Михаил Мамаев.

Скополамин



скачать книгу бесплатно

После недолгой паузы они, стараясь отставать друг от друга, начали подниматься из-за стола.

Нина Васильевна проводила Демьяна почти до двери. Повернулась к нему, взяла за руку и несколько секунд смотрела куда-то в сторону. Положила ладони на грудь Демьяна.

– Было бы проще, если бы по категориям квоты не были разбиты. Понятно, что помимо встроенных в систему своих Персоналиев, нужно всяких там ученых-теоретиков и различных яйцеголовых уникумов, которые еще остались, хоть для проформы включать, – Нина Васильевна погрузилась в свои мысли. – По другой категории сложно пойти – под иные бэкграунды просто не подстроиться. Коммерсантов только два по квоте. С другой стороны, совсем прижмет – что-нибудь придумаем.

– Мы же с Вами почти ученые Нина Васильевна, – Демьян поддержал её за локти, его взгляд устремился куда-то под потолок. – Я кандидат юридических наук, а вы доктор, по-моему, педагогических. Может, как ученым скостят нам немного прайс?

– Смешно… Торга не будет, так что даже не обсуждаем. Это не моя компетенция. Все. Жду.

Выходя из кабинета, Демьян заметил, что на огромных настенных часах с орлом справа от двери стрелки показывали 9.30 – время, когда он выходил из дома.

Спускаясь по лестнице, Демьян решил отложить осмысление услышанного как можно дальше. Оптимально – на следующее утро. Сталкиваясь с нетипичными для его уже более-менее размеренной жизни вопросами, он размечал для себя этапы принятия решений, избегая спонтанности. В данном случае все пошло не так.

Глава 2 По дороге в Москву к отцу Анжелы

– Домой не едем, выруливай из города, – сказал Демьян, садясь в машину.

Водитель был невысокий, но очень плотный, даже слегка полноватый. Имя его Демьян не вспомнил, поэтому пробормотал короткий неразборчивый звук, изображавший имя, предшествовавший отчетливому «спасибо», когда водитель закрывал за ним дверь бронированного, далеко не нового БМВ.

Сидевший рядом на заднем сиденье Андрей, внимательно посмотрел на Демьяна и отложил подготовленные к подписи документы.

– Подарок понравился? – спросил он.

– Какой подарок?

– Ну, колье. Подбирали через своего ювелира, вещь должна быть стоящая. Сам-то я по женским украшениям неспециалист.

– А, да! Колье, конечно, подошло, – сказал Демьян. – Правда, я не успел его толком рассмотреть. Когда примеряла, вроде искренне восхищалась, но, мне кажется, больше объемом, чем работой. Кстати, – неожиданно перевел разговор Демьян, – а ты когда жениться собираешься?

– Жениться? Вы хотите, чтобы женился быстрее? Я тогда меньше глаза Вам мозолить буду!

– Мне твое отношение интересно. Ты так или иначе знаешь или догадываешься о моих нынешних проблемах с женщинами. Хочу услышать мнение неискушенного, да к тому же неглупого человека.

– Знаете, Демьян Семенович, я ненамного Вас младше. До армии и потери руки, дружил и влюблен был в одноклассницу.

После выпуска она в прямую не говорила, но очень хотела за меня замуж. Я считал, что правильнее будет подождать. А дальше классическая история. Вы же меня помните в армии еще здорового, я Вам рассказывал.

– Не буду обманывать, не помню уже. Столько времени прошло.

– Довольно долго отношениям с женщинами здоровье не способствовало. Дальше, все хотел протез, чтобы внешне воспринимали нормально, но у меня сустав был поврежден, а тогда таких органичных протезов не было. Стал боятся жалости окружающих и в глазах, и в мимике. У женщин особенно. Домой даже к маме с неохотой ездил. По движению глаз сразу все понимал. Если взгляд падал туда, потом в глаза, у меня все внутри переворачивалось. Многие девушки к чувствам в общении стремились. Некоторые нравились. Любви, правда, больше не было. Во сне стал любить. Но та, кто снится иногда, в жизни мне не встречалась.

– Ты почему протез себе не сделаешь, который не заметен, сколько надо денег на это, скажи – любой возьмем. – Сказал Демьян.

– Да подобрать сейчас можно какой угодно, даже бионические с тактильными ощущениями. Только вот зачем он мне нужен? Для проституток что ли эстетический комфорт создавать. Когда надо не бросаться в глаза, у меня есть что пристегивать, а так, с нашей работой он мешать будет при нестандартной ситуации…

– Демьян Семенович, скоро на эстакаду выезжаем. Куда поворачивать? – прервал Андрея водитель.

– В Москву, – сказал Демьян, и снова повернулся к Андрею. – Много текущих вопросов сейчас? Есть что-то очень срочное?

– Просто срочное. Очень срочного нет. Наш финансист несколько раз звонил: переживает, когда вы платежи согласуете. Срок подошел. От Платонова из областной администрации по поводу госзаказов звонили. Они хотят выяснить, в каких оставленных Москвой тендерах мы будем участвовать и есть ли предпочтения. Я сказал, чтобы перечень оставшихся конкурсных процедур в офис отправили. Вы с Платоновым лично переговорите?

– Да, но не сегодня, – сказал Демьян.

Участие в конкурсных процедурах и оказание различных услуг для государственных нужд в масштабах области не приносило существенного дохода холдингу Демьяна. Такая активность нужна была для создания должного образа предпринимательской деятельности, помогавшего при получении различных государственных льгот и преференций. Кроме того, это способствовало формированию соответствующего реноме как депутата. Для подобных целей Демьян зарегистрировал не очень давно строительную компанию: зодчество как нельзя лучше помогает формировать положительный имидж.

Немногочисленные областные предприниматели, не связанные с импортом, постепенно банкротились, лишаясь доли государственных заказов. Доступ к внешнеторговой деятельности, который в свое время получил Демьян, сейчас уже был закрыт, поскольку созданные в свое время государственно-частные схемы поставок не предусматривали расширение деятельности. Включение предпринимателя в реестр лиц, которым был разрешен выезд за границу, на данный момент было тоже невозможно. Предпринимательство, помимо участия в госзакупках, оставалось только в посреднической и торгово-закупочной деятельности. Сельскохозяйственное производство в основном концентрировалось в Зонах развития незанятых территорий, где существовала только государственная форма собственности. Деньги для оплаты потенциальным подрядчикам оставались только у ресурсоснабжающих госкомпаний, предприятий, связанных с пошивом униформы, обслуживанием территории и хранением продуктов питания. Практически весь подряд для них забирали московские коммерсанты. Доступ оставшимся региональным предпринимателям к заключению договоров с организациями центрального значения вообще был закрыт.

– Что-то еще? – сказал Демьян через некоторое время.

– Наш «скромный» полицейский звонил, просил с вами встречу, говорил есть объект хороший – можно забрать по дешевке, у них на владельца материал готов.

– Материал у него такой же хороший как в прошлый раз? – спросил Демьян. – Я под «крокодилов» из Москвы из-за него чуть не попал, еле Иван Афанасьевич отмазал.

– Он в своем репертуаре, – сказал Андрей. – Клянется, что там «крыши» серьезной нет. Чтобы продемонстрировать невозможность повторения печального опыта, они в отношении нынешнего владельца областными силами возбудят уголовное дело. Постараются терпилу закрыть. Если получится, то рисков для нас не будет никаких. Никто в бой за старого собственника не пойдет.

– Хорошо. Встречу запланируй на послезавтра, – сказал Демьян.

Через минуту молчания Демьян поджал губы как при зубной боли.

– Жена не звонила?

– Нет, – ответил Андрей.

– Правильно, я ей запретил через тебя или секретаря вызванивать.

Демьян снял с подставки между сидениями смартфон, несколько раз с сомнением повертел его в руках. Кому первому звонить: жене или Ивану Афанасьевичу.

Тема разговора с Ниной Васильевной так захватила его, что Демьян решил не откладывать выяснение деталей и принятие решения. Нужно ехать в Москву: он сразу посоветуется с отцом Анжелы.

«Иван Афанасьевич, Иван Афанасьевич», – мысленно повторял Демьян, – «Уже практически тесть. А я еще ничего не сказал Вике. Дети не знают». При мысли о разводе он испытывал неосознанный страх. Уже почти год он не мог решиться, оправдывая себя, что необходимо такие болезненные действия отложить на самый последний момент. А что это за последний момент он не понимал и сам.

«Может, такой момент сейчас наступил», – распознал Демьян в круговерти будоражащих голову мыслей самую подходящую из них. Он понимал, что если рассматривать получение нового статуса реально, то без близких отношений с человеком уровня Ивана Афанасьевича участие в борьбе бесперспективно. Альтернативы ему, так кстати оказавшемуся отцом любовницы, сейчас не было и в ближайшее время не появится. Нину Васильевну, как конструктора административных схем или аппаратных комбинаций масштаба возникшей задачи, Демьян не воспринимал. В душе он, конечно, был благодарен Базаровой. Её предложение позволило своевременно погрузиться в проблематику отбора Персоналиев, расширяющих свои гражданские права, с одновременной специализированной терапией. Ранее Демьян не воспринимал всерьез всю эту кампанию, считая ее пропагандистской и не имеющей практической перспективы.

Мысленно Демьян возвращался к неоднократно откладываемому решению о разводе с Викой. Сама судьба подталкивала именно сейчас к этому: в качестве тестя он получал самого Ивана Афанасьевича. Открывались новые перспективы в жизни с помощью семьи Серегиных.

Демьян переживал из-за возможного развода. Жена не отдаст детей добровольно, а забирать силой, используя свои связи и административный ресурс, он считал унизительным. Кроме того, не мог решиться на разрыв из уважения к ее отцу. Лев Иосифович в первые годы их семейной жизни сделал многое для будущего Демьяна. Откровенно говоря, его тревожил еще тот факт, что, испытывая любовные чувства к Анжеле, дочери Ивана Афанасьевича, жить с ней семейной жизнью не хотел. Однако неизбежно готовил себя к этому. Его дальнейший успешный бизнес, планируемая карьера на государственной службе и иммунитет от вполне реального уголовного преследования, могли быть возможны только под крылом Ивана Афанасьевича. Обрести поистине надежного покровителя можно было только породнившись.

Демьян, не особо раздумывая, решил посвятить в детали предложения Нины Васильевны отца Анжелы. Иван Афанасьевич будет рассматривать фигуру Демьяна с точки зрения потенциального родства. Значит помогать Демьяну в таком судьбоносном вопросе Иван Афанасьевич замотивирован. В последнее время Серегин даже не считал нужным скрывать, что как можно быстрее хочет видеть Демьяна своим зятем.

Пока не осознавая особых преимуществ и перспектив получения нового статуса, тем не менее Демьян чувствовал, что участвовать в новом проекте стоит. Также очевидно, что действовать необходимо быстро. Поэтому он хотел, не откладывая, поделиться полученной информацией с компетентным и доверенным человеком. Кандидатуру, более подходящую, чем Иван Афанасьевич, придумать было сложно.

Набрал Серегина.

– Приветствую Вас, Иван Афанасьевич! Демьян беспокоит, узнали?

– Слушаю, Демьян. Только недавно о тебе вспоминал, – голос Ивана Афанасьевича напоминал автоответчик.

– Я могу к Вам сегодня подъехать?

– Что-то случилось?

– Нет, Иван Афанасьевич. То есть, да. Если можно, при встрече.

– Хорошо, я до 9 вечера на месте, подъезжай в «Скоморох», там наберешь меня. Пропуск будет заказан.

Демьян отложил телефон.

– Андрей, Китайгородский проезд, – там, где обычно. И скажи ему, чтобы побыстрее, – Демьян кивнул в сторону водителя. – Да, кстати, как его зовут? Часто с нами, а имя не могу вспомнить. Неуважительное общение получается.

– Владик, – ответил Андрей.

– Владик? – переспросил Демьян. – А по нормальному как, Владимир или Владислав?

– Владик, – повторил Андрей. – Он якут, у них на наш манер имена переделали. Вообще парень толковый. Стреляет как бог, с детства охотник прирожденный.

– Фигура у него какая-то для северного человека грузная,– сказал Демьян. – По поводу имени – называть Владом его будем.

– Хорошо, Демьян Семенович. Влад классической борьбой много занимался, может это сказывается. Вообще резкий и в форме неплохой.

Демьян набрал жену. Надо отменить запланированную еще в начале недели поездку.

– Наконец-то, я уже заждалась твоего звонка. Мой котик не забыл, что нам ехать сегодня к папе? – раздался торопливый голос Вики.

– Привет. Во-первых, так меня не называй, это уже раздражает, не 20 лет. – ответил Демьян, – Во-вторых, возникли проблемы у меня. Критичного ничего нет, но к отцу не могу поехать. Если без меня поедешь – Льву Иосифовичу большой привет. Только давай, пожалуйста, без соплей.

– Дёма, у него уже второй инфаркт. Только из больницы. Он так хотел с тобой пообщаться. Я и детям сказала, что ты с нами поедешь. Пете все не терпится тебе похвастаться – выиграл школьную олимпиаду по истории, приуроченную к юбилею Отца нации. Вышел на областной этап. По телефону не хочет говорить, только лично.

– Началось… Сегодня не получается. А последние дни, сама знаешь почему был занят. Пару дней и приеду, потом к отцу съездим. Все. Ты какие-нибудь серьезные покупки планируешь? Деньги передать?

– Да, причем здесь деньги? – чувствовалось, что Вика сейчас разрыдается.

Демьян прекратил разговор, посмотрел на часы

– Пока есть время, давай материалы на согласование – посмотрю, – сказал он Андрею. Еще не известно, сколько мы будем блокпосты проходить.

Андрей торопливо достал небольшую стопку бумаг и планшет, передал их Демьяну.

Глава 3 Встреча у Ивана Афанасьевича

Подъезжаем, – сказал Андрей.

По Москве они ехали уже около часа.

Демьян передал ему оставшиеся нерассмотренными несколько финансовых отчетов и справок по текущим операциям, переложил планшет со своих колен на подставку. Они вползали на подъем примерно со скоростью идущих по тротуару немногочисленных пешеходов. Плотный поток состоял в основном из подержанных машин, иногда с подкрашенными участками кузова. Изредка вкраплялись люксовые авто – представительские лимузины, джипы, по большей части с машинами сопровождения.

Вдоль аллеи на пилонах, и на другой стороне на фризах, и рекламных щитах между зданиями мелькали плакаты социальной направленности: «Безусловный основной доход – дети под крылом стражей Отца нации», «Компактная семья – выше качество жизни», «Все на развитие зон незанятых территорий». Среди них попалась реклама единственной государственной страховой компании. Многие рекламные щиты стояли пустые.

На пересечении аллеи с улицей «Ивана Пятого» бюст Отца нации окружали строительные леса. Вплотную к ним стоял строительный вагончик, переоборудованный под пост дорожной полиции. Демьян вспомнил время, когда они с Викой здесь гуляли. На этом месте тогда был памятник интернациональной дружбе. Несколько лет назад на основе новых исторических свидетельств и архивных документов отечественные ученые сделали вывод о череде исторических ошибок, совершенных властителями той Империи. Стоявший здесь памятник интернациональной дружбе по существу запечатлел одно из исторических заблуждений. Без большой помпы он был снесен и на его место поставлен нынешний.

Подъехали к временным металлическим ограждениям вокруг арки в здании старой постройки. Комплекс сооружений, включающий вместе с этим зданием стоящие вплотную к нему бывшие офисные корпуса, являл собой типичную московскую эклектику начала двухтысячных. Демьян вышел из машины. Поскольку останавливаться здесь было нельзя, водитель сразу вывернул на дорогу мимо легкого металлического забора служебной стоянки. Демьян позвонил Ивану Афанасьевичу, предупредить что подъехал.

В проходе между ограждениями юный сержант в полицейской форме неторопливо сверил лицо Демьяна с фотографиями в паспорте и пропуске. Затем Демьяну предстояло пройти через оборудованное металлоискателем стационарное КПП, неаккуратно смонтированное прямо внутри арки. Трое дежурных в бушлатах без знаков различия провели небольшой личный досмотр, пока за окошком будки КПП девушка еще раз проверяла паспорт, вносила данные пропуска в журнал и выписывала вкладыш к пропуску.

На входе во внутренний прямоугольный двор, в центре которого стоял бюст Отца нации, были еще два дежурных, проверявшие вкладыши к пропускам. В то время как они вносили данные вкладыша в журнал, Демьян смотрел по сторонам. Бюст Отца нации был обрамлен газоном с остатками высохшей травы и цепями на четырех столбах по периметру. Внутренний двор имел одну глухую стену, также на него выходили два внутренних фасада здания с обрамленными лепниной окнами. Справа находилось полностью остекленное здание, где у Демьяна и была встреча. В прошлый раз Демьян заходил сюда вместе с Иваном Афанасьевичем: времени глазеть вокруг тогда не было.

Взирая на бюст, Демьян мысленно уже беседовал с Иваном Афанасьевичем. Продумывал структуру разговора, обоснование их общего интереса в новых возможностях, открывающихся в случае получения абсолютного гражданского статуса Демьяном. Забирая свой вкладыш к пропуску, Демьян случайно выбил его из рук дежурного, и они вдвоем машинально наклонились за ним. Удар лба дежурного пришелся над правым ухом Демьяна. Резкая боль сменилась вспышкой мириады звездочек, которые, мерцая, рассыпались и снова сходились вместе. Демьян по инерции отступил назад и выпрямился – искры в глазах стали пропадать, уступая темному фону. На этом фоне силуэт дежурного что-то говорил, запихивая вкладыш Демьяну в карман.

– Ничего-ничего, – сказал Демьян, – все бывает.

– Куда идти знаете? – спросил вслед дежурный.

Демьян не ответил. Перед ним возникло бронзовое лицо Отца нации. Отчетливо были видны надбровные дуги, какой-то тусклый блеск глаз, и странное подобие улыбки бесцветного лица. Демьяна тянуло вперед, но ноги цеплялись за что-то. В это время показалось, что рука бронзового образа откуда-то сбоку взяла его под локоть.

– Куда, куда? – рядом стоял дежурный, удерживая его. – Что случилось? Под кайфом?

Демьян окончательно пришел в себя. Он стоял перед бюстом Отца нации. Цепь, окаймляющая газон, раскачивалась.

– Прошу прощения, задумался, – пробормотал Демьян, приходя в себя.

– Пойдем со мной в дежурку, – сказал дежурный и направился в сторону подъезда с левой стороны внутреннего двора.

Видимо, перспектива терять там время не устраивала его самого и, отойдя несколько метров, он повернулся к Демьяну.

– А к кому вы?

– К Серегину, – ответил Демьян.

Дежурный остановился.

– Точно все в порядке? – спросил он, заглядывая в глаза.

– Да, – уверенно сказал Демьян.

– Тогда, идите, – уже улыбаясь, сказал дежурный.

Демьян зашел в правый подъезд стеклянного здания. Сбоку от двери висела табличка с надписью «Скоморох», ниже надпись: «Напоминаем о необходимости соблюдения установленных правил».

За столом, в начале длинного коридора, сидела миловидная блондинка, которая увидев Демьяна встала.

– Здравствуйте, у вас встреча?

– Да, с Серегиным, – сказал Демьян.

– Я провожу Вас в его отсек.

Они поднялись на второй этаж и зашли в небольшой зал. Демьян бывал здесь. Обстановка немного изменилась со времени последнего посещения. На двух больших окнах были новые эффектно задрапированные светло-зеленые шторы. По краям зала стояли стулья, в углу черное пианино, которое судя по виду, играло роль исключительно как предмет интерьера. В Центре круглый стол из мореного дуба, на котором стояли холодные закуски, несколько бутылок воды и графин, вероятно с водкой.

– Располагайтесь, хорошего отдыха, – сказала девушка. Потом добавила, – Или работы, – и ушла, закрыв за собой дверь.

Демьян сел за стол. Настроение было испорчено. «Может, то что произошло внизу, просто череда дурацких событий: то головой столкнулись, то понесло к бюсту, хотя нет, это наверняка следствие. Или демонический знак мне свыше – не погружаться в эту тему вместе с отцом Анжелы? По крайней мере не сейчас. Тогда цель приезда надо будет придумывать. Недосказанность с Иваном Афанасьевичем мне повредит».

Дверь открылась. Вошел Иван Афанасьевич Серегин, с лукавой улыбкой сдержанно пожал руку вышедшему из-за стола Демьяну. Потом поправил на его рубашке воротник и слегка похлопал по плечу.

– Приветствую, Демьян! Что с тобой случилось? Подустал немного?

– Здравствуйте, Иван Афанасьевич! Все нормально, хотел обойти, да споткнулся, – смутившись сказал Демьян.

Сели за стол. Иван Афанасьевич взял графин и наполнил серебряные рюмки.

– Сейчас горячее принесут, а мы пока выпьем. Закуски скромные бог послал, – сказал он, с трудом поднимая одну из тарелок. – Попробуй, Белорыбица, мне с Каспия специально каждую неделю присылают. Там и коптят такие спецы, которых больше нигде не найдешь.

– Попробую с удовольствием, Иван Афанасьевич, а водки сейчас не готов: с понедельника по вечер пятницы табу. Потом, почту за честь с Вами сознание замутить.

– Не настаиваю, – сказал Иван Афанасьевич. – Правильно, у мутной воды рыбаков больше.

Он пригубил свою рюмку.

– Я позавчера Анжеле отдал ежемесячные листы и вашу часть маржи – мы нашли покупателей на те, конфискованные Вашими сотрудниками артефакты, – сказал Демьян.

– Знаю. Нормально говори, Демьян. Что ты опять птичий язык используешь? Или тебе неприятно прямо формулировать или тебя эта сторона наших отношений дискредитирует больше, чем меня?

Демьян замотал головой, но ничего не сказал

– Анжелка, когда передавала, – продолжил Иван Афанасьевич, – запудрила совсем мне мозги. В результате сразу почти треть суммы выпросила. Это помимо того, что я ей даю. Да и ты, наверное, помогаешь?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное