поселением и тронуться в путь на рассвете. Охрану взяли на себя храмовники. Предложение Марга принять в этом участие было мягко отклонено. Юршан заверил рыцаря, что его спутники справятся с охраной намного лучше наемников и молодого мага, не имеющих навыков по обнаружению темных тварей. И вполне хватит одного часового, так лучше отдохнут перед тяжелой дорогой остальные.

Ночь прошла сравнительно спокойно – правда, несколько раз все просыпались от глухих стонов и вскриков Кура. У крестьянина сон был очень тяжелый. Ворочался, прижимал руки к груди, скрежетал зубами…

Утром тронулись в путь неполным составом: один из храмовников остался с Куром, которого не смогли разбудить на этот раз никакими методами. Бросить же бедолагу одного жрец не решился. Воину-охраннику вменялось дождаться пробуждения крестьянина, вручить мешок с припасами и посланием и указать дорогу к баронскому замку.

Миньоны оставили после себя такой след, что даже Костя, вовсе не следопыт, мог идти по нему, как по бульвару с указателями. Вот только смотреть на это было тяжело – человеческие останки со следами зубов исчадий Бездны. Всего в деревне проживали двадцать семь жителей разного возраста, обоего пола. Детей, не способных идти быстро, а также стариков миньоны убили и сожрали. Такая же участь постигла трех мужчин, попытавшихся, видимо, оказать сопротивление налетчикам. Прочих, а это примерно четырнадцать человек – мужчины, женщины и крепкие подростки, – миньоны погнали с собой. И вот сейчас Костя видел, что троим пленным не повезло – стали кормом для тварей. То ли те проголодались, то ли люди попытались сбежать или ослабели от ран и были безжалостно убиты, разорваны на куски. Их обглоданные кости устилали путь на протяжении более чем десяти километров!

Пещеру, где обитали миньоны, нашли через три с половиной часа после того, как покинули деревню. Полчаса назад их догнал охранник Кура: крестьянин, по его словам, пришел в себя через полтора часа после убытия отряда, выслушал инструкции и едва ли не бегом бросился прочь, чуть не забыв мешок с припасами и письмо барону.

Проход был узким, чуть шире двух метров и почти три в высоту. Подниматься к нему пришлось по крутой каменной осыпи. Мелкие камешки постоянно выскакивали из-под ног, подошвы сапог скользили. Особенно тяжело приходилось рыцарю с наемниками, закованным с головы до ног в стальные латы.

– Миньоны уже знают, что мы здесь, – хмуро сообщил Косте жрец.

– Ну извини, – пожал тот плечами в ответ, – такие кручи нужно с лестницами и веревками брать. А ты еще рассчитывал на моего голема – да он бы просто не прошел здесь.

– Пошли, – сказал Юршан, поворачиваясь спиной к землянину и скрываясь в полумраке пещеры.

Впрочем, темной она перестала быть уже через несколько секунд, когда с руки жреца сорвался большой светящийся шар размером с баскетбольный мяч, который поднялся к потолку и завис там словно приклеенный. Храмовники уже стояли внутри, выбрав место, где пещера расширялась до четырех метров. В руках каждый держал арбалет с болтом, предоставленные рунным мастером Маргом. От стандартных снарядов эти отличались наконечниками – шарообразная головная часть усеяна по краю зубчиками, чем напоминает заграничную охотничью пулю «Диаболо» или ее российский аналог «Медведь» для гладкоствольного оружия. Большая и тупая ударная часть с руной усиления гарантированно снесет противника, размозжив ткани и кости, а не проскочит сквозь него, словно иголка. Зубчики порвут мышцы, сухожилия, внутренности, наматывая их на себя.

К левому колену каждый храмовник прислонил круглый щит, с правого бока рукоятью вверх поставил боевой топор на длинной ручке. Марг и наемники встали за их спинами в двух метрах, также взяв в руки заряженные арбалеты. Юршан встал позади всех.

Долго ждать врагов не пришлось. До слуха Маркина донеся гулкий топот, особенно хорошо различимый в пещере, звериное рычание и глухие истеричные стоны, а потом из темноты вырвалась волна уродливых человекоподобных созданий. Резко накатило чувство страха и обреченности, и Костя невольно шагнул назад. Впереди бежали шесть искалеченных ритуалом бывших людей, за ними, почти наступая им на пятки, еще трое. Каждый держал в руке короткую дубинку с тонкой ручкой и расширяющимся бесформенным оголовьем, покрытым бугорками и волнами, словно потеками воска, как это бывает с долго горевшими свечами.

– Во славу нашей Матери Ашуйи! Да сгорят все твари Тьмы и враги рода человеческого от света очей Ее!

Вместе с зычным голосом жреца из-за спины Кости потекла волна белого света, заполнившего пещеру. Исчез страх, появилась уверенность, что все будет хорошо, даже руки тверже стали держать оружие.

На миньонов же свечение оказало прямо противоположный эффект. Демоны, которым до людей оставалось метров пять, резко остановились и стали отворачиваться от свечения и закрывать руками лица, роняя при этом свои дубины под ноги.

Одновременный залп четырех арбалетов произвел опустошение в рядах нападающих. Зачарованные стрелы буквально снесли с плеч головы трех миньонов, при этом бросив тела на задние ряды и устроив там сутолоку. Четвертый снаряд угодил отвернувшемуся от света демону между лопатками, проделав огромную дыру в теле, из которой фонтаном начала бить алая кровь, показались обломки костей и кровавая пузырящаяся пена.

Следом ударили арбалеты наемников, расколотив черепа еще пары тварей. Самым последним выстрелил Костя, угодив в плечо самому дальнему демону, скрытому толпой своих покалеченных и умирающих товарищей. Живодерский наконечник стрелы оторвал миньону руку полностью, оставив короткий обрубок с кусками белеющих костей, лохмотьев мышц и кожи.

Разряженные арбалеты были брошены под ноги, и все, кроме мастера магии, вооружились топорами и мечами, укрывшись за щитами. Землянин же взял в каждую руку по гранате, крикнул во все горло: «Берегись!» – и метнул один за другим снаряды далеко вперед за спины врагов. Через несколько секунд во все стороны полетели осколки, выбивая на темных каменных стенах светлые отметины и дырявя незащищенные тела миньонов.

А через секунду пропало свечение Юршана. Чувство уверенности, приток силы, возбуждение слегка снизились. И даже светящий шар под потолком после пущенной жрецом волны света казался тусклым огоньком закопченной «летучей мыши». Переход был слишком резок для непривычных к таким схваткам рыцаря и братьев-наемников.

А вот храмовники знали, что делать. Слитно, как единое существо, они сделали шаг вперед, потом еще один и еще, прикрываясь щитами и отводя назад топоры для удара. Миньоны, даже безголовые, после исчезновения жреческой магии вновь полезли на людей. Но без того натиска и силы, как при первом порыве. Да и чудовищные ранения превратили смертоносных тварей в слабых противников. Через минуту, не получив в ответ ни единого опасного удара, храмовники покончили с демонами. Нет, умереть те не умерли, но безрукие и безголовые обрубки уже не представляли опасности… дергались тела, отрубленные головы скалились, руки с ногами судорожно дергались отдельно от туловищ на залитом кровью полу пещеры. Зрелище было еще то… Ракст не выдержал и скинул шлем: его тут же вырвало.

– Мы рядом с источником демонической магии. Ее энергия наделяет силой этих существ, – хмуро произнес Юршан.

Пещера расширилась до десяти метров от стены до стены и поднялась метров на шесть. Не обнаружив никаких следов демонов, Юршан дал команду двигаться дальше. Проход пошел вниз и вновь сузился, местами превращаясь в шкуродерный лаз, где с трудом протискивались воины в доспехах. В одном из таких мест на отряд напали сверху.

– Ра-агррххх!

Оглушительный рев и чувство внезапного страха сковали людей на долю секунды, ставшую последней для одного из воинов Юршана. На храмовника с потолка спрыгнула омерзительно воняющая, скособоченная туша миньона. Сбив с ног человека, демон дважды ударил по нему дубиной, потом тычком в грудь, словно не короткая дубинка, а копье у него в руках, отбросил второго храмовника на следующего за ним воина, разом сбив с ног обоих. И только после этого последний, четвертый воин почти в упор разрядил в тварь арбалет, мигом позже в миньона ударила стрела белого света, обуглив до черноты плоть в месте попадания.

Засада стоила отряду двоих человек – убитого и тяжелораненого. Первому миньон размозжил голову, не помог и шлем. У второго оказались сломаны правая ключица и несколько ребер и повреждены внутренние органы, судя по покрасневшей от крови слюне при кашле.

Через десять минут увидели второго миньона. Враг забился в узкую щель на своде, решив повторить подвиг предыдущего. Поняв, что его увидели, он с ревом спрыгнул вниз, где был прикончен стрелами – стальными и жреческими.

Проход стал расширяться и очень скоро вывел отряд в просторную пещеру, заполненную сталактитами и сталагмитами. В центре все известняковые образования были сбиты и расколоты, а самый большой сталагмит был превращен в жертвенный алтарь.

Над алтарем клубился дымный черно-багровый шар, от которого в пещере было довольно светло. При взгляде на него у Кости закружилась голова, появилось чувство тошноты и слабости. На несколько мгновений перед глазами пронеслись смутные видения терзаемых людей, пожираемых заживо детей, жестоко насилуемых кошмарными тварями женщин.

Вокруг алтаря неподвижными столбиками стояли миньоны, не меньше двух десятков. Вдоль стен прикованы люди, очень много людей, на беглый взгляд – больше полусотни. Здесь, стало быть, не только жители ближайшей деревни, но и пленники из разгромленных караванов.

– Сил у меня не хватит, чтобы ослабить всех миньонов, – озабочено произнес жрец, – а еще придется уничтожить зерно врат в Бездну, иначе после гибели сторожей через несколько часов здесь будет портал к демонам. Он уже готов открыться, я чувствую это. Приготовьтесь…

Храмовники и наемники встали в одну шеренгу в проходе перед пещерой, за их спинами укрылся Костя, как не имеющий навыков боя в строю. Рядом с землянином встал Юршан. В своей жреческой одежде без какого-либо доспеха он был самым уязвимым в отряде.

Миньоны не видели «гостей» до самого последнего момента, сосредоточив все свое внимание на зарождающемся портале. Да и шум стоял вокруг от связанных людей, которые по-животному выли, хрипели, рычали, кто-то истерично рыдал и выкрикивал короткие бессвязные слова.

– Мать Ашуйя, к тебе взываю! – зычно крикнул Юршан, поднимая засветившиеся ладони вверх; когда свечение окутало руки до локтей, он сделал движение в сторону зашевелившихся миньонов, словно стряхивал невидимые брызги с кистей. – Силы прошу мне и моим воинам, своим оружием и деяниями прославляющим Тебя и несущим Свет этому миру, что под дланью твоей, защитникам людей от тварей мерзких!

В плотно стоящих миньонов ударили два ослепительных луча света, как от мощных прожекторов, только молочно-белого цвета. Попавшие первыми под удар святой магии почернели и ссохлись за какие-то мгновения. Остальные моментально покрылись огромными язвами в тех местах, куда упал свет, кое-где плоть растворилась до костей. Из двух десятков миньонов половина упали рядом с жертвенником, четверо вновь застыли, словно статуи. Шестеро заковыляли к людям.

От молитвы плохо стало не только миньонам, но и людям в цепях, все они забились в корчах, кого-то стошнило черной вязкой жидкостью. А вот Костя, наемники и храмовники ощутили небывалый приток сил, даже больший, чем во время первой стычки с миньонами на входе в пещеру.

– Все, я до конца боя вам не помощник… – тяжело произнес Юршан и прислонился спиной к стене.

– Мать Ашуйя, помоги нам, прошу тебя!.. – торопливо прошептал Ракст, потом прицелился и надавил на спуск арбалета.

Стрела ударила в грудь одного из демонов и вылетела из спины в брызгах крови, выворотив наружу обломки ребер и позвоночника. От удара миньон кубарем полетел на пол пещеры, чуть не сбив своего соседа. Следом отстрелялись храмовники, и гораздо эффективнее – два демона в буквальном смысле потеряли головы от их меткости. Чуть позже выстрелил Райдаш, как и брат, выбрав целью грудь врага, видимо, сомневаясь, что сможет попасть в головы качающихся при движении миньонов.

– Щиты!

По крику молодого мага храмовники отступили назад, укрывшись за спинами наемников, а те, в свою очередь, вскинули щиты вверх, прикрывая уязвимые смотровые щели в шлемах.

Тут же в миньонов полетели гранаты – одна, вторая, третья… Четвертую и пятую Костя бросил через головы атакующих в сторону алтаря, где начали приходить в себя тяжелораненые и оглушенные жреческой магией твари. Камень жертвенника должен был прикрыть пленников от начинки магических снарядов.

Едва осколки закончили барабанить по камням и доспехам, как храмовники бросились в бой. С небольшим опозданием подключились Райдаш и Ракст. Самым последним, отступив в сторону, чтобы не зацепить раскручиваемым кистенем товарищей, вступил в схватку рыцарь…

После совместного удара магии, зачарованного оружия и гранат отряду оставалось только добить истерзанных, умирающих миньонов. Значимого сопротивления не оказал никто. Храмовники и братья-наемники рубили уродливые руки, тянущиеся к ним, и головы с оскаленными ртами. Так дровосеки в лесу очищают от ветвей только что поваленное дерево. Как и предыдущие твари, эти продолжали жить даже без головы и конечностей.

Когда все миньоны превратились в гору шевелящегося мяса, к алтарю подошел Юршан. Заметив на нем кровь, Костя бросился навстречу:

– Что случилось?! Ты ранен?..

– Спокойно, это небольшая рана от кусочка металла из твоих снарядов, – отстранил его жрец. – Кровит сильно, но умирать не собираюсь.

Один из осколков пролетел мимо воинов, самого мага, который при бросках прикрывал собою жреца, и угодил в плечо Юршану, насквозь пробив бицепс на правой руке. Крошечный кусочек бронзы величиной с вишневую косточку был найден в рукаве куртки, когда перевязывали раненого. Повезло, что осколок был гладкий и в виде капельки, а то ведь в гранатах хватало и рубленых кусков металла, которые разворотили бы всю руку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное