Михаил Буканов.

Расскажи, расскажи бродяга. Pulp fiction



скачать книгу бесплатно

Гурман

А хорошо бы, брат, сейчас селяночки рыбной! Когда-то на ВДНХ над прудиком ресторан был по этой части. Просто объедение. Днём забредёшь, народа никого. Прохладно. Пиво импортное и обслуга вежливая. Селянки порцию и осетрину на вертеле. За всё, про всё – полтора рублика. Это как по нонешним временам? Селяночка огненная, маслинки плавают, всё что надо там. Вкуснота! Или вот «Базар славянский!» Кулебяки, расстегаи, бульон с яйцом. А в «Арагви» там, к примеру, другое. Сациви. Шашлык по-карски на рёбрышках. Бастурма. Тоже вкусно. А вот вина я любил грузинские. «Тетра», «Твиши», абхазские тоже хороши. «Лыхна», «Псоу». И, конечно, «Хванчкара»! К рыбе-белое, к мясу – красное. Наука! Коньяки на вкус определял. Из дорогих грузинские были хороши. Вот, к примеру, «Греми». Ну, и армянские «Двин», «Арарат». А из дешёвых армянские, что три звёздочки. Дагестанский, конечно, похуже будет. Но, самая гадость – азербайджанские коньяки и вина. Они их в цистернах из под нефти перевозили, так что вкус её завсегда присутствовал. Да! Молдавский тоже коньячок средненький «Белый аист». Прямо как зона пожизненная называется! А вот однажды прикол у меня был. Познакомился случайно с дамочкой одной в скверике. То, да сё! Зашли в кафе, выпили. С собой взяли, а идти некуда. У меня дома барракуда обретается, а у неё мужик в любой момент нагрянуть может. И пригласила она меня к себе на работу. Мол, там легко посидим, выпьем, и мешать никто не будет. Пришли мы с ней с заднего входа, а это магазин такой продовольственный оказался. Ну, где всё продают. И спиртное, и мясо, и колбасу с крупою. Хлеб даже есть! Дамочка моя директором оказалась. Отпустила вечером персонал, сказав, мол, дверь сама на сигнализацию поставлю и закрою. И, действительно, закрыла! Стол в кабинете накрыла, ну, и понеслось. Никогда в жизни в моём распоряжении целого магазина с директором не было. Мы с ней по полной оторвались. И на столе её руководящем и даже на колоде рубщика мяса. А потом такси вызвала и меня домой отправила. Даже дорогу оплатила. А я дурака свалял. Пока трезвый был, ни телефона не взял, ни адреса. Проспался, тырь-пырь, не могу даже представить, где я ночь провёл. И с кем! Так и не нашёл. Чудны дела твои, Господи! Или, вот, была у меня паспортистка одна. С ней как в анекдоте. Зашёл по делам в паспортный стол, друг на друга глянули, ей охота, и мне охота. Зачем же себе по пустякам отказывать? Ко мне нельзя, паспортный стол не магазин, что делать? А у неё муж. Так она приноровилась к сестре ходить. Вроде той ребёнка не с кем оставить. Барак. Один там сортир, одна кухня. У сеструхи всего одна комната. Дитё в кроватке, сеструха на постели, а мы там с паспортистской на полу на матрасе каком-то тоненьком. Хорошо хоть дама моя упитанная такая из себя была. Прямо французская булочка. С корочкой хрустящей! И ничего! Всё нормально было пока не понадобилось ей широту нрава своего проявлять! Решили мы с ней вопрос, а она рукой сестру дергает, мол, проснись. А та и не спит. Год, как вдовеет, мужика по-пьяни зарезали! И шасть вниз.

Что делать? Пришлось и с этой. А там первая лезет. Так я то не хер железный. Это эталону хорошо. Который с серебром в голове, золотом в кармане и сталью в портках! Погодь, – говорю, – милая! Я – сейчас. Как наши друзьяки-хохлы гутарять «До витру». В тую клозету! А сам огородами, огородами и к Чапаеву! Только меня сестрёнки и видели! Год без мужика и сестра на подхвате. На ленточки они враз распустят! А вот в «Будапеште», ну, знаешь, от Петровки, да влево, в переулочек, кухня дрянь была. Сильно на любителя! Во всё паприку свою пихают, а её не каждый и выдержит! Перец ихний красный! Гуляш знаменитый венгерский, так его что бы потом запить, это сколько надо вина ихнего принять на грудь? Венгры – вообще народ дикий. Язык имеют такой, что ему могут только финны с эстонцами выучиться. Потому что у них свой язык такой же степени дерьмовости! Ужас чего бурчат! «Пекин» ещё ресторан был. У памятника Маяковскому. Тот любил всем зад показывать, так его к великому нашему соседу и поставили. По злобе видать. Хрущёв там лысый примандюкивал. Мао то его ни в грошь не оценил. Всякие отношения порвал. Уж больно гавна много толстопузый мясник на Сталина нанёс! Эх, не успел его Лаврентий Палыч к общему с Троцким знаменателю привести! За что и получил смерть лютую, беззаконную! Да! Так я про «Пекин»! Ресторан этот китайской кухни был. Ну, не по настоящему, а так, адаптированной. А вот выпивка правильная имелась. Водка там «Мандариновая», «Черри вайн». И, что интересно, не дорого. Закажешь себе утку по пекински, креветки в коричневом соусе, да сто грамм мандариновки, всёго два рубля и выйдет. Вкусно очень, и необычно. О! Закипело! Бросай лапшу и колбасу поструганную. Миски готовь. Десятиминутная готовность. Докладываю, наш бомжатник к приёму пищи сосредотачивается! Бывший человек, а ныне сугубое насекомое, к приёму пищи готов! Бывое существо с интересной биографией, некто. Не пришей, пристебаев! Вольно! Сам рядовой! Прошу за импровизированный стол, господа! Как сказал классик «Лягушку, существо болотное склизкое тиская, получаешь ощущение отвращения!» Можно было и не бить. Сука ты, а не интеллигентный человек! Получи! Переворачивает на костёр кастрюлю с едой! Всеобщая свалка. Апофеоз!

Очередь

Здравствуйте! Кто последний здесь будет? Не последний, а крайний? В смысле? С какого края? С последнего? Я, конечно, дико извиняюсь, но за кем прикажете очередь занять? За вами? Так вы и есть крайний от двери. Лады! Время есть, вы меня не просветите, а почему не последний? Последняя у попа попадья? Ну, это вопрос дискуссионный! Впрочем, я по попадьям не специалист. Как говорят наши украинские братья – няхай! Или белорусские? Вот раньше все были или братья, или сёстры. Или там, к примеру, Родина – мать, государство – отец, а дети все разные, и чернявые и белявые. Россия, та ваще, я не пойму! На словах – старший брат, а по натуре – Золушка! Любой никогда не мывшийся об неё ноги вытирал, работать на себя заставлял, да ещё и говорил, что жрёт несоразмерно. То сало его всё приест, то шпроты! Прорва какая-то! До того договорились, решили, что Россия им свою воду с северных рек в пустыни перегонит. В целях оказания братской помощи угнетаемым ею народам! Во! Даром! Что бы мы тоже мыться перестали! Ой, извините. Я может не в ту очередь сижу? Здесь людям прививки от укусов делают? Вас тоже покусали? И кто? Жена? Не попадья часом? А то вы к ним резко настроены. Обычная себе жена? Это ж надо! А почему сюда-то? Она у вас стерва бешеная, так что проверится не мешает? Это точно. Всё бывает! Как говорила одна монахиня:» Осторожность – мать мудрости», и надевала презерватив на свечку! А одна так мужу и объясняла, что, мол, от духа святаго залетела! И зря он ей не поверил. История всё расставила по своим местам! Меня самого кто покусал? Самка удава! Это довольно длинная история. Правда, и время у нас есть. Судя по очереди. Вот что вы будете делать, если попадёте на совершенно незнакомую вам планету, с население, не говорящим ни на одном человеческом языке. И жестов они не понимают. Мы на земле сами с ними разобраться не можем! Два раздвинутых пальца Черчилля – знак Виктори. Победа! А покажи ты те же самые пальцы в Гватемале или Эквадоре – отмудохают. Потому ты прилюдно человека назвал рогоносцем! Большой палец вверх– много где значит, что всё идёт хорошо. А есть страны, в коих ты утверждаешь, твой собеседник – пидор! С болгарами тоже проблемы. У них жесты про да и нет, вовсе, черти чего. С нами не совпадают! Да и на слух не всё ладно! Вон, Энрике Мариконе – итальянский композитор, обалденная музыка к спагетти-вестернам. А в любой стране Латинской Америки – Маррикон является обозначением гомика! По– грузински, Сухуми, в абхазском варианте -Акуа– воздух портить! Каково! А по-латыни – вода! И это только то, что на поверхности. Так вот. Я – ксенопереводчик. Буду вместо тебя с разными там синенькими изъясняться! Путем компиляции звуков, жестов, рефлекторных и иных движений! Автоматом. Мы работаем над созданием сложного синдромного психокомплекса, позволяющего перевоплощаться в реальности. Для чего и привлекаем к сотрудничеству не только людей, но и гуманоидов. И, конечно, рептилоидные формы жизни. Пока ещё никто не доказал, что динозавры не были зело разумными существами, не строили космолёты и торговали с системой Вселенского кольца! Триста миллионов лет сотрут какие угодно материальные свидетельства. Так и многое пока недоступно человеку. Антактида, например, глубины океанов. Да и в глубь Земли мы проникаем чисто поверхностно. Три великих теории так и остаются недоказанными.

1. Внутри планеты находятся не только океаны лавы, но и огромные запасы воды. Отсюда – вселенский потоп. Бог —Знание – Творитель – открыл зиппер, раз, и потекло! Следы уничтожены!

2. Существование глубоководной и подземной цивилизаций. Или, анклавов, высадившихся на планете инопланетян!

3. Земля – это чемодан без ручки. Вещь тяжёлая, лучше нести и не браться. А искать в Космосе. Что мы и делаем. Правда, пока безуспешно!

Вот я и работаю в этом направлении. Это как в сыске переговорщик. Преступник есть, ОМОН здесь, да он заперся и с оружием. А там дети. Вот и идёт переговорщик. Только в нашем таком вот случае, преступник на человеческих языках вовсе не разговаривает. А самка удава причём? Смешное дело. Выпустили толстомясую из вольера, она разлеглась на кресле и языком жестов мне и говорит: Гони, мол, всех на хер! Нам с тобой и вдвоём неплохо будет. Только распорядись, мне пару кроликов там поживее, а тебе пива ящик. Холодного. Я сдуру так и перевёл. А коллега мой мне заявляет, что я не там акценты расставил. И текст звучит как приказ выслать сюда мужика-удава поздоровее, и, что бы, побыстрее. А про пиво и кроликов я сам придумал. Я за своё держусь. У неё, – говорю, – спросите. И жестами предлагаю беседу продолжить. А эта гадюка-переросток хвать меня за плечо зубами, да давай обвивать. Еле отодрали. Так она там отодранная в клетке. А я здесь, на уколы приехал. Это ж жуткое дело, бешеный синдром стоящего удава! Оно мне надо? Давай, иди, крайний, твоя очередь!

Соседи

Честное благородное слово даю, это не я! Сами подумайте, вывалить у двери ведро с пищевыми отходами, позвонить по телефону и попросить, что бы убрали поскорее. У меня и ведра, кстати, нету. И отходов пищевых вовсе не бывает. Весь путь пищевой цепочки легко прослеживается. Что купил, съел, унитаз, купил, съел, унитаз. Замкнутый круг. Желаете проверить? На любой стадии! Верите на слово? Спасибо. А то я уже отчаиваться начал. Зачем мне разборки с соседями? Сегодня вы мне чего, завтра я стекла там толчёного в ваш суп. Ничего хорошего. Эгоизм гольный и мещанство! Оно нам надо? Оно нам не надо! А в беде вашей могу помочь кое-чем. Я, когда последний раз из психушки выписывался, успел там проконсультироваться. Среди вас, обывателей, мнение присутствует, мол, в дурдоме все пациенты ку-ку и наволочками инопланетян ловят. Официально заявляю, не все. Да-с! Отнюдь, начальник! Есть и такие, как я. Вы Ганнушкина читали, конечно? Корсакова? Кащенко? Сербского? Нет? Однако! Не думал, что есть такие, кто классиков не изучал! Но сейчас говорим не об этом. Среди скорбных обитателей весёлого дома всех пациентов, условно, конечно, можно всегда разделить на больных, и обречённых быть иными. Так шизофрения– болезнь, а вот психопатия – состояние врождённое. Даун не больной, а иной. Олигофрения тоже не заболевание, а врождённое состояние. Сечёте? Поскольку гениальность у нас всегда пересекается с такими же пограничными состояниями, что и болезнь, одно от другого отделить зело трудно, а, порой, практически, совсем не возможно. Даун может ложку в ухо себе нести и смысл жизни пальцем из носа выгребать, а, скажем, такое как таблицы девиации кораблей знать наизусть. И это только потому, что читать научили, да в нужное время книга штурманская в руки попалась! Олигофрен какой рисует так, как Кандинскому не снилось. Шизофреник теорию вероятности лучше Энштейна знает. Правда всё это не всегда и только до известных пределов. Даун спокойно под трамвай шагнёт, ни о чём не думая, олигофренуша тихо зарежет кого ножницами сдуру, с шизика и вообще спроса нет. Но своим они в консультациях не отказывают. Лежал у нас такой специалист по около всяческому творчеству. Так и не подумаешь, тихий, вежливый. Только жрал со страшной силой и всё. Бывало все тарелки оближет. У кого чего остаётся, сами ему несут. Чистая прорва! Шизуха его долбила. Он вообще представлялся некиими братьями Стругацкими, по какому поводу и пайку себе требовал за двоих. Может и аппетит оттуда. С виду один, а внутри двое. И все трое жрать хотят! Страшное дело! Так долгими ночами мы с ним частенько беседовали. Знал, мужик, многое. Одна его часть даже по-японски говорила. Я на этом языке не очень, но он как загнёт «Скоси мо вакаримасен», да «Коннича ва» – чистый отпад. Япоша и всё. А другая часть в математике кумекала. Ему корень квадратный из стула извлечь – чисто шесть секунд. И про многочлены всё рассуждал. Мол, у кого многочлен, тот и в барыше будет. Член, рёк, хорошо, а многочлен лучше! И про Польшу добавлял. «У кого больше, то и есть из гадской Польши. Панует!» Энциклопедист! Ленинской, блин, школы! Так вот он мне тайны всякие время от времени открывал. Жуткие. И эту открыл, про которую я вам говорить начал. На Земле нашей мы не одни обретаемся. Есть инопланетяне, а есть наши древние. Всякие там гоблины, джины и гномы. Но это не у нас. В отдалении. А в России своя мелкая сволочь проживает. И, хотя и мелкая, но размером может быть и крупным. Скажем, домовой, банный, сетевой, путейский, да много их, гадиков. Вот эта масть людям иногда и гадит. Колдуны. Им из ничего ведёрко пищевых отходов смастрячить, как вам два пальца под самовар. А уж по телефону позвонить их с детства учат! Шутейно! Позвонит, скажет: Позовите Казимирчика. А потом смеётся. Пошутила, значит. И у нас такой на чердаке живёт. Не от мира сего. Прокопом прозывается и опилки может есть. Ну, там, за домом присмотрит. Провернёт в крыше дыру и на результаты посматривает. Зальёт ежели, то сколько этажей. За какое время. Наука! А так, без опытов над нами, им жить скучно. Одно слово, мелкая сволочь! О, гляди, точно он. Прокоп, здорово. Куда ведро понёс? На помойку? Молодец, Прокопушка. А там чего? Вывалишь так, что и подходов к бачкам не будет? Точно, начал исправляться, кончил ссаться, начал сраться! Голова! Ну, иди, какой с тебя спрос! Тебе вредны все страсти роковые, одно влечёт, моменты игровые! Так вот я вам и говорю. Без сознания от чего-то. А может устал, да и прилёг? Пойду я. Сейчас по телеку моему фильму «Палату номер шесть» показывать будут. Вона чего с нами врачуги творили. Беспредел и всё. А тот, который пищевым отходам не обрадовался, на двери табличку имеет «Доктор медицины, психолог и психоаналитик Коклюш С. В.» Так получай, фашистик, гранату! И ушёл в стену!

На фразу «Вы мне ещё за Севастополь ответите!

Итак, господа, заседание нашей международной конференции разрешите считать открытым. Нам предстоит выработать повестку дня и обсудить некоторые интересущие всех вопросы. Поэтому я и предлагаю обозначить название нашей встречи, а я бы даже назвал это на западный манер и митинга, а затем сторонам, принимающим участие в работе, кратко изложить свои точки зрения на сугубую проблему. Название предлагается такое: Моральные, имущественные, территориальные, ну и иные претензии к Российской империи, а также пути достижения удовлетворения этих претензий! Нами! Коротко и всё ясно. Предлагаю заслушать вводные краткие сообщения стран-участниц. Развёрнутые программы изложены в розданных вам печатных материалах. Наша встреча вызвала бурный и живой международный интерес. Здесь присутствуют в качестве стран-наблюдателей представители Лхасы в изгнании, Микронезии, островов Туалу, а также фрейдисты открытого сечения, представляющие радужное сообщество! Такая поддержка говорит о незатухающем внимании мировой клаки нашей демократической общественности к вашим проблемам. Украина, пожалуйста. Шумерское сказание говорит о том времени, когда на просторах Средиземноморья и его разных там окрестностей простой украинский хлопец по имени Гильгамеш не только воевал с препротивным Мардуком, но и варил свой кулеш. И всё для этого было! Просо, оно же пашено, то-есть, основа, ну и всякие жирные части побиваемых им чудовищ! Не увлекаться историей и ближе к делу? Будь ласка! С тех пор уже прошло много лет. Менялись времена и люди. Но враг оставался тем же! Оставив для сугубой себя маскировки лишь короткую форму самоназвания и изменив окончание чудовищный и злобный Мардук превратился в Коммунистический интернационал! И не зря вовсю предупреждал писавший прозу на русском, естественно только лишь для маскировки, великий писатель Шевченко имя которого любому из вас на Западе всё равно ничего не говорит! Вот эти священные и жуткие в своей исповедальности фразы: «Схороните и вставайте». «В тени лежал и плакал он!» Всего две строчки, а широта картины затмевает воображение! Слава Богу, мне это не перечитывать. Тяжело! Ближе к телу? В каком смысле? А! К делу! Будь ласка! И куда бы мы все делись, если бы не язык наших врагов! Единственное средство коммуникации! Некто Бальзак, чи Мопассан написали-таки страшненькую вещь, про кожу шевро! Она только и делала, что сжималась. Аналогичная история произошла и с нашей страной. К настоящему времени утрачены исконные ариалы обитания укров на территории Индии, Пакистана, Афганистана, Ирака, Армении, а я уже не говорю о Европе и нашем Северном Курдистане! Отбросив события, исчезающие в исторической дали, позвольте мне перейти к современности. После первой мировой войн, все мы генерировали первую украинскую республику, нормального типа. Пусть не большую, пусть без всякой возможности выжить, но мы это сделали. А нас присоединили к Польше, что б ей украинским солопом поперхнуться! А чего я не так сказал? Нехай выйдет лайдак, да обьяснит! Шахрай! Галах! Всё бы им нашу кровушку попивать. Да, ладно! Проехали. А тебе чего не ясно, то наши хлопцы мало вам в войну разъясняли? Ещё могем добавить! Ещё Польска не сгинела, а попахивает вся! Кто не вмерзла? Украина? Пан ведущий, просю объявить перерыв. Дывись, яка кака! Вот цяця! Мало мы вас рубили с нашими русскими братами! Мазепы коцаные! А я и перерыва ждать не буду. Мой дед Варшаву вашу от немцев не для того освобождал, что бы всякий хряк на нашей русской земле валялся. На пшют? Ах же ты, сука! А стулом. На, жри микрофон, в Бога, душу и фитилёк с лампадкой! Вставай страна огромная! Врывается полиция!

Проза

Дело было простым и ясным, сесть и написать хоть чего! Пионерское детство, рецепт изготовления жирофлэ жирофля без гарнира, или неописуемые моральные муки русского поручика при наличии отсутствия бобровой струи. Пьеса в трёх актах. Да вот не писалось одинаково ничего! Как мне и не пилось, не елось и из дома выйти не хотелось. Тут я рискнул оглянуться по-сторонам и с ужасом убедился – свершилось. Моя душа, с трудом протискиваясь по фибрам, покидала застывшее тело. Оно, подумалось тут же. «Ни тебе аванса, ни пивной!» И призадумался. Во– первых, я в жизни никаких таких авансов ни от кого не получал. Во всех смыслах! На службе – раз в месяц, на работе, пополам, два раза. Правда, авансом можно считать и некие предложения, время от времени мне поступавшие. Скажем осторожно, от заинтересованных лиц. Ясно, какого полу! Но, это только слова! Эфирное! Нематериальная вещь. Аванс, намёк, нескромное предложение. Как кому нравится. И, во-вторых! Ежели там моя душа с телом расстаётся, то я, собственно, где? Чем это я думаю, да и рассуждаю? Учёные люди мне толковали, мозг погибает первым. Остановилось сердце, мозгу через пять минут чистый кирдык. Я, таки, ещё и беседую! Вот те на! И, следовательно, для мышления мозг не нужен! Или он выполняет роль компьютера? Типа объединяет речь, слух, рефлексы и прочее там в единое целое? Инструмент, пусть высокоразвитый, но инструмент. А основа основ – душа? Так и она вона где. Выбирается! Тут меня озарило. А с чего это я взял, что осовобождается именно моя душа? Тело, похоже, моё. И только! А душа – дело тёмное, научно не разработанное. Всё больше клирики, циники и лирики по ней прохаживались. Ну, там, шизики, но местами! А смотрю я чем? Интересно. Почти, как в женской бане. Когда в результате многолетней эксплуатации, подмылась, в другом смысле, и аккуратно сложилась перегородка между мужским и женским отделениями! Никакого такого я не наблюдается. А рассказ вдруг начал писаться.

Автобус набирал скорость. За окнами был обычный подмосковный пейзаж. Смешанный лес, ёлки-палки, лес густой! С заднего сиденья доносились звуки магнитофона. Некто призывал Перепетую совершить с ним поцелуйный обряд, причём, за этот вполне невинный по нынешним меркам акт, готов был выложить вагон копчёной скумбрии. Но это при условии, если Перепетуя её любит. Дело было летом, за бортом градусов под тридцать, и, было похоже, человек принял на грудь изрядно и отдыхает. На просьбы окружающим, субъект реагировал добродушно, посылая всех по известному адресу. Со всех сторон послышались возмущённые голоса. Женщины, а их было большинство, призывали мужчин вмешаться и остановить трансляцию. Мужчины уже начали было задумываться, однако, на заднем сиденье поднялся на ноги здоровенный детина в гавайской расстёгнутой рубахе и драных джинсах и открыто заявил, что не потерпит произвола и даст ****янок любому, кто желает дать ему ****ы! О чём и вопросил громогласно! Мол, кто желает мне её дать, прошу подняться. И, действительно. Свершилось. С переднего сиденья приподнялась вообще гороподобная личность и густым басом спросила: Эй, ты! Тебя как зовут? Вася, – последовал какой-то робостный ответ. Иди сюда! А когда Вася подошёл, человек-гора положил ему руку на плечо и сказал: Ну! Кто нам с Васей даст ****ы? Сцена впечатляла. Водитель автобуса то ли от страха, то ли из-за любопытства, засмотрелся на двух идиотов и отвлёкся от вождения. Результат не замедлил сказаться. Огромная лосиха внезапно выбежала на дорогу. Водитель не среагировал, и автобус на средней скорости вмазался в зверя. С пассажирами почти ничего не произошло. Сидели, сидел и водила. Но, двое-то стояли как раз перед лобовым стеклом. Естественно, что от удара они, по– инерции, вылетели куда-то к чёртовой матери. Картина была умилительная. Лосиха лежала ногами вверх, а сзади, лицом на её промежности, валялись потерявшие сознание герои, они получили, то что искали.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7