Михаил Игнатов.

Школа. Первый пояс



скачать книгу бесплатно

Я смотрел в спину Арнида и кривился. Рейтинг мне важен. Пусть я на фоне остальных начитан и легко запоминал то немногое, что нам рассказывали учителя. Но постоянно лишаться баллов из-за придирок тоже не дело. Вернул тяжёлый камень на место, решил закончить тренировку и проверить как дела у моих подопечных. С таким настроением от попыток Возвышения толка не будет.

В стене, вдоль которой под навесом стояли столы, три двери. Одна ведёт в склад, где я с Зимионом получал вещи. Вторая в спальню девушек. А вот самая широкая ведёт к ночлегу парней. Я толкнул её и оказался в большом зале с широким проходом от входа между рядами лежаков, сделанных полностью из дерева. Они застелены плотной холстиной, а сверху лежит толстое тёплое одеяло и небольшая подушка, набитая чем-то плотным и чуть шуршащим. На проходе стоят широкие столы, за ними при нужде можно уместиться и вдесятером. Но большинство ребят валяются на кроватях или сидят на них же, сбившись в группы по интересам. А вот двое моих послушно сидят за столом. Вот только чем это они занимаются?

– Что значит: «Я ничего не делал»?

Я с недоумением уставился на играющих в кости Гунира и Мира. Тот же Зимион в моей помощи не нуждался. Он вполне бегло читал и при нужде мог медленно писать. А вот с ними было совсем плохо. Я решил, что главное сделать их грамотными, а уж там они могут и сами подготовиться к занятиям. Служитель Латор, что рассказывает нам о травах, даёт выучить пять-десять трав за неделю. Читать им в короткое время отдыха справочник, что он раздал, меня совершенно не устраивает. Мне нужно взять последнюю звезду и прорываться к Воину. Вот я и решил, что гораздо разумнее научить их читать и писать. Они сегодня должны были заполнить два листка своими каракулями и рассказать мне про две травы. Я развернулся к Миру. Тот прятал глаза.

– А что скажешь ты?

– Да ну. На кой мне? Обойдусь.

– А то, что из-за твоей лени я получу по шее от Виликор?

Гунир осклабился:

– Так и зашибись. Ты ж, вроде этого и хочешь?

Я замер. Интересная мысль. Подход от отрицания. Если она не хочет разговаривать со мной, то можно сделать так, что это станет нужно ей самой. Дождаться конца недели, провала своих навязанных учеников и Виликор вынуждена будет надавить на меня. Но при этом все, а не только девчонка теряют баллы, а я получаю всего одну схватку. Глупо надеяться, что старшая будет каждый вечер проверять наши успехи. Поэтому я спросил:

– А рейтинг?

– Да лажа всё это. Корпеть над книгами, чтоб получить пару баллов? Я за одну драку получу два десятка. Кто мне тут противники? Эти домашние пташки чтоль? Только и знали сидеть на ковриках, хапать силу и ждать благословения Неба!

Гунир захохотал. Считать он, кстати, умел неплохо. А вот Мир молчал и продолжал делать вид, что его здесь нет.

– Да и драться дальше станем чаще. Э, я тебе говорю! – Гунир пихнул меня в плечо. – А с мечом я ещё лучше. Пусть слабаки за книгами гнутся и готовятся вернуться к своим горшкам.

– Для Академии этого будет маловато.

Гунир пожал плечами:

– Это ты рвёшься в неё. Я через год вернусь в ватагу к отцу. У нас просто особо учить некому всяким этим выкрутасам.

– Которые ты и не учишь.

– Да ладно те! Чё мне пригодится, то я и учу.

– И что же тебе пригодится?

– Вот зверей буду учить, с тяжестями вот бегаю, – Гунир запнулся. – Средоточие создаю. Вчера пытался! Честно. Да и вобще – я жду, когда возвышалку выдадут.

– Ясно, – я подвёл итог. – Бездельничаешь.

– Да ладно тебе, дружище!

Гунир приподнялся и на этот раз попробовал меня обнять. Научился у Зимиона? Я сбросил его руку и толкнул обратно на скамью. Он хмыкнул и нагло развалился на столе, подперев голову рукой. Я обернулся к Миру.

– А ты чего молчишь?

– А чё я?

– Ты зачем здесь?

– Да случайно вышло.

Его история неплохо дополнила старый рассказ про Орикола. Деревня Мира выращивала какие-то съедобные злаки. Мне их названия ничего не говорили, но Мир, устав объяснять, просто сказал, что половина того, что мы едим, есть у них на полях. А ещё они сажали Цветок Духа. Его корни телегами скупают алхимики и платят неплохие деньги. Вот только дольше двух лет сажать на одном месте нельзя. И бывает так, что одно, два растения на поле как раз к исходу второго года, начинают отличаться и превращаются в Цветок Роста Духовной Силы. Тот самый, что утаивал Орикол и ел.

В общем, Мир поступил так же. Как-то сумел утаить цветок и от семьи, и от всех односельчан. Дождался, когда тот зацветёт. И сожрал. Его сразу возвысило на три ступени. Все в деревне всё поняли, выписали Миру тумаков и решили воспользоваться случаем, раз уж Орден в этом году объявил большой набор. Только виру за цветок выплатили. И прикупили Миру зелье Возвышения для Закалок, чтобы добрать звезду.

Я слушал эту историю, кивал, но решил для себя, что Мир всё равно что-то утаивает. Даже не так. Много чего утаивает или вовсе дело не так было, как он рассказывает. Я вот не верил, совершенно не верил, что можно перепрыгнуть столько звёзд от одной травы. Даже алхимики, делая концентрированное зелье Возвышения Воина, не гарантируют прорыв с девятой к десятой звезде. А тут три. Сразу. Пусть и с шестой на девятую. К тому же я видел, как кривил губы в усмешке Гунир, слушая рассказ, а Мир каждый раз при этом словно давился словами и не сразу продолжал историю. Впрочем, у каждого могут быть свои тайны. Что мне до чужих? Мне бы свою сберечь от жадных глаз Ордена.

А планы родни Мира оказались просты. И он поддерживал их обеими мозолистыми ручищами. Протянуть в Школе хотя бы полгода, а затем вступить в ряды стражи города. Там мол, с таким талантом, тут он в рассказе снова краснел, его примут без разговора. И у семьи появится своя рука на рынке.

– А там, лет через пять, глядишь и десятником стану. Вот.

– Слушай, – я заулыбался, наконец, найдя, чем его можно зацепить. – Как думаешь, а кого в страже будут привечать больше? Того кто может сам прочитать приказ и сосчитать товар на телеге? Или того, кто даже не может своё имя написать?

Эти слова заставили бывшего крестьянина задуматься. Мир сидел, опустив глаза в столешницу и водя толстым пальцем вдоль криво вырезанных надписей и знаков, которые остались от прошлых поколений учеников.

– Хорошо, – Мир поднял голову. – Я согласен. Дело стоящее.

– Тогда, – я ткнул пальцем в лежащие на краю писчие принадлежности – доску, чернильницу с пером и листы чуть желтоватой бумаги, резко отличающейся от той, к которой я привык. И перевёл взгляд на Гунира. – А ты?

– Не! На меня такие уговоры не подействуют. Монеты считать я умею, десяток слов, уж как-нибудь разберу при нужде, – Гунир нагло улыбался. – А за книгами пусть Амир сидит.

– Кто такой Амир?

– Это сын первого дяди. Молодой глава нашей ватаги. Ему нужно быть умным, – Гунир засмеялся. – А мне достаточно хорошо рубить мечом и пускать Лезвия как можно чаще по его команде.

Я смотрел на веселящегося Гунира и уговаривал себя не злиться. Выходило плохо. Может, если бы не вечер, полный разочарований и его несмолкающий смех, всё бы обошлось. Но я сорвался.

– Видишь? – я сжал кулак и поднёс его к носу парня.

– Ага, и чё?

– Лови.

Я отвёл руку назад и не спеша, с наслаждением впечатал его в грудь Гунира. А тот даже не подумал отбить удар. Не поверил? Его снесло с лавки, только ноги в сапогах мелькнули за столом.

– Ты чё? – ошарашенный Гунир подхватился с пола и сжал кулаки.

– Раз сам не хочешь, значит, нужно дать тебе повод, – теперь улыбался я. Надеюсь, тоже неприятно и нагло. – Может Виликор права? Да и мне потренироваться, а то вечно мешают.

Я снова ударил. На этот раз в живот ногой, чтобы выбить из него весь воздух. Мне это не удалось, Гунир подставил руки, но я не стал сдерживать пинок и его отшвырнуло дальше в проход. Следующие сотню вдохов я давал ему встать и снова сбивал с ног, допинав до самого выхода. К этому зрелищу никто не остался равнодушным. Но образумить меня попытался только Мир. Зимион же даже не встал со своего лежака. А вот остальные: кто поносил меня за шум и беспорядок, кто-то тоже остался равнодушным, даже постарался отойти подальше.

Удивительно, но Виликор не появилась на шум. Впрочем, ни я, ни Гунир не кричали, да и беспорядка на самом деле не было. Ни кровати, ни столы не пострадали. Мои неспешные удары по-прежнему не достигали цели и легко блокировались Гуниром, и я не сдерживался в силе. Странным было то, что я помнил, каким был резким в драке парень, но здесь и сейчас он не был и вполовину так же хорош, как на ринге. Его удары я легко сбивал встречными, даже не напрягаясь и не прибегая к уловкам.

– Хватит! – Гунир лежал на полу и даже не пытался больше встать. – Это уже не забавно.

– Забавно?

– Считай, что я понял. Уж лучше писать твои закорючки, чем так кувыркаться. Надоело. Я уже рук не чую. Ты без драк башку теряешь чтоль? Всё-всё! Молчу.

Я отвернулся от Гунира и вернулся к Зимиону и своей кровати. Молча упал на неё и попытался собраться с мыслями. Вот зачем мне всё это? Одно дело если бы я действительно был старшим и получил прибавку к рейтингу. Или хотя бы тренировки с Виликор в награду. А так, получается, что трачу силы, время и делаю то, что мне совсем не нравится. Бью людей. И что взамен? В пути сюда Тогрим делал вид, что я старший. Это хотя бы грело самолюбие. Как же – он сам пришёл и сказал, что будет слушаться меня. А здесь? Тоже пойти к Виликор и действительно последовать совету Гунира? Поставить её перед выбором – тренировки или пусть прощается с баллами. Ещё бы понять, почему она так ненавидит талант других людей, чтобы не испортить всё ещё сильней.

– Чё ты взъелся?

Отвлёк меня от размышлений голос Зимиона. Я помолчал, но всё же ответил.

– Не люблю, когда хвалятся, что быть тупыми лучше.

– Чего так?

Я задумался, но решил, что смысла отмалчиваться нет, раз уж начал говорить.

– У меня мама добилась всего сама. Сама научилась читать, – вернее, за еду её учил старик-нищий, живший в соседней с ней яме. Но вот это точно останется при мне, – писать. Стала из простой девчонки – уважаемым кожевником с клеймом. Одной из первых среди своего поколения. А этим всё в рот кладут, а их приходится уговаривать.

– Так, ведь тебе рассказали, почему не хотят.

– Ага. – Я хмыкнул. – Мне прямо полегчало. Ещё бы мне Виликор про своих дарсов рассказала.

– А что тебе хочется узнать? – раздался посторонний голос.

Я обернулся и оглядел вмешавшегося в разговор. Невысокий, худой парень. Я часто обращал на него внимание среди своих соучеников. Причина этому – яркая медного цвета шевелюра. Такой цвет волос я нигде в Нулевом не встречал. Да и глаза, как у отца и сестры. Зелёные. А вот лицо обычное, только десяток странных точек под глазами. Что я ещё могу про него вспомнить? Только то, что учится он отлично и легко отвечает на все вопросы, неплохо зарабатывая рейтинг. Кем был в городе, вернее, у кого ходил в подмастерьях, не помню. Парень лежал через две лежанки от нас, закинув руки за голову, и изучал потолок.

– А что ты можешь предложить?

– Отвечаешь вопросом на вопрос? Ты забавный. Рассказать тебе про жизнь Виликор? Неа… А то она прибьёт меня. А вот историю её семьи можно. Вкратце. – рыжий коротко хохотнул. – Интересует? Поверь, там есть нужные тебе ответы.

Задумавшись, я не сразу, но кивнул. А парень, словно этого и ждал. Не успел я моргнуть, как он оказался рядом с Зимионом на его кровати, заставив его возмутиться:

– Э! Ты чего это тут расселся?

– Чего тебе? – рыжий засмеялся. – Жалко? Считай это платой за рассказ.

– Вон ему надо, – в меня ткнули пальцем. – Иди, к нему сиди.

– Не, – рыжый покачал головой. – Уж больно он резкий. Сначала вдарит меня, а потом будет сожалеть. А много ли мне, книжному червю, надо?

– А я тебе, значит, не вломлю? – зло прищурился Зимион.

– Тебе ведь тоже интересно? – рыжий щёлкнул пальцами и, не услышав ничего в ответ, улыбнулся и представился. – Я Дарит. А история такая.

Семья Виликор ещё совсем недавно, буквально десять лет, назад жила в другом Поясе. В Третьем. Чуть ли не под самой столицей. И была довольно крупной и богатой семьёй. Настолько, что уже подумывала получить статус клана. Вот только ничего у них не вышло. Поспешили. Они попытались подмять под себя городок. Отобрать его у мелкого клана, под которым сами ходили. А им наглядно показали разницу между сильной зазнавшейся семьёй и слабым захудалым кланом. Два года междоусобных сражений окончились тем, что семья Виликор вылетела во Второй пояс. Вернее, уцелевшие вылетели. Не успели там прожить и пары месяцев, как снова принялись воевать, не сумев понять, что их жизнь резко изменилась, и гордость нужно поумерить. По слухам, причиной послужил чуть ли не спор с местными, кто первый зайдёт на рынок. И вот теперь они в Первом поясе, а от всех сотен членов семьи Тразадо остался неполный десяток.

Здесь они живут тише мышей и не открывая рта. На чужих. Наказывая своих за любые мелочи. И мечтают вернуться в Третий пояс. Вот только нынешний глава семьи после полученных за эти годы ран – калека и его потолок восьмая звезда Воина. И он самый сильный из семьи. Иначе бы они в Первом и не оказались. Ведь для того, чтобы жить во Втором, нужно чтобы хоть кто-то в семье был Мастером.

Потому вышло так, что свои надежды на возвращение глава семьи Тразадо возложил на плечи детей. Сначала сына. Но для него она оказалась велика. Соседи, которые все знают, говорят, что отец слишком рьяно взялся за алхимию и сжёг пацану меридианы. Следующей надеждой стала Виликор. Фраза: «Моя дочь вернёт нас на земли предков», – набила оскомину всем живущим в квартале. У Виликор действительно самый большой талант в семье. Но лишь по сравнению с оставшимися, а так, её постоянно обходили сверстники из соседей. И это здесь, в Морозной Гряде, захудалом Первом поясе, куда ссылают отбросов.

И отец Виликор снова обратился к зельям. Её сегодняшние звёзды результат, в том числе и огромных трат семьи на алхимиков. У Виликор есть даже прозвище. И оно говорит само за себя. Одержимая. Там, где сверстники достигали результата талантом и неделей ленивых упражнений по три тысячи вдохов в день, она добивалась его нескончаемыми, почти без сна, тренировками всю эту неделю.

– Откуда ты так много знаешь? Этот самый сосед? – Зимион толкнул плечом замолчавшего Дарита.

– Не.

Дарит, наверное, раз в двадцатый за разговор щёлкнул пальцами и ткнул себя в лицо, скорчив рожу.

– Рылом не вышел для их Квартала Сорока. Большинство людей любят поговорить. А я умею слушать, – с улыбкой закончил рыжий Дарит и пихнулся в ответ.

– Ладно, – я вслушался в вечерний сигнал, пытаясь в очередной раз представить себе размер этого колокола, и принялся снимать сапоги. Утром, успокоившись и подумав над тем, что наболтал рыжий, нужно обязательно поговорить с Виликор. – Спасибо за рассказ. Он мне очень помог.

– Да не за что.

– Хочу уточнить. А вот за этот вот рассказ и слухи? Виликор ничего не сломает тебе или мне?

– Не! – Дарит пренебрежительно отмахнулся и поднялся с кровати. – Об этом и впрямь в её квартале говорят, не понижая голоса. Даже слуги.

– Ладно. Кстати, – я решил уточнить одну вещь, – тут без меня ничего с богачём не случилось?

– Хе-хе-хе, – Зимион бросил быстрый взгляд в сторону компании Арнида. – С ним языками сцепилась Виликор. Он после ужина надел свой домашний халат. И тут она заглянула. Слово за слово, эта девка сняла с него пять баллов за этот дарсов халат. Он в ответ прошёлся по её виду. Она сняла ещё балл. Он начал орать. В итоге заткнулся только потеряв двадцать очков.

– Не слабо.

– Прикинь, да? – Зимион покачал головой. – Он орёт, а она почти шёпотом забирает у него балл за баллом, балл за баллом. Жаль ты не видел.

– Ничего. У меня было своё представление.

Я отмахнулся от любопытного Зимиона, заметив, как в мою сторону повернул лицо Дарит, уже лежащий на своём месте, и закрыл глаза. А миг спустя, все Светочи потухли.

Глава 8

– Орден тратит огромные силы для защиты города и его окрестностей. Самые большие проблемы, с которыми сталкиваются жители: звери, разбойники и сектанты.

– Скорее мытари, хапающие без меры.

Этот шёпот слышит только наш стол. Во всяком случае, я на это очень рассчитываю. Мне не хочется выяснять, насколько строго может наказать служитель Зиран. А то, что за такое очернение Ордена, будут плети, сомнений нет. И вряд ли ограничится десятком. Если бы мы сидели чуть по-другому, то непрошеный рассказчик уже давно бы заткнулся! Но мне просто не дотянуться до Гунира, сидящего на своём привычном месте у столба.

А он с самого начала урока поставил руки на стол, сцепил пальцы, прикрыв рот, и дополняет все слова Зирана. Мир лыбится так, что, кажется, сейчас порвёт рот. И даже не думает прикрыться, тупой джейр! Зимион умнее и то и дело опускает голову, скрывая улыбку. Одному мне не смешно. Не могу понять, почему нас до сих пор не раскрыли и в бурсу не вошли послушники из службы наказания. Мне кажется, что шептать можно гораздо тише.

– Не будем сегодня касаться остального, для этого у вас будут другие учителя и другие уроки. Сосредоточимся на Зверях. На моём предмете. Орден регулярно высылает многочисленные отряды для уменьшения поголовья опасных зверей в окрестностях дорог. И не всегда это хищники. Очень важно вовремя чистить…

– Ладно, соглашусь. Вот дороги они не пропускают, лакомое местечко. Вечно туды-сюды, туды-сюды кто-нить со стягом мотается по ней.

– …от расплодившихся тварей. Попутно Орден приводит в порядок стоянки, строит новые при необходимости.

– И гребёт зелёнку за пользование, не зря ж над каждой герб висит.

– Прочёсывает ближайшие окрестности города, уничтожая любых Зверей, а не только крупных и хищных, невзирая на их опасность. Стаи мелких грызунов или птиц не менее опасны для людей и вредны для полей. Всё это Орден делает для обеспечения безопасной жизни крестьян и защиты их полей, простирая свой щит и герб над подвластными землями.

– А потому каждый забогатевший хозяин сперва спешит нанять хоть плохонького, но Воина, чтоб из этих вычищенных окрестностей не лезли всякие твари, которые могут сожрать всех на полях.

– Часто организовываются дальние рейды в леса. Вплоть до гор, что дали название нашему городу-ордену…

– Э, так там ваш лагерь сборщиков, к нему дорогу и пробиваете, добро вывозить. Ну или туда тащите, в резиденцию.

– Однако самые тяжёлые задания достаются одиночкам-разведчикам, что неустанно ищут оплоты сект в самых дремучих и непролазных уголках лесов…

– Ага, эти-то разведчики такие неуловимые, что ни один опытный ватажник ни разу их в лесу не находил. Языком Орден чесать горазд.

– …ими становятся лишь лучшие выпускники Академии.

– Потому-то видно и не встречал, что все лучшие от леса держатся подальше. Видно, в разведчики уж и идти некому. Одни искатели там и шарятся.

– Которые заслужили самые лучшие, самые мощные техники. В их руки Орден вложил техники Земного ранга. Учитесь, сражайтесь, и вы тоже получите такое сокровище.

– Да хватит заливать. Чтоб одиночка с Земной техникой в лес сунулся? Да только слух об этом пусти и тупые наёмники под каждым кустом будут удачу ловить. Они ж через одного в детстве на голову падали. Так и сгинет ваш разведчик зазря.

– Руками Ордена собраны уникальные коллекции чучел Зверей и небесных трав окрестных лесов.

– За каждого нового Зверя, что добыли ватажники, вы платите неплохо, тут уж буду честным, чё. Бывает и кровавики сыплются.

– Орден с нетерпением ждёт, когда лучшие ученики нашей Школы вольются в его ряды. Станут нашими новыми братьями по оружию.

– А вот хрен вам! – мне показалось, что шёпот Гунира стал оглушительным. – Чтобы мне запретов навесили на каждый чих? Я потомственный ватажник! Хрен вам, а не нового послушника, что слова не скажет супротив Ордена!

– Помните и гордитесь тем, что учились в Школе Ордена Морозной Гряды!

– Да уж, во сне буду вспоминать всю вашу лабуду и вздрагивать! Вот уж удружил батя!

– А мы сегодня поговорим о самых распространённых Зверях окрестных лесов. А именно о том, от чего защищает Орден город и с чем неустанно борется.

– Неделю говорить будем, борцуны и защитники?

– Зелёные Волки.

– Ладно, уел, – неожиданно согласился Гунир. – Рассказывай, послушаю, соврёшь, иль нет.

– Данный вид сохранил практически неизменным исходный облик простого животного. Сильное увеличение размера и силы. Название получил за ярко выраженную защитную окраску и преобладание элемента жизни или иначе дерева. В длину достигает до двух с половиной шагов, в холке более шага. Вес колеблется от двухсот пятидесяти до трёхсот мер. Самцы крупнее. Самое неприятное – это сохранившееся стайное поведение и очень высокая координация действий особей. Вполне способны устраивать засады, загонять и окружать добычу. Ей считают всех, кто меньше по количеству и слабее. Одинокий человек может только спасаться бегством. Смотрим картину, – учитель Зиран перекинул холст на раме, открывая нам изображение этого Волка.

– Э, половины не понял, но знакомые слова все по делу сказаны, – всё никак не мог уняться Гунир. – А нарисовано хорошо, не сильно хуже, чем у нас на стяге.

С картины на нас глядело красивое животное. Чем-то похожее на шакала, но в нём не было вечного страха и унижения. Волк гордо расставил лапы, и, казалось, глядел на нас сверху вниз, скаля острые клыки. Шерсть его действительно была тёмно-зелёная с тёмной подпалиной на груди, и лишь мастерство художника, что опустил на зверя солнечный свет сквозь ветки возвышающихся деревьев, позволил нам в деталях разглядеть Волка на фоне леса. Широкие лапы, когтями разорвавшие мох, густая шерсть, пронзающий взгляд жёлтых глаз.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

сообщить о нарушении