Михаил Буканов.

Расскажи, расскажи бродяга. Pulp fiction



скачать книгу бесплатно

Гуано

Слышь, пацан! Гуано купишь? Дёшево отдам, сам приобрёл по-случаю. И использовал бы сам, да денег надо. Только условие одно – самовывоз! Я транспортные расходы не потяну. А так легко продам, как говорится – из рук в руки, куплю брюки, хотел бы боты, для нашей босоты! Но обувь слили на три-четыре. Берёшь гуано? Какие боты? Да никакие! Это ж, рынок, братан, вот я разговоры и разговариваю. Сам понимаешь, слово за слово, хером по столу, я в барыше, а ты на скучном шише! Без обид, мен! Так договорились? Чего такое это самое гуано есть? Ну, ты и серый! Просто лапоть неразношенный. Я тебе полчаса толкую, а до тебя, как до жирафа, этого фраера ушастого! Это же у меня чистое органически и по химическому составу удобрение. Чудо современного рынка. Урожай поднимает, как ваягра соответствующий орган. Импортная вещь. Купишь – оценишь! Все соседи к тебе сбегутся смотреть. Вот ты чего выращиваешь? Овёс? Сразу на ветках пряники овсяные висеть будут. Есть устанешь, а уж про срывать готовые изделия с кустов овсяных, стремянка понадобится! Арбузы подкормишь – ветки не выдержат. Сумасшедшее дело! Один со мной не посоветовался, сам подкормил кукурузу, а не учёл, дупель пусто-пусто, что она генно модифицирована была. Вся, как есть, в Канаду иммигрировала. И на границе, на двух языках, канадском и американском, убежище попросила! А ты говоришь! Берёшь? Молодец! Теперь детали! Основное производство класси-гуано находится в Тихом океане. Слышал про такой? Ну, его ещё Колумб открыл, когда за черными и, там, неграми в Америку плавал. Да ты знаешь! Этот парень был работорговец известный. Я сам в кино и смотрел. Так он говорит: Негоциант! Торговец черным деревом! И зовут, мол, меня, не как-нибудь там, а Себастиан Перейра! Понял? Ты прикинь! При чём здесь Колумб? Так в кино персонаж этот играл обобщённо всех их, кто Тихий океан открывал, закрывал, короче, бороздил. Ну, и без Колумба не обошлось при всех делах конечно! Так там было государство Тувалу. Дикое место. Друг друга они жрали, соседей жрали, а также трахали всё, что движется! Совсем дикие, без штанов, но, впрочем, и при рассмотрении их под увеличительным стеклом, они при гуано! И из этого вот мирового продукта, как оказалось, состояли земли, поля, пляжи и горы. Прикинь, чистое гуано, хоть чай с ним пей! И без всякого сахара! Откуда взялось? Это, братан, страшная тайна, но тебе открою. Библию сам читал? Откуда? Оттуда! Просвещаться надо. Я тут в электричке по дела своим ехал, а какой-то комод книги по ходу движения втюхивал. Нашёл чего! Но я то время с пользой люблю проводить. Ни выпить, ни закусить не было, так я книжку приобрёл. С картинками. Называется она «Библия для трёхлетних!» Tам сам Боженька, а вокруг ничего! В натуре! И написано: Земля же была безвидна, и дух Божий носился над бездной! Секёшь? Так и с Тувалой этой было. Океан гольный, и ничего. Но заметь! Птицы были и жрали со страшной силой! А кто жрёт, тот и соответственно. Чистая физика. Чем ты больше в себя, тем больше всё наружу! Целые такие острова эдаким образом возникали.

С горами, полями, лесами и человеками! И всё из птиц! Жуть! А потом, когда учёные на вкус попробовали, то и признали это вот дело лучшим в мире катализатором роста. Я даже слова научные почти наизусть выучил. И оттуда пошло – гуано! Эти, дикие которые, штаны купили, сомбреры и сапёрные лопатки. С утра до ночи роют и продают! И до того докопались, не стало у них ни хера! Из последних пальм плот смастрячили, назвали его «Кон-Тики» и в Египет уплыть хотели! Не получилось! Там гуано нет, а они по другому жить разучились! Встанет с утра, банан съест и копать! Режим. Ну, ты сам секи! Тебя в зону, лет много, братан, просидишь, так долго ещё в шесть утра подъём делать будешь! Рефлекс! Учил в школе, небось, про Павлова? Такой же! Тот, бывало, как рюмку увидит, да вилочку с грибочком на неё наколотым, сразу слюной капает. Наука! Так они теперь, я про пацанов с островов гуановых, приспособились. Живут на плотах, а за гуано в океан Тихий ныряют. Отсюда и пошло у них новое название – Островное государство Тувалу! Ну, чего, по рукам? Берёшь моё гуано? Ага! И сколько тебе продукта надобно? Ложку столовую? Ты, братан, лук ел, или так охуел? На пробу? Это тебе не мороженое! Чего его пробовать? Вот скажи, у тебя растения какие? Цветок один «Ванька мокрый»? В горшке? А чего ты бары-растабары развёл? Рынок? Слово за слово, остальным по столу и разбежались? Издеваешься? Гляди, гад! Следующий раз придёшь моё гуано покупать, обломится! Плыви, членистоногое! Ах, ты так? В морду норовишь забраться? Я тут стою, никого даже не трогаю, гуано на любителя продаю, а он меня за всё доброе в харю? Получи, фашист, гранату. А, не совсем нравится? Совсем не нравится? Привыкай! Граждане-товарищи! За что меня забирать? Я честный торговец, вот и патент у меня. Почему патент на чистку обуви, а я гуано торгую? Так… Увезли!

Случайный разговор

Слышь, парнишок, на Макаревича пойдёшь? Да не на улицу имени Макаревича. Я и не знаю такой! На концерт! Где будет? Вот скажи я тебе, в Караганде, так обидишься. А если ещё точнее? В третьей позиции женского тела. Ну, не позиции, этаже! Это– без разницы. На билете и адрес прописан. Вот. Библиотека иностранных языков. Вроде, она на Ульяновской будет. В начале. Или в конце. Дык – откуда смотреть! Сам бы пошёл, да фрака нету. А без него я и близко, как к святыне языкастой, так и к Андрею, свет Макаревичскому, близко не подойду. Не тот афект будет! Сечёшь, братан? Глянь, тут счастье будет, как выпить одну бутылку водки, одну пива, и ты на вершине, ваще, нечеловеческого блаженства. Точно как в песне о птице, которая цвета ультрамарин. Ну, существо из меди! Я эту вот самую песню давно когда-то пел. В школе было ещё. Соберёмся, мы, бывалоча, это даже до отсидок всех моих, да давай петь! Цыганка с картами, дорога… и птички эти. Романтика! Новый поворот, что он нам несёт. Кто чего сосёт? И так далее. Да я тут не о тебе. К слову просто пришлось. Я про самого Андрюху этого! Какой композитор был. А повар какой! Ну с его такими талантами, да в зоновской столовой, цены бы не было! Это он момент проспал. Мог бы ещё при Советах срок мотануть, так как этот, досидент! Сейчас бы уже в Америке от тубика загибался! Нет! Не всё дано человеку. Не сумел сильно досадить советской власти. Так, в жопу то кусал, то лизал, но, всё это как бы понарошке! Что бы и правда не присесть! Ну, ясно, существо, да ещё из меди! Но, сейчас не об этом! Бери, брат, этот билет! Хрен со всем, пару пива, и разбежались! Что? У тебя с собой джин есть? Это как? В смысле, в бутылке джин? Ну, пацан, ты даёшь! Старик Хоттабыч, блин! Тебя свои тут не Волька, ибн Алёша Костыльков прозывают? Я ту историю с джином Хоттабом с детства помню. К ней ещё детектив там прилагался. «Патент А Б.» А вот о чём, запамятовал совсем! И страшная книга о путешествии во времени. Вроде, один пацан фраернулся, нырнул в прошлое, а там Ленин! Что делать! Еле выбрался. Потом всю свою жизнь букву Р совсем не выговаривал. Как китайцы! Откуда я знаю? Так мы тут это, пересеклись с китаёзами. Они в разговоре всё на Л напирают. Холосо, длуг! Вот так и говорят, суки! Жуткая, ваще, история, была, нечеловеческая! Сейчас расскажу. Слышь, братан. На, бери билет этот. В кафе? Это можно. Я на мели. Сухой третий день. Чую, придётся домой возвращаться. С женой вот поругался, так она меня из дома выставила. Ну, не убивать же бабу. Я за своё отсидел уже. И она вон тоже отсидела. Как, иногда чуток сорвёшься, так базар-вокзал! Иди говорит, отсюда. И дала мне на дорогу два сырых яйца! Ты сам прикинь! И билет этот. В насмешку! Ей на работе баба одна дала! Тоже они всегда лаялись, а тут подошла и билетик. На! В знак моего глубокого уважения к вашей красивой биографии! А моя мне его ссударила! Вот я и сугубо обиделся. В гараже заначка была, так я быстро истребил. Сам-то я в отпуске сейчас. Чего заказать? Сардельки и холодец. Винегрет. И это всё с пустым стаканом. Будем твоего Хоттабыча пробовать. Ого! Джин «Бифитер»! Ты извини, дрянь жуткая. Пили мы его. Я по Оми ходил с плавучей лавкой. С водкой напряжёнка была. Самая погань -девяностые года. А этого добра, «Гордон», да «Бифитер» джин – море разливанное. Я так думаю, его где-то там неподалёку и готовили. Типа Ройял спирт, бузина, ну и немного чего для терпкости, крепости, да дурмана. Размешать и готово. А вот наклейки такие же точно! Так я о китайцах! Сосед-братуха у себя прописал небольшую китайскую семью на свою жилую площадь. Деньги заплатили уж больно хорошие. И сам сосед на три месяца на дачу, в Крым уехал. А как назад воротился, к нему шасть участковый. И документы предъявил, что у него там на площади около семисот человек временно прописаны. А за это нонче вилы полагаются! И концов никаких не нашли! Мы с ним тогда с болью и трудом большим это дело развязали. Чуть ли не через авторитетов наших и ихих. Дружок-то мой с зоны ещё. Объяснил на пальцах китаёзам понятия. И про кирдык в том числе. Все выписались разом! А твой джин хоть и получше Омского будет, а тоже дрянь. Я тебе, братан, благодарен. Ты на меня не сердись. Пойду с бабой мирится! Но, эти два сырых яйца я ей припомню. Спасибо за еду. Привет Макаревичу! В цвете ультрамарин!

О темпоре!

Дайте мне сюжет, и духом будет комедия из трёх актов! Или, там, из пяти. Хорошо было милейшему Гоголю восклицать! Сидит рядом с Пушкиным, «Вдову Клико» потребляют, девки сенные и прочие их ублажают. Пятки и прочее чешут. В голове ищут. Оркестр балалаечников им про славного Росса симфонию заводит. Одно слово – гении! А мы? Мне кто сюжетец подкинет, типа: Господа! Я имею сообщить вам-таки пренеприятное известие. К нам в губернию едет Путин! Стреляйтесь! И как тут на комедию словеса наберёшь? Даже в лучшем случае – на некролог! Нет, элементы трагикомедии имеются. Вот, например, назначение, господина Дворковича, открытого и убеждённого либерала-рыночника, сторонника отпуска всего в свободное капиталистическое плавание, вдруг, назначают смотрящим за ценами! Только как из этого комедию театральную сколупендить? Не поймут, азиаты-с! И окажешься в Макаревичах! Тоже поц, кстати, тот ещё! Он, значит, пиарится будет, денежки себе огребать, а, с другой стороны, письма президенту, свои типа, слать. Вроде того Иудушки, что опус один сочинил: «Как нам обустроить Россию!», хотя даже он не призывал наших телёнков бодаться с дубом! Ладно, проехали! Итак: Жили три друга – товарища в маленьком городе таком. Ну, назовём его Гавр. Или, скажем, Дувр. Хотя, может быть, и Кале. Или, вот, Па де Кале. Были они, естественно, французами. Тут надо бы для антуража чего французское мне тихо ввернуть, буланжери, ажан, уи, крем брюле, я потом ещё припомню. Простые такие французские парни. Блузон, музон, газон, да оранжад и вин де руж. Под Сюзанну и Марианну! И вот… «И вот плевал я с Эйфелевой башни на головы беспечных парижан!» Ё-маё! В Высоцкого, блин, вляпался. Вот с кем бы я водки сейчас махнул не глядя. Нашей, Пейсаховой! Только навряд ли! Сейчас он мёртв, а при жизни какой ему интерес со мной пить был? С восьмилетним! Так, чего тут у меня? Жили… Были… А всё же хорошо Адабашьян Макарке врезал. Ты, человек публичный, публично изъясняешься, так и огреби себе публично. То-есть, принародно! Адабашьян этому пирогу не чета. Актёр от Бога, художник, поэт, сценарист. О, вспомнил! Графиня лупила Боярского по мордасам в присуствии графа и герцога! Так брызги кровавые летели. А потом к ним подошла и пояснила, мол, лицо она публичное, особенно в день написания писем, так вот и лупить вольна любого и прилюдно. Вот бы Макарушке старой такой разношенной галошей, да по физии. Раз пять. Или шесть! На концерте! Пустячок-с, а приятно! Тьфу на вас десять раз, мысли малохольные, мысли окаянные. Теперь на «Любе» перемкнуло. Не, я так вовсе никогда ничего не напишу! Ближе мысли, пейсаховая, помогай!


Туманной лунной ноченькой

На набережной Гавра

Бежали со всей моченькой

Три друга от кадавра!

Блузоны развевалися,

Плевать на Марианну,

Но живы все осталися,

И грянули «Осанну».

Вино спасало красное,

Да гру-фуа с сардинкою.

Вновь стала жизнь прекрасною,

Для лиц, что со щетинкою.

Ушли долой сомнения,

Нет больше чувств со страхами.

А после затемнения

Гоняют мёртвых трахами.


Блин! Стих выпал! Бред правда, но, стихотворный! Какой кадавр, трахи с кем, куда баб дели? Так, вопросов больше чем ответов. Правильно сказал то ли Веласкез про Пушкина, то ли Козьма Прутков про Жмеринки. «Суди, мой друг не свыше сапога!». Аз есмь драматург. Так и надо драмы писать. А коли не получается, то комедии. В самом крайнем случае, на крайняк, скетчи! Навроде, как Ежи Лец Валенса! Или без Валенсы? Какая, хрен, разница. Кто из современных про эти непричёсанные мной мысли вспомнит?

 
Высокой страсти не имея,
Торчал ужастик от хорея,
Не опоясывался ямбом,
Поскольку был по-жизни М* Вамбом.
Или Мвамбой? Мгангой? Проехали!
 

Ба! Опять стишком сблудил! Суворов, просто Суворов. «Туртукай взят, и я был там!» Нет, брат, не отвертишься. Общее направление уловил? Дерзай, ты на правильном пути. Тюрьма за плагиат уже близко. Ну, не тюрьма. Вилы! «Что бы словам было тесно, мыслям просторно»! Ё-маё! Кончилась! Утром полная бутылка была. Куда делась? Неужто выдохлась? Я и пил по чуть-чуть. Надо бы пойти ещё одну на углу взять.

 
Мы с песнею не былинной,
Шагаем по Неглинной,
Шагаем по Неглинной
По матушке реке.
В трубе слегка воняет,
Что каждый обоняет,
Других не обгоняет,
Спидометр в руке.
 

Спать, где здесь диван? Ага! Долго примеривается, с размаху попадает мимо. Грохот упавшего торшера, лёгкое возенье на полу. Мощный храп! Спи спокойно, дорогой товарищ! «Мы сами, родимый, закрыли орлиные очи твои!» И тут у меня, как у Ильича, на глаза навернулась скупая мужская слеза!

В Верховной Думе

Пресс-конференция.


Господа, дамы и чьи-то товарищи. Я, кстати, с этого начинал и погорел. В Турции был в служебной командировке, так значок надел с портретом деятеля какого-то. Ну, я человек безгранично страной художественно развитый, а там эмаль богатая, местами переходящая в финифть и скань. Иногда и перегородчатая! На портрете серьёзный человек был, в феске красной, пузатый и во фраке. Видно, что голова! Я на приём к местным пашам пошёл и для форсу украшение одел. Скандал тогда был страшный! И турчики оборзелые обозлились, и наши товарищи! Вот что компартии так близки. Нам тогда разъясняли про резбу, нет, резню, полутора миллиона армян, а я всегда был не дурак. Красный диплом! Только вот никто не удосужился показать портреты главарей армянского сопротивления и подполья! А этот, в турецком головном уборе, из них был! Выперли меня из этой Турции. Хорошо хоть язык оставили! Я на шести языках могу. Вот ты есть захочешь, а чего делать? Страна совсем тут иностранная! Не то мне. По-турецки: ашарга керек, по-французски: же не манж па сиз жур. И так далее. Шляффен-ессен, манджарить! И гив ми диз стейк фор фри, плиз! Мастерство не пропьёшь! Без относительства к этого теме разговора. Но сейчас не об этом! Вы мне прямо и правильно задали вопрос, и я так же вам прямо здесь и правильно отвечу. Да! Я это говорил и горжусь этим! Я первый из всех заметил русскую национальную особенность. Специально посмотрел источники и где-то у Карамзина, или Татищева нашёл чёткое определение нашему стремлению к самоупорядовачиванию! Уф! Не, наш язык – самый заковыристый в мире. Все помнят? Одень, сами знаете куда, шапку, а то уши отморозишь? Вуаля, вуаси! То-ли дело идиш! И коротко и красиво! Тут пока выговоришь, уже забудешь, что у тебя мама русская была, как у Руцкого! Только пивом не торговала, хотя бы и могла, будучи по паспорту гражданкой Эйдельман! Да, это я о чём тут? А, вот! Наш президент всей страны, Владимир Владимирович Путин, ещё долго будет руководить. Однако, и враги не дремлют. Вон, ты гляди, в лагерную пыль размолотый Ходорковский со смехом восстановился и вместо похорон тут у нас матушки своей, на которые так, гадюка, и не приехал, хотя ради состояния вот её здоровья его с кичи вынули, чего удумал! Опять еле договорил! Ну, я змей, силён! Так Владимир Владимирович! Я вам чего скажу. Прав был сей человек, говоривший, мол, труд его труду раба на галерах подобен. И врагов и идиотов много. И непонимающих, и нетерпеливых. И прямо ждущих ошибок от него или смерти желающих! А Бог он вам не Никишка! Как стукнет кого, так и азохен вэй, что значит, привет родителям! Посылает Господь России спасителей, а мы их помётом жидким, хоть в интернете, но поливаем. А я не позволю! И мы не позволим. Все фракции. Тут такое дело. Выборы там, или чего в Думе, то один коленкор. А, ежели, все основы пытаются снести, да страну назад, в девяностые, а у нас уже всё поделено, и делить нечего? Это как? Смех смехом, а пусси райот кверху мехом! Народ так считает! И мы все сплотиться должны, а Президенту выказать совершенно необходимые почёт и уважение. Я не льстю, как некоторые. Открыто говорю, лучше Путина нам сейчас никого не найти! Нет такого человека, не было и не надо! Вот мне предлагайте, я бы не взялся. Хотя и знаю, у меня может получится! Не берусь. Про это ещё Хлестаков рассказывал. Мол, многие приходили, брались, а покувыркаются, хватять патоку с шила, с жара, и уваливают. Невмоготу! Нет сейчас лидера у нас сильнее! А всякие выборы-мыборы они народ и Президента от дела отвлекают. Это что за срок – шесть лет? Вы покойного столпа и отца демократии спросите, некоего Солженицина, так он бы, хоть и был демократ и либерал, ответил. Даже на нормальный десятерик не тянет. Огрызок! Мы есть тут страна особенная. Что Тютчев-то говорил? «У нас особенная стать, в Росиию можно только верить!» И я предложил стране и народу подумать, пока только подумать над моей идеей. Пусть во главе всей страны стоит выборный царь, сроком на десять лет. Настоящий. В барме, со скипетром и державой. Рынды вокруг. И некто Иванов. В красной рубашке! Флаг сменим на императорский. Чёрно-жёлто-белый! И сразу на этот пост нашего Президента. Пусть работает, а если кто мешать будет, то это измена Государю и Отечеству. И пора будет Иванову злодею разъяснить, зачем ему по чину такого цвета рубашка положена! И Патриарху нашему к титулу одно слово только стоит добавит – Истинный. Ну, там ещё по мелочи, истинный всего мира сего и его окрестностей, земель Иверской, Армянской. И так далее. Вплоть до Эквадора! А через десять лет не выборы провести, а ротацию. Путина назначить Верховным существом с правом объединения церковных и светских функций, а Патриарха торжественно захоронить на новом мемориальном кладбище в Мытищах! Вот, вкратце, вся суть моих предложений! Молчите? Онемели от величия мысли! Это бывает. У меня таких идей достаточное и соразмерное количество. На следующей прес-конференции я вам расскажу о своём плане «Как нам обустроить Украину до полного исчезновения Галичины!». До свидания!

Сон депутата Рады!

Сука! – проникновенно прозвучало в ушах. Разоружись перед партией «Незалежная свидомость»! Тебя для чего хлопцы в Тягнибоки и Яроши выбирали? Что бы ты косоворотку– вышиванку носил и сало в шоколаде ел? Депутат от одномандатного округа! Дывись яка цаця! Как одна отдельно взятая мандатория от мандатоносителя. И, что интересно, все вышеперечисленные слова являются у нас однокоренными и производными от слова манда! Откуда ты и выпал в процессе уманданутия! Ты усё понял, козий выкидыш не нашего Бога? Ох, не зря хлопцы про тебя такие сказы сказывают, а седые бандуристы на сопелках и кимвалах славу расследованию поют. Ты ведь тайный москальский еврей, и, по одной версии, имеешь апсердоним Цыка Пильзенский, а по другой Голопуп-Сруль Карлович Вассермуттер! Нам всё давно известно! Ты прокрался в Верховную Раду, имея тайное намерение на совершение диверсии, путём перекрывки кранов для воды в туалетах и устроив бесплатную раздачу жидкого сала с пургеном. Так-то, отрезав панов добродиев от места их постоянного пребывания, ты, гада ядовитая, решил вывести из строя ненавистных тебе, как еврею и москалю, гидных, то есть, все достойных украинцев, вроде меня! Я, казак Гаврилюк, честно стоявший на морозе с посиневшей от ненависти к «Беркуту» жопой, вывел тебя-таки на чистую днепровскую воду! Твоя и моя партия как «Незалежная свидомость» создавались вовсе не для того, что бы ты набирал свои тухлые 2% голосов избирателей! Оставь это Мишке Касьянову. Где обещанные наши тысячи последователей, где? Куда ты чуткого и верного патриота Сашка Билого подевал? Ходят слухи, что его застрелили наши враги по твоей наводке! Что, падлюка и курощуп, ненавидишь всех, кто не носит как москали пейсы? Это тебе не у Бени Коломойского вафли кушать. Сладострастник кондитерский! Как тебя Рада держит? Жди. Скоро уже придёт наша Йюля, и тоди моя речь тебе небом с сиротскую ширинку покажется! А вот и она тут! Давай ползи сюда, ненька наша. Нравится тебе её облик? Синяя голова с тёмно-золотой короной лихо уложенных змей, тулово, что длиною в казацкую лошадь, ручки, так чопорно и сладко теребящие кусок высушенного газа, того, за который клятые кацапы и москали упекли её в жуткую цигулёвку! А вот эти восхитительно кривоватые ноги, изысканно обрамляющие конец её и плавно и чуть нежно переходящие в хвост! Слышь, ухо свиное, как конец, разглядел? Это не аллегория там какая, а наличие присутствия животворящего мужского начала, но и не без влияния женского! Панна Тимошенко говорить тут будет, а ты слушай, потому, я же не хирург, как говаривал нам Лёва Задов у батки Махна в Толстовском варианте. Оторву ручки с ножками, крылья и лапки, да и скажу, что так и було! Попомнишь, гад, Попандопуло! Пан козак, позвольте уж мне с паном шахраем словом тут перемолвится. Что ж ты волчья сыть, трявяной мешок, не ревёшь по-звериному, не блеешь конём тут по-козлиному, а поёшь, потрох рваный, по-соловьиному? В гости я к тебе не одна пришла, а пришла к тебе с косой вострою! Вот этой! Сейчас будем правду говорить. Итак, москальская тварь и агент Верхнего Ориноко, какие есть твои доказательства? Шифры, пароли, явки! Документы об это место, – и хвост Йюли показал на пол перед ней. Трепещи отчётливо, ибо пришёл день твой судный! Обеда не будет! Ты сам обед, вот и мои змеи подтверждают простую жизненную истину! Я, царь царей, кей из кеев, Закхок Мудрый. Ой, извини, козак, это из другой оперы. Слушай, а чего мы так долго с ним разговариваем? Чего он знать-то может? Про ФСБ я сама всё могу ему рассказать, сколько уже лет с Путиным сотрудничаю, а так он совсем пешка. Ещё и миллиона не скрал. Брось-ка его в сортир! Нет стой, это его только обрадует. Видно же, что гельминт! Надо бы тварь за ушко, да на солнышко! Что за звонок? А, чего, кто спал? Я заснул, а пора голосовать? Могу! И уже проснувшийся пан депутат Украинской Верховной Рады с наслаждением потянулся! Народу слава! Это был всего лишь сон!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7