Михаил Голденков.

Русь. Другая история



скачать книгу бесплатно

© Михаил Голденков, 2015

© Оформление. ИП Янушкевич А.М., 2015

© Распространение. ТОО «Электронная книгарня», 2015

Введение

Будучи учеником четвертого класса томской школы № 14, как-то на уроке по истории я задал вполне простой и естественный вопрос учительнице:


«Почему после славной победной Куликовской битвы еще сто лет продолжалось монголо-татарское иго на Руси?»


Учительница, казалось, была немножко растеряна и ответила, что для полной победы-де еще не все было сделано, хотя, как мне показалось, она и сама полагала, что Куликовской битвы в самом деле было более чем достаточно для этой самой полной победы. Впрочем, это и есть самое традиционное объяснение большинства российских историков итогов Куликовской битвы. Однако оно выглядит не менее странно, как если бы французы, ведомые Жанной д’Арк, после победы над англичанами еще сто лет подчинялись бы Англии, немецкие рыцари после поражения на Чудском озере от Александра Невского так бы и остались в Пскове и Изборске, а тевтонские крестоносцы не отступили бы после поражения под Грюнвальдом. Во во всех этих случаях враг отступил, приняв условия победителей. А вот на Куликовом поле ничего подобного не произошло!

Даже в советскую эпоху, когда история писалась под бдительным оком цензуры, странные обстоятельства якобы победы Дмитрия Донского над Золотой Ордой вызывали активные споры, порождая самые разные гипотезы. Ведь более чем удивительно: победа вроде бы одержана, а ее плодов – нет: Тохтамыш как был, так и остался верховным ханом, Золотая Орда как была, так и осталась в Москве. Но если враг Руси хан Мамай разбит, а хан Тохтамыш торжествует, то, стало быть, это победа Тохтамыша, а не некоей Руси? Кто же и с кем воевал на Куликовом поле? И почему ни один источник не упоминает о куда как более славной Окуневской битве?

В 1276 г. огромное войско Орды было наголову разбито объединенной армией русь-литвинов под командованием новогрудского князя Тройняты Скиримонтовича. Объединенное войско татар и московитян расположилось станом под беларуским городом Мозырем, на реке Окуневке. Там и произошло сокрушительное для ордынцев сражение. Татарское войско не прошло на Русь. Но об этой судьбоносной битве, защитившей Русь от Орды, не было написано ни слова ни в царской России, ни в СССР.

Ключ к ответам на эти вопросы в том, что не легендарная Куликовская битва имела к Руси прямое отношение, а Окуневская. Последняя раскрывала истинную суть взаимоотношений Москвы с Ордой. Все это было крайне невыгодным для московских историков XIX в. Поэтому правду о Куликовской битве исказили, а Окуневскую предпочли забыть.

Книга, которую вы держите в руках, – поиск ответов на те вопросы, которые задают учителям не в меру любопытные школьники, не получая ясных объяснений. Почему же история Русского мира грешит странными противоречиями, явными накладками и ослепительными белыми пятнами?

Откуда есть земля Русская? V–IX вв

Чьими потомками мы являемся? Не секрет, что славяне двигались с запада на восток.

Но когда и откуда? Этот вопрос волновал историков всегда, с эпохи летописного «откуда есть земля Русская». Однако школьная и вузовская история Беларуси, России и Украины всегда начинается с расселения славян в землях балтов, в Понеманье, на берегах Двины, Днепра и Волхвы. С другой стороны, все археологи, включая такого авторитетного, как академик Янин, утверждают, что славян до X в. в древнейших русских городах – Ладоге, Изборске, Новгороде – не было. Кто же эти города строил и почему сюда пришли славяне, когда Русь просуществовала уже сто лет?

Кто же такие древние русские, предки украинцев, русских России и беларусов? Почему одни из них как на старшего брата взирают на Москву, а других поворачивает в обратную сторону? Что есть Беларусь, Русь, Россия, Москва и наши предки русы?

Во времена Татищева русами (как и русь-литовцами) часто именовали прадедов нынешних беларусов – термин, которого в XVIII в. еще не существовало. Но изначально русами (росами) себя называли скандинавские дружинники, когда отправлялись в поход за море. От русов Эпохи викингов по всей Скандинавии сохранились географические названия: норвежский город Русенборг (город русов), шведское побережье Рослаген (берег росов), старая датская столица Роскиль (гавань росов). Но как государственный термин Русь, похоже, впервые появился именно в Дании. Автор Повести временных лет, описывая варяжские народы, перечисляет свеев, готов (готских шведов), урман (норвежцев), агнян (англов, в основном переехавших уже в Британию) и русь. Естественно, что русь – это датчане, ибо других варягов уже не остается в списке. Термин «русь» – поздний заменитель союзного нордического термина «рог/руг/рюг».

Когда в V в. англы, саксы, юты и фризы приплыли в Британию, то кельты-бритты записали буквально следующее:


«Приплыли англы и саксы, называющие себя русиями, но мы же зовем их рогами».


Из этой летописной записи более чем понятно, что русами себя именовал не конкретный народ, но союз – скандинавские морские дружинники, тогда как в Британии их все еще называют по-старинке рогами (рюгами). Именно так и называется родина Рюрика, немецкий ныне остров Рюген (Руян) (по имени рогов).

Известно, что остров Рюген в Дании называли еще и Рустинген, или Русин, но до наших лет дошло, как ни странно, именно древнейшее название острова. До XV в. Рюген был заселен преимущественно ободридскими (вендскими) славянами – руянами. Карта острова как XV в., так и нынешнего более чем красноречиво говорит о том, что на острове жили как скандинавы (город Берген, Сагард), так и славяне, причем вторых было значительно больше: более 70 процентов городов Рюгена носили и носят сейчас славянские названия, заканчивающиеся на -ов (Бухов, Каров, Густов, Любков) и на -ич (Заснич, ныне Засниц, Сильвич, Гранич и др.). Конечно, к началу XVIII в. большинство как полабских, так и рюгенских славян ассимилировались в немецкой среде. Последняя официальная русинская славянка Рюгена почила в XV в. Ее фамилия была Голицина.

Историки единодушны но поводу происхождения термина «Русь» – от староскандинавской формы «русть/рость» – гребец, морской дружинник. По-фински Швеция и сейчас звучит так же, как и тысячу лет назад – Ruotsi. У славян в термине «русть» выпала буква «т», а у немцев и венгров – «с», из-за чего русинская колония на Дунае стала называться Рутения, а Новгородская и Киевская колонии русов – Русью.

Согласно преамбуле, которая содержится в шести из всех известных беларуских летописей, 500 семей римской шляхты и рыцарей во главе с Палемоном пришли в Литву на кораблях во времена Нерона, спасаясь от жестокости императора. В части этих летописей присутствует и другая версия исхода: нашествие в 401 г. угро-финских гуннов под предводительством Атиллы. Однако эти две причины исхода являются следствием одной, о чем чуть ниже.

По поверьям, именно Палемон завез в Литву знаменитый герб Калюмны, будущий герб Рюриковичей. Калюмны имеют сходство с двузубцем и трезубцем Рюриковичей. Современный герб Украины также является вариантом трезубца Рюриковича Владимира Красно Солнышко.

В некоторых летописях указан путь людей Палемона и его сыновей Борка, Куноса и Спера: корабли пошли «морем меж земли» на полночь и пошли в королевство «Дунское» (Датское). Морем-океаном дошли они до устья Немана.

Хронист Софонович Феодосий пишет:


«Боркъ кнзь, над рекою Юрьею збудовал место и замокъ, и назвать от реки и от своего имени зложеннымъ именнемъ Юръборкъ, где есть Жмуд (Жмудь – современные литовцы, ? прим. М. Г.) Куносъ, далеи поступуючи, въ дорогой стороне збудовалъ место и замокъ, и назвать от своего имени Куносовъ (Каунас?). И в той стороне самъ панавалъ. Спера также особливое себе место, замокъ збудовалъ над рекою Свтою, назвать его Великомир, и там пановал».


В летописи нельзя не усмотреть, что и река Юрья, и города Куносов и Великомир – названия славянские, хотя Палемон и сыновья – римские князья. Обращает на себя внимание и то, что когда Литва приходит в нынешние земли Беларуси, то жмудь уже там живет, т. е. жмудь – это туземные восточные балты. Стало быть, жмудь – не литва!

Однако похоже на то, что Феодосий обобщает исход Палемона и описывает приход Рюрика, сливая его с исходом Палемона в одно событие. Точно так же исход Одина (Водина/Водана) и свеонов – предков скандинавов – северные саги свели к одному переходу под началом Одина. Но множество имен Одина (Ягг — Страшный, Хар – Высокий, Гримнир — Маскирующийся и др.) – аргумент в пользу того, что Один – это чин верховного вождя, который (вождь) менялся по мере продвижения народа на север, в течение многих десятилетий, а скорее всего, и столетий. Так и в нашем случае. Ведь археологи не находят следов славян на Ладожье, на Ильменском озере и в Полоцкой земле до X в. Российский археолог академик Янин, долгое время руководивший раскопками в Ладоге, Новгороде и других древних городах Руси, убедился, что первые ляхские (Полянские) и ободритские (бодричи) славяне появляются в этих городах лишь к середине X в., как, впрочем, и в Киеве, городе готско-хазарском.

Некоторые российские историки (в частности Игорь Курукин) считают легенды о Палемоне фантазией и сказками старины глубокой. Однако откуда у московских историков такое неприятие народных легенд? Ведь именно по легендам и сагам норвежский исследователь Тур Хейердал сделал немало археологических открытий по истории скандинавских племен, их переселений и путешествий, вычислили и нашли останки стоянок викингов Лейфа Эйриксона в Северной Америке. Именно по легендам археологи нашли развалины древней Трои, Помпеи и Вавилона. В России же сомнению подвергали не просто легенды о западном исходе русов, но даже сами летописные факты, как-то призвание Рюрика Людбрандсона, известного в Дании христианского воеводы. Более того: факты подвергали сомнению, а собственные предположения (не имеющие никаких ни археологических, ни летописных подтверждений), что, мол, русские имеют восточное либо южное происхождение (то от этрусков, то от индийцев или китайцев, то от египтян), выдавались историками как чуть ли не факты! Позже таких «теоретиков» стали вполне заслуженно высмеивать за явный абсурд, мол, корни Руси ищет чуть ли не в Африке, лишь бы не в Европе.

Что же касается исхода Палемона, то тщательный анализ этих легендарных текстов и наложение их на реальные исторические события начала V в. показывают, что подобное могло иметь место. Нашествие орд Атиллы в 401 г., исход на запад остготов в 408 г., как и захват ими Рима в 410 г., и исход в те же годы Палемона на север – все это звенья одной цепи. Ведь Атилла, как известно, именно в начале V в. столкнулся на Дону с готами. Из скандинавских саг следует, что готы вовсе не были разбиты, как считают многие историки, но после упорного сопротивления заключили достаточно шаткий мир, женив грозного гунна на своей знатной девушке Гудрун в знак примирения (что всегда происходило в те годы при заключении мира). Эго был хитрый ход готов, к которому они еще не однажды вернутся в борьбе с более сильным врагом. По скандинавской традиции кровной мести Гудрун после свадьбы отравляет Атиллу, а дом поджигает, ибо ранее в битве с гуннами Атиллы (по-готски Атли) погибли ее братья (по этой же причине полоцкая скандинавка Рогнеда бросится ночью с ножом на своего мужа князя Владимира, убийцу ее отца и братьев).

Так распалась империя гуннов. Но еще до этого часть восточных готов ушла от нашествия из Причерноморья и под предводительством молодого Алариха захватила Рим. Римский хронист подчеркивает, что готы Алариха, закованные в панцири, были христианами-арианами, в то время как их союзники сарматы одевались в шкуры. Это важный факт, к которому мы также позже вернемся.

Готы не грабили дома простых римлян, а расправлялись лишь с предательской римской челядью и солдатами, которые подвергали гонениям всех римских германцев – это и было причиной захвата Аларихом Рима. Термином «германец», как и «варвар», именовались и славяне, так как они мало отличались от германцев, по крайней мере для римлян.

Вот когда подался на север «германец» Палемон – в годы гонений на северян в Риме, в годы, когда римляне даже умудрились казнить собственного полководца Стилихона только за то, что он был из германского племени вандалов, полководца, одолевшего в первой битве Алариха. Дело в том, что Стилихон после победы над воинством Алариха заключил с ним мир и даже договаривался о том, чтобы взять готского предводителя на службу. Все испортили сами же римляне руками своего бездарного и трусливого императора Гонория. Гонорий, заподозрив германцев в сговоре, приказал схватить Стилихона. Римского военачальника взяли прямо в церкви, невзирая на заступничество священника. Так трусливый и недальновидный Рим срубил сук, на котором сам же и сидел. Если бы не предательская душонка Гонория, зятя Стилихона, ничто более не угрожало бы Риму.

Однако одной казнью Стилихона Гонорий не ограничился. Опасаясь, что единоплеменники казненного будут мстить, он принял роковое для римлян решение: приказал хватать и убивать всех германцев, состоявших на службе Рима, и даже развелся с женой, которая была дочерью Стилихона. К началу V в. германцы составляли существенную часть граждан Империи. Римскую кельтскую страну Галлию заселили франки (так начиналась будущая Франция), а готы, вандалы и те же франки служили в римской армии и даже в личной охране императора, что и видно из фрески Троянской колонны.

Принять решение о геноциде германцев мог в то время лишь самоубийца. Так и вышло. Тридцать тысяч германцев явились в лагерь к Алариху, требуя мести. Но готы понимали, что им не одолеть высоких стен Вечного города. Аларих сделал вид, что уходит, и подарил Гонорию рабов в знак мира. Это был очередной хитрый ход готов, аналогичный свадьбе Атиллы и Гудрун. В образе рабов в город проникли самые опытные воины. Однажды ночью они и открыли ворота. И теперь уже худо пришлось римлянам за их коварство и предательство.

Видимо, не случайно с приходом в Северное Полабье римских германцев совпадает еще одно событие: приглашение полабов бриттами заступиться за них в борьбе с врагами – пиктами. Дело в том, что после взятия Рима Аларихом римские легионы в Британии покинули остров, отбыв на родину. Кельты-бритты, которые чувствовали себя достаточно комфортно под покровительством сильной армии Империи, оказались одиноки в борьбе с врагами – племенем пиктов. Вот тогда-то в Англию – современную северную немецкую землю Шлезвиг-Гольштейн на границе с Данией – приплыли послы от бриттов с просьбой защитить их земли. Почему именно в Северное Полабье приплыли послы из Британии? Да потому, что скандинавско-германские воины считались в то время самыми лучшими в Европе, их брали на службу даже римские императоры. А после захвата Аларихом Рима авторитет готско-скандинавских боевых союзов вырос еще больше.

На Балтике сложился самый сильный в Европе боевой союз, члены которого именовали себя рогами, или ругами. Кельтский летописец Британии 420-х гг. отмечает, что «приплыли англы и саксы, называющие себя русиями, мы же называем их рогами». В V в. термин «рог/руг/рюг» устарел. Сами балтийцы использовали уже термин «рус/русий», о чем и говорилось выше.

В отличие от навязанного миру стереотипа русы (викинги) Эпохи викингов (IX–XI вв.) вовсе не были дикими варварами с длинными космами и в звериных шкурах. Арабы описывали русов (на Волге) как людей румянолицых, высоких, как пальмы, с идеальным телосложением, хорошо одетых и вооруженных (даже у женщин на поясе висел кинжал), много внимания уделявших своей внешности. Англосаксы отмечали необычную для Европы того времени гигиеничность викингов-датчан. Даны (датские викинги, среди которых далеко не все были коренными датчанами) коротко стригли волосы на затылке и висках (под горшок), трижды в неделю мылись в бане, почти ежедневно меняли нательные рубахи. Англосаксы полагали, что тем самым датчане, которые оккупировали всю Восточную Британию, соблазняют английских женщин. Но чистоплотность викингов – это не способ соблазна, а неотъемлемая часть их культуры. До наших дней дошли многочисленные расчески викингов как в деревянных футлярах, так и без, лопатки для чистки ушей и ногтей, которыми пользовались северяне. Свои зимние рукавицы скандинавы расшивали декоративным орнаментом (у славян такие нарядные рукавицы получили название «варяжки» – от женского рода слова «варяг»).

Современники отмечали, что у викингов даже мужчины пользовались косметикой, подкрашивая глаза, что им очень шло. Следили викинги и за своими прическами. Знаменитая боевая прическа викинга «под горшок» получила распространение по всей Руси. Если у викинга были длинные волосы, то на концах он их завивал, используя круглые деревянные палочки, как ныне это делают женщины с помощью бигуди. Викинги тщательно брились либо отращивали длинные усы, а бороды часто заплетали в косичку. Датский конунг Свейн получил кличку Вилобородый из-за того, что заплетал свою бороду в несколько косичек.

Примечательно, что именно из Южной Скандинавии и Северного Полабья по Европе разлетаются наемники в разных направлениях: в 410 – 420-е гг. русии приходят в Британию, назвав новую родину Белым Альбионом (Новой, или Свободной Эльбой), на юг в Византию в 625–650 гг. переселяются русы-сорбы, основавшие современную Сербию, Словению и русифицировавшие тюркскую Болгарию, а в 862 г. русы, вновь по приглашению, заселяют земли уже балтов и финнов: северо-запад России, Беларусь, север и запад Украины.

Но вернемся в начало V в. Потомки Палемона, римские «германцы», ушедшие от гонений, похоже, надолго осели в «Дунском королевстве», прежде чем приплыть к реке с кельтским названием Неман, где они встретились с кельтами, вездесущими готами и их родней – балтами, чтобы вновь слиться с ними в единый народ. Есть основания полагать, что именно в Дании, на Ютландском полуострове, впервые появилось слово «Литва» – от лат. Litus – берег моря, взморье. Таким образом, возможно, полное значение этого слова – взморцы, поморяне. Эту версию подтверждает русское «листва» и беларуское «лиштва» – обрамление по краю чего-либо.

Эту же версию подтверждает и тот факт, что славяне, не различавшиеся ни по языку, ни по внешности, различались лишь по месту жительства. Они населяли устье Эльбы (Лабы), Данию, нынешнюю северную немецкую землю Шлезвиг-Гольштейн (исконная Англия). Юго-восточней от Лабы (в Восточной Германии), на озерах (лужах) расселились те, кого стали называть лужицкими сорбами, т. е. озерными сябрами (собратьями). 100 000 лужичан, или лужицких сербов (сербья, или сербски люд), живут в Восточной Германии и по сей день. Немцы называют их также вендами, как, похоже, 1000 лет назад называли всех славян, либо западных балтов, из чей среды славяне и вышли. Официальные языки лужицких сербов – это верхнелужицкий и нижнелужицкий языки. В основном немецкие сербы являются лютеранами и проживают смешанно с немцами. Но лужичане-католики селятся более компактно в окрестностях городов Бауцена, Витгихенау и Каменца.

Если были славяне озерники и лендзяне (позже – поляне), жившие по полю (лендзине), значит, должны были быть и поморы, жившие по морю. Вот этими поморами и была литва. Литвой себя именовали скорее всего лютичи и бодричи (венды), непосредственно проживавшие в Дании и по островам и морю вплоть до Рюгена (Русина).

Этот же вывод можно сделать исходя из того, что старонемецкое слово «раб» – это либо Sklave (по-английски Slave), либо Lit. Это значит, что саксы воевали со славянами вообще и с литвой в частности, и их пленники, так себя называвшие, были главным товаром на рынках работорговли. Хотя возможно, что склавины и литы – это лишь имена вендских племен. Венды, скорее всего, не один из народов славян, но самое древнее название славян вообще. Очень похоже на то, что вендами соседи называли и западных балтов, чей язык мало отличался от славянского. Финны с эстонцами и сейчас называют русских вендами, что доказывает, что венды – это все-таки балтские предки славян, граничащие с древними финнами Суоми. Позже имя вендов закрепилось за лютичами и бодричами (ободритами). Но и лужицкие сербы также именуются вендами, а это аргумент в пользу того, что так называли на Балтике всех славян. Термин «славянин» – достаточно поздний, произошел, по всей вероятности, от «слова», от «людей, владеющих словом», т. е. говорящими на одном языке со склавинами, сорбами и руянами. Имя «славянин», вероятно, стало распространяться по мере распространения самих вендов по Европе, когда на их языке заговорили тюрки болгары, карпатские сарматы и другие туземцы юго-востока Европы, куда переезжали полабские венды.

Воюя с саксонцами, склавины и литы не давали себя в обиду. Именно поэтому саксонцы отделились от славян лютичей и бодричей Саксонским валом. Возможно, этот вал и был западной границей полабско-датской Руси, куда за помощью позже обратятся финские племена чудь и весь, что российские историки Екатерины Великой будут выдавать как призыв славянами варяг на правление (нужно же было хоть как-то прописать славян поближе к московским землям!). Но славян на территории Российской империи в IX в. еще и в помине не было.

Присутствие славянского этноса в Южной Скандинавии подтверждают не только археологические раскопки, обнаружившие комплексы славянского происхождения в Дании, Южной Швеции и Южной Норвегии. Об этом говорят и названия двух ютландских (датских) рек – Губено и Старо. Все современное немецкое Полабье испещрено маленькими городами древнего происхождения с типично русскими названиями: Торгелов, Быхов, Люхов, Тетеров и т. д. Аналогично в Полабье называются и реки: Варнов, Царов, Траве, Ильменау…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6