Михаил Буканов.

Кричали ёжики: «Атас!». Поэзия



скачать книгу бесплатно

© Михаил Буканов, 2017


ISBN 978-5-4485-5833-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глазищи заведущие

 
Хороша Руси природа,
Счастье русского народа,
Видно Боги заложили
Ширь, что б жили – не тужили!
 
 
Всем воды и места вволю,
Россиянам Бог дал долю
В той стране, что нет и края,
Плоть у нас земного Рая.
 
 
Вот и думают вражины,
Тут, у нас, ввести режимы,
Что с молитвой на Закат,
Всё под маленький откат.
 
 
Русским много отломилось,
То, чего другим не снилось,
Постараться отобрать,
А, хотя б, и через рать!
 
 
Вот и лезут с пакостями,
Ну, ненужными гостями.
Гадят как ворона-птица,
Что у нас бы не случится!
 
 
Чем у нас беда покруче,
Тем вражинам только лучше,
Утопить в столовой ложке
Лестно вражьей мелкой сошке!
 
 
Взрыв ли, с допингом проблема,
Сразу в ход годится схема,
Эти русские всех хуже,
Вот и топят в каждой луже!
 
 
Сталин был такой, товарищ,
Вёл Россию средь пожарищ,
Как вожак свой караван
Средь чужих враждебных стран.
 
 
Говорил стране он просто,
Отвечал, на то, что остро,
Лают псы, нам горя нету,
Караван идёт по свету.
 

Ода банкомату

 
Вы в своих явленьях святы,
Наши боги, банкоматы!
Пластик поменяй на кэш,
И свободно душу тешь!
 
 
И удобно и прикольно,
Человечество довольно,
Чудо техники для нас,
Для широких узких масс!
 
 
Жаль что все вы в недоделе,
Так сказать, не в полном теле,
На хрена бы в банке счёт?
Пусть деньга и так течёт!
 
 
Вот тогда мы б вас ваяли
В золотом сплошном металле,
Все б молились, вас не тронь,
Масть свою не проворонь!
 
 
Но, и так, оно не худо,
Пусть же процветает чудо,
Огоньки его экрана,
Как бальзам, туда где рана!
 

Конкурс

 
Белендрясю «Ай-лю-лю»
И верёвочку солю,
День такой у нас в дурдоме,
Все участвуй, кто не в коме!
 
 
Первый приз – компот в стакане,
Нас тащили на аркане,
Терапии перформанс
Как задрипаный романс!
 
 
Объяснили всем в столовой,
Краской блещущей лиловой,
Что представить мы должны
Худталанты для страны.
 
 
Кто запел про мощь Сибири,
Кто-то спрятался в сортире,
Я ж припомнил кур в вагине,
И решил заделать ине!
 
 
Вот и создал образ масс,
Что любили хрен и квас,
Солью сыпали на нервы,
И, ваще, по-жизни, стервы!
 
 
Но, не поняли меня,
Как в полымя из огня,
Мне тут колят сульфазол,
Я ж на пусси-райот зол!
 

Зарисовка утра

 
Заря с невинною улыбкой
К нам попросилась на постой,
Реальность жизни в карме зыбкой
Казалась девушкой простой!
 
 
Её из тучек одеянье
Не привлекало жадных глаз,
Из тьмы созданья мирозданья
Струился серенький атлас.
 
 
И вместе с первыми лучами
Пришла чертогов высших явь,
А мы казались палачами,
Которым приказали: Правь!
 
 
Костры горели на полянах,
От лошадей струился страх,
Сгоняли пленных на арканах,
Гонцы летели во весь мах.
 
 
Всё к выступлению готово,
Вперёд с аллюром три креста,
Пришло давно в приказе Слово,
Идти вперёд и в некуда!
 
 
Заря явленьем инородным
Вступала в жизнь, искала свет,
А мы с бесчувствием природным,
Могли в ответ сказать лишь нет!
 
 
Её забили прохарями,
Война всегда своё берёт,
И дальше двинулись царями,
Если история не врёт!
 
 
Поэт в процессе прёт упрямо,
Удел прозаиков нам чужд!
Была ли в самом деле драма,
Иль всё измышлено от нужд?
 

Жуков

 
На Тамбовщине вьюжит,
Большевитска власть дрожит,
Встали с вилами крестьяне,
Бойся, кто не убежит!
 
 
Шёл мужик на мужика,
Били, и наверняка,
Бывший унтер, первый орден,
Вверх пойдёт наверняка!
 
 
У комэска эскадрон,
Галунов блестит шеврон,
С бывшим унтер-офицером
Сабель блеск со всех сторон.
 
 
Сколько время по пескам,
Сносят головы врагам.
Только басмачей хватает,
Крови – коню по ногам!
 
 
Тут и новый орденок,
Путь наверх лежит у ног,
В Белоруссии комдивом,
Труд ломает позвонок!
 
 
Халкин-гол, Баин-цаган,
Не поможет тут наган,
Да, и сабля не поможет,
Разломать стальной аркан.
 
 
Танки сходу и вперёд,
Смелых – пуля не берёт,
Вот японцы побежали,
Их о мире МИД орёт!
 
 
А потом вся жуть Войны,
Мир далёк, о нём лишь сны!
Маршал Жуков– заместитель
У Верховного страны!
 
 
В тоне бронза, постамент,
Конь и маршал, тестамент,
Мифы, кровь гвоздик у ног,
Если б он подняться мог!
 

Дороги через нас

 
Отрешаться, отрекаться,
В грусти руки заломать,
Или в лязге жизни драться,
С колоколен вниз сигать?
 
 
Это каждый выбирает,
Коль с судьбой не по пути,
Слабый с плачем умирает,
Сильный рубит кирпичи!
 
 
На коленях, в тёплой луже,
Лучше стенки за тобой,
Глядь, и жизнь тебе послужит,
Смерти даст сигнал «отбой»!
 
 
Но, ломаться, словно пряник,
Не мужская сторона,
Невзначай однажды прянет
Смертным выдохом война.
 
 
У тебя жена и дети,
Рядом вот она, беда,
И отдашь ты всё на свете,
Да удел твой лебеда.
 
 
Дом в разрухе, жизнь в разрухе,
Жалок лепет, я ж не смог!
Уподобившись старухе,
Ощутишь печали смок!
 
 
Через нас идут дороги,
Сами рвём путей концы,
Мы, по-жизни, недотроги,
По отцам, и мы отцы!
 

Соматическое действо

 
Сома – Индии напиток,
Дней старинных пережиток.
Нахреначится бог сомы,
И дела его весомы!
 
 
Всю историю, по-пьяни,
Боги черпали в стакане,
А потом герои дела
В ход своё пускали тело!
 
 
И такое вытворяли,
В тучки небеса ныряли!
Путь к победе дан герою,
Сому в ход – и всех урою!
 
 
Пили тёплым этот стафф,
Просо в нём, наборчик трав,
Это было просто пиво,
Только названо красиво!
 
 
А у нас в Крыму буза
Потреблялась на раза!
Сверху водочку, как лак,
И веселье на кулак!
 
 
Видно мудр купчина был,
За три моря что ходил,
Вывез нужное стране,
И теперь мы на коне!
 

Посвящается Александре Вежливой

 
Шутка.
 
 
Жил, да был Весёлый Ваня,
С ним жила супруга, Маня,
Веселились как могли,
Жизнь от копоти скребли!
 
 
Ваня, в целом, был прозаик,
Столп, волчина среди заек,
Ну, а Маня всё при нём,
Правда, с творческим огнём!
 
 
В ней талант иного рода
К жизни вызвала природа,
К рифмам страсть она имела,
И, как Сапфо, вверх, и смело!
 
 
Так и создана нетленка,
Поэтессы жизни сценка,
Под названьем «Не пишу,
Только с рифмами грешу!»
 
 
Это было как бы Кредо,
Символ веры людоеда,
Только данный каннибал,
Ел себя на высший бал!
 
 
Автор жаловалась громко,
У неё от рифмы ломка,
Да и с прозой есть проблемы,
Пишет часто мимо темы!
 
 
И от дел несносных прямо
Стрелы мимо прут упрямо!
Но, слезинки не роняя,
Автор с песней мимо Рая!
 
 
Только деву с панталыку
Не собьёт, кто вяжет лыку,
Та, успев одеть доспехи,
Мчит сквозь бури для потехи!
 
 
И не плачет, не горюет,
Лихо за себя воюет,
Без подмазки группы фанов,
Так и рыщет средь туманов!
 
 
Квинтэссенцией прогресса
За себя воспета месса,
Речь хвалебную не надо,
Без ничьих рывок из Ада!
 
 
И, в компьютер —«Прозу» жизни,
В виртуалку по Отчизне,
С фото – два ружья и спинка.
Снова прорвалась Неглинка?
 

Рецензии

 
Ох, рецензий тяжек груз,
Словно сказочный арбуз,
Где внутри таньга, иль жуть.
Взрежешь, люди оборжуть!
 
 
Например, вы за момент,
Слили в прессу комплимент,
Несогласных просто тьма,
Вот и горе от ума!
 
 
Или раздолбали в пух,
Превратили в сор для мух,
А народ восстал и прёт.
Кто из вас скорей умрёт?
 
 
А бывает и страшней,
Ваших вздыбили коней,
И они по кочкам вас,
А оттуда в унитаз!
 
 
Ясно, критика нужна,
Ей вся жизнь напоена,
Только не дразни гусей,
Да раздоры реже сей!
 
 
Брань на вороту не виснет,
Сразу прочь, как ветер свистнет,
Только это в смысле слова,
А, по-жизни, влезет снова!
 

Обычное дело

 
Не дёргай тигра за усы,
Отняв кусину колбасы!
Не отворяй ты дверь судьбе,
А вдруг она с гробом к тебе!
А ежли ж, прёшь ты на рожон,
То ты не страшен, а смешон!
Всегда полезней слушать вздор,
Как орки кинули Мордор.
И чаще под ноги смотри,
Там моськи гавкают в пыли!
Но, вот ружьишко придержи,
И в сапогах нужны ножи,
Коль кто-то сдуру в раж впадёт,
Пускай со света пропадёт!
 
 
Да, дипломатия – основа,
Твердим мы это миру снова,
Но, вместе с пусками ракет.
Такой сложился этикет!
 

Внутренний женский голос

 
А я по-жизни очень вежлива,
Грубить нисколько не по мне,
И, в целом, встретиться нам ежли ба,
Ты б был на мне как на коне.
 
 
Шутить шутю, оно полезное
Моё стремленье к смехоте,
Со мной всегда моё болезное,
И я, подчас, не в правоте.
 
 
Во мне двоят давно две разницы,
Как у магнита полюса,
Один стихами с прозой дразнится,
Другой острейший как коса.
 
 
Осколки либидо с характером,
Судьба в пасьянсе на столе,
Ты б был умелым хиропрактером,
Последней пулей, что в стволе.
 
 
Я к жизни с полной отречённостью,
Меня оформил интернет,
Вот там живу я с утончённостью,
А так меня в реале нет!
 
 
А может это всё фантазии,
Как говорят, игра ума,
Одни сплошные безобразия,
Для интеллекта лишь тюрьма?
 
 
И рвусь на части я в сомнениях,
Что хорошо, что не совсем,
Ужасно путаюсь во мнениях,
Саму себя со злости ем!
 

Зимняя ночь

 
Хорошо, коль свищет вьюга,
Ты ж в тепле и у огня,
И отпущена подпруга,
Твоего в ночи коня.
 
 
Синим пламенем дразняться
Змеедевы в угольках,
И похожи и разнятся,
Не желая быть в руках.
 
 
Словно кошка за окошком
Огоньки далёких фар,
Им и надо-то немножко,
Сбить с дорог зимы кафар.
 
 
Ту тоску, что сердце гложет
У солдата на войне,
Только выпивка поможет
И ему и, нонче, мне!
 
 
Точно, истина в стакане,
И сейчас, как в старину,
Все мы на одном аркане,
И всегда придём к вину!
 

Война 1914—1918 г. г

 
Рота в окружении,
Погибает рота,
В центре поражения
Русская пехота.
Есть штыки трёхгранные,
По пять пуль на брата,
Взрывы окаянные
Теребят солдата.
Газами окутана
Высота,
Жизнь тут смертью спутана,
Не лепота.
Встали полумёртвые
И вперёд,
В хрипах рты отвёртые,
Всяк умрёт!
С ними вместе умерли и враги,
Божья Матерь русская, своим помоги!
 

Вона как

 
Человек, и не злодей,
Режет тщательно людей!
В упоеньи, с мастерством,
Изощряясь на живом!
 
 
Может кость перекусить,
Винт в живое замесить,
Род грядущий перервать,
И, в живого, сталь совать!
 
 
Кто же этот изувер,
Где он шьётся, например?
Сыскари где на пути,
Что б его на нет свести?
 
 
Нет облавы на него,
Оперов ни одного,
Видно крепко держит масть,
Или подкупил всю власть?
 
 
Кто же этот жуткий тип,
Что в дела такие влип?
Отгадайте вы с раза,
Широко открыв глаза!
 
 
(хирург)
 

Пёс

 
В конуре что во дворе
Мёрзнет псина в январе.
Сучек нет, с жратвой гоплык,
Скоро нищим на шашлык!
 
 
Придремал, хоть и мороз
Пробирает, аж, жо слёз,
Снятся мамины соски,
И завыл он от тоски!
 
 
Вдруг глядит, а цепи нет,
В миске дюжина котлет,
Травка, солнышко, жара,
Отобедать же пора!
 
 
Как поел, Матильда шасть,
Белый пудель, кровь и масть,
Как же тут не согрешить,
Все вопросы не решить!
 
 
Позже видела луна,
В конуре лишь цепь одна,
Прикопал хозяин пса,
Сдохший бобик не краса!
 

И нет конца

 
Просто женщина с кувшином,
Что идёт, роняя влагу.
Если влезть с своим аршином,
То увидишь бабу нагу!
 
 
Что идёт, плеская мерно,
Воду или, я не знаю.
Правда, есть мыслишка скверна,
Мол, не зря за ней канаю.
 
 
Вдруг отломится, по-ходу,
Мне от женской обнажёнки,
Вдруг найду с сего прохода
Близость этой голой жёнки?
 
 
И не знает человече,
Что расплёскнутое время,
Хуже вражеской картечи,
Выбивает нас из стремя!
 
 
Не собрать пролитой жизни,
Ты не бог, уйдёшь со всеми,
Тихо, или криком взвизгни,
А потоп стучится в теми!
 

Вот

 
Кому должен, всем прощаю.
Быть хорошим обещаю,
Что мне жалко слова что ли?
Бросил в жизнь, оно на воле!
 
 
Говорят, коль смерть за вами,
Вы в картинках, со словами,
Обозрите, всё что было,
Озираяся уныло.
 
 
Только знаю, память-сука
Мне подсунет всё, где мука,
Окаянил где, грешил,
А всё доброе глушил!
 
 
Там грехи мои к оплате,
Ночи резаным в палате,
Изменившие девчонки,
Сунет память мне в печёнки!
 
 
Вот оно, исчадье Ада,
Память людям не награда,
А за прегрешенья мука,
Потому она и сука!
 

К терактам

 
Я не скажу, что я терактам рад,
Не в радости основа, понял, брат?
Я – христьянин, и должен бы скорбить,
О тех кто честно дал себя убить!
 
 
О непонявших, натворили что,
Деливших мир на граждан двух сортов,
Мол, боль России – личная беда,
А нас не тронут вовсе никогда!
 
 
Смеявшихся над горем россиян,
Поскольку мы – истории изъян,
Как будто наши дети это так,
Приложенный к трагедиям пустяк!
 
 
Я не скорблю, но, я и не смеюсь,
Поскольку понимаю и боюсь,
Мне не исправить Франции основ,
Ко дну идущей в паутине снов.
 
 
Париж, «Ротонда», Лувр и пляс Пигаль,
Ладо Гудиашвили и Шагал,
Крамской и Репин, девы и абсент,
Давно прошедший Франции момент!
 
 
Теперь мне всё равно, чего и как,
Самим нам стоит ждать таких атак,
И нас не пожалеют, заплюют,
Вот те, кто нонче «дрожжи продают»!
 
 
России сила – армия и флот,
И лишь они надежда и оплот,
Для остальных лишь русский интерес,
Тогда и не попутает нас бес!
 

Канада мусульманская

 
На осле раз ехал бек
Прямо в город Виннипег.
В султанате этот град
Посетить был каждый рад!
 
 
Там соборная мечеть
Выше прочих аж на треть,
С минарета на намаз
Глас-призыв под старый джаз!
 
 
Правоверными сей край
Превращён был в истый рай.
Дух христьянства истреблён,
И фетиш Канады – клён!
 
 
Нет хоккея, есть щербет,
Чай зелёный пьём в обед,
Алкоголь исламу враг,
Знает умный и дурак!
 
 
Глупым играм тут заслон,
Есть верблюды, даже слон!
Шариат – среди основ,
И кальян для счастья снов!
 
 
А заводам всем кирдык
Сделал наш султан Саддык,
Ничего, живём и так,
Мусульманин – не простак!
 
 
Мастерские на дому,
Ежли нужно что кому,
Так приди и закажи,
Только деньги покажи.
 
 
Но, с работой тут беда,
Поисчезла и еда,
Скоро ломанём стеной
На Торонто козырной!
 
 
Там ещё Христа оплот,
Вот и будет умолот,
Заберём их всех в рабы,
Всем отпустим на бобы!
 
 
Виннипегцам по рабу,
Раскатали мы губы,
Ну, а мне рабыню бы,
От всех милостей судьбы!
 

Память о Фольклендах

 
Аргентинцы – мстители, по-жизни,
Коль обидел, точно, отомстят,
Память помнит горести на тризне,
И врагу такое не простят!
 
 
Жжёт незаживающая рана,
Сотни моряков лежат на дне,
Старый крейсер «Амираль Бельграно» —
Тенью в океанской тишине.
 
 
Противостоять британской мощи
Не смогли матросы в битве той,
Под водой лежат героев мощи,
Сами став морской водой простой!
 
 
Только случай игроком в рулетку,
Ныне верх, а завтра падай вниз,
Зря тогда рыдать начнёшь в жилетку,
Под ногой сломается карниз!
 
 
Верят, англичанам всё вернётся,
Аргентины гаучо вперёд,
И на горло болос захлестнётся.
Если интуиция не врёт!
 

Мона Лиза

 
Дело было, аж, во время оно,
Чуточку скосив свои глаза,
Леонардо улыбалась Мона,
Подарив ему себя с раза.
 
 
Там, ваще, дела с годами хуже,
Спор уже столетия идёт,
Как нам различить в преданья луже
Что там к нам из прошлого грядёт?
 
 
Женщина, мужик, иль отраженье,
И какой написано рукой?
И одно ли там изображенье
Добралось и встало на покой!
 
 
Кстати, что там коды в дешифровке,
Может, мера мира, аль война?
Только человек при всей сноровке,
Этих тайн не понял ни хрена.
 
 
Мне вот только кажется соседку,
Муж которой в Падую ухрял,
Леонардо уволок в беседку,
Что б потом никто не укорял.
 
 
Сделав вид, что пишется картина,
Дабы тень приличий соблюсти,
Всё что надо получил мужчина,
И сумел Джоконды честь спасти.
 
 
Рисовал, решал свои проблемы,
Помогал соседке тем чем мог,
Ну, и в подсознаньи эти темы
Воплотились в таинства дымок!
 

Спорт и секс

 
Спорт как секс, он тоже бой,
И с собою, и с судьбой.
Пусть соперник и не враг,
Но, сражаться не дурак.
 
 
Правда спорт, он спорту рознь,
Массой есть, а есть порознь.
Где команда, где один,
Положенья господин.
 
 
Спорт контактным может быть,
Души и тела дробить,
Даже в шахматы игра
Не доводит до добра.
 
 
Отношения полов
Нам ясны без всяких слов.
Элементы спорта здесь
А без них ни лечь, ни сесть!
 
 
Зимний секс – ныряй в постель,
Летний – небесов пастель,
Двое, трое, хоть пятьсот,
Достигают в нём высот!
 
 
Секс – гимнастика ума,
Говорила мне кума,
И для тела нужен всем,
Как важнейшая из тем!
 
 
Карлинг вон, не крут и глуп,
Ныне, олимпийский пуп,
Мы ж с тобою трём пупы,
Значит вовсе не глупы!
 
 
Секс контактен, и весьма,
Разливалася кума,
Победителей в нём нет,
Олимпийский всем привет.
 
 
Ты участвуешь, и вот,
Вмиг атлет и полиглот,
Все довольны, результат
Как с небес тобой достат!
 
 
Очень даже нужен всем
Этот спорт как верх систем.
Совершенствуйся атлет,
И будь спортивен много лет!
 

Дела компьютерные

 
Пост за постом, в компе визг,
Заяца слышен рёв, не писк!
Ноне правит он в лесу,
Хищных рвёт как колбасу!
 
 
Рассказал, как возле пня,
Началась в лесу херня.
Заяц волка долго бил,
А тот плакал и вопил!
 
 
Помогите, – волк орал,
Меня зайчище задрал,
И лису мою увёл,
Я же немощен и квёл.
 
 
Заяц в свой забанил пост
Как в лесу героем взрос,
Всех там в тренинге мотал,
И волчину отхлестал.
 
 
А теперь с лисой гудит,
Скоро льва он победит,
Ну, а львицу враз на клык,
Всю порвавши на шашлык.
 
 
Заяц – парень центровой,
Весь он в компе, с головой.
Там герой себя нашёл,
Вот в лес бы сдуру не пошёл!
 

Степь вечером

 
Там, над горизонтом, небо,
Как горбушка с мёдом хлеба.
Крест лучей на облаках,
Словно в ангела руках.
 
 
На небесную заставу
Ветер поднял ночи славу,
И, собака озорная,
Темь срывается цепная.
 
 
Отсвет жив высоко в небе,
Нашей памятью о хлебе,
Миске с мёдом, самоваре,
Медном звёзд степных товаре.
 
 
Но, погасло всё на сцене,
Мы в ночном затменья плене.
Ветер, тучи, месяц где-то.
Ох, дождливо это лето.
 
 
Центровое заскрипело,
Капля первая пропела,
Полыхнуло, грохот грома.
Хорошо, когда ты дома!
 

Любовь неправедная

 
Полюбила фея вора,
Что им феям до укора,
Кто ей сможет разъяснить,
Что вора нельзя любить?
 
 
Это сказка, как же в жизни,
На просторах, блин, Отчизны?
Тоже полюбила вора
Дева в чине прокурора.
 
 
Все законы знала туго,
Да вот втюрилась подруга,
А любовь дурное дело,
В ход она пустила тело.
 
 
На допросах шасть под вора,
Всё с собой у прокурора,
И покормит и утешит,
Заодно и похоть тешит.
 
 
На побег они решилсь,
И, почти, дела свершились,
Даже принесла наган,
Что бы спасся уркаган.
 
 
Не связалось, не срослося,
Не туда всё понеслося,
Вор убит, она в кичмане,
Это ж в жизни, не в романе.
 
 
Так что зря старалась фея,
От любви совсем дурея,
Обокрал её фартовый,
И слинял, на всё готовый!
 

После терактов

 
Чё-то разницы не вижу
Я по городу Парижу,
Где аресты и облавы,
От Сюрте остатки славы?
 
 
Все работают мечети,
На арабском пухнут сети,
Проповедники с амвонов
Тешат души миллионов.
 
 
В поражённые районы
Не отправлены кордоны,
Нет проверок, задержаний,
Только гром пустых желаний.
 
 
Мол, усильте президента,
В силу мощи прецедента,
Говорильня, слов потоки,
Не обрублены истоки!
 
 
И кипит в Париже гуща,
В гетто что-то зреет пуще,
Салафиты наготове.
Вам прислушаться бы к Вове!
 

Пуск Булавы

 
Неотвратимо как отмщенье
Из тёмно-синей глубины,
Восходит жизни замещенье,
Посланец смерти и войны!
 
 
Неторопясь, без остановок,
Растёт чудовищный овал,
Продукт военных заготовок,
На хвост поставленный нарвал!
 
 
Вот над водой сверкнуло пламя,
Разбег ускорился и вот,
Цветов войны последней знамя
Уходит в небо под фагот.
 
 
Прогрохотало, стало тихо,
Спокойно море, ветерок,
Куда ушло сегодня лихо,
Кому преподан был урок?
 
 
А лодка скрылась от сонаров,
Пучины моря – дом родной,
Есть что-то тут от коммунаров,
Что заслонили нас спиной!
 

Парочка

 
Карлуша, посмотревши снизу,
Сумел произнести лишь «уу!»
И он, сорвавшись как с карнизу,
Облапил бедную вдову.
 
 
Руками длинными развязно
Вдруг ущипнул крутую плоть.
Всё это было безобразно,
Мораль пытались уколоть!
 
 
Происходило это дело
На поминаньи, при свечах.
Уж слишком возжелалось тела,
И был призыв в её очах!
 
 
Вдовица быстро осмотрелась,
Потёмки, гости мирно пьют,
И ретивое загорелось,
С которым все детей куют.
 
 
Ну, про детей тут нет и речи,
А в остальном как кто горазд,
Вот вскоре догорели свечи,
И гости сгинули на раз!
 
 
Пусть ростом малый наш не вышел,
Была вдова изумлена,
Как лошадь двигалась средь дышел,
Она в напоре шатуна!
 
 
С тех пор живой мечтою стало
Избыть приличий малый срок,
В душе же, с остротой кинжала,
Был ей преподаный урок.
 
 
Вот так они и поженились,
В струю гармонии войдя,
От счастья оба, аж, лоснились,
На рост нисколько не глядя!
 

Песня акына

 
Пел акын нам, сын степей,
Под стенанья домры,
Голос, вязкий как репей,
Жалил ядом кобры.
 
 
Что увидит, сразу в стих,
Знает дело туго,
Ветерок послушал, стих,
Как когда-то Пуго!
 
 
Эмонация добра
Тоже отлетела,
Песня пелась на ура,
И кумыс хотела.
 
 
Водкой местной мы тогда
Сходу оторвались,
Курва! Пьёшь – оно вода,
А потом сломались!
 
 
Спьяну попросили мы
Спеть чего народу,
И добавили кумыс,
Вроде тоже воду.
 
 
Повалился я в траву,
Дело было к ночи,
Рюкзачок под голову.
Лучше б ехал в Сочи!
 
 
На Джайляу хорошо,
Юрты, овцы, водка,
Ясно, мимо не прошёл,
Для чего же глотка?
 
 
А наутро костерок,
Чай, баран в бульоне,
Это сколько же дорог,
Что приводят к зоне?
 

Бывает же

 
Со стихами обращаться с осторожностью,
избегать попадания на слизистую рта!
 
 
Жизни путь он не хайвэй,
Есть на на нём ухабы,
То дожди, то суховей,
То зараз три бабы.
 
 
Или трое мужиков,
И любезны знамо,
Так что ты, без дураков,
Всем даёшь упрямо.
 
 
Ну, понятно, познавать
Лучше всё в сравненьи,
Уступать и отдавать,
Возрастая в мненьи.
 
 
Вот и эти два лица
Встретились, обжались,
Путь прошли, аж, до конца,
И не обижались!
 
 
Булбулчок и Булбулда
Сердцем прикипели,
Поженилися тогда,
И от счастья пели!
 
 
Но, коварный Булкулдул
Не преминул встрянуть,
Булбулду он обманул,
Гневу как не грянуть?
 
 
Булбулда купил ханжал,
Встретил Булкулдула,
Тот от страха задрожал,
И его как сдуло.
 
 
Но, пока герой сдувал
Мерзкого повесу,
Чёрт его околдовал,
И направил к бесу.
 
 
Встретив как-то Белманду,
Был объят любовью,
Так что ночи в Катманду
Враз окрасил кровью.
 
 
Бельманда тогда была
Девицей в законе,
Но, ему она дала,
На своём балконе.
 
 
Пригласил он Булбулчок,
Речь пошла по сути,
Честно вышел мужичок
Из словесной мути.
 
 
Говорит он ей «Талаг»,
Формулу развода,
Поднимает белый флаг,
Как велит природа.
 
 
Белманда и Булбулда
Ноне счастья пара,
Видят вместе их всегда,
Не пугает кара!
 
 
Булкулдул и Булбулчок
Тоже ноне вместе,
Во, польстился, дурачок,
Рад такой невесте!
 


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное