Михаил Ефимов.

Баллада о норнах



скачать книгу бесплатно

© ЭИ «@элита» 2017

* * *

Жанна уже минуты три-четыре как дёргала ключ зажигания. Делала она это с остервенением человека, одарённого природой способностью брать то, что считает своим – якобы обещанным ему этой самой природой. При этом некоторые и без того резкие, мужские черты как будто вылезали наружу и становились в её лике главными, неприятно притягивающими взор. Но проклятый драндулет никак не заводился – плевать он хотел на врождённую злость и кошачью цепкость хозяйки.

– Вот дьявол, а где обещанное европейское качество?!

Неожиданно женщина усмехнулась про себя: а ведь очередной мужичонка ей попался на этот раз хиленький. Мечтательный какой-то, добренький – совсем не похожий на других «зубров» её окружения. Подоить его удалось всего-то на пару десятков штук. Правда, в самом конце ей попёрло – он сам открыл закрома, показал свои небогатые сбережения. Жанну тогда затрясло, глаза при виде халявы загорелись. Она пыталась унять дрожь в руках, но сразу это не удалось, да и не надо было – помыслы наивного глупца были чисты, искусство выманивания тут и не потребовалось.

– Слушай, а займи мне денег, – тут же сказала она.

– Да пожалуйста. А сколько?

– Можешь всё, что есть? – Голос Жанны наполнился предательским придыханием. – Я тебе обязательно отдам, даю слово.


…Жанна уже мчалась на запланированную встречу. Америка манила блеском, шиком и комфортом. Произошедшее час назад уже забывалось. Естественно, она и не собиралась отдавать никакие деньги. По этому поводу для слишком острых зубов совести была заготовлена теория о том, что всё, попавшее в её руки от очередного мужчины, автоматически становилось собственностью – она же с ним в этот момент была в отношениях… Руки хищника.

Итак, сейчас продать этот чёртов чертёж и эту унылую страну с ним вместе, и вперёд к свету. Радостную мысль прервала выскочившая откуда-то старенькая иномарка с противным рёвом, бьющим по нервам, и хвостом чёрного дыма из выхлопной трубы.

– А, дьявол!! Куда лезешь, твою мать! – Жанна скорчила гримасу, а женские уста выплюнули ряд нецензурных словечек. – Напокупают дешёвок, нищета казанская! Мне бы на такой развалюхе стыдно было бы на людях показаться. Нет денег, так работать надо, как это делаю я!

Лицо девушки приобрело надменное выражение, с ним она и проехала остаток пути. Машина остановилась в новостройках нос к носу с огромным джипом. Выражение лица трансформировалось в подобострастное, с ним Жанна и проскользнула в салон внедорожника.

– Добрый день, – сказала она как можно вежливее, приглядываясь к сидевшему за рулём. Сбоку его лицо показалось очень даже симпатичным, романтические мысли полезли в голову… но прочь, кому нужны эти розовые слюни, важнее бизнеса ничего в этом мире нет.

– Меня зовут Ко?сарь, – не оборачиваясь, промолвил мужчина. – Вы принесли то, о чём договаривались?

– Да, мистер Ко?сарь.

Вот чертежи последней разработки этого инженеришки. Я должна была бы продавать эти окна уже через полгода. Тут формула теплоизолирующего газа и метод его закачки в оконный блок. Кажется, через несколько секунд после наполнения под давлением его молекулы трансформируются, и внутренность вместе со стеклом становится твёрже камня. Ну, или что-то вроде этого, я особо не разбиралась в этих бреднях нашего нищего фанатика из вымирающего класса… Наверное, в этом классе он последний экземпляр, – расхохоталась она.

Тут Ко?сарь повернулся, холодно посмотрел сверху вниз и этим пресёк поток женского красноречия.

– Госпожа Некрасова, замолчите, – спокойным тоном процедил мужчина. – Если бы не этот вымирающий класс, то вы до сих пор ходили бы в шкурах и меняли их на дубины. Они, а не вы, двигают вперёд прогресс и весь этот мир. Ну а то, что купечество за последние сто лет заняло социальную нишу выше интеллигенции, так это временное недоразумение. Так что сидите молча, свои деньги получите через пять минут. Кстати, а вам не жалко родной завод, который вы только что обокрали? Ну, там… ещё… интеллектуальную базу страны, например?

– Что?! Я деньги зарабатываю, а не ворую! Просто зарабатываю их способами самыми разными. Я бизнесвумен, – гордо декларировала Жанна. – К тому же, страна наша слаба, а слабым, по теории естественного отбора, руки не подаю. Да я бы вообще…


Пульсирующий инфразвук на мгновение поглотил всё вокруг и исчез, смыв городские пейзажи, личности, судьбы, весь мир… или то был туман.


…Трава на косогоре росла нежная и густая, поэтому ноги Жанны будто утопали в ней по щиколотку. Цветастая самотканая одежда сиренево-голубого оттенка была как раз в тон огромным глазам, исполненным вселенским добром и мудростью. Еле заметная мужественность некоторых черт теперь вблизи ясно различалась, как необычно витиеватые, но всё же исполненные нежностью девичьи линии и штрихи. Она с наслаждением вдохнула чистейший воздух, полный ароматами деревьев и солёного морского бриза.

– Ко?сарь, любый мой, иди ко мне. – Голос женщины оказался столь же мягким и глубоким, как и внешность. – Давай сегодня переместимся в Визор, а то я уже месяц в науке с головой, не всплывая. Очень хочется отвлечься от работы. Смоделируем что-нибудь романтичное, про любовь. У тебя, ведь, получится, как в прошлый раз? – Она счастливо рассмеялась.

Высокий мужчина подошёл и обнял девушку за талию.

– Непременно, и прямо сейчас! А вот силовые поля Д-типа для перемещений в космосе уж как-нибудь денёк тебя подождут, – сыронизировал он. – Ты готова, дорогая?

– Да, милый.

Они взялись за руки и внимательно с напряжением посмотрели на траву перед собой. Через несколько секунд там замерцало что-то сиреневое…

* * *

Я сова. А это значит, что ложусь спать около часа-двух ночи. Жаворонки, конечно, таких презирают, руководствуясь фразой «кто рано встаёт, тому Бог подаёт», но супротив им скажу, что все писатели, поэты, художники, творят именно в такое время, когда всё в мире успокоилось, и спит даже тревога в обнимку с напряжением. Но в ту самую ночь, с которой и начались эти очень, а может, вы решите, что не очень серьёзные события, моё спокойствие вдруг нарушил яркий свет из окна. Живу я на пятом этаже, был бы на первом, подумал, что машина фарами светит… но здесь свет шёл откуда-то сверху. Быстро встал от компьютера, на мониторе светился текст очередного рассказа… «Нет худа без добра, вот, заодно и проветрюсь», – радостно подумал я. Одёрнув занавески, я, как и ожидал, увидел широкую аллею, что была под домом. Аллея, кстати, очень даже шикарная для большого города, где посреди каменного мешка и травка растёт, и деревья, и простор… но в этот раз она была ещё и ярко освещена. Круг света, диаметром метров пятнадцать, резко вырисовывался прямо напротив моего подъезда. Я поднял голову вверх…

На высоте около тридцати метров висела летающая тарелка. Да-да, именно такая банальная вещь, главная героиня тысяч фильмов и рассказов очевидцев. Диаметром она была метров двадцать-тридцать, точнее определить я не мог, а свет падал чуть сужающимся конусом.

Я открыл балконную дверь и вышел. Чувства, меня захватившие, словами описать сложно – что-то щемящее душу, потом подъём восторга, смешанного с бодрящим холодком из живота к голове, счастье переполняло грудь…

Я почему-то почти не боялся, страх оказался полностью подавлен восторгом – когда-то в детстве много раз представлялась подобная несбыточная сцена. Ребёнок, который родился не в век чистоты, глобальных космических проектов и контактов с инопланетными цивилизациями, очень хотел в том времени оказаться… возможно, даже навсегда. И в те моменты, когда, смотря на небо, я горел душой и чувствовал себя «в своей тарелке», мозг подсказывал единственно правильные способы начала контакта. Благо, учёные уже лет пятьдесят назад разработали математическую и символическую модель контакта для такой возможной встречи. Конечно, как в фильме нашего детства «Отроки во вселенной», надо поднимать вверх руки, скрещивая их над головой – символ того, что ты хочешь общаться, пересекаться, и что общение с ними чтишь выше себя самого. Затем попытаться мысленно послать приветствие, причём, как учит Пранаяма, мысль должна быть тонкая, острая, и без примеси шелухи в виде других мыслей – это называется телепатема. Ну а потом, по ситуации. Именно так я и сделал – руки были несколько раз скрещены над головой, а мозг усиленно посылал мысль приветствия и открытости к контакту.

Ждать долго не пришлось:

– Здравствуйте! – неожиданно услышал я у себя в голове. – Не бойтесь нас, мы пришли посмотреть на вашу жизнь поближе, выбрав ночное время, когда все спят, мы сейчас уйдём. – Голос был мягкий, успокаивающий.

– Подождите, – спохватился я. – Я так ждал контакта с вами, и тут, когда птица счастья прилетела, то не смогу даже её потрогать? Вы можете ответить мне на несколько вопросов?

– Да, конечно можем, если ты поймёшь все наши ответы. Ведь, мы разговариваем с тобой символами, образами, а дальше твой мозг сам переводит их в знакомые словосочетания. Однако если он столкнётся с образом, которого нет в его «базе данных», ты поймёшь неправильно или вообще ничего не поймёшь. Таков ваш мозг. Но спрашивай, только не долго, а мы пока будем работать, у нас буквально пара минут.

– Скажите, вы, ведь, не единственные, кроме нас, разумные существа во вселенной?

– Конечно, нет! Нас очень много.

– А сколько, хоть примерно? – с дрожью спросил я то, что меня интересовало с детства… да и не только меня.

Я вспомнил астрофизику: в нашей галактике по разным оценкам не менее двухсот миллиардов звёзд. Около многих, и не так уж далеко по вселенским меркам, астрономы находили десятки планет, где предположительно есть атмосфера, вода… А таких галактик во вселенной, скажем, триста миллиардов. Если это всё перемножить… От таких цифр возникает уверенность, что даже если одна из тысячи подходящих для жизни планет населена, то сколько же их… Эти мысли пронеслись, как вихрь через мозг… Сейчас я узнаю ответ! Первый!!

– Десятки тысяч, но на разных этапах развития. Смотри…

И тут со временем начали происходить странные вещи, мне казалось, что я что-то спрашивал ещё, в моём мозге вспыхивали обрывки картин из их мира, космические дали и много разных планет, где кипела жизнь. Но это всё творилось одновременно – и долго и в тоже время за пару секунд. Мозг не фиксировал эти картинки, оставались лишь эмоции от их просмотра, хотя и этого оказалось не мало.

– Но почему тогда никто не выходит с нами на контакт? Мы, ведь, так к этому стремимся. При таком разнообразии цивилизаций, неужели никому не хочется это сделать? – тут же спросил я, как только образы пересытили воображение. Надо было пользоваться моментом откровения и очень быстро.

– А ты разве сам не понимаешь? – Это было произнесено как будто с улыбкой. – Даже если опустить ваш детский уровень развития… вы, ведь, со своими малолетними детьми на равных не общаетесь и совместное решение глобальных мировых задач им не предлагаете…

– Представь, что мы прилетели, приземлились, как у вас говорят, на территории какой-то страны… – И тут же было добавлено: «Хотя, замечу, что для нас понятие границ аналогично понятию агрессии». – Значит, с её представителями первыми и вышли на контакт… – Речь начала прерываться, в мозгу уже звучали лишь обрывки слов. – …Разведчики других стран… начинают подозревать… требования… конфликт…

Картинки вновь стали наезжать на слова, проглатывая их – удивительная комбинация.

На секунду перед глазами появился пяти-семилетний ребёнок, настойчиво требующий у высокого чуть сгорбившегося гуманоида с огромными, как будто грустно смотрящими на него глазами, нечто похожее на короткий пистолет с толстым стволом. Мальчик истово желал отомстить какому-то своему обидчику. Образ сменился – ребёнок трансформировался в мужчину в строгом чёрном костюме и колючими стальными глазами, сами напоминающие два пистолета. Мужчина убеждал передать ему какой-то сложный прибор, в ответ же сулил отдать все незаселённые территории своей страны вместе с природными богатствами. Ему их было совсем не жалко, ведь прибор защищал от абсолютно любого оружия, а значит, давал безграничную власть. А вот, у гуманоида, в свою очередь, это предложение интерес не вызывало. Он всё так же грустно смотрел на отроков земных и предлагал поделиться совсем другим – счастьем возможности накормить досыта всю планету, например, или вакцину от самых тяжёлых болезней, но на сей раз это не вызывало сильного восторга уже у человека в чёрном.

– …И даже не важно, дали ли мы вам требуемое или нет, всё равно… попытки подкупа, политическое давление… угрозы военных действий…, – вновь послышалась монотонная сухая речь, – и, наконец, вы пока не в состоянии понять и принять то, что до большинства технических благ вы просто не доросли, они вам пойдут только во вред… точнее, понять-то вы поймёте, но требовать и стучать кулаком всё равно будете рьяно…

Дальше образы стали слабнуть, тарелка начала подниматься вверх и через десять секунд исчезла. Она ведь так и не села на аллею. Мне стало грустно, однако я узнал то, что хотят знать все. Теперь, когда есть уверенность, и жить станет веселее – это как человек на необитаемом острове, узнавший, что в нескольких десятках километров от него живут ещё люди, осталось только дойти до них…

Какая-то сила мягко выбросила вверх. Я открыл глаза… Была середина ночи.

А то, что я видел, получается, был всего лишь сон… но может, это был действительно контакт, во сне подсознание открывается, возможно, соединяется со всей информацией во вселенной… Сон помнился очень ярко, что уже не обычно. Он стоял в голове мощным ярким столбом. Я перевернулся на другой бок. Мысли замедлились… царство Морфея опять раскрыло свои мягкие объятия.


Московский проспект моего города славится своей величественной архитектурой неоклассицизма. Как я оказался рядом с прекрасным представителем сего семейства я точно не помню, видимо, просто шёл мимо к входу в метро, ведь я живу неподалёку. Было лето – солнце сверкало, повышая настроение, отражаясь в окнах и придавая блеск серому камню сталинки.

Но вдруг мысли о том, что мне надо в метро, ушли. Теперь мне настоятельно требовалось подняться на пятый этаж этого дома. В голове зазвучало ласковое: «Войди сюда. Зайди к нам»…

Вход со двора, ступени – и вот я на пятом этаже, с замиранием сердца подхожу к двери, которую мне указала интуиция. Почему-то я точно знал, что мне нужно именно сюда. Я звоню в дверь, она сразу открывается…

На пороге женщина лет тридцати – тридцати пяти. Рядом, и чуть позади, стоит мужчина такого же возраста. Но мужчина завладел вниманием не сразу. Взгляд приковала Она! Словами описать её красоту сложно. Те, для кого красота должна вызывать только гормональный всплеск, не поймут. Она была не сексуального плана, плотских мыслей и не возникало – с подобной точки зрения рассматривать её и желания не возникало, да я и не пытался. Женщина лучилась теплом, добром… материнским добром… а точнее даже божественным. Черты выражали само совершенство – мягкие, нежные, идеальные… в то же время величественные. Это была богиня женской красоты и воплощение женской мудрости в глазах и каждой чёрточке. От неё шла волна чувства, которое поглощало полностью, окутывало в сладкое и нежное покрывало защищённости, покровительства и вселенской спокойствия. В этом сладком облаке хотелось находиться подольше, как в Нирване, ибо все проблемы ушли, осталась только она, её взгляд и сверкающая улыбка…

Женщина улыбалась, глядя мне прямо в глаза, а я смотрел на неё, не в силах оторваться. В груди сделалось жарко, и только через несколько секунд я смог перевести взгляд и на мужчину. Он был так же красив, совершенен, полностью под стать женщине. Его улыбка говорила о том же – о добре, покровительстве… Увидев, что я чуть отошёл от шоковой восторженности, он шагнул вперёд и тоже встал на пороге.

– Здравствуй. Мы Норны! – услышал я у себя в голове, а может они произнесли это и вербально, я так и не понял.

Дальше мы прошли в коридор. Квартира была полна солнечного света, чистая и большая. Они мне что-то говорили, рассказывали, а я пребывал как в светлом вязком мареве, что-то воспринималось дословно, что-то лишь в образах.

– Мы ждали тебя… мы наблюдатели с другой планеты… можешь называть её Норн.

Название своего мира они произносили не совсем так, как написано, а мягче, сливая буквы. Дальше последовали мягкие ненавязчивые образы, слова… Мы заходили в комнаты…

– Нам нужно уже выходить, – услышал я извиняющийся тон.

Выйдя из подъезда, мы прошли под аркой и направились к проспекту. Там на дороге стоял шикарный белый автомобиль какой-то очень современной модели, сверкая на солнце совершенством линий. Мужчина открыл дверь перед женщиной.

– Скажите, ведь вы стоите на сотни ступеней выше нас по духовному развитию, судя по уровню вашей цивилизации? Вас не должно интересовать наше стремление к материальности жизни в ущерб духовности, – удивлённо спросил я. – А я вижу богатую квартиру, дорогой автомобиль. Зачем вам это?

– Мы наблюдатели, мы должны видеть и иметь доступ ко всем слоям вашего общества – и к низшим, и к высшим. А это можно сделать, лишь находясь где-то в середине. На вашей планете у нас собственный крупный бизнес, мы вхожи и в высшие политические круги, и в круги бизнесменов, и в то же время в круги обычных людей, так как наше положение в обществе даёт право находиться и среди них без проблем с непониманием коллег… мы ведь не политические деятели, – прозвучал ответ с неизменной светлой ласковой улыбкой на лице. – Ну а шикарные квартира и машина – это неотъемлемые атрибуты сего социального слоя. Таковы ваши же правила.

Дверь крутого авто захлопнулась, машина сверкнула белизной и исчезла в потоке автомобилей…

Звонок будильника. Я открыл глаза…

Наступило уже утро. Сон стоял в памяти, как наяву. Ещё сохранился вкус и ощущение той тёплой волны, и у меня была полная уверенность, что я никогда её не забуду. Но сказка опять кончилась.

Переход из волшебного мира мечтаний в обычное состояние всегда болезнен… «Да, сегодня на редкость удивительный день. Лунная буря, что ли?» – усмехнулся про себя.

Затем на меня навалился повседневный мир с его стандартными хлопотами. «А, сегодня же после работы опять встреча», – вспомнил я.


Вечер, как я и ожидал, прошёл утомительно. Сначала я битый час сидел и выслушивал рассказ девушки об уровне сервиса в отелях различных экзотических стран, в которых с особым восторгом делался уклон на подобострастие и ловкость обслуги, кои и пятки чесали перед сном и опахалом во время поглощения пищи обмахивали. Затем, я уже сам по правилам жанра должен был найти темы и развлекать её, не замолкая не на минуту, дабы не услышать: «Что же ты замолчал, мне с тобой скучно, рассказывай что-нибудь…»

Но вот, пара положенных этикетом часов прошли, и я с облегчением вышел на улицу. Ведь то, что девушка совсем не моя, я понимал в первые две секунды встречи, а потом лишь доказывал себе это. Мама наградила меня такой чувствительностью, сама не ведая об этом – она могла рассказать о человеке, посмотрев ему в лицо, добрую половину его жизни… я же наследовал увидеть только основные черты и психологический типаж, хотя и этого часто оказывалось достаточно.

Выйдя из метро на станцию раньше своей, чтобы погрузиться в мир размеренных шагов и плавно текущих мыслей, переливающихся друг в друга, как ручейки, я и не заметил, как медленно приближался к тем самым сталинским домам – Московский проспект располагает к такой глубокой задумчивости. Вязкие тяжёлые мысли от бессмысленности таких встреч, от потери времени, а главное потери веры в чудо, ворочались в душе, устраивались поудобнее… Отчаяние било хлыстом: ты проиграл судьбе, надежды уже нет, она потеряна…

– Зайди… к нам… ещё… – Какой-то далёкий шелест вторгся в вязкое облако мыслей.

«Неужели яркой и хрупкой Богине любви совсем не нужен человек с романтической, тонкой, возможно, в чём-то больной душой? И чего она осыпает дарами тех, кому её дары для гармонии с миром даром не нужны… а может, мне уготовлено что-то особенное?..» – продолжали клевать душу мысли.

– Зайди, ты нам нужен… – Шелест превратился в настойчивый шум, шум эфира… или то были мои собственные фантазии?

Отчаянные мысли прекратили свой плач и вместе со мной прислушались. Я медленно поднял голову – оказалось, что стою прямо напротив того дома. «Да это же был всего лишь сон. Скорее всего, ничего этого нет, живут там обычные люди… неудобно получится… мне и сказать им нечего…»

Но ноги уже не слушали это жалобное блеяние, глупые слабые доводы, и сами подняли тело на пятый этаж, где располагались знакомая лестничная площадка и дверь. Внутри всё сжималось, сердце било барабанную дробь…

Я позвонил в дверь. Секунды растянулись, время замерло… Дверь открылась, на пороге стояла женщина. Я истово впился взглядом в её лицо – она ли это? Как-никак понять сие мне требовалось за пару секунд, и если что не так, то извиниться. Но это была она. Таких черт и благостных волн я не видел ни у кого за ту половину жизни, что уже мной прожита. Женщина-Норн улыбалась, как и тогда, во сне. Я открыл рот, чтобы сказать что-нибудь, но оказалось, что сказать нечего.

– Заходи, – увидев мою беспомощность, как будто прошептала она нежным голосом.

– Мне показалось, что вы меня звали, мысленно. И… я так рад вас увидеть вновь! – справившись с шоком, наконец, смог выдавить я, зайдя и остановившись в коридоре.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное