Михаил Король.

Храм Гроба Господня



скачать книгу бесплатно

– О присноблаженная Дева, Владычица Богородица, не погнушавшись моей молитвы, Ты на мне показала Свое великое человеколюбие. Я видела славу Господню, блудная и недостойная зреть ее! Слава Богу, ради Тебя принимающему покаяние грешных! Вот все, что я грешная могу помыслить и сказать словами. Теперь, Владычица, пора исполнить то, что я обещалась, призывая Тебя поручительницей: наставь меня, как будет Твоя воля, и научи, как довершить спасение на пути покаяния.

После этих слов я услыхала, как будто издалека, голос:

– Если перейдешь через Иордан, то найдешь себе полное успокоение.

Выслушав эти слова с верою, что они обращены ко мне, я со слезами воскликнула, взирая на икону Богородицы:

– Владычица, Владычица Богородица, не оставь меня!


Придел Марии Египетской


С этими словами я вышла из церковного притвора и быстро пошла вперед.

На дороге кто-то дал мне три монеты со словами:

– Возьми это, мать.

Я приняла монеты, купила три хлеба и спросила продавца, где путь к Иордану. Узнав, какие ворота ведут в ту сторону, я быстро пошла, проливая слезы. Так я провела весь день в пути, спрашивая дорогу у встречных, и к третьему часу того дня, когда сподобилась узреть святой Крест Христов, уже на закате солнца, я дошла до церкви святого Иоанна Крестителя у реки Иордана. Помолившись в церкви, я сошла к Иордану и омыла себе водой этой святой реки руки и лицо. Возвратившись в церковь, я причастилась Пречистых и Животворящих Тайн Христовых. Потом я съела половину одного хлеба, выпила воды из Иордана и уснула на земле. Рано утром, нашедши небольшую лодку, я переправилась на другой берег и снова обратилась к своей руководительнице-Богородице с молитвой, как ей будет благоугодно наставить меня. Так я удалилась в пустыню, где и скитаюсь до сего дня, ожидая спасения, какое подаст мне Бог от душевных и телесных страданий».


Надпись над входом в придел Марии Египетской


Не могла такая история не отразиться на развитии традиций ХГГ.

О судьбе той самой иконы Богородицы-Поручительницы рассказывают несколько разных версий. По одной, – икона была перевезена в Софийский собор в Константинополе. По другой, – её перенесли в придел св. Иакова (см. главу 1). У армян, на Второй Голгофе, этой иконе и этой истории посвящен отдельный престол – «Поручительница» (см. главу 35).

Храмовый портал, построенный в период крестоносцев, а точнее, его восточная часть, замурованная аюбидами в конце XII в., также связывается в устном народном творчестве с Марией Египетской. Вот что рассказывают русские паломники.

Серапион: «На южной стороне Великия Церкви закладена кирпичом дверь, чрез которую некогда не могла взойти во Храм Мария Египетская, будучи возбранена силою Божиею, и слышала от иконы Божией Матери глас: Аше перейдеши Иордан, добр покой обряшеши.

И на том месте, где она стояла пред дверми, построен из кирпича же вне Храма придел во имя святыя Марии Египетския, преподобныя нашея матери».

Кавелин: «Из двух входных врат (южной стороны) ныне остались незаложенными лишь одни, которые запираются и ключи находятся у мусульман, а другие закладены. По преданию чрез них Мария Египетская хотела войти во храм, но сила Божия возбранила ей. В сем же самом месте от иконы Пресвятой Бо городицы она услышала глас: „аще Иордан прейдеши, добр покой тамо обрящеши“. Ныне к сим дверям приделана малая церковь во имя святой Елены с куполом; снаружи сделаны каменные ступени, по которым прежде был ход на Голгофу, но теперь оные заделаны: сверху придел католический, а внизу греческий параклис во имя Марии Египетской».

Придел Марии Египетской под «капеллой Франков» (см. главу 54), с правой стороны от входа в храм, существует и поныне, но заперт на замок и, по утверждению представителей Иерусалимской Патриархии, не отпирается никогда, ибо внутри его нет сейчас ни престола, ни икон…

Над дверью в придел, на каменной притолоке, находится один из самых странных в Иерусалиме эпиграфов.

Расшифровать надписи пока не удалось… Не исключено, что изображение руки с кувалдой-молотом сделано масонами, активно посещавшими Иерусалим в конце XIX в., когда и были вырезаны эти загадочные греко-латинские письмена:


X+ CHM TINAK?? ???

AMATIC + ???

CAMAPAC


Вам они ничего не говорят?

…И еще одно удивительное каменное изваяние находится рядом с эти приделом, в углу, с левой стороны.


Каменные львы рядом с приделом Марии Египетской


Это фрагмент романской капители с изображением двух львов (к сожалению, сильно подпорченных). Странное совпадение получается, ведь лев фигурирует в истории Марии Египетской. Приведем описание ее погребения (Софроний, перевод Дмитрия Ростовского):

«Тут он (Зосима) увидел около себя брошенный в пустыне сук дерева, взял его и начал копать. Однако сухая земля не поддавалась усилиям старца, он обливался потом, но не мог ничего сделать. Горько вздохнул он из глубины души. Внезапно, подняв глаза, он увидел огромного льва, стоявшего у тела преподобной и лизавшего ее ноги. Ужаснулся старец при виде зверя, тем более, что он вспомнил слова святой, что она никогда не видела зверей. Он ознаменовал себя крестным знамением в уверенности, что сила почившей святой охранит его. Лев стал тихо приближаться к старцу, ласково, как бы с любовью, глядя на него. Тогда Зосима сказал зверю: „Великая подвижница повелела мне погрести ее тело, но я стар и не могу выкопать могилы; нет у меня и орудия для копания, а обитель далеко, не могу скоро принести его оттуда. Выкопай же ты когтями своими могилу, и я погребу тело преподобной“.

Лев как будто понял эти слова и передними лапами выкопал яму, достаточную для погребения. Старец снова омочил слезами ноги преподобной, прося ее молитв за весь мир, и покрыл ее тело землей. Святая была почти нагая – старая, изорванная одежда, которую ей бросил Зосима при первой встрече, едва прикрывала ее тело. Потом оба удалились: лев, тихий, как ягненок, в глубь пустыни, а Зосима в свою обитель…»


Глава 4
Венец терновый и поругание


Южный придел амбулатория (см. главу 14) известен в народе как придел Поругания или Бичевания, или Глумления, или Уничижения и ассоциируется со стихами:

«Тогда воины правителя, взяв Иисуса в преторию**, собрали на Него весь полк и, раздев Его, надели на Него багряницу; и, сплетши венец из терна, возложили Ему на голову и дали Ему в правую руку трость; и, становясь пред Ним на колени, насмехались над Ним, говоря: радуйся, Царь Иудейский! и плевали на Него и, взяв трость, били Его по голове» (Мф. 27:27–30).

Греки, владеющие этим приделом**, называют его парекклесионом** Тернового венца.

Вот как об этом приделе сообщает в начале XVIII в. И. Лукьянов, игнорируя то, что в глумлении принимали участие и римские воины: «…Стоитъ престолъ, ид?же жидове на Господа терновъ в?нецъ плели; тутъ служатъ греки».

Части тернового венца, когда-то здесь хранившейся, больше нет, и главной реликвией стал фрагмент серой гранитной колонны под престолом.

Ее изо всех сил стараются не путать с Колонной бичевания, фрагменты которой в латинском приделе Явления Богородице (см. главу 48) и на Второй Голгофе (см. главу 35), и называют Колонной поругания, связывая именно с издевательским возложением венца в претории Пилата, а не унижениями в доме первосвященника Каиафы. Например, Кавелин так описывает этот придел:

«По преданию Христос тогда сидел на этом столпе, и потому он называется столпом поругания. Тут же в стене за стеклом и за решеткой сохраняется часть тернового венца; две неугасимые лампады освещают таинственный мрак этого придела».

Однако путаница с колоннами, с Поруганием и Бичеванием – дело неизбежное, и вот тому результаты. Купец Тихон Коробейников еще в 1583 г. сообщает:

«K? Полуденной же сторон? в? той же церкви Воскресенія Христова разстоянія в? трех? саженях?, стоит? сделанной из? б?лаго мрамора столп?, к? которому был? привязан? Господь и котораго часть находится в? Цар? Град?, в? церкви Успенія Божія Maтери; а другая в? Рим?, в? церкви Св. Апостола Петра. Близь сего столпа есть каменная л?стница возвышающаяся на двенадцать сажен?, по которой восходятЪ к? Лобному м?сту».


Придел Бичевания


Абсолютно ясно, что речь идет о приделе в амбулатории, расположенном в непосредственной близости от старого подъема на Голгофу, но при этом рассказана история другой колонны, той, что у католиков (см. главу 48).

Подтверждение тому, что этот фрагмент колонны ассоциируется и с Бичеванием, – современное, широко распространенное в среде посетителей ХГГ поверие, будто если приложиться ухом к этой колонне (или к престолу), то можно услышать щелканье и свист хлыста мучителей Иисуса…

А вот что гласят греческие надписи этого придела. На престоле:


И, сплетши венец из терна, возложили Ему на голову и дали Ему в правую руку трость (Мф. 27:29)


Икона в приделе Венца Тернового


Ююба колючая, дерево, из ветвей которого предположительно и был изготовлен терновый венец. На фотографии – древнейшая ююба на территории Израиля (оазис Эйн-Хацева в пустыне Арава), чей возраст ученые оценивают в 2000 лет


На преграде:


И воины, сплетши венец из терна, возложили Ему на голову (Ин. 19:2)


И на роскошно оформленной иконе за престолом:

Но Ирод со своими воинами, уничижив Его и насмеявшись над Ним, одел Его в светлую одежду и отослал обратно к Пилату (Лк. 23:11)


Есть несколько различных мнений по поводу того, из какого же растения был сплетен этот роковой венец. Современные израильские ботаники почти единодушно указывают на ветви дерева ююба колючая (Ziziphus spina-christi), произрастающего и по сей день практически по всей территории Святой земли.

Глава 5
Ступени в крипту


Этот неожиданно открывающийся перед путником спуск к подземным приделам храма очаровывает посетителя особым предчувствием открытия тайн, кладов и чудес. И не обманывает надежд. Ведь мы спускаемся в место, связанное в контексте храмовой культуры с обретением сущностного стержня, в средоточие самой истории, туда, где когда-то находились древние каменоломни, затем, возможно, цистерна для сбора воды, затем крипта** византийской базилики, затем свалка строительного мусора, затем отстроенная крестоносцами подземная церковь, ставшая объектом многовекового притяжения разноплеменных поклонников и, следовательно, средоточием шедевров нескольких национальных культур… В XX в. этой части храма суждено было стать плацдармом уникальных археологических исследований. Ведут туда 29 каменных ступеней. Возможно, что в ходе ряда ремонтов за последние два столетия количество ступеней изменилось, а может быть и восприятие исследователя искажалось под влиянием таинственности, но у разных очевидцев мы находим разное число:

«За этим приделом следует живописный спуск по 49 ступеням в лощину, которая была подле скалы Голгофы и куда повергались тела и кресты распинаемых; там был найден Крест Господень, обнаруженный чудным исцелением одной жены» (Норов);

«По выходе из придела „поругания“, чрез находящуюся рядом с ним дверь, спускаются по тридцати трем широким и высоким ступеням в подземную церковь Свв. Константина и Елены» (Кавелин);

«Далее, на юге, лестница в двадцать восемь ступеней сводит в церковь Св. Елены, принадлежащую армянам» (Смышляев).

Не поленитесь проверить – а вдруг и мы ошибаемся? Да, впрочем, до ступеней ли на этом пути, когда внимание привлекают иные числа – сотни крестов, тщательно вырезанных на каменных блоках стен на протяжении всего спуска? По самым скромным подсчетам тут этих крестов не менее 2330. Среди них немало современных, но наиболее аккуратные и глубокие выбоины относятся к середине XII в., к расцвету Иерусалимского королевства крестоносцев, когда в храм ежедневно устремлялись новые и новые потоки пилигримов.


Св. Иусик


Ноги несли вниз, к месту обретения символа их веры, а руки отобразили стремления их душ… Не удивительно, что эти плиты напоминают план кладбища… И тут вы не встретите ни одного имени, что прекрасно, только кресты из разряда тех, что именуются «мальтийскими» (восьмиконечные равносторонние кресты, символизирующие восемь блаженств, провозглашенных Иисусом в Нагорной проповеди).

Существует красивое предание о том, как эти кресты вырезали в религиозном экстазе рыцари, только-только ворвавшиеся в освобожденный храм. Однако, скорее всего, в 1099 г. спуск в крипту имел совсем другой вид, и только при завершении реконструкции 1130–1149 гг. и окончании строительства нижнего придела стены «были готовы к эксплуатации». Но не исключено, что кресты выбивали в процессе ремонтных работ, а затем каменные блоки были отштукатурены (следы штукатурки сохранились по сей день). Остается загадкой и способ «выцарапывания». Либо использовались специальные зубила, либо в распоряжении рыцарей были клинки с особо прочной сталью, или, может быть, в ход шли алмазные резцы?


Св. Елена


Над входом в «живописный спуск» три изображения кисти армянских мастеров: слева – св. апостол Фаддей*, справа – св. апостол Варфоломей*, по центру 10-й – армянский католикос св. Саак Партев*. На стенах спуска также несколько изображений: св. Нерсес*, св. Иусик*, св. Елена, «Несение креста» (1975 г.).

Глава 6
Придел Григория просветителя


Так уж повелось, что в большинстве случаев этот придел именуется «капеллой св. Елены», ибо связывается с историей обретения в 325 г. Креста Еленой, матерью императора Константина, и соотносится с криптой им возведенного храма. Как всегда обстоятельный, архимандрит Леонид (Кавелин) сообщает:

«Эта церковь ископана обок Голгофской скалы этой святой царицею в то время, когда она искала здесь Святого Креста; место обширное, почти квадратное, имеет около тридцати шагов в длину и ширину. Выделанная в природной скале, подпертая четырьмя массивными колоннами, с куполом, выведенным наружу (выходит во двор жилища абиссинов), церковь эта носит на себе явные следы христианской архитектуры первых веков. Она по старым фирманам принадлежит абиссинцам, но по своей бедности они вынуждены были уступить ее во владение армянам, выговоривши себе право по временам служить в приделе „благоразумного разбойника“, находящемся в левом углу. Заметим, что пожар в 1808 году не проник в эту подземную церковь и она сохранилась в первобытном своем виде; убранство ее, по неопределенности владения – бедно; оно состоит из нескольких икон самой грубой кисти (как и все иконы армянские), из коих одна большого размера на южной стене представляет Воздвижение Креста Господня».

Увы, это сообщение несет в себе несколько неточностей, повлиявших и на современную подачу материала о данном приделе. Во-первых, как мы убедимся чуть позже, распространенные, стереотипные названия придела и его частей отличаются от тех, что даны Армянской апостольской церковью, владеющей на сегодняшний день большей частью подземных часовен. Во-вторых, у нас нет абсолютно никаких достоверных сведений о том, что находилось в крипте Константиновой базилики, и как выглядела крипта до окончательного разрушения базилики аль-Хакимом в 1009 г. Традиция почитания нижнего уровня крипты, как места обнаружения крестов, возникает не ранее середины XI в., т. е. времени восстановления храма византийцами. В-третьих, если говорить о «явных следах», то и они имеют отношение к архитектуре XII в. Окончательный вид подземная церковь приняла к 1172 г., и тогда же сформировалось представление о ней как месте удачных раскопок св. Елены. Слово современному (середина XX в.) исследователю ХГГ о. Винсенту:

«Несмотря на „перегруженность“ постройки, сразу заметен романский стиль** периода крестоносцев, особенно в передней и задней частях зала. Центральная же часть зала и к ней прилегающие представляют собой букет разнообразных форм и стилей. Наиболее ярко характер строительства крестоносцев проявлен в апсидах**. Педантичный взгляд на сооружение свидетельствует, что построено оно изначально не крестоносцами. Те же лишь реконструировали его, вторично используя разные строительные элементы, например, колонны, поддерживающие купол; сильно отличающиеся друг от друга по размерам и по материалу (две колонны – гранитные, одна – из белого мрамора, и одна – из красного известняка). Базы колонн выглядят для них великоватыми, что также говорит о вторичном использовании, и то же самое можно сказать и о капителях. В целом придел сохранил свои общие черты со времен крестоносцев, за исключением грубого прохода с правой стороны от центральной апсиды, ведущего к пещере обретения Креста, где, по традиции, св. Елена сидела и наблюдала за поисками…»

Все сооружение служило фундаментом для монастыря каноников-августинцев, обслуживающих храм (см. главу 42).

Итак, крестоносцы придали приделу вид своеобразной трехнефной базилики. Логично предположить, что, по замыслу проектировщиков, каждый неф** должен был заканчиваться апсидой. Но, видимо, уже при строительстве было принято решение на месте южной апсиды оставить проход в нижнюю часть пещеры. Подобный проход с северной стороны (не мешающий возведению апсиды) был благополучно заложен камнями, и обнаружили его только в 70-е гг. XX в.

Во времена крестоносцев алтарь центральной апсиды был посвящен Честному Кресту и св. Елене, нашедшей его поблизости (и весь придел стал называться ее именем), а престол в северной апсиде – Благоразумному разбойнику (Лк. 23:32–43). По апокрифам** и более поздним преданиям известно, что злодей, раскаявшийся и принявший Христа и первым из смертных вошедший в Царство небесное (его в разных источниках называют и Дисмас, и Димас, и Дима, и Дюма, и Дижман, и Варвар, и Варах, и Рах, и Фесда, и Араг, и Тит, зачастую путая со вторым разбойником) был распят по правую руку от Иисуса. Вот что можно предположить: если центральная апсида придела посвящена Кресту, то есть распятому Иисусу, а северная (с правой стороны от креста, если лицом обратиться к приделу) – Благоразумному Дисмасу, то второй разбойник, Безумный, издевавшийся над Иисусом, удостоился, по заслугам, не престола, но пропасти, провала в преисподнюю, который и символизирует спуск в место Обретения Креста.


Мозаика на полу придела Григория Просветителя. Эчмиадзинский собор


В позднее средневековье почиталась тут еще одна традиция, связанная с историей обнаружения крестов. По преданию, место захоронения крестов указал Елене некий иудей (см. главу 9). Вот что сообщает в середине XV в. купец Василий:

«Близ престола находится гроб еврея, который указал царице Елене, где находится крест. После он патриархом был. Престол в церкви, двадцать девять ступеней вниз до него, здесь царица Елена и сидела. Мы спустились на одиннадцать ступеней от престола и видели место, где царица Елена крест выкопала».

Ныне же не проводится никакой связи придела и его престолов ни с разбойниками, ни с евреем-наводчиком.

Примерно с XV в. подземной базиликой владеют армяне, и уже тогда придел освящается во имя св. Григория Просветителя (Григор Лусаворич). Согласно преданиям, Григорий Парфянин (Григор Партев), в 301 г. обративший в христианство армянского царя Трдата III, по прибытию в Иерусалим уединился в пещере, которой впоследствии суждено было стать приделом св. Григория. Когда же, спустя семь лет, он, покинув место аскезы, молился накануне Пасхи у Гроба Господня, то Всевышний удостоил его Благодатного света, чудесным образом воспламенив лампады. Это событие послужило основой для прозвища Просветитель, соединившего в себе и связь святого с Божественным светом, и значение Григория в распространении христианского учения.

Армянская апостольская церковь, оказывая благоволение к другим восточным церквям (прежде всего, к Коптской), предоставляла престолы в приделе св. Григория для богослужения и коптам, и абиссинцам (которые отдельной епархией входили в состав Коптской церкви).

Итак, официально престол в центральной апсиде посвящен Григорию Просветителю, а в северной – Иоанну Крестителю, о чем свидетельствует и надпись над престолом, и запрестольная икона.


Художник М. Алтунян. С дружеского шаржа Саади Синеви


Во второй половине XX в. Армянская Иерусалимская патриархия провела серию восстановительных работ в приделе, в том числе и по оформлению интерьера. На полу – мозаика, выполненная в 1970-е гг. в «византийском» стиле, с изображением наиболее святых для армянского народа мест: гора Арарат, монастырь Тадеи (место захоронения апостола Фаддея), храм Звартноц (Бдящих сил), Эчмиадзин, монастырь Сурб Карапет (св. Иоан на Предтечи), храм св. Рипсимэ*, храм св. Гаянэ…*


Апостол Фаддей обращает в христианство армянскую принцессу Сандухт* (66 г.).


Св. Католикос Саак Партев*, инициатор перевода Библии на армянский язык, дарит Священное Писание своему внуку Вардану*.


Строительство Эчмиадзина, храма в столице Великой Армении Вагаршапате. Согласно преданию, место для строительство храма указал Григорию Просветителю сам Иисус; отсюда и название Эчмиадзин – «сошел Единородный»


Особого внимания заслуживают живописные полотна, украшающие стены и алтарные части придела. Их автор – армянский художник и архитектор Мартирос Алтунян*, приглашенный в 1944 г. в Иерусалим после того, как он великолепно оформил интерьер храма св. Григория Просветителя в Бейруте.

В ХГГ Алтунян работал с мая 1945 г. по сентябрь 1950 г. И вот результат: 14 картин, посвященных истории христианства в Армении.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23