Михаил Мягков.

Полководцы Екатерины II. Петр Румянцев, Александр Суворов, Алексей Орлов, Григорий Потемкин



скачать книгу бесплатно

Граф постоянно, до самой смерти в 1796 г., проживал в своем украинском имении Ташань. В 1794 г. Румянцев номинально числился главнокомандующим армией, действовавшей против Польши, но по болезни не выезжал из имения. Умер он в полном одиночестве и был похоронен в Киево-Печерской лавре.

Я прошел все пространство до берегов Дуная, сбивая пред собою в превосходном числе стоявшего неприятеля, не делая нигде полевых укреплений, а поставляя одно мужество и добрую волю вашу во всяком месте за непреоборимую стену.

Румянцев – своим солдатам.

Вклад Петра Александровича в развитие русского военного искусства поистине неоценим. Не случайно король Фридрих II, бывший соперник Румянцева на полях сражений Семилетней войны, во время пребывания генерал-фельдмаршала в Берлине в 1776 г. устроил ему такой прием, которого никогда не удостаивал ни одну коронованную особу. В честь героя Кунерсдорфа и Кагула полки прусской армии прошли парадным маршем, причем на военном смотру обязан был присутствовать весь немецкий генералитет.

Между прочим, другой европейский монарх, австрийский император Иосиф II, за своим столом в Хофбурге всегда держал лишний прибор – как он говорил, для Румянцева, мысленно полагая его присутствующим за своей трапезой…

Такие почести от германского и австрийского монархов тем более красноречивы потому, что граф Петр Александрович всю жизнь был ярым противником немецкой военной системы, развивая самобытное русское военное искусство, о чем, разумеется, хорошо знали и Фридрих II, и Иосиф II.

Вот что по этому поводу пишет Керсновский: «В эпоху господства во всей Европе бездушных прусских рационалистических теорий, формализма и автоматичной – «фухтельной» (то есть палочной) дрессировки Румянцев первый выдвигает в основу воспитания войск моральные начала – нравственный элемент, причем воспитание, моральную подготовку он отделяет от обучения, подготовки физичной. Написанные Румянцевым в знаменательном 1770 г. «Обряд служб», а еще ранее – «Инструкция полковничья полку пехотному» (1764) и таковая же полку конному (1766) стали, по сути, строевым и боевым уставами победоносной екатерининской армии.

Графа Петра Александровича по праву считают и основоположником российской военной доктрины. Помимо принципов наступательной стратегии и тактики, выраженных им на бумаге и столь ярко продемонстрированных на полях сражений Семилетней и двух русско-турецких войн, он первым из военных теоретиков указал на необходимость строго соблюдать соразмерность военных расходов с другими потребностями нации. Благосостояние армии зависит от благосостояния народа, не уставал подчеркивать полководец.

БЕСПАЛОВ А. В., д. и. н., профессор.

Суворов Александр Васильевич


13 ноября 1729–6 мая 1800


Родился 13 ноября 1729 года в Москве в семье подпоручика лейб-гвардии Преображенского полка Василия Ивановича Суворова и Евдокии Феодосьевны Мануковой.

Доныне в Москве сохранился особняк Суворовых на Никитской улице и церковь, в которой крестили русского военного гения.

Отец Суворова был человеком замечательным. Крестник Петра Великого, начинал он свою службу в качестве царского денщика. Являлся одним из самых эрудированных и образованных людей Российской империи. Блистательный переводчик и администратор, Василий Иванович был одним из выдающихся организаторов службы тыла армии Российской империи и достиг к концу жизни звания генерал-аншефа и сенатора.

Сражения и победы

Граф Рымникский (1789), князь Италийский (1799). Генералиссимус (1799). Великий русский полководец и военный теоретик. Полководческий гений Суворова отражен в чеканной формулировке: «Не проиграл ни одного сражения, причем все они были выиграны при численном превосходстве неприятеля».

Яркий во всех отношениях человек, он прославился среди современников не только своими победами, но и своей неординарностью или, как тогда говорили, – чудачествами. Для нас же, потомков, уроки Суворова – это весь его боевой путь, от Берлина и Варшавы до Измаила и Очакова, от Волги и до Альп.

Его сын, будучи с рождения слабым и хилым ребенком, предназначался для статской службы. Однако, занимаясь всю жизнь физическими упражнениями и самообразованием, Александр Суворов поборол немощь и в 1742 г. по благословению «арапа Петра Великого» – Абрама Петровича Ганнибала был определен мушкетером в лейб-гвардии Семеновский полк. Начал действительную службу в 1748 г. в чине капрала.

В Семеновском полку Суворов прослужил шесть с половиной лет. В это время он продолжал свое обучение как самостоятельно, так и посещая занятия в Сухопутном шляхетском кадетском корпусе, изучил несколько иностранных языков.

Александр Петрушевский описывает один примечательный случай из жизни Суворова, относящийся к этому периоду: «Будучи в Петергофе в карауле, он стоял на часах у Монплезира. Императрица Елизавета Петровна проходила мимо; Суворов отдал ей честь. Государыня почему-то обратила на него внимание и спросила, как его зовут. Узнав, что он сын Василия Ивановича, который был ей известен, она вынула серебряный рубль и хотела дать молодому Суворову. Он отказался взять, объяснив, что караульный устав запрещает брать часовому деньги. «Молодец, – сказала государыня. – Знаешь службу». Потрепала его по щеке и пожаловала поцеловать свою руку. «Я положу рубль здесь, на земле, – прибавила она. – Как сменишься, так возьми». Крестовик этот Суворов хранил всю свою жизнь».



В 1754 г. выпущен из гвардии в Ингерманландский пехотный полк поручиком. По настоянию родителя служил по интендантской части с 1756 по 1758 гг. В 1758 г., после многочисленных просьб, отправлен в действующую армию в Пруссию. Назначен комендантом Мемеля. В 1759 г. подполковник Суворов – дежурный офицер штаба дивизии генерал-аншефа В. В. Фермора. На этой должности он участвовал в сражении под Кунерсдорфом (1 августа 1759). В 1760 г. принимал участие во взятии Берлина.

В 1761 г. командовал отдельными отрядами (драгунскими, гусарскими, казачьими), целью которых было сначала прикрыть отход русских войск к Бреславлю и безостановочно нападать на прусские войска. Нанес ряд поражений отдельным отрядам прусской армии в Польше. Во время многочисленных стычек проявил себя как талантливый и смелый партизан и кавалерист. Среди его достижений в то время были захват в результате неожиданного набега и уничтожение значительных запасов сена на виду у неприятеля; при Бунцельвице с небольшим числом казаков Суворов захватил прусский пикет, отбил посланный против него отряд гусар и в пылу их преследования достиг неприятельских окопов, так что мог рассмотреть палатки королевской квартиры в лагере. Участвовал в боях у Ландсберга, Бирштайна, деревень Вейсентин и Келец, Наугарта, во взятии Гольнау, содействовал осадному корпусу П. А. Румянцева в овладении Кольбергом, принудив отступить генерала Платена.

«Расчет времени есть главное правило ведения войны… От единого иногда мгновения разрешается жребий сражения».

А. В. Суворов – полководцам

В 1762 г. произведен в полковники и назначен командиром Астраханского пехотного полка. С 1763 по 1768 г. – командир Суздальского пехотного полка. Здесь Суворов разрабатывает свою победоносную тактику. Здесь он пишет свое знаменитое «Учреждение к бою».

В 1769 году бригадир Суворов был направлен в Польшу для борьбы с Барской конфедерацией. Преодолев со своим отрядом за 12 дней 600 верст, Суворов прибыл на театр военных действий. 1 сентября 1769 г. у м. Орехово русский отряд (320 чел. при 2 орудиях) столкнулся с главными силами Пуласских (2500 всадников при 3 пушках). Польская кавалерия 4 раза устремлялась в атаку, но была отражена с большими потерями. Наконец русская пехота – неслыханное дело! – ударила в штыки и опрокинула поляков. В схватке погиб брат вождя повстанцев – Франц-Ксаверий Пуласский. Победа при Орехово принесла Суворову чин генерал-майора.

Казалось, что война в Польше должна скоро прекратиться, но это не устраивало Францию. Для реорганизации армии повстанцев из Парижа прибыл полковник Дюмурье с отрядом французских солдат и офицеров. В апреле 1771 г. конфедераты захватили Краков. Суворов решил нанести противнику сокрушительное поражение.

10 мая отряды Дюмурье и части Суворова сошлись в бою при Ландскроне. Поляки занимали крайне выгодные позиции на горе. Их левый фланг упирался в замок, а центр и правый фланг были прикрыты рощами. У конфедератов было 3500 человек при 50 орудиях. Правильно оценив обстановку, Суворов бросил в атаку на центр противника казаков и карабинеров. Дюмурье приказал егерям пропустить русскую кавалерию, чтобы затем смять ее ударом польских гусар и улан, но просчитался. Казаки, сомкнувшись в лаву, смяли польскую пехоту и кавалерию. Конфедераты обратились в бегство. Их потери составили более 500 человек убитыми.

«Неприятель нас не чает, щитает нас за сто верст… Вдруг мы на него, как снег на голову. Закружится у него голова! Атакуй с чем пришел, с чем Бог послал! Конница, начинай! руби, коли, гони, отрезывай, не упускай! Ура чудеса творят, братцы!»

А. В. Суворов – солдатам

Однако в августе на сторону конфедератов перешел литовский гетман М. Огинский. К нему на соединение потянулись мелкие отряды повстанцев. А. В. Суворов прекрасно понимал, что промедление смерти подобно. В ночь на 12 сентября 1771 г., имея в своем распоряжении всего 820 солдат, Суворов атаковал 4-тысячную армию Огинского в м. Столовичи. Литовцы были разгромлены наголову, потеряв более 700 чел. убитыми и ранеными. После этого военные действия пошли на спад. За свои победы над конфедератами Суворов был удостоен орденов Святой Анны I степени, Святого Георгия III степени и Святого Александра Невского.

В сентябре 1772 г. Австрия, Пруссия и Россия договорились о первом разделе Польши. Суворов рвался на турецкий фронт. Его просьба была удовлетворена, и в 1773 г. он прибыл в действующую армию на Дунай. Русская армия едва насчитывала 50 тыс. человек, разбросанных небольшими отрядами по всему театру боевых действий. На фоне общего бездействия в 1773 г. ярко выделяются две победы А. В. Суворова – у г. Туртукай и у Гирсово. Имея в своем распоряжении небольшой отряд, не более 1000 штыков и сабель, Суворов дважды громил превосходящие силы противника у Туртукая. Эти победы принесли ему орден Святого Георгия II класса.

Успешные действия А. В. Суворова и О. И. Вейсмана и поражения турок подтолкнули Румянцева с 20-тысячной армией переправиться через Дунай и 18 июня 1773 г. осадить Силистрию. Не завершив осаду Силистрии из-за подхода сильно превосходящих сил турок, Румянцев отошел за Дунай.

Гирсово оставался последним населенным пунктом на правой стороне Дуная, который находился в руках русских войск. Его оборона была поручена отряду А. В. Суворова в 3000 штыков и сабель. Александр Васильевич с блеском оправдал доверие главнокомандующего, наголову разгромив атаковавший его 10-тысячный отряд противника. Турки потеряли более 1000 человек убитыми и ранеными. Победа у Гирсова оказалась последним крупным успехом русского оружия в 1773 г.

В связи с начавшейся крестьянской войной под руководством Е. И. Пугачева императрица потребовала от Румянцева срочно добиться мира с Турцией путем активных наступательных действий. Для склонения Порты к миру Румянцев решил перенести боевые действия за Балканы. В конце апреля 1774 г. А. В. Суворов и М. Ф. Каменский перешли Дунай и очистили Добруджу. Затем двинулись на Козлуджу, где стоял лагерем 40-тысячный турецкий корпус.

Позиция противника под Козлуджей прикрывалась густым Делиорманским лесом, проходимым только по узким дорогам. Только этот лес и разделял русских и турок. Авангард Суворова, состоявший из казаков, втянулся в лесное дефиле. За ними следовала регулярная кавалерия, а затем сам Суворов с частями пехоты.

Когда казачья конница вышла из леса, она была неожиданно атакована крупными силами турецкой кавалерии. Казакам пришлось отступить назад в лес, где они в острых схватках задержали неприятеля. Однако вслед за вражеской конницей в лес вошли значительные силы пехоты, которые напали на втянувшиеся в дефиле русские войска и вытеснили их из леса. При этой атаке едва не погиб Суворов. Находившаяся в резерве пехотная бригада (два пехотных полка) выправила положение, выдвинувшись на позиции перед опушкой.

Произошло ожесточенное сражение. Обе стороны дрались с необычайным упорством. Русские отошли в лес и после множества коротких схваток выбили турок из него. Те отступили на свои главные позиции – укрепленный лагерь.

При выходе русских войск из леса их встретил сильный огонь турецких батарей из этого лагеря. Суворов остановил полки и в ожидании своей артиллерии выстроил пехоту в две линии батальонными каре, поставив кавалерию на флангах. В таком боевом порядке, отражая атаки турецкой пехоты и кавалерии, русские медленно шли вперед.

Подойдя к лощине, отделявшей русские войска от неприятельского укрепленного лагеря, Суворов выставил подошедшие из леса батареи и открыл пушечный огонь, готовя атаку. Потом двинул вперед пехотные каре, выслав вперед кавалерию. В результате ожесточенного боя турки обратились в бегство. Победа Суворова и Каменского при Козлуджи заставила турецкого султана пойти на заключение мирного договора.

10 июля 1774 г. в д. Кючук-Кайнарджи был подписан мир. Турция уступала России часть побережья с крепостями Керчь, Еникале и Кинбурн, а также Кабарду и нижнее междуречье Днепра и Буга. Крымское ханство объявлялось независимым. Молдавия и Валахия получили автономию и переходили под покровительство России, а Западная Грузия освобождалась от дани.

В том же 1774 г. Суворов был прикомандирован к графу Петру Панину для помощи в подавлении восстания Емельяна Пугачева. Стремительно преодолев расстояние в сотни верст до Волги, Александр Васильевич деятельно подключился к борьбе с явлением, угрожавшим своими целями и размахом самим основам государственного строя крепостной России. К тому времени силы Пугачева были уже подорваны, но Суворов принялся за дело со своей обычной смелостью и бескомпромиссностью. Он подчинил себе кавалерию из отряда Михельсона и стал энергично преследовать остатки армии пугачевцев. Такая активность, возможно, повлияла на окончательное решение яицких казаков выдать своего предводителя властям.

Затем Суворов с особым отрядом конвоировал пленного Пугачева (посаженного в «нечто подобное большой клетке на четырех колесах») до Симбирска, где сдал его Панину. «Когда все было готово, – пишет Петрушевский, – Суворов тронулся в путь и все время лично наблюдал за сохранностью Пугачева… Езда в клетке очень не понравилась Пугачеву, и, чтобы заставить его быть спокойнее, принуждены были и его, и его 12-летнего сына посадить каждого в особую крестьянскую телегу и привязать к ней веревками, а для лучшего присмотра за ними ночью зажигали факелы». Известно также, что когда Пугачева только привезли к Суворову, тот беседовал с ним с глазу на глаз четыре часа. Осталось тайной, о чем была та беседа. Но Александр Васильевич, известный своим милосердием к побежденным, на этот раз не проникся сочувствием к пойманному предводителю восстания. Панин и Суворов еще целый год оставались в губерниях, которые охватили волнения, восстанавливая в них пошатнувшееся правление (Заичкин И. А., Почкаев И. Н. Русская история. От Екатерины Великой до Александра II. М., 1994).


Памятник Суворову в Краснодаре.


«Все кампании различны между собой… Никакой баталии в кабинете выиграть не можно и теория без практики мертва».

А. В. Суворов – полководцам

В период 1775–1787 гг. Александр Васильевич командовал Владимирской дивизией, занимался укреплением Кубанской линии, принял активное участие в присоединении Крыма, за что и был пожалован орденом Святого Владимира I степени.

В 1787 г. разразилась вторая русско-турецкая война (1787–1791). 13 августа 1787 г. Турция объявила состояние войны с Россией, стягивая в район Очаков – Кинбурн крупные силы (свыше 100 тыс. человек). К этому времени для противодействия туркам Военная коллегия учредила две армии. Под начало П. А. Румянцева поступила Украинская армия с второстепенной задачей: следить за безопасностью границы с Польшей. Командование Екатеринославской армией взял на себя князь Потемкин, который должен был решать главные задачи кампании: овладеть Очаковом, перейти Днестр, очистить весь район до Прута и выйти к Дунаю. На свой левый фланг в район Кинбурна он выдвинул отряд А. В. Суворова. На стороне России в этой войне выступила и Австрийская империя. 1 октября 1787 г. турки высадили на Кинбургскую косу 5-тысячный десант. Выкопав 15 рядов окопов, османы ринулись на штурм крепости.

После того как многочисленное войско противника приблизилось к Кинбурну на расстояние одной версты, было решено дать ему отпор. Под командованием Суворова находились войска общей численностью в 4405 человек. Сражение началось в 15 часов. Войска первой линии под командованием генерал-майора И. Г. Река, выступив из крепости, стремительно атаковали неприятеля. Наступление пехоты подкрепляли резервные эскадроны и казачьи полки. Янычары, опираясь на ложементы, оказывали упорное сопротивление. Во время боя Суворов находился в авангарде среди солдат и лично воодушевлял их. Под ним убили лошадь, он вынужден был спешиться. Турки бросились на русского генерала, но его заслонил собой мушкетер Новиков. Начавшие было отступать русские солдаты увидели это, с криками «Братцы, генерал остался впереди!» кинулись на выручку и потеснили врагов. Вскоре Суворов был ранен в бок картечью и даже на время потерял сознание. Но когда пришел в себя, то сумел подняться и возглавил новую яростную атаку. Стороны бились до полного изнеможения. Однако к вечеру, не выдержав натиска свежих русских сил, противник стал отходить. Суворовские солдаты выбили его из всех 15 ложементов. Загнанный в самый угол косы, враг упорно защищался. Его поддерживал огонь флота. Но дело было решено отвагой русских чудо-богатырей. К полуночи сражение окончилось полным разгромом турецкого десанта. Удалось спастись всего около 500 туркам.


Сражение при Рымнике 1789 г. Неизвестный художник.


Военные действия 1788 г. велись вяло. Все свелось к долговременной осаде Очакова. 27 июля турки предприняли неудачную вылазку из крепости, и Суворов чуть было не ворвался на плечах противника в Очаков. Но турки опомнились и стали оказывать яростное сопротивление. Потемкин несколько раз предписывал Александру Васильевичу отступить, но тот смел ослушаться его приказов. Результат был плачевный – бесцельные потери и ранение самого Суворова. Потемкин строго выговаривал генералу его ослушание, а того долго затем мучила боль и физическая, и душевная.

К 5 декабря положение осажденных в Очакове турок достигло кризиса, но и у осаждающих крепость русских также почти закончился фураж и провиант. Офицеры и солдаты сами просились на приступ. Штурм состоялся, и 6 декабря 1788 г. Очаков был взят. Штурм продолжался 1 час 15 минут. Большая часть гарнизона была перебита. В плен было взято 4500 человек. В качестве трофеев победителям достались 180 знамен и 310 орудий. Потери наших войск – 2789 человек убитыми и ранеными. Но армия Потемкина потеряла до этого в период стояния под стенами крепости огромное количество людей от болезней и холода. Этих потерь удалось бы избежать, если бы Потемкин вовремя прислушался к Суворову и решился на штурм еще летом. Суворов назвал осаду Очакова «осадой Трои».

С падением Очакова Турция лишилась единственного остававшегося в ее руках крупного опорного пункта в Северном Причернорморье. Екатеринославская армия могла быть теперь повернута в сторону Балкан. После взятия Очакова Потемкин отвел армию на зимние квартиры.


К. К. Штейбен. Портрет А. В. Суворова. 1815 г.


В кампанию 1789 г. Румянцеву было предписано с 35-тысячной армией выйти на Нижний Дунай, где находились главные силы турецкой армии. Потемкин с главной армией в 80 000 человек собирался овладеть Бендерами.

Действуя против отдельных отрядов турок, корпус генерал-лейтенанта В. Х. Дерфельдена (5 тыс. человек) 7 апреля разбил части турок у Бырлада, а 16 апреля нанес поражение Якубу-аге у Максимен. Затем он дошел до Галаца где нанес поражение корпусу Ибрагима-паши.

Эти блистательные победы были последними, которые одержали войска престарелого фельдмаршала Румянцева. Из-за интриг Потемкина ему пришлось уйти в отставку. Таким образом, обе армии были объединены под общим командованием Потемкина.

Командующий турецкими войсками Османа-паши, видя, что Южная армия бездействует, решил разбить союзника России – австрийцев, а затем и русских.

Фельдмаршал принц Иосиф-Мария Саксен-Кобург-Заафельд – командующий австрийским корпусом – обратился за помощью к генерал-аншефу А. В. Суворову, который сосредоточил свои части (7000 человек) в Бырладе. Соединив свои войска, союзники утром 21 июня атаковали у Фокшан 40-тысячную армию турок. В ходе ожесточенного сражения турки были разгромлены наголову. Противник бежал, оставив Фокшаны.

В августе Потемкин осадил Бендеры, сосредоточив под стенами крепости почти всю русскую армию. В Молдавии оставалась только малочисленная дивизия Суворова.

Турецкий визирь Юсуф снова решил разбить австрийцев и русских поодиночке, а затем помочь осажденным Бендерам.

Суворов, разгадав замысел Юсуфа, совершил быстрый марш на соединение с австрийцами у Фокшан. За два с половиной дня в чрезвычайно сложных погодных условиях он прошел 85 верст и 10 сентября соединился здесь с австрийцами. Предстоял бой у реки Рымник.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу в rtf, mobi, fb2, epub, txt (всего 14 форматов)



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Поделиться ссылкой на выделенное