Михаил Ланцов.

Дмитрий Донской. Империя Русь



скачать книгу бесплатно

Предыстория

Умирает наш современник, пожилой состоятельный человек. Однако, вместо того чтобы развеяться в небытие, он приходит в себя в теле юного мальчика девяти лет – Димы. На дворе 1359 год, и так уж сложилось, что прозвище «Донской» он получил гораздо раньше и совсем за другую битву. Новый человек – новые дела, новая судьба.

Завязка банальна до зубовного скрежета. Особенно в свете той редкой удачи, при которой отдельно взятый человек попал туда, где ему самое место. Ведь Дима буквально жил прошлым. Оно ему нравилось. Он знал его. Готовился, учился и тренировался, подспудно легко и быстро решая все свои финансовые проблемы, всегда находящиеся где-то на периферии интересов. Посему оказавшись в месте своих «детских» грез, он раскрылся так, что весь мир затрещал по швам от его активности.

Будучи вполне разумным человеком, Дмитрий сделал ставку на предельно простые технологии, но опережающие свое время и дающие решительное преимущество здесь и сейчас. Обильно смазывая все это дисциплиной, безумной активностью и совершенно непривычным для тех лет характером мышления. В результате чего в 1360-е годы в Москве произошла натуральная научно-техническая революция Средневекового разлива с целой цепочкой взаимосвязанных экономических и социально-политических потрясений.

А куда без этого?

На первых порах Дима набрал местных пейзан и, пропустив через упрощенный вариант курса молодого бойца, довел их строевую подготовку до очень хорошего уровня. Вроде банальность, но ей в те годы никто не увлекался.

Полученная пехота делилась на две части. Первая получила длинные пики, став основой новой боевой формации. Этакой обновленной фалангой. Вторая часть, вооруженная простыми длинными луками, стреляла через головы бойцов с пиками «в ту степь», то есть по площадям. То есть не нуждалась ни в какой серьезной выучке и могла быть укомплектована из самых дешевых добровольцев, непригодных для серьезного контактного боя. Ничего особенного и необычного. Однако, выставив это войско против раннефеодальной кавалерии своих оппонентов, Дмитрий добился решительного успеха. А именно легкой и быстрой победы в войне за Великое княжение с Владимиро-Суздальским союзом. Так что его трудами пехота стала фундаментом победы впервые со времен Античного мира.

Второй этап развертывания проекта «Империя» ознаменовался введением алебардистов и заменой лучников тяжелыми арбалетчиками. Дмитрий воссоздал изрядно отредактированный вариант испанской терции[1]1
   Терция – тактическая единица Испанской Империи в эпоху доминирования Габсбургов в европейских сражениях в XVI веке и первой половине XVII века. В ней были представлены следующие рода войск: пикинеры, мечники и стрелки: аркебузиры и мушкетеры.

До битвы при Рокруа (1643) терцию считали непобедимой. Дмитрий выстроил свою терцию из пикинеров, алебардистов и арбалетчиков.


[Закрыть]. Само собой, подперев все доспехами и облив легендами о возрождении древнего римского легиона. Благо, что почти вся его пехота щеголяла в знаменитой lorica segmentata[2]2
  Он именовался латинским доспехом и дополнялся шлемом «лобстер» в хорошем обвесе, также предельно технологичном доспехе.


[Закрыть]
– на удивление практичном и технологичном доспехе. Все это дало закономерный итог – победу в Тверской войне, завершившей объединение Северо-Востока Руси под рукой Дмитрия. А резонанс о его успехах разошелся по просторам Евразии гулким эхом, достигнув даже таких отдаленных стран, как Кастилия и Империя Мин.

На третьем этапе уже Император Дмитрий I Наглый ввел легкие картечные пушки, по примеру Густава II Адольфа. Ничего сложного и невозможного – любой человек из наших дней, хоть немного знакомый с металлообработкой, справился бы. И сюрприз удался. Коалиция из Венгерского и Польского королевства при поддержке Великого княжества Литовского была разгромлена в пух и прах в генеральном сражении. А Дмитрий, развивая успех, изрядно порезвился на территории врагов. Грабежи и насилие в концентрированном выражении. Ибо он считал, что война должна быть выгодной. Поэтому развернулся не «в одну каску», а пригласив поучаствовать своего друга и союзника Мамая, ставшего в этих реалиях Половецким султаном. Итогом войны, кроме привычного уже хорошего количества трофеев, оказалось присоединение к Российской Империи южной части Великого княжества Литовского. А заодно и Рязани, взятой подспудно супругой Дмитрия Анной – женщиной удивительной судьбы, достойной своего деятельного мужа. В финале Литовской войны 1371–1372 годов прибежали еще и новгородцы, внезапно решившие пригласить Императора на княжение в Новгороде. То есть в 1372 году Император так или иначе смог объединить большую часть старой Руси, разорванную усобицами после правления Ярослава Мудрого.

С экономикой тоже было все неплохо. В державе Дмитрия выделывали тигельную сталь, передельное железо, литьевой чугун, прозрачное стекло, стеклянные зеркала, костяной фарфор, изделия из вулканизированной гуттаперчи, красители и многое другое. То есть военные успехи подкреплялись решительным наступлением в области экономики – натуральным потоком золота и серебра, хлынувшим в его державу. Ну и с законами опережал свое время чуть более чем полностью, вызвав социально-политическую реакцию, подобную той, что произошла в Европе после Великой французской революции.

Наглый, решительный и умный, он железом и кровью строил новый мир. Свой мир.

Но не стоит обнадеживаться. Жизнь не будет легка и приятна. Впереди его ждут новые испытания и болезненные потери. Ведь сила действия равна силе противодействия. А он так быстро и решительно шагает, что штаны трещат не только у него, но и у всех вокруг. Он опасен. Он непонятен. Он успешен.

Пролог

2 мая 1376 года, Москва

Дмитрий стоял на самом почетном месте в еще не достроенном Кафедральном соборе Христа Спасителя[3]3
  Храм Христа Спасителя в реальности Дмитрия строился по образцу Санкт-Петербургского Казанского собора. Ну, в какой-то мере удалось передать итальянскому архитектору идею. Оформление, разумеется, все уникальное – местное. Силовой каркас делался из ладожского гранита. Облицовка – из мрамора, как итальянского, так и византийского (из Мраморного моря).


[Закрыть]
. Предстояло еще множество работ, как по внешней, так и по внутренней отделке этой главной церкви Российской Империи. Но службы по приказу Императора уже начались, хоть и не очень интенсивно, чтобы не мешать строителям.

Будучи на редкость бездуховной скотиной, наш герой не брезговал использовать церковный ресурс для укрепления своего статуса и влияния. Он прекрасно помнил, что даже в XXI веке, несмотря на безудержный научно-технический прогресс, религия продолжала играть огромную роль в жизни общества. Религия – была, есть и будет опиумом для людей. И забывать об этом не стоило ни на минуту. Именно по этой причине Дима и налегал на строительство именно Кафедрального храма в новом Акрополе Москвы. Выделяя столько гранитных блоков из каменоломен, сколько было нужно, даже в ущерб остальным постройкам. Обождут. Храм важнее.

Служба закончилась.

Император вынырнул из своих мыслей и направился на свежий воздух. Душно. Этот социальный ритуал был его маленьким персональным адом, который с каждым годом раздражал все сильнее и сильнее. А он должен улыбаться… Если бы не необходимость целоваться в десны с церковью, по крайней мере на людях, Дмитрий еще вчера бы умчался на свою очередную «стройку века».

Дело в том, что завершились подготовительные работы для строительства монументального водохранилища рядом с Москвой. Масштабный проект, который должен будет запрудить не только часть Москвы-реки, но и ряд мелких речушек вроде Яузы. Зачем? О! Это отдельная история.

Введя в 1364 году обязательную подушную подать[4]4
  Подушную подать должны были платить все подданные и граждане, достигшие 16 лет, вне зависимости от пола. Оплата отработкой в летний период составляет две недели неквалифицированного труда, в остальное время – месяц. Подданные платят удвоенный объем подушной подати, граждане – стандартный.


[Закрыть]
для подданных и граждан Империи, Дмитрий предусмотрел возможность ее отработки. Предусмотрел, и хорошо. Дороги строить нужно. Да и не только их. Однако уже в первый год оказалось, что подавляющее большинство селян предпочитает отработку. Да еще не лично, а выставляя человека, который круглый год на работах и проводил, сразу за массу людей. Ведь Император давал хорошие инструменты и сытно кормил. Не курорт, но и не тягло в классическом понимании простого люда…

Ну и что с ними прикажете делать? Дорожное строительство очень быстро достигло разумной концентрации неквалифицированных рабочих рук. А остальных куда девать? Ежегодный баланс уже к 1365 году превысил четыреста тысяч человеко-дней неквалифицированного труда. Вот Дмитрий и затеял этот большой ландшафтный проект. С таким количеством «мужиков с лопатами» их годовая производительность по копанию земли должна была просто зашкаливать по меркам Средневековья. А главное – их можно было не концентрировать в одном месте, а удерживать малыми бригадами на нужных участках. Тут будущее дно углублять, тут береговую линию формировать, тут гравитационную дамбу отсыпать. И так далее. С каждым годом же ситуация только усугублялась из-за роста податного населения.

К 1376 году само собой оказалось, что все готово для завершающего шага – закрытия протоки по Москве-реке и началу заполнения огромного водохранилища. Оставалась мелочь – убрать из зоны будущего затопления весь промышленный комплекс, что стихийно разворачивал раньше вокруг столицы. Вот Дмитрий и старался. Заодно проводя глубокую организационную и технологическую модернизацию. Те же дубовые рельсы, окованные железом, прокладывал…

Он спешил. Осознанно и едва сдерживая свое раздражение. Ведь опытное производство уже изготовило и даже провело первичное испытание передовых образцов вооружения: карабин под унитарный патрон[5]5
  Речь идет об однозарядной винтовке Remington rifle Model 1867 на затворе типа «rolling block». Эта винтовка является, наверное, самой лучшей в истории однозарядной винтовкой, известной человечеству. Чрезвычайная техническая и технологическая простота с крупными, малочисленными деталями сочеталась у нее с непревзойденной надежностью и удобством эксплуатации в самых разных условиях.


[Закрыть]
и нарезную артиллерийскую систему[6]6
  Речь идет о заряжаемых с дула бронзовых нарезных пушках, сильно напоминающих французские системы ля Хитта середины XIX века. Просто, надежно и вполне действенно.


[Закрыть]
. И теперь требовалось приложить массу усилий для перевооружения полевой армии.

На дворе шел 1376 год. Высокое Средневековье, стремящееся перейти в Ренессанс в отдельных уголках Европы. А он с нарезными пушками, пусть и заряжаемыми с дула, да карабинами под унитарный патрон возится. Кто-то бы безусловно подумал, что он дурной. Ведь можно было и иными способами добиться устойчивого превосходства над противниками.

Дмитрий же так не считал.

К 1376 году у Императора уже была большая сеть осведомителей по всем окрестным регионам. По меркам XIV века, разумеется. С точки зрения XXI века эти отдельные агенты должны были казаться натурально крохами. Но даже их хватало, чтобы в Москве могли замечать рост напряжения в элитах. Его боятся и не понимают. А что может быть опаснее и страшнее? Поэтому, чем дальше, тем больше ему казалось, что на его Империю навалятся со всех сторон. Сразу, как только появится такая возможность. Этакий Drang nach Russ, для которого нужен лишь повод.

В какой-то мере все эти рефлексии не стоили и выеденного яйца. Все Средневековье было охвачено практически сплошной чередой военных конфликтов, идущих с переменным успехом. Ну, проиграет. Подумаешь? Однако в данном случае все не так просто. Дмитрий прекрасно знал историю и судьбу знаменитой Парагвайской республики[7]7
  Речь идет о Парагвайской войне 1864–1870 годов, в ходе которой до 90 % взрослого мужского населения Парагвая было уничтожено физически.


[Закрыть]
. А он со своей Империей находился как раз в очень близком положении. Было от чего рефлексировать.

Но зачем Император пошел таким сложным путем? Ведь можно было обойтись более простыми решениями. Тот же штуцер под компрессионную пулю чем не выход? По мнению Дмитрия – не выход. И резоны у него были довольно незамысловатые.

Он ведь не в компьютерную игру играет, а значит, во время похода всех его людей нужно, по меньшей мере, кормить. И кушают они немало. Особенно лошади[8]8
  Все лошади боевых пород крайне требовательны к рациону и нуждаются по меньшей мере в фураже зерном. Так, например, знаменитые арабские скакуны так и вообще нуждаются в корме с финиками и сушеной рыбой. Если же их перевести на подножный корм, то их боевые качества резко падают. Для переходов на подножный корм пригодны только убогие лошади степных пород, которые ничем, кроме неприхотливости, не отличаются.


[Закрыть]
. В сказки о том, что маленький отряд из пары тысяч всадников налегке, без обоза, мог совершать переходы в несколько сотен километров, Дима не верил еще в своей прошлой жизни. Здесь же перестал даже улыбаться на такие заявления.

Ладно, на своей территории еще можно развернуть опорные военные склады. А что делать с вторжением к соседу? Не везде есть достаточно населения для грабежей. Заранее договариваться с врагом о подготовке его земель к вторжению? Не смешно. Без развитого транспортного хозяйства военные операции большими формациями войск были затруднены всемерно. И Дмитрий это понимал. Впрочем, даже если бы очень захотел, то все равно не смог бы оперировать такими формациями. Физически. Потому что даже с учетом института гражданства его мобилизационный резерв в 1376 году был крайне скуден. Не нужно забывать о том, что Москва и Киев в XIV веке – это не север Италии. В этих землях на границе с Диким полем очень малолюдно. То есть у Дмитрия, при всех его усилиях, просто не имелось подходящего количества людей, которых можно было бы отнять от работ. Разве что крестьяне. Но их тела были крайне хилыми, а социальная активность ничтожна. Без длительного откармливания и воспитания толку от них чуть.

Из всего вышесказанного у Дмитрия был только один путь – добиться радикально качественного превосходства над будущим противником и бить его малыми силами. То есть, опираясь на малочисленное войско, вооруженное карабинами под унитарные патроны и нарезные пушки с гранатами на ударных взрывателях, устроить серию сражений наподобие того, что имело место у Роркс-Дрифт[9]9
  Сражение при Роркс-Дрифт шло с 22 января по 23 января 1879 года. В ходе сражения полторы сотни английских солдат, вооруженных однозарядными винтовками под унитарный патрон, в обороне смогли разбить около 4 тысяч зулусов.


[Закрыть]
. Ну или что-то в том духе.

Дмитрий встал на путь рискованной стратегии. Любая ошибка могла закончиться гибелью маленьких, прекрасно вооруженных отрядов. Но иного пути к победе он не видел.

Часть 1
Взлет

Мир всегда приходит в норму. Важно лишь, чья она.

Станислав Ежи Лец

Глава 1
3 апреля 1376 года, Константинополь

Усадьба, выкупленная Дмитрием под официальное торговое представительство Российской Империи в Константинополе, пребывала в тишине и покое. На первый взгляд. Центурия легионеров[10]10
  Центурия легионеров на тот момент насчитывала 100 строевых латников: 40 арбалетчиков, 40 пикинеров, 20 алебардистов. Пикинеры, за отсутствием надобности в пиках для городских реалий, несли службу с большими ростовыми щитами.


[Закрыть]
, официально числящаяся здесь, размеренно несла свою службу. Но это спокойствие было исключительно напускным. Обширные склады были забиты легионерами особой когорты, созданной специально для действий в Царьграде и последующей службы там[11]11
  Специальная когорта имела три манипулы по две центурии. Все снаряжены не в латы, а в латинские доспехи (смотри приложение). У пикинеров пики заменены на их стандартные большие щиты. Таким образом, когорта насчитывала 600 строевых, из них 240 арбалетчиков, 240 щитовых легионеров, 120 алебардистов.


[Закрыть]
. Шестьсот вооруженных до зубов человек. Плюс служба тыла. А ведь их быть здесь не должно. Узнай о них Басилевс – последствия могли быть непредсказуемые. Но в любом случае два года очень непростой работы уходили коту под хвост, а заодно и куча денег, вложенных в это дело.

Полковник Семен Федорович Медведев[12]12
  Семен Федорович Медведев – выдуманный персонаж, один из офицеров Дмитрия, выросший из первых потешных, набранных еще в 1360 году, куда он попал в возрасте 9 лет. В результате долгого общения и целенаправленного обучения был одним из самых образованных людей своего времени. Сирота, из крестьян, мигрировавших откуда-то с Волыни. Фамилию (Дмитрий активно старался насаждать фамилии) получил за свое телосложение, совершенно уникальное для крестьянской среды тех лет. Родителей своих не знал – по рассказам погибли в усобицах от рук княжих гридней, посему и нарекли его отчеством – Федорович, универсальным для таких случаев.


[Закрыть]
стоял на балконе и нервно смотрел на плац переднего двора усадьбы. Был бы табак – курил бы. Много и нервно. Потому что на его душе скребли кошки от треволнений. Он никогда не участвовал в подобных делах. Конечно, сильно помогала «политинформация», проведенная лично Императором, вполне доходчиво объяснившим все величие «принесения демократии» в отдельно взятую страну. Ну, то есть снятие с православного Царьграда вассальной зависимости от магометан. Доброе дело. И Медведев с этим был полностью согласен. Однако все равно волновался.

Огонька добавляло присутствие сотрудников Службы Имперской безопасности[13]13
  В 1368 году Дмитрий учредил это ведомство. Оно занималось как разведкой, так и контрразведкой. Ее руководителем была назначена его супруга, с успехом проведя спецоперацию по противодействию попыткам Рязани и Новгорода хитростью захватить Москву во время войны. К тому моменту в СИБ штата было всего пять человек. К 1376 году людей было больше, но не сильно – полсотни. Очень уж высокие требования предъявлялись к их личным качествам и подготовке.


[Закрыть]
во главе с тошнотворно бодрой и улыбчивой Марией. Ее безупречно чистые черненые латы амазонки раздражали не меньше контактности и дружелюбности. Красивая, ухоженная и приятная в общении молодая женщина не могла не привлекать мужчин. Но Семен не тешил себя иллюзиями, прекрасно понимая – если он попытается предать Императора, Мария недрогнувшей рукой перережет ему глотку, все так же мило улыбаясь…

В этот момент в ворота постучали, вырывая Медведева из напряженной задумчивости. Он даже вздрогнул, чего, к счастью, никто не заметил.

Дежурные легионеры слаженно отработали, обменявшись условными фразами, и спустя пару минут в раскрытые ворота усадьбы вошел отряд верных сыну нынешнего Басилевса воинов. Ну и он сам – будущий Андроник IV, собиравшийся подвинуть своего отца – Иоанна V на престоле.

– Твои люди готовы? – чуть хрипло произнес Андроник, обращаясь к вышедшему ему навстречу полковнику. Было видно, что он нервничал намного сильнее командира особой когорты.

– Да. Выступаем?

– Поднялось волнение черни. Толпа пьяная и дурная. Лучшего момента и не выбрать, – произнес Андроник и нервно хохотнул, явно намекая на свое участие в подготовке этого акта «демократического волеизъявления».

– Хорошо, – кивнул Семен и, повернувшись к своим адъютантам, отдал приказ о выступлении.

Вся его особая когорта вот уже две недели находилась в режиме повышенной боевой готовности. Поэтому спустя всего несколько минут перед Андроником было построено шесть сотен строевых в начищенных, сверкающих латинских доспехах[14]14
  Латинским доспехом в державе Дмитрия называли комплект из кирасы lorica segmentata и шлема «лобстер» в развитом варианте. Эти доспехи были выбраны специально для создания правильных ассоциаций.


[Закрыть]
, надетых поверх алых стеганых кафтанов.

– Веди, – коротко бросил полковник, надевая свой шлем.

Будущий Басилевс с трудом унял волнение и, перекрестившись, решительно зашагал к воротам. За ним направились его люди и когорта московских легионеров. Молча. Четко чеканя шаг и держа строй.

Форум Константина[15]15
  Форумом назывались площади. Площадь Константина располагалась в древней, восточной части города и имела большое значение.


[Закрыть]
кипел.

Очень немногочисленные войска, служащие Иоанну, держали оборону с одного торца этой площади, сдерживая бунтующую толпу от прорыва к храму Святой Софии[16]16
  Храм Святой Софии – главный православный храм в мире, находился в Константинополе. После падения Константинополя в 1453 году под ударами османов с союзниками был переделан в мечеть, утратив свое геополитическое и сакральное значение.


[Закрыть]
, где в то время находился Басилевс. Но получалось у них плохо. Казалось, еще немного, и подпоенная людьми Андроника беснующаяся чернь прорвет их кордон, устремившись к храму.

В этот самый момент Семен Федорович отдал приказ, и сигнальщик затрубил, привлекая всеобщее внимание.

Раз.

И толпа испуганно отшатнулась от тяжелых сомкнутых щитов алого цвета. Впрочем, полковник не стал давать людям опомниться, начав решительное наступление.

Когорта прошла сквозь толпу черни легко и непринужденно. Сопровождая все это действо мерными ударами мечей о щиты. Шаг – удар. Шаг – удар. Городская чернь прыснула в разные стороны, устроив в узких проходах между домами натуральную давку. И их можно было понять – сомкнутый строй тяжелой пехоты – это не отряды «Беркута», которому из-за приступа политической трусости руководства запретили давить бунтовщиков. Это НАМНОГО страшнее. Тем более в руках у бойцов остро отточенная сталь, а не обрезиненные «гуманизаторы» с «демократизаторами».

Легионеры пошли вперед, а люди Андроника ударили в спину бегущей черни, дабы окончательно прекратить бунт. Подло. Но что поделать? Государственные перевороты и прочие революции всегда такие. Простые люди в них не более чем расходный материал.

Воспрянувшие было духом войска Басилевса вновь напряглись еще больше, поняв, что легионеры продолжают двигаться в боевом построении прямо на них. А легионеры не чернь. После грандиозной военной кампании 1371–1372 годов, прокатившейся громовым эхом по всей Евразии, никто не сомневался в боевых возможностях воинов Дмитрия.

Однако, когда до боевого соприкосновения отрядов оставалось шагов пятьдесят, когорта замерла. А вперед вышел Андроник в сопровождении пары легионеров со щитами, готовыми в любой момент его прикрыть. Он демонстративно откашлялся и произнес «пламенную речь» перед войсками своего отца.

Прежде всего о том, что тот навлек позор на головы честного православного люда. Оратор из Андроника был плохой, но основную мысль он донес ясно и четко. Так что даже самый тугодум в войске Иоанна понял – либо их сейчас убивают, либо они присягают Андронику. Но главное – им пообещали выплатить жалованье. Отчего поплыли даже самые морально стойкие и верные. Ведь папа из-за нехватки средств регулярно задерживал выплаты и всячески их урезал. А патриотизм и лояльность имеют одну неприятную особенность – они притупляются на голодный желудок.

Вышло очень недурно.

А дальше, «не отходя от кассы», Андроник организовал присягу прямо на форуме, совместив ее с выплатой жалованья сразу за полгода. Ведь ровно столько его отец уже не платил своим воинам. Обычное дело в Средние века. И сын тоже не смог бы воинов облагодетельствовать, если бы «добрая фея» – Дмитрий, не прислал ему в достатке серебряных монет «на развитие демократии».

Как несложно догадаться, Андронику присягнули все. И уже через час войска революционных союзников окружили храм Святой Софии, где терпеливо ждал своей участи Басилевс Иоанн V в компании с Патриархом. Они боялись выйти на улицу, испуганные известиями о волнении черни. Путь-то до дворца Палеологов неблизкий, а при Басилевсе и Патриархе только телохранители. С ними от толпы не отбиться. Вот и сидели тихо, как мыши под веником, вознося молитвы о вразумлении дурных голов.

– Папа, – гулко произнес Андроник, входя в храм.

– Сын?! – ахнул Иоанн. – Как ты сюда пробрался? Это опасно!

– Толпа требует твоего отречения, – хрипло произнес Андроник, смотря отцу прямо в глаза. – Они не хотят быть вассалами магометан.

– Но… это же единственный способ защититься от них!

– Твои воины уже присягнули мне.

– Ты… ты серьезно? – побледнел Иоанн.

– Они ждут на улице. Вместе с когортой московских легионеров. Их наш друг Дмитрий прислал для постоянной службы в городе. Для защиты от магометан.

– Вот значит, как… – тихо произнес Иоанн, поджав губы и зло посмотрев на сына.

– Так будет лучше для всех.

– А если я откажусь?

– Я отобью твое тело у черни и погребу с почестями.

– Это тоже Дмитрий придумал?

– Его супруга, – звонко произнесла Мария, стоявшая рядом с Андроником.

– Что это за девка? – фыркнул Патриарх раздраженно.

– Следи за языком, – холодно усмехнулась Мария. – А то ведь мы можем отбить у черни два тела.

– Что?! – задыхаясь от возмущения, переспросил Патриарх.

– Это Имперский комиссар по особым поручениям Службы Имперской безопасности при Императоре России, – медленно и очень четко произнес Андроник. – Не ругайся с ней. Не надо.

– Хорошо, – после долгой паузы ответил Патриарх, побледневший вслед за Басилевсом. О супруге Императора, которая возглавляла СИБ, ходили ТАКИЕ слухи, что проверять их не хотелось. Да и вопросов больше никаких не осталось ни у кого.

Не откладывая в дальний ящик, тем же днем провели все формальности по венчанию нового Басилевса. Патриарх пошел на сотрудничество с новой властью без колебаний. А его отец Иоанн уже четвертого апреля отбыл на венецианском корабле на лечение в Москву. Ну и что, что он был упакован в смирительную рубашку?[17]17
  Смирительную рубашку Дмитрий «изобрел» специально для данной операции. Специально для «душевнобольного Басилевса».


[Закрыть]
Так было нужно для дела. Дмитрий не оставлял бывшему Басилевсу шансов на побег. А то еще удерет к магометанам – проблем не оберешься. Для османов Иоанн был очень удобной фигурой.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5