Михаил Ланцов.

Корпорация «Русь»



скачать книгу бесплатно

Как Георгий и планировал, с берега на него обрушился бурный поток оскорблений и угроз. Феодальная этика довольно предсказуема.

– Трусливый лжец! – задорно крикнул Георгий, после того как Михаил Всеволодович выдохся. – Пусть Бог рассудит нас! К бою!

После чего кивнул своим людям, и спустя пару секунд в стоявшую в тридцати метрах от причала толпу дружинников ударил залп арбалетных болтов. Учитывая то, что дистанция была ничтожна, эффект превзошел все ожидания.

Дружинники попытались прикрыться щитами и организованно отойти. Но куда там! Хотя, к чести сказать, дрогнули они только после третьего залпа, когда, бросив щиты, побежали. Но на такой смешной дистанции тяжелым болтам мощных арбалетов, с натяжением в три сотни килограммов, было все равно – в лоб или в спину бить. Пять залпов завершились практически полным разгромом черниговской дружины – на земле осталось лежать сто семьдесят девять человек. Кто-то уже умер, кто-то умирал. Тяжелораненых в эти годы ждала печальная судьба – тратить на них ценные медикаменты Георгий не пожелал, а от методов лечения местных эскулапов не каждый здоровый выживал, не то что раненый.

Мгновенно оценив ситуацию, Владимир Рюрикович открыл ворота и с ходу атаковал вспомогательный отряд половцев. Те, впрочем, с ума сходить не стали и, не принимая боя, поспешно отступили – да так, что копыта засверкали. После чего Киевскому князю оставалось только отловить остатки черниговской дружины. Она была совершенно деморализована разгромом и особенного сопротивления не оказывала. Тем более что сам Михаил Всеволодович был убит первым же залпом.

А вот дальше началось интересное.

События, которые происходили у причалов, не были секретом для Владимира Рюриковича – он все видел со стен крепости. Поэтому князь решил не искушать судьбу и пошел знакомиться с неожиданными союзниками спешенным. То, чем заканчиваются их обиды, очень впечатлило Владимира Рюриковича. И чем ближе он подходил к деловито «припаркованным» кораблям, тем сильнее удивлялся. Всему. Начиная с того, на чем гости приплыли, заканчивая их снаряжением. Ведь Георгий и его шесть соратников были в эффектных позднеготических латах, а остальные сто двадцать человек – в полноценных комплектах бригантин. Само собой, все это великолепие железа прикрывали геральдические одежды, которые стоили весьма изрядно. С таким-то шитьем. Иными словами, все выдавало в гостях очень немалое благосостояние и высокий статус.

– Приветствую тебя на Киевской земле, – произнес, чуть-чуть поклонившись, Владимир Рюрикович. – Если бы не ты, туго нам пришлось бы.

– Георгий Максимович, – едва заметно кивнул в ответ наш герой, представляясь.

– Владимир Рюрикович, – вполне охотно ответил Киевский князь. Он прекрасно видел всю разыгранную сценку у причалов и даже частично слышал. Поначалу он грешным делом подумал о том, что гость слишком увлекся по неопытности. Теперь же прекрасно понял – провоцировал специально. Оставалось понять зачем. Для этого он и пригласил Георгия погостить, дабы познакомиться с Даниилом Романовичем.

Ну и вообще – такой необычный путник вызывал острое любопытство. Как и его доспехи.

Ждать пришлось недолго. Союзник Владимира успел подойти к полудню следующего дня. И вот с ним как раз возникло очень нехорошее напряжение.

Все дело в том, что Георгий, по легенде, происходил по женской линии от дочери Владимира Владимировича, который, в свою очередь, был сыном Владимира Ярославича – Галицкого князя. Последнего из Ростиславичей. Конечно, права Георгия на Галич были весьма призрачны, но они были. А учитывая силу дружины и бунтарский настрой бояр в этом славном городе, напрягся Даниил не на шутку. Он ведь как раз успел к отпеванию и похоронам «иллюстрации успеха» опасного гостя.

– Я понимаю твои опасения, – аккуратно произнес Георгий. – Но мне не нужен Галич.

– Это ты сейчас так говоришь. Завтра ситуация изменится и ты охотно примешь предложение моих бояр. И вообще – зачем ты сюда пришел? Неужели в Святой земле тебе не нашлось места? С такой-то родовитостью.

– Святая земля скоро падет. Всевышний решил наказать христиан за их бесконечные распри. Даже возле Гроба Его сына они не обретут единства и благочиния.

– Откуда ты это знаешь?

– Когда я молился возле гроба своего отца, то был удостоен видения. Казалось, что перед моими глазами за ту ночь пролетела целая вечность. Среди прочего мне показали, какое будущее уготовано христианам в Святой земле. Меньше чем через десять лет Иерусалим вновь падет под ударами неверных. И останется в их руках до тех пор, пока христиане не обретут единство.

– А ты, получается, решил не дожидаться кары небесной? – с едва заметной усмешкой поинтересовался Даниил.

– На меня сражений с мусульманами вполне хватит, – пожал плечами Георгий. – Несмотря на скорую потерю Иерусалима, христиане останутся в Святой земле по меньшей мере еще на полвека. Гроб Господень будет отдаляться постепенно. Медленно, мучительно медленно.

– Хм… – задумчиво хмыкнул Даниил. – Тогда что привело тебя в наши края?

– Мне было сказано идти сюда и становиться несокрушимой крепостью на реке Москве, что впадает в Оку. Ибо грядет буря, в которой я должен буду стать той скалой, что разобьет всесокрушающую волну.

– Буря? – напрягся Владимир. – Какая буря?

– Вы ведь помните тех, кто разбил вас и ваших союзников на Калке, – обратился Георгий как к Даниилу Романовичу, так и к Владимиру Рюриковичу. Одним из немногих князей, что ушли с той бойни.

– Такое не забудешь, – грустно хмыкнул Даниил Галицкий.

– Они возвращаются.

– Что?! – ахнул Владимир Рюрикович.

– То была всего лишь проба сил. Теперь же они идут завоевывать Русь и прочие земли христиан. Впрочем, не только их. Мусульманам тоже достанется. Но это не важно. Главное – они идут сюда, и немногие князья переживут их приход. Не говоря уже о простом люде.

– Ты говоришь страшные слова, – нахмурился Даниил. – Я не хочу в них верить.

– Твоя воля, – пожал плечами Георгий. – Отправь своих людей под Торчерск, поспрашивай смердов да холопов местных.

– И что же мне у них спросить?

– Ждала ли там засадная дружина половцев. Владимир Рюрикович видел, я специально спровоцировал бой с Михаилом Всеволодовичем. Его задумка была весьма лукава и умна. Он, зная о том, что ты придешь на помощь своему союзнику, взял под Киев лишь небольшой, вспомогательный отряд половцев. И ждал тебя. По приходу постарался бы отступить, увлекая в погоню твоих людей. А там, недалеко от города, их должны были встретить свежие силы половцев. Да не просто так, а ударить из засады.

– Откуда ты это знаешь?

– Видение. Я многое в ту ночь увидел. И то, как ты спасся бегством, но был предан своими боярами и согнан с Галича. И как ты, Владимир Рюрикович, оказался вынужден выкупаться из плена черниговского. Это я к чему? Мои слова проверить несложно. Хотя и не все. Однако уже до конца этого года монголы дожмут половцев, живущих по Волге и Дону. Черные клобуки наверняка доносили о том, что они сражаются с наседающим на них с юга и востока врагом.

– Да, верно, – кивнул Владимир Рюрикович, – доносили. Даже просьбы о помощи передавали. Но куда бы я пошел? Да я тебе говорил. Помнишь?

– Если это все правда, то твоя дружина ничто не решит, – с пасмурным видом произнес Даниил. – Монголы – это страшная сила.

– Их сила в числе и стенобитных машинах. Именно по этой причине мне сказано идти на Москву-реку и ставить там неприступную крепость. Почему там – я не знаю. Сказано идти в те края, туда и иду. Оттого и нет мне дела до Галича.

– А помог ты нам зачем? Мог ведь мимо пройти.

– Земли по той реке лежат вплотную к Смоленскому и Черниговскому княжествам. Князья Смоленские делами внутренними занимаются да с тобой, Даниил, дружат. А Михаил Всеволодович беспокойным был. Все славу стяжать мечтал. Мне такой сосед не надобен.

– Союз, значит, ищешь. Не надеешься только на свою дружину? – усмехнулся Даниил.

– Взять город и отбить Юрия Всеволодовича я смогу. В этом у меня нет никаких сомнений. Но как построить крепость без торговли? Я понимаю твои опасения насчет Галича. Поэтому предлагаю подписать нам союзный договор. В нем я признаю твои права на Галич, а ты мои на Москву.

– Что же… – подумав, произнес Даниил. – Это неплохое решение. Жаль, что митрополита нет в Киеве. А то бы он еще и освятил наши слова.

– Зачем слова? Пергамент. Составим в лучших ромейских традициях. В трех одинаковых списках. Один тебе, второй мне, а третий митрополиту оставим. На хранение. Дабы любой спор, если возникнет, легко разрешать было. Пергамент – он крепче помнит, чем иной человек.

– Не принято так… впрочем, почему нет? – пожал плечами Даниил Романович.

Глава 4

5 июня 1235 года. Окрестности Брянска

Вопреки ожиданиям Георгия Даниил не поверил на слово и отправил на юг разведчиков. Но дожидаться их возвращения не стали, так как сложилась обстановка, благоприятная для установления контроля над Черниговом. Чем и Даниил, и Владимир постарались воспользоваться. Ведь их объединенная дружина составила шестьсот сорок дружинников, или, как в эти годы говорили, княжих мужей. А учитывая полный разгром основных сил Михаила Всеволодовича, им ничто не могло помешать установить новый порядок в Черниговском княжестве. Если, конечно, никто извне не вмешается.

Понимая, что успех нужно закреплять, Георгий охотно согласился составить компанию своим новым союзникам. Тем более что путь в Чернигов и далее в Новгород-Северский лежал по Десне. Иными словами – ему не требовалось отклоняться от маршрута.

Зачем он был им нужен?

Сто двадцать семь бойцов в тяжелых доспехах – это огромная сила! Особенно для Руси тех лет. Редкий князь имел при себе больше двух-трех десятков подобных тяжеловесов. Не говоря уже о том, что даже бывшие гребцы у него были «прикинуты» намного основательнее великокняжеского снаряжения. Во-первых, в распашные кольчуги панцирного плетения. Во-вторых, в бригантины. В-третьих, в очень неплохие шлемы с забралом. В-четвертых, в хорошие комплекты шинно-бригантных «рук» и «ног». Ну и так далее. А ведь еще имелись мощные арбалеты со стальными дугами. Иными словами – такой мощный кулак тяжелой пехоты увеличивал боевую мощь объединенной группировки союзников чрезвычайно.

Чернигов сдался без боя, потому что Андрей Всеволодович – брат покойного князя – вместе с ближними людьми банально сбежал. А боярам да простым людям без разницы, кто у них князь. Особенно если это спрашивают множество хорошо вооруженных лиц злобной наружности.

А вот под Новгородом-Северским их ждал сюрприз – оказалось, что Мстислав Глебович, князь Новгород-Северский, ушел на соединение с Юрием Всеволодовичем.

Ставки поднимались.

Посовещавшись, решили идти дальше и постараться склонить ситуацию к своей выгоде. И Владимиру, и Даниилу, и особенно Георгию попадание Черниговского княжества или хотя бы Новгород-Северского в орбиту влияния Юрия Всеволодовича было совершенно не нужно.

Главная сложность продвижения заключалась в том, что отряд имел не только караван судов, но и конную группу, что вынуждена была держаться берега. Так и волочились – в час по чайной ложке. Поэтому совершенно не удивились тому, что недалеко от Брянска столкнулись со своими противниками, возглавляемыми Великим князем Владимирским.

Хорошо, что издалека заметили и успели изготовиться к бою.

Георгий, командуя отрядом в сто двадцать шесть «кованых» пехотинцев с арбалетами, занял позицию на небольшом холме, прикрывая лагерь. А Даниил и Владимир разместились у его подножия. Их силы были временно собраны в единый полк числом в шесть с половиной сотен тяжелых кавалеристов. К огромному сожалению нашего героя, не латных и даже не по-человечески не защищенных, потому что большая их часть была «прикинута» в разнообразные кольчуги. Ровно так же, как и их коллеги из Западной Европы тех лет. Лишь несколько десятков поверх кольчуг имели ламеллярный панцирь.

На противоположной стороне небольшого поля собрались аналогичные силы кавалеристов. Практически братья-близнецы.

Парадокс ситуации заключался в том, что пехоту Георгия всерьез воспринимали только союзники, а противники, не зная о ее возможностях, чуть ли не игнорировали. Тем более что с тех нескольких сотен метров, на которых первоначально расположились войска, доспехов воинов Георгия было не разобрать. Пехота и пехота.

В глазах Юрия Всеволодовича – совершенно патовая ситуация. Да и Даниилу Романовичу настолько тяжелое столкновение было не по душе. Так что решили поговорить. Тем более что у Великого князя Владимирского была склонность решать проблемы миром. Как-никак, за четырнадцать лет провел четырнадцать военных кампаний, только три из которых завершились сражениями.

Встреча происходила в формате три на три в центре поля между войсками. Для ведения переговоров Георгию пришлось воспользоваться конем. Одним из того табуна, что ему достался в результате разгрома Михаила Всеволодовича.

Надо ли говорить, что все три князя-противника просто выпали в осадок, когда разглядели, КАКИЕ доспехи надеты на том… «просто пехотинце». Еще сильнее стала их эмоциональная реакция, когда он представился. Впрочем, они отошли довольно быстро, активно начав торговаться и не менее увлеченно ругаться.

– Чернигов мой! – продолжал настаивать Андрей Всеволодович. – Он мой по праву наследования!

– Твой брат доставил нам слишком много беспокойства, – пожал плечами Даниил Романович. – Я веду затяжную войну с литовцами. Как можно оставлять Чернигов без присмотра? Мне надоело разрываться и метаться.

– И ты ради этого хочешь лишить Андрея стола? – удивленно повел бровью Юрий Всеволодович.

– Да. Он активно помогал своему брату. И продолжит чинить мне и Владимиру беспокойство. Дай только срок.

– Я даю свое слово, что Андрей не пойдет ни на Киев, ни на Галич. А если решится, то я сам накажу его. Мое слово тебя устроит?

– Георгий хочет сесть в Москве. Отдай ему ее миром. И договоримся.

– … – Юрий Всеволодович поперхнулся от такого заявления.

– Если ты еще не знаешь, то именно он разбил Михаила Всеволодовича, силы которого вдвое превосходили его дружину.

– Ты? – удивленно воскликнул Великий князь, глядя на нашего героя. – Но как?

– Новомодное оружие латинян – самострелы, – пожав плечами, произнес Георгий. – Плюс хорошие доспехи. В обороне мой отряд может и тысячу остановить. Но такая бойня ни к чему.

– Тысячу? – скептически переспросил Юрий Всеволодович.

– За полсотни ударов сердца они буквально смели дружину Михаила Всеволодовича, – подтвердил слова Георгия Владимир Рюрикович. – На моих глазах. После чего я выступил из города и отбросил половцев да остатки дружины взял в плен. Семь десятков.

– Без выкупа отдашь? – поинтересовался Андрей Всеволодович.

– Георгий мне сильно помог. Если согласитесь передать ему Москву в княжение – отдам. За добро добром платят.

Наступила затяжная пауза. Юрия Всеволодович и Георгий встретились взглядами, и началась та самая игра «в гляделки». Только без особенного прессинга. Великого князя Владимирского очень заинтересовал этот странный родич, пусть и дальний. Очень дальний. Хотя кровь ромейских императоров – высокая честь для любого Рюриковича. Но особенно его заинтересовали доспехи и оружие. Ведь если это правда и он так легко разбил дружину Черниговского княжества, то что он мог сделать с его воинством?

Добрую минуту, а то и две размышлял Юрий Всеволодович, вперившись взглядом в абсолютно невозмутимого Георгия. Казалось, что тому вообще неинтересно, как закончатся эти переговоры. Ну, оно и понятно, если у него такая сила, то в крайнем случае сам все возьмет. Осталось понять, зачем ему Москва…

– У меня есть дочь, юная совсем, – наконец начал Юрий Всеволодович. – Если согласишься обручиться с ней и поклянешься взять в жены, дам Москву с окрестными землями.

– Юная? А сколько ей лет? – Георгий знал, о ком идет речь, равно как и о том, что она еще ребенок. Впрочем, знать о том Юрию Всеволодовичу было без надобности.

– Моей Феодоре скоро шесть лет от рождения станется.

– То есть ей сейчас пять лет? – демонстративно повел бровью Георгий.

– Годы летят быстро, – пожал плечами Юрий Всеволодович. – Оглянуться не успеешь, как она войдет в подходящие для супружества лета.

– И с кем она будет жить все эти годы?

– При матери. Куда же такую кроху отпускать?

– Хорошо, – после несколько затянувшегося раздумья произнес Георгий. Он знал, что эта девочка не переживет нашествия. А значит, и голову ломать незачем, нужна ли ему такая жена или нет. Но цену набить стоило.

– Значит, на том и порешили? – подытожил беседу Даниил Галицкий. – Чернигов возвращается Андрею Всеволодовичу, который обещает земли Киевские да Галицкие не беспокоить. Ежели же такое произойдет, ты, Юрий Всеволодович, сам его наказать выйдешь. А Москва отходит Георгию Максимовичу, обещающему взять в жены твою дочь при достижении ею подходящего возраста. В честь чего они обручатся. Все ли верно?

– Владимир Рюрикович передает без выкупа дружинников плененных Андрею Всеволодовичу, – спокойно поправил его Великий князь Владимирский.

– Конечно, – кивнул князь Киевский.

– Вот теперь все, – кивнул Юрий Всеволодович и обвел глазами остальных князей. Все согласно кивали.

Драки не получилось. Впрочем, Георгий по этому поводу не сильно и переживал. Успеется еще. Придут монголы – на всех хватит.

Хотя покладистость Юрия Всеволодовича его немного смутила. Испугался? Возможно. Но просто так, без боя, отдать часть своей земли? Георгия даже стало немного распирать от попытки понять – что этот уже не молодой по местным меркам лис задумал. Очень уж интересно он смотрел на своего будущего зятя. Какую-то сложную комбинацию затеял или просто оценивал как возможного союзника? Черт его знает. Георгий не мог его просчитать. Он для него был слишком непривычный деятель «науки и искусства», как и большинство местных. Иной мир, иные ориентиры.

Пировали прямо в поле. Причем так перепились, что если бы кто пожелал – легко бы их перебил. Разве что Георгий сподобился выставить охранение и блюсти порядок. А потом всей гурьбой поехали на север – в Москву, куда спешным гонцом Юрий Всеволодович вызвал дочь. Дабы Георгий при всем честном народе да свидетелях с ней обручился.

Глава 5

27 июня 1235 года. Москва

Весь этот переход совершенно измотал Георгия и его людей. Конечно, масса технических ухищрений и тщательная предварительная подготовка очень сильно помогали. Но все равно их слегка подкашивало от усталости, вызванной больше нахождением в постоянном напряжении, чем утомлением.

Несмотря на это, наглый город встретил их еще на подходе проливным дождем с градом. И только лишь они успели пришвартоваться к причалам, как это бедствие по закону подлости прекратилось. Да так, будто обрезало. А из-за туч стали пробиваться лучи теплого солнышка.

– Taivas ly? tulta yl?puolellamme[23]23
  Taivas ly? tulta yl?puolellamme – (финский язык) «Небо льет огонь прямо на нас», фраза из песни «Taivas Ly? Tulta» группы «Ter?sbetoni».


[Закрыть]
… – фыркнул Вячеслав, большой любитель разнообразной скандинавской музыкальной традиции тяжелого и сверхтяжелого направлений. И встряхнулся, как мокрый сенбернар, закидывая длинные волосы за спину.

– And nothing else matters[24]24
  And nothing else matters – (английский язык) «А остальное неважно», фраза из песни «Nothing Else Matters» группы «Metallica».


[Закрыть]
, – усмехнувшись, ответил ему Георгий под удивленными взглядами окружающих. Мало кто понял, о чем были эти реплики. Знатоков английского и финского языков среди набранных в XIII веке людей не имелось. Разве что соратники знали о застарелых увлечениях своих коллег. Ну и кое-кто из «юных стариков» догадался, услышав что-то знакомое.

Тем временем из-за ближайшего перелеска показалась огромная по местным меркам конная колонна – без малого полторы тысячи дружинников! Да с «группой поддержки» – немалым обозом и целым табуном лошадей. Ведь Георгий не стал ни продавать, ни дарить свои трофеи, снятые с черниговской дружины. Вместо этого он нанял погонщиков и тащил их за собой от самого Киева. Конечно, лошади были не чета настоящим рыцарским коням[25]25
  Местные боевые кони весили около 550–600 кг, в то время как тяжелые рыцарские кони тех лет находились в диапазоне 900—1000 кг, а то и больше. Ближе всего к тем породам современные английские шайры. По более поздней классификации легкая кавалерия комплектовалась лошадьми до 500 кг, линейная – 500–600 кг, тяжелая – свыше 600 кг.


[Закрыть]
, но в эти годы любая лошадь – великая польза, ибо основной двигатель.

Разумеется, такое количество гостей привело к тому, что местный люд все побросал и высыпал посмотреть на пришельцев. В том числе и спешно прибывшая из Владимира великокняжеская семья с небольшим количеством дружинников. А главное, с юной Феодорой, которую трясло от бурных переживаний, из-за чего она впилась в руку матери с какой-то совершенно безумной силой. Но та не роптала. Она все понимала.

Поведение разных отрядов отличалось разительно, что сразу бросалось в глаза.

Дружины князей повели себя довольно беспечно. Руководство с ближними людьми отделилось от основной массы и направилось к встречающим. Остальные же стали разбивать лагерь без всякого порядка, не смешиваясь, впрочем, друг с другом. Не прошло и четверти часа, как их стоянка больше напоминала стойбище тюленей: крики животных, возгласы людей и сонное бурление ожившего хаоса.

А вот у причалов дела обстояли совершенно иначе.

За эти несколько месяцев Георгий изрядно выдрессировал своих людей, прививая им порядок и дисциплину. Дождавшись прибытия обоза, Георгий совместно с комендантом лагеря – соратником Иваном – занялись организацией отхожего места, руководством установки палаток (практически по линейке), развертыванием полевой кухни, а также организацией охранения. И только после того как дела пошли, Георгий в сопровождении тридцати дружинников направился на встречу с местными.

Его ждут? Подождут, не развалятся. Ибо кто его знает, до чего договорились князья? А он прекрасно видел, как они шушукались. Может, и оборону держать придется.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22

Поделиться ссылкой на выделенное