Михаил Мещеряков.

Русский агент-инопланетянин



скачать книгу бесплатно

© Михаил Мещеряков, 2017


ISBN 978-5-4474-7339-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава первая. Инопланетяне

Утро было не очень, как-то не задалось. На улице вдруг резко похолодало, запасмурнело, нахмурилось. Лето, и без того все свои три месяца валявшее дурака, решило, что хорош, пора закругляться. Поэтому я, замёрзнув, малодушно сократил свою утреннюю прогулку c шести, до трёх километров. И теперь озябший, продрогший, ужасно недовольный жизнью вообще и собой в частности, сидел на кухне, отогреваясь горячим чаем.

Два наших кота, домашний Мася с виверровым Дэсей, не присутствовали, болтались где-то в кабинете.

Если что, объясню на секундочку: «… с виверровым Дэсей» обозначает, что три года назад, я приобрёл в зоопарке детёныша кота-рыболова. Настоящий Prionailurus viverrinus.

Купил новорожденным, назвали «Джон Дэвис», выкормили при помощи домашней кошки, вырастили всей семьёй, эгоиста проклятого. Любит теперь одну жену, а на всё остальное (в это «всё» вхожу и я…) положил. Про Дэху до фига чего написано, кому надо смотрите на JohnDevis.com.

Последние три года, у меня с нашими котами, какие-то странные отношения складываются. Не секрет, что Кот, является полноправным членом большинства российских семей. Частенько этой семьёй и управляющий. У нас такого «котриархата» нет, но два наших оболтуса, постоянно борются за свои права и обязанности. Первое расширить и углубить, второе изжить и игнорировать. Я даже стал как-то понимать, читать по мордам, что они излагают. Причем настолько ярко и убедительно, что когда выпал случай пообщаться с психиатром, то об этих своих фантазиях упоминать не стал. Мало ли…

В общем, извините, я отвлёкся. Вернемся к нашему утру.

Мысли, под стать окружающему меня пространству, тоже были не ахти. Лучились махровым пессимизмом. В данный именно момент, я с горечью размышлял: а сможет ли весёлый Йоська придумать, куда бы нам свалить на выходные? Лично я, кроме срочной поездки на Средиземное море, ничего приемлемого для себя не видел. А так, как и дураку было понятно, что упомянутый водоём мне по-любому не светит, оптимизма сиё знание не прибавляло.

«Вот так! Дожил до седых волос, а Средиземное море видел только на карте!», – тихо грустил, печально пожирая вчерашний плов, вкупе с яичницей и колбасой, добавленный мною, вместе с пельменями, к чаю. Для поднятия упавшего настроения. Оно не поднималось, поднимался только уровень содержания плова в желудке.

Бздышщч! – жизнерадостно донеслось издалека. Судя по звуку, вылетело как минимум оконное стекло.

«Фига се!» – удивился я, неторопливо направляясь в кабинет. Обычно наши орлы себе такого не позволяют. Максимум, так это Дэха может уронить телевизор.

Аккуратно, дабы не потревожить отдыхающих котов, выглянул из-за косяка и прилип на пороге. Окна действительно не было, то есть было, но вдребезги. Прикол был не в этом.

В кабинете присутствовали: Мася и ЧЕТЫРЕ Дэхи. Причём трое с рожками!

«Вот он, глюк! – подумал я горестно. – Всего-то два года не употребляю, и на тебе, прошу любить и жаловать, – чёрная горячка. Как там алкаши свою называют? „Белочка“ кажется? Хорошо, пусть моя будет „Чернушка“».

Молчание в комнате прервал Мася.

– Ну-у? И кто теперь это налаживать будет? А? Лично мне, – уже холодно! Да и этот балбес тропический, – обронил он совершенно невозмутимо, лениво кивнув на Дэху в конце речи.

– А… – рассеянно произнёс ближайший к нам виверровый чертило, – неточная телепортация. Пришлось уже в вашем измерении подруливать при посадке. Вот и вынесли окошечко.

Он небрежно махнул лапой, и тут случилось удивительное. Все осколки, щепки и прочий оконный мусор полетел-потянулся обратно к проёму и соорудил из себя целенькое окно. Ну, ни дать, ни взять кино наоборот.

Котов это «могучее волшебство» не впечатлило. Как говорится ни ухом, ни усом не повели. Я же, как человек разумный, сиречь хомо сапиенс, отвесил челюсть от удивления, и оторопело спросил:

– Это ты как?

– Силой мысли, маленький, – ласково, как несмышлёнышу, ответил мне следующий рогатый Дэха. И сделав соответствующий жест лапой, мягко произнёс:

– Садись, садись вот сюда осторожненько. Замри!

Ноги мои сделались ватными, и я сполз по косяку на пол.

– У нас, на нашей Главной планете Вот-те-Кот-те, они точь в точь такие же. Любопытные и гуляют сами по себе. Домашние любимцы!

С этими словами виверровый чудотворец подошёл ко мне, встал на задние лапы, и, выпустив когти, провел, расчёсывая по моим коротеньким волосам.

– А ещё они лысые бывают! Мы их сфинксами называем. Люблю сфинксов! – мечтательно зажмурился он.

Осмотрев висящую, на стене фотографию лысого Йоськи, спросил у Дэхи:

– Завидный сфинкс! Твой?

– Бродячий, – вальяжно ответствовал Дэся, – присматриваюсь пока.

– Понимаешь, – продолжил рогатенький, оборачиваясь ко мне, – мы все здесь кошатники. Ну, человечники, если, по-вашему. Мы-то людей «котами» называем. Наше любимое семейство кошачьих. Да-а… У нас и форум свой про людей есть, и в ЖЖ про это рассуждаем. Вот тебя, девчонки просили затискать и почухать. У-у-х! Какой пузик славный! Я тебя в тему «Пузики» помещу.

– А может, я не хочу, чтобы меня тискали или чухали? – слабо спросил я вялым языком.

– Хочешь, хочешь! Просто ты об этом ещё не знаешь! Все люди любят, когда их тискают и чухают! – авторитетно заявил пришелец.

– Я, например, сфинксов собираю, – добавил он гордо, показывая мне на лапе живое изображение Ленина, – одна из лучших коллекций планеты!

То, что он показывал, представляло собой небольшое облачко, как бы висящее на лапе. Маленький Ленин, был уже чуть постарше себя в мавзолее, уже абсолютно лысый, но, как и положено Ленину, – «живее всех живых». Сидел на каком-то подобии веранды, с неизвестным мне толстеньким лысуном, швыркал винишко и звонко матерился.

– У меня сфинксов более трёхсот штук, – горделиво-застенчиво потупился, чертило.

– Дурак потому что, – весомо возразил его товарищ. – Я вот рыжих люблю! Посмотрите, какой славный рыж! – сказал он, показывая на телевизор. – Морда наглющая, как и полагается уважающему себя рыжему ко…, пардон человечку.

Я посмотрел в телевизор, – там показывали Иванушек Интернешнл.

– А мордуленцию-то, какую наел, щечки из-за спины видать! – продолжал восхищаться «рыжелюб». – «Бриташка» наверно?

– Да, нет, наш, русский.

– Русский голубой? – деловито уточнил породу инопланетянин.

– Да нет, вроде нормальный. Голубой Моисеев.

– Так Моисеев рыжий?

– Да нет, голубой. И крашеный.

– Так что ты мне голову морочишь? Я голубыми не занимаюсь.

– Я тоже, – поддержал я.

– В общем, надо увезти этого ничейного рыжа, – вынес заключительный вердикт собиратель рыжих человечков.

– Лучше не надо, будет много шума, это довольно известный рыж. Многим нравится, как он мурлычет, —объяснил я осторожно, пытаясь говорить подоходчивей.

– Ну, посмотрим, посмотрим… – пробормотал любитель рыжестей, напевая себе под нос:

«А он не рыжий, он не рыжий

Не рыжий он, а голубой…»

– Так то жалко, забавный рыж. Живёт тут один, в забросе, без холи и ухоженности.

В голосе рогатого коллекционера слышалась неподдельная озабоченность. Мысленно я пожелал себе такой же не ухоженности, как у Григорьева-Апполонова.

Между тем до меня понемногу начала доходить вся необычность и дикость ситуации. Что это я тут с ними разговариваю? Да я давно уже сдохнуть должен! Хотя бы от удивления. Это же первый контакт человека с внеземным разумом! Офигеть… И я контактер… Круто. Они бы ещё к кому-нибудь из дурдома прилетели. Разницы, в принципе, никакой. Лично я, не чувствую себя пригодным для контакта.

Усовестившись и взбодрясь от первых дельных мыслей, начал анализировать собственное состояние. Подняться либо пошевелиться, я не мог. Не то чтобы что-то держало, просто не хотелось. Каких-то неудобств или страха тоже не чувствовалось.

«Наркотики или гипноз», – подумал уныло и решил, что хуже, чем есть, уже не будет.

– Это настоящий ваш внешний вид? Или вы, щадя меня, приняли образ Дэхи, чудища безобразные? – спросил, морально настраиваясь на нещадные пытки, за подобное хамство.

– На себя посмотри, толстяк, – ничуть не обиделся один из пришельцев. И истово подтвердил:

– Да, такие и есть. Видишь ли, … что прикидываться, изощряться? Всё равно ничего прекрасней придумать невозможно.

– А что припёрлись? – по возможности, я продолжал изображать напористость вялым языком. – Кумиров наших воровать? Раскумиривать! Полезные, поди, ископаемые тырить?

– Мы группа быстрого реагирования. Маяк сработал, вот и примчались, нашего забирать, – виверровый негодяй кивнул на Дэсю.

– Ты хочешь сказать, что Дэха шпион? Из ваших? Не может быть! Я его мокрым из зоопарка забрал, прямо из-под Аси. Космосом там и не пахло. Как он может быть вашим?

– Не совсем так. Он как бы ваш, но из наших. Не понимаешь? Ну, там такая история приключилась… Короче, … был у нас один деятель, лет пятьсот тому назад. Исследователь, мля… Мне бы его работу! Прилетал к вам на планету, удивляться. Исследовал, блин, феномен! У вас же тут постоянно куча народу болтается! Вы же уникум всей галактики! Так что ученых здесь, как конь наделал. Из всех семи ассоциаций. Ну и этот лось тоже припёрся, по работе. А потом, в отчете указал: что во время командировки, был зверски изнасилован местной, дикой виверренкой. И был ею, сексуально истязаем весь период её течки, вплоть до беременности.

Врет, чтоб я в лошадь превратился, врет! Конечно, кто б от дикарочки отказался… Подсуетился поди,… распустил хвост павлином… – тут рассказчик завистливо шмыгнул носом и замолчал, видимо в два миллиона триста первый раз переживая такую несправедливость.

– Так во-о-от… С тех пор, когда потомки в него получаются, – срабатывает маяк. Он просто обязан был поставить маячок, чтобы не нарушать естественный ход вещей. Ну и поставил, конечно. Вот и ездим, – он махнул лапой, – забираем время от времени.

– Что-то долго собирались, – скептически подначил я, – этак Дэха, и помереть мог на «чужбине». От тоски по Родине.

– Да что ему будет, бессмертный он, практически. В отличие от нас, появившихся на свет в нормальных условиях, котята, родившиеся на Земле… Я точно не в теме, не генетик, но что-то, какой-то там ген мутирует, и вместо обычных девяти кошачьих жизней, что составляет примерно лет триста, они живут лет 700—800.

– Хм-м… Даже если триста поделить на девять… не, … у нас кошки столько не живут…

– Ну, это у вас… У вас вообще всё через одно место пропущено! – сварливо пробурчал один из гостей.

– Это у нас в России, что ли? – я собрался обидчиво возбухнуть.

– У вас на планете, – уточнил он, и добавил, – уникумы, блин.

– Та-а-а-к… Вы уже достали! – я потихоньку начал осваиваться. Общение с инопланетной братвой, в принципе, ничем не отличалось от общения с Дэхой. Видимо Дэвис действительно был подлинным, сукиным сыном своего народа.

– Уникумы, уникумы… ты объясни толком, что в нас такого уникального? Откуда вообще эти вздохи-ахи по Земле? Мы, что, шибко умные? Или слишком быстро развивающиеся? Или особо жизнепрочные? Или агрессивные и вы нас потенциально боитесь?

– Нет. Вы уникальные дебилы. Ну, это я погорячился, не дебилы, конечно, но и не очень далеко от них ушли. У вас абсолютно неправильный путь развития. Тупиковый. Ещё точнее, может и не совсем тупиковый, но настолько дурной, что я даже и не знаю, с чем бы это сравнить… Ну, вот, допустим зачесалось у тебя левое ухо, … хм-м… или яйцо… И ты, вместо того, чтобы его почесать левой рукой… Не-е-е-т, ты не чешешь его правой! Ты ложишься в клинику, месяц готовишься к операции, потом, под общим, сложнейшим наркозом, остановив сердце и подключив к искусственным аппаратам почки, печень, легкие, отрезаешь ухо. И в эксклюзивной крио камере отправляешь его куда-нибудь в Германию, где специально созданный консилиум маститых врачей, подумав, чешет это дурацкое, отрезанное ухо. Или яйцо! Потом всё в обратном порядке, сложнейшая операция, пришили обратно, а оно опять чешется. Только ещё сильней. Понял?

– Нет, – медленно выдохнув через нос, попытался отвечать по возможности спокойно. Прекрасно понимая, что даже кинуть чем-то в засранца, у меня вряд ли получится.

– Так не пойдет. Не умеешь ты объяснять, тебя близко к инопланетным контактам подпускать нельзя. Лох! Следует всё наглядно показывать аборигенам. Вот, смотри как надо! – прервал своего товарища очередной участник космического шабаша. – Тэк-с, … что там у них в чести-то…

И тут, не поверите, вокруг косяка, возле которого я так апатично восседал, начали расти в потолок колонны из самых настоящих баксов. А так же «евров», английских фунтов и ещё каких-то симпатичных, импортных денежек, которые я просто не опознал. Между моих, слегка расставленных ног, выросла кучка каких-то блестящих, граненых камушков. Величиной от лесного ореха и до небольшого яблока.

– Это алмазы, просто ты их никогда не видел, – прокомментировал инопланетянин – золото подавать?

– Не надо, куда я его девать буду? – пробормотал я в полном афиге.

– Угу, понял, «чистая теория» без надобности, – покивал так хорошо, по-новому объясняющий наши недостатки бес.

Тут же мне на колени начали валиться новенькие ПТС-ки, с пришпиленными к ним, обыкновенными канцелярскими скребками СТС-ами, и какими-то, видимо гарантийными, то ли страховочными делами. Чертило начал их лениво просматривать. На ноги же продолжали падать какие-то телефоны, часы-трусы и прочая бытовая техника.

– Нуте-с… что тут у нас? … Ага, Рэндж Ровер… черный и навороченный… модель этого года…

– Дизель или бензинка? – почему-то спросил я, в полной прострации.

– Не то, не другое. Автомобиль работает от желания. На энергии твоего желания: «чтобы он ехал», – рассеянно пробурчал он, перебирая остальные бумажки.

– В общем, здесь полный зоопарк, в смысле автопарк. Все автомобили, которые тебе когда-либо нравились. Что тут у нас ещё… Ага, телефон типа Вирту… Ну, что… Платить не надо, оператора не надо, заряжать не надо, работает опять же от желания. Берет все и везде. Из-под воды, из космоса, с другой галактики. Ни одного телефона в памяти, он просто все находит. Говоришь: хочу Обаму, – и он находит тебе Обаму где угодно. Дома, в гостях, на ранчо, в бункере, на его секретном телефоне. Взламывает все мыслимые и немыслимые пароли, вызывает у абонента совершенно идиотское, непреодолимое желание срочно ответить на звонок, соединяет, ты его посылаешь и спишь себе спокойно дальше. Отследить нереально. Потерять его нельзя, сломать нельзя и вообще как-то лишиться его невозможно. Так пойдёт?

Он мельком глянул в мою сторону, хмыкнул, и у него в лапе появилась блестящая штучка похожая на фотоаппарат. Он посмотрел на неё, потом на меня, потом снова на неё и восхищённо помотал головой. Затем громко объявил голосом вокзального диктора.

– Энергетической мощности твоего желания: «Господи! Хоть бы это всё никуда не пропало!» – хватило бы ПОЛНОСТЬЮ отапливать, освещать, снабжать энергией такие заводы, как КРАЗ и иже с ним. В общем, все, все, все потребности города Красноярска на 268 лет вперёд! ПОЛНОСТЬЮ! Что называется, сыт, пьян и нос в табаке.

Потом добавил тихо и очень устало:

– Теперь представляешь себе, какое чудовищное количество энергии залило уже все окрестности вашей не то, что планеты, – системы всей вашей солнечной? У вас таких мечтателей – каждый первый. И, как назло, раса вы ментально сильная. Вам никакие усилители мозга не нужны, – он постучал себя лапой по рогам.

– Сильнейшие маги, а простейшую зажигалку материализовать не могут. Дурдом.

– Слушай, тебе это, наверно, не со мной надо. Ты бы с солидными людьми поговорил. С правительством там, … с учеными…

– Не с кем нам говорить, и ты меня тоже не видел. Невмешательство, – это на самом деле не фантасты придумали. Пробовали уже как-то подпихнуть похожих орлов – хреново получилось. Вы ж озлобленные, энергопереполненные, из-завидовавшиеся, да и повоевать не дураки.

– И что делать?

– Да ничего. Что тут сделаешь? Вот ты теперь знаешь всё, а произвести что-то, даже самое простейшее, не сможешь. Почему? Потому, что не веришь, что это возможно. Другое мышление. Логика эта ваша дурацкая. Вредная, кстати, вещь. Очень хорошо способствует зашоренности. Если пользоваться логикой, то для любого полезного мероприятия, обязательно найдётся масса препятствий и нерушимых проблем. Потому, что всегда отыщется идиот, который, помыслив логически, решит, что это невозможно. Взять хотя бы того же Ньютона вашего…

– Не Ньютона, а Эйнштейна! – поправил любитель лысых.

– Ну, Эйнштейна, один чёрт эта теория относительности ненормальная! Утопическая! Это же надо такое придумать! Да скорость света-то тут причём? Он бы ещё на черепаху ориентировался! Из-за логики у вас вся физика левая! И вообще, … какой дурак будет летать по нашему пространству? Пространство портить! А «пятое измерение» на что? Он бы у нас, в цивилизованных местах, на своём «вдрабадандолёте» появился, – его бы всякие комиссии по экологии и сохранению пространства, просто живьём бы сожрали!

– И они ещё жалуются на дефицит энергоносителей! – внес свою лепту на какое-то время отвлекшийся, третий инопланетянин. Рассевшись в моём компьютерном кресле, прижав «коленку» к системнику, он таращился в монитор. Комп явно глючил, по экрану что-то быстро-быстро мельтешило.

– Вы только посмотрите, что у них в инете пишут! – фыркнул он, тыкая лапой в заглюченный экран.

«Полная гибель человечества к 2074 году!», «Кончится нефть – кончится жизнь!», «Катастрофический дефицит энергии! Земля перегревается! Заканчивается уголь! Как разомкнуть порочный круг?».

– Нефть, – обличающе ткнул он лапой уже в меня, – и другие полезные ископаемые, … между прочим! – ПОЛЕЗНЫМИ ископаемыми являются! Понял, да?! Я подчёркиваю: ПОЛЕЗНЫМИ! А не чтобы их вот так, бездумно, фьють! – и в трубу.

– Вот мы их и пользуем, – осторожно сообщил я.

– Молчи, «не искушай меня без нужды». Правильное использование планеты подразумевает: все химические элементы и соединения используются самой природой, для создании заказанного кем-то того или иного предмета, вещества или явления. Количество полезных ископаемых при этом тратится мизерное, ввиду того что они не пропадают при переработке. В результате пока расходуется одно, – успевает накопиться другое. Отдалённо напоминает круговорот воды в природе.

– Подожди… То есть, получается, что ты колдуешь здесь, но изготавливаешь всё это, – я с любовью окинул взглядом баксы, – не ты, а сама природа?

– Ну, конечно! Тоже мне, нашел производителя… Я силой и энергией своего мысленного желания, просто ускоряю процесс. И природа производит это не за продолжительное время, а за миллисекунды. Суди сам: если природа, за достаточно короткий период, каких-нибудь два-три миллиарда лет, умудрилась создать самые разнообразные, в том числе и за урановые элементы, моря, леса, тебя-идиота, то почему бы ей когда-нибудь не произвести на свет пачку дурацких, никому не нужных долларов?

С этими словами виверровый лектор наглядно доказал, что его лжеучение правильное. Поднял лапу «ладошкой» вверх, и на ней тут же образовалась толстенькая пачка баксов. Он брезгливо стряхнул её на пол, и опять вернулся к компьютеру.

Я не гордо подгрёб результат деятельности госпожи Природы под себя ногой.

– Тэ-э-эк-с… – попытался собрать свои меркантильные мысли в хотя бы какое-то подобие кучи. – Давай-ка, дружище инопланетянин, попробуем разобраться, что у нас почём. Наша несчастная, истязаемая нами дикарями планета, относится к вашей галактике?

– Ну.

– То есть в каком-то смысле она вам не безразлична?

– Она нам по-любому небезразлична, но мы не можем напрямую вмешаться, поскольку у планеты уже есть как бы разумные хозяева. Хотя я бы не сказал. Не-е-ет, не производишь ты на меня впечатления шибко разумного.

– Но согласись, не отбирая у меня обратно, подаренные мне от всего сердца сокровища, ты приносишь пользу не только мне, но и всей планете в целом! Экономя наши, а значит где-то и ваши полезные ископаемые. М-м-м?

– Майн гот! – почему-то по-немецки возмутился пришелец. – Ну, ты и проходимец! Конечно, я не буду ничего отбирать, хотя бы потому, что куда я с этим барахлом? Что произведено, то произведено, и никуда уже это не денешь. Нужна специальная утилизация. Грубо говоря, хотя бы спалить в печке. Только ручками, точнее лапами. Ещё я у этой, вашей, как там её…, о! – у «домны» не стоял!

– Не понимаю, … но если ты смог убедить Госпожу Природу ускорить процесс созидания чего-либо, то неужели ты не можешь элементарно приказать ей сократить период полураспада только что созданного? – спросил я, в отчаянье, кусая свой поганый язык, живущий собственной жизнью и плюющий на чаяния хозяина.

– Нет, разумеется, – удивился инопланетянин, – любые деструкционные заклинания под жесточайшим запретом. А если заодно с баксами полдома осыплется? Или половина планеты развалится? Ты отвечать будешь?

– Да! Это мудро! Именно вот так, по-хозяйски, и нужно подходить к процессу общения с Природой, мать её нашу так!

Мне сделалось хорошо и почти спокойно. Буквально до такой степени, что моя всеобъемлющая жадность на секунду спрятала свои ушки и рожки.

– Если хочешь, забирай себе вот этот «Ролекс», что мне матушка-природушка презентовала! Не жалко! Я себе в нашем магазине золотые куплю. Мне все равно белые не нравятся, а тебе память с Земли будет.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное