Михаил Буканов.

К фее, что зовут Драже, шёл Щелкунчик в неглиже. Поэзия



скачать книгу бесплатно

© Михаил Буканов, 2017


ISBN 978-5-4485-5837-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Онли ю!

 
Ты и только ты поётся в песне,
Во Владивостоке и у нас на Красной Пресне,
В целом верно, только жизнь гораздо проще,
Клинья разом бьём мы к молодой и к тёще.
 
 
Я про образ, а не про семейства драму,
Манит нас на молодуху и на даму,
Ну, не может мужичок быть однолюбом,
И на прочих всяких баб лишь цыкать зубом.
 
 
Женский пол в сердцах ругает нас самцами,
Только ход на ****оход идёт завещанный отцами.
У евреев женский пол хранитель расы,
А мужик тут пролетает мимо кассы.
 
 
Коли баб твоих враги пустили кругом,
Поневоле этой доле станешь другом!
А у нас всурьёз пошло на тело тело,
Дети лишь по мужикам, такое дело!
 
 
Женщин больше, мужики всегда в расхвате,
Трах вселенский в виллах и крестьянской хате,
Но, всегда петух один в своём гареме,
Как мужик, который нонче в этой теме!
 
 
И не надо обижать когда в охоту,
Нам, конечно, не рожать, но, и не впасть в дремоту.
Пусть гармония полов в природе будет,
Помоги чем можешь, брат, ведь не убудет!
 
 
Бог велел плодиться, размножаться,
Этой линии и нам с тобой держаться!
 

Что в имени тебе моём? – Об этом самом и споём!

Рукопись, найденная при стирке пижам в псих. колонии «Белые столбы»»!

 
Как пароход вы назовёте, так он и в плаванье пойдёт,
И вы по полной огребёте, коли назвал вас идиёт!
Примета держится в народе, по имени судьбу строгай,
Коль появился на природе, так соберись, не убегай!
Красиво имя Сосипатр, звучит могуче, как Евпатий,
Вглядись, и разноцветий театр мгновенно среди всех симпатий!
О чудо, в слоге родовом тебе по имени и слава,
Так на веку городовом то Груша встретится, то Клава.
Коль ты Софрон, иль Никодим тебе путя почти закрыты,
По жизни будешь ты судим, а все дела в дерьме урыты!
Софокл, Гамлет, Тринидад – о чём тут думали, мечтали?
Ребёнку в школе будет Ад, не жизнь, от жизни лишь детали.
Вот я лежу по дурдомам, легко всмотреться мне в основу,
Кто был тот поп или имам, дававший имя как обнову?
Меня зовут Хазаршмурдяк, через тире Иванопуло,
В основе не смыслей твердяк, а нечто, что смердит, но снуло!
Таким как я всегда тонуть, не выплыть в гуле осуждений,
С какого края ни взглянуть, а я в конце перерождений.
Вертится Кришны барабан, или чего там Вишну крутит?
Уныл для фильмов мой экран, меня от жизни только пучит.
И я последний буду гад коли одобрю погоняло,
Мне не кричать ему виват, напрасно имячко воняло.
Я перестану говорить, совсем уйду в кататонию,
Лишь бы соромом не зорить родную мне шизофрению!
 

Мгновенье судьбоносное

 
Ночь всегда полна чудес, сны для многих тёмный лес,
Сон от яви отделить, это не в кустах отлить!
Ну, а в старости порой сны на нас идут горой,
Ужас с радостью несут и эмоции сосут.
Вот такого сна пример, пациент совсем помер,
Всё во сне сложилось так, что делам цена пятак.
Хоть сюжетец и не нов, но не родина слонов,
Тут не пьянка до чертей, ты от ужаса потей!
Шла старушка через лес, леший на неё полез,
Та и рада словно Трамп, не старушка, чистый вамп!
Ничего не говоря, отпустила якоря,
И сияет как заря ясным утром декабря!
Леший враз оторопел, он врубиться не поспел,
Мол, ништяк, решу вопрос, а с меня какой же спрос?
Нет, миляга, слышит он, ты давай со всех сторон,
Чётко, вдумчиво давай, враз не свалишь, забывай!
Ты один тут с ебарей, так давай старушку грей,
Не старайся ускользнуть, за кусты куда нырнуть!
Жаль что в этот самый миг рухнул с неба сбитый МИГ,
Или спутник, или кран, бабку взяли на таран!
Что такое, крик в избе, кто там мякает бе-бе?
Это бабкина коза смотрит в бабкины глаза.
Чёрт её туда вознёс, бабке впору крикнуть СОС,
Надудонила коза, бабке хватит за глаза.
И в орешках вся кровать, стало бабку желчью рвать,
А к утру концы в намёт, долю бабки всяк поймёт,
Размечталась, а судьба крышкой гроба, иль гроба!
Во, блин, козы, что творят, хоть и слов не говорят,
Так сломать мечты полёт – леший, секс, да пуля в лёт!
 

Картина

 
Старый Невский водяной
Пред Ильменским встал стеной,
Космы седы, дик старик,
Неохватен и велик.
Нево-озеро бурлит,
Силой волны шевелит,
Брызги, схватки близок час,
Силам боя не до нас!
 
 
Отошёл художник вдаль,
Видит каждую деталь,
Есть экспрессия, порыв,
Чувст надломленных надрыв.
Две стихии тут сошлись,
Судьбы двух переплелись,
Два народа – Русь и Веспь
Отстояли свою честь!
 
 
Скоро был и вернисаж,
Критик говорлив и раж,
Разобрал картину ту,
Слов роняя пустоту.
Автор, молвил сей Зоил,
Тут резов, местами мил,
Чёток контур, краски в строй,
Но, ошибок тоже рой!
 
 
Перспектива отстаёт,
Айвазовским отдаёт,
И оттенки не всегда
Нам понятны, господа.
Композицию при сём
Мы в маналы занесём,
Слишком ярок красок вброс,
Видно автор не матрос.
 
 
Он на Нево не бывал,
К Ильменю не ревновал,
Цвет воды не уловил,
Нас совсем не удивил.
Обертонов же туман
Перерос в судьбы обман.
В целом, автор не сумел.
Да и меня не поимел.
 
 
Извините, просто ляп,
Лучше суну в рот я кляп.
Хоть по Фрейду я сказал,
Это лишь базар, вокзал.
Всё же вот он, номер мой,
Нынче жду к себе домой,
Там обсудим за рюмахой,
А картина будет свахой!
 
 
Но, ушёл художник в ночь.
Кто б сумел ему помочь?
Галеристы на Руси,
Афедрон от них спаси!
А и критики у нас
Метят всем в «копчёный глаз»!
И откуль они взялись,
Что с искусством так срослись?
 

Русские опять в Египте

 
Десантура русских на Синае
Дни другой войны напоминает.
Офицеры и специалисты
По-арабски не были речисты.
Самолёты, танки что в оплоте
Помогали Насера пехоте.
Русские с арабами стояли
Вместе там где пули убивали,
Помогли, хотя несли потери,
Жизнь за други положив по вере!
 
 
Запад порешил, Суэц им в руки,
Да Израиль ловок на кундштюки,
Навалились на Египет вместе,
Но, увязли в обороны тесте,
А потом убрались не хлебавши,
И впросак истории попавши.
Пятьдесят шестой годок был века,
Ох, не прост был век для человека.
Как всегда солдаты умирали,
А потом их, мёртвых, оборали!
 
 
Мол, зачем страна тогда ввязалась?
Многим либералам так казалось.
Русь, уткнись, сиди себе за печкой,
Жуй байду, да и читай со свечкой!
Коли есть у русских интересы,
В непонятку пруться только бесы,
Чей кумир не русские идеи,
А понятья новенькой Вандеи!
Было так, осталося и ныне,
Шпынь всегда кучкуется при шпыне!
 

А было бы всё чики!

 
Когда б доверилась ты мне,
Мы были б оба на коне,
Но, совесть ела поедом,
И ты созналась, пусть с трудом.
Измену мужу изложив,
Поскольку путь семьи не лжив,
Его настолько в ярь ввела,
Что стали жуткими дела.
Махнув для верности стакан,
Супруг, что был давно алкан,
Тебе так мощно приложил,
Что вышиб душеньку из жил,
Потом подвесил сам себя
На люстру, жизнь не возлюбя.
Короче, умерла семья,
В живых остался только я!
А я тебя предупреждал,
И Нембутала вволю дал,
Купи вина, подсыпь ему,
И нет семьи, и не в тюрьму!
 

Новые соседи

 
Хорошо растёт капуста,
Кочаны большие, густо,
Будет чудо-урожай,
Собирай и вновь сажай!
 
 
Жаль что это у соседа,
Я продумал до обеда,
А потом себе в награду,
Взял, втащил козу в ограду.
 
 
Хорошо соседу будет,
От меня же не убудет.
Я же пасеку держу,
И за землю не дрожу.
 
 
Ё-маё, медведь в ограде,
И при полном при параде,
С ним медведица и дети,
Пролетели пети-мети.
 
 
Нету пчёлок, нету мёда,
Глядь, сосед что с огорода
Говорит, сосед бывает,
Лихо людям завывает.
 
 
У меня медведь дружбан,
Мы пивка махнули жбан,
Миша мёду захотел,
Так я его и навертел.
 
 
Он ещё задрал козу,
Я к тебе её свезу.
На поллитра заходи,
Но, об убытках не зуди!
 

Война на море

 
Ветер волны шерудит,
Шуга ледяная,
На душе тоска зудит,
Всё запоминая.
Диксон, рейдера огонь,
Пусть линкор «карманный»,
Но, ушедший от погонь,
Вживе, не обманный.
Что им с берега стрельба,
Ведь калибр за двести!
Здесь неравная борьба,
Слова нет о чести.
Наши пушки не молчат,
Жаль что слабоваты,
Всех их скоро застучат,
Под солдатски маты,
И десант был на пути,
Только не рискнули,
Это ж не гулять идти,
А шагнуть под пули.
Диксон в битве уцелел,
Вон, пират уходит,
Фюрер, мол, ему велел
Дальше хороводить.
Здесь стоял советский флот,
Севера суровы,
И получит всякий глот
От него обновы.
Там погиб «Сибиряков»,
Мёртвых хоронили,
На войне без дураков,
Нету места гнили.
Хоть не верили в штабах,
Немцы в укороте,
Не гадаем на бобах,
Нас полсотни в роте!
Да цивильных всяких взвод,
Работяги, бабы,
Мы крутили хоровод
Насмерть, а не кабы!
 

Пьяный волк

 
Не неси, мудак, муру
Словно пьяный кенгуру,
Пусть я очень терпелив,
Но, в этом плане, не брезглив!
 
 
Волк соседу объяснял,
Так что б тот легко понял.
Хочешь в морду, я могу,
Раз, и ты уже в снегу.
 
 
Мы, волчары, если пьём,
Так отчёт себе даём,
Перепить не можно нам,
Сходу в морду хоть слонам!
 
 
Ты вот тихо здесь сидишь,
Ничего не говоришь,
Значит замысел твой глуп
И получит мой отлуп.
 
 
Знаешь, зря базлаю я,
Скучна мимика твоя,
Так что, мудрик, получай,
Огребай и не скучай!
 
 
Волк с размаху хлобыстнул,
А сосед и не вздохнул,
Пали зеркала куски,
Волк завыл тогда с тоски.
 
 
Просто не с кем говорить,
Нечем мне себя взбодрить,
Эй, бармен, ещё стакан,
Я пока, ваще, не пьян!
 

Разгул поэзии насторону

 
«Кузя был не глупый вроде,
Лапсердак по старой моде,
Канотье и прохаря,
Да улыбка как заря.
Не был Кузя леприканом,
Ну, не мог, сражён стаканом,
Всё, короче, домовой
Выпивал как чумовой!
Знал где золота есть клады,
Но ему не до отрады,
Даже душу мог отдать,
Что бы литру забодать!
Леприкан скорей удавит,
Чем пятак на кон поставит,
Наш же смирный на бега,
Где деньга кричит «Пока»…
 
 
С этим опусом Павлуша
Горло чьё крушила суша,
Прям под «Праздник всех святых»,
Отдыхал от грёз пустых.
Сам редактор литотдела
В чьих руках деньга звенела,
Посоветовал ему
Лучше слазить на куму.
Мол, стихи оно не просто,
Посмотри на «Окна РОСТА»!.
Маяковского прочти,
И поэтов старых чти.
Только наш пиит не промах,
Чай, стихи не точность в Омах,
Говорит, давно согласен,
Фифти фифти, принцип ясен?
 
 
Поделили гонорар,
Пьянки глубина в Тартар,
Всё пропили, разошлись.
Деньги с вымыслом слились!
 

Тотальное истребление на море

 
Лишь века начало,
На море война,
Накатом качало,
Радист как струна.
Идёт сухогруз,
Да под аглицким флагом,
От старости уз
И плетётся-то шагом.
Огромные бочки,
Китовое сало,
Крысиные точки,
Зверей тут не мало!
По курсу подлодка,
Торпеды ударом,
Удачна наводка,
Атака не даром.
Корабль под водою,
Хана экипажу,
На волнах слюдою
Размазало сажу.
Но, бочки всплывают,
И крысы из трюма,
Вот так и бывает,
Хоть внешне угрюмо!
Усеяно море
Плывущими к бочкам,
Для крыс тут не горе,
Наверх как по кочкам!
А если дыра,
То внутри рай для зверя,
Есть в сале нора,
Ну, а он не тетеря.
Но, в счастья расклад
Вдруг косатки повсюду,
Сломали весь лад,
Так поверили чуду.
Удар прямо в донце,
И сало пред вами,
Да что-то живое
Трясёт головами.
Не крысам решать,
Кто тут кормом на водах!
Косаткам свершать
Жизнь свою в хороводах.
На празднике жизни
Гуляли злодеи,
А крысы на тризне,
Хоть суть – лиходеи!
 

Гусар в русском Кёнигсберге.
Начало 19 века

 
Мадам! К чему тут ваше «Ах»?
Вы что, искали там иное?
Найти хотели что в штанах,
Купаясь в страсти явном зное?
Какие деньги, что за блажь?
Да у меня с собой ни гроша!
Нас сколько денежкой ни мажь,
Мгновенно исчезает ноша!
Девица давеча меня
Ещё при входе обшманала,
А после в качестве коня
Порывом страсти доканала.
Вопрос тут есть по существу,
Она довольна или плачет?
Иль, по её, по естеству,
Теперь другой наездник скачет?
Я думал тут приличный дом,
А вы почтенная матрона,
Но, убеждаюсь, хоть с трудом,
Живуча прусская корона!
У нас, у русских не в ходу
С гостей брать деньги при постое,
Я горд, мадам, и я уйду,
Пусть даже в чресл моих застое.
Хотя могу повременить,
Мадам, вы тоже аппетитны!
Уход могу и отменить,
Коли желанья наши слитны!
С вас местный кюммель и коньяк,
Да из закусок что мясное!
Мы разрешим всё наверняк!
Итак, за дело основное!
 

31 октября Холлоуин

 
Господи, всего боюсь,
Страхи так и шарят,
Скоро с ними я сольюсь,
Точно, закошмарят.
Завтра праздник Всех святых,
И причём тут страсти?
Дело в истинах простых,
Всем нужны напасти!
Только если не реал,
Просто как игрушки,
Что бы был потенциал,
Смерть на вашей мушке!
Что бы вы, а не она
Испугалась Лиха,
Что б не лопнула струна,
Ужас шарит тихо!
Правда в этот вот кандей
Новенькое сразу,
Клоунада средь людей,
Цирк послал заразу!
Бродит клоунов толпа,
Честный люд пугая,
С кровожадностью клопа
Так и налегая!
Могут бритвой полоснуть,
Вроде пошутили,
Иль, из под тишка куснуть,
Раз, и вас убили.
Потому и в страхе мы,
Над таким кто шутит?
Духи вырвались из тьмы,
Нас от от страхов мутит.
Я на всякий на случай
С ножичком из дома!
Налетишь, так получай,
По Москве знакомо!
 

Не впервой!

 
Налетели времена, налетели,
Не лежать тебе страна, да в постели.
Снова волки в круг берут,
Масть с оскалом,
Упадёшь, так приберут,
Ты весь в алом!
Так чего неймётся им,
Что булгачит?
Мы всё кривости прямим,
И не плачем!
А такое в стае той
Не прощают,
Коль с волками, волком вой
Возвещают!
Только лезут уркачи
Не в овчарню,
Попадут, хоть как кричи,
Прям на псарню.
Дальше дедушка Крылов,
Ведал дело,
Волкодавам не до слов,
Дайте тело!
По мощам грядёт елей,
Из клозета!
Сколько ты словес ни лей,
Жди ответа!
Может и не сразу всё,
Шаг за шагом!
Только муть всю унесёт
По оврагам!
 

Разошлись пути-дороги

 
Дикие гвоздики
В травке прячут лики,
Кровяные огоньки
Погибают от тоски.
 
 
Задушила их трава,
Та что в песнях мурава,
Нет для жизни тут основ,
Мир такой и нам не нов!
 
 
Жили все в одной стране,
Деды бились на войне,
А теперь мы вороги,
Средь словесной их пурги.
 
 
Мой сосед – лихой хохол,
Москалюге мне-на кол!
Потому, вражина я,
Им пригретая змея!
 
 
Сепар, просто колорад,
Коль помру, он будет рад,
Я идее поперёк,
Мой приятель бывший рёк!
 
 
Хоть за партой за одной
Был дружок он заводной,
Что на речку, что в поход,
Иль в Купалы хоровод!
 
 
Но, потом пришли слова,
Закружилась голова,
Он от укров, я же сер,
И люблю ЭСЕСЕСЕР.
 
 
А теперь меж нами бой,
Мне не жертвовать собой,
Встречу – взлает автомат.
Ну, и кто такому рад?
 

8 числа выборы президента

 
Нонче нам голосовать,
Как грачу гавно клевать.
Всё равно ты сыт не будешь,
А на результат плевать!
 
 
Кто прорвётся в Белый дом,
Это ужас на потом!
Вся эпическая гонка
Обернётся нам постом.
 
 
Можно часто поддавать,
А потом околевать,
Но и тут есть всяко выбор
Хоть на время жизнь урвать!
 
 
А у нас идут вожди,
От которых морок жди,
Где война на горизонте,
И кровавые дожди!
 
 
Раскололася страна,
И грядёт не тишина.
Огребём своё по-полной,
Очевидность всем видна!
 

Европарламентский менталитет

 
У Европ менталитет
В чистом шоколаде,
Коли на кол ты одет,
Провернись в отраде!
Главно дело, миру-мир,
В недругах Расея!
Общепризнанный кумир
Вроде Моисея.
Что повёл евреев в путь
Прямо по Синаю,
Не давая отдохнуть,
К Небесам стеная.
Сорок лет вот так водил,
Мол, близка победа!
Тут от старых их мудил
Не осталось следа!
Поколенье молодых,
Истины не знавших,
Пережило всех седых
По дороге павших!
И поверили в своё
Торжество идеи,
Про безбедное житьё.
Бредят чудодеи!
Запад старое отверг,
Дружбе хрен в тарелке,
Словесами опроверг
Непричастность к сделке.
Только дядя с бородой,
Что сидит за морем,
Враз поделится бедой,
Кровушкой и горем.
Что ему – лишь богатеть,
Европейцам перца,
В жар войны легко влететь,
Не имея сердца!
И в очки не разглядел
Гибели начало.
Запад зря своё звиздел,
На колу мочала!
 

Донецк сегодня

 
Как тебя бы целовал,
Как пылиночки сдувал,
В Крым бы летом отвозил
И работой не грузил.
 
 
Никогда б не изменял,
Рупь на мелочь не менял,
Сам всегда посуду мыл,
На твоё ТиВи не ныл.
 
 
Сериал так сериал,
Хоть футбол и проканал,
Хочешь тряпки? На, держи,
Над копейкой не дрожи!
 
 
Только дом разнёс снаряд,
У меня печалей ряд,
Нет чего и хоронить,
Мне теперь себя казнить!
 
 
Я мужик, и я живой,
Даже с целой головой,
А моей подруги нет,
Как глядеть на белый свет?
 
 
Что мне Минск и слов игра,
Воевать пришла пора,
Нету братьев средь врагов,
Это так, без дураков!
 

Правота мужика

 
Глупая предъява
И понты глухие,
Не жена ты, Клава,
Оба мы лихие!
 
 
Сходу отвергаю
Все поползновенья,
Так как полагаю,
Нет иного мненья!
 
 
Что с того что ночью
Я пришёл в засосах,
Дело тут воочью
В наших кровососах.
 
 
Комары-бродяги
Чисто, взяли в клещи,
От такой бодяги
Те на морде вещи!
 
 
Да, на мне был лифчик,
Что зовут бюстгальтер,
И трусовый ситчик
В трухановой смальте.
 
 
Это с карнавала,
Хеллохеруина
Там я до отвала
Пил как та скотина!
 
 
Извини, по делу
Всё ты понимаешь,
Буду ближе к телу,
Хрен меня поймаешь!
 
 
Все вокруг при масках,
Я один при харе,
Словно в жутких сказках,
Иль ночном кошмаре!
 
 
Всё ж не суетился,
Вижу «пункт проката»,
Как туда вломился,
Так объятья ката.
 
 
Голый в костюмерной,
Занялся примеркой,
Тут минуткой скверной
Пообщался с Веркой!
 
 
Ясно, стервь, одела
На меня всё это,
Вроде как для дела,
На потеху света!
 
 
А мою одёжу
На себя как шутку,
Я ж имел надёжу,
Это на минутку!
 
 
Первый среди равных,
Есть второе место,
Средь героев главных,
Уркаганов с Веста!
 
 
После карнавала,
Был обмыв диплому,
Водку пьянь совала,
Мне ж брести до дому!
 
 
Очень был уставши,
Не сменил я шмотки,
Чуть совсем не павши
Вдрызг напившись водки!
 
 
Только плащ накинул
Для прикрытья страма,
Всех с трудом покинул,
Растакая мама!
 
 
Но, гляди, добрался,
Так что зря укоры!
Хоть в умот набрался,
Не желаю ссоры.
 
 
Я к твоим услугам,
Вон в буфете водка,
Не ревнуй к подругам,
Ты ж моя красотка!
 
 
Что там было, нет ли,
То забыть навеки,
Держат узы-петли
Вместе человеки!
 
 
Нас свела судьбина,
Хорошо в постели,
Жизнь – слону дробина,
Укорот для тели!
 

Стриптизёрша

 
В спорте есть прыжки с шестом,
Укажу я вам перстом,
Мне же танцы у шеста
Но, пред мужем я чиста!
Это ж, в целом, тот же спорт,
Только спортом всякий горд,
Сплетни обнесли стриптиз,
Словно я чума кулис!
За немалую деньгу
Честь свою не берегу.
Мол, доступна и хитра,
По****ушка изнутра,
Мужики суют в трусы
Деньги за обзор красы!
А потом я с ними шасть,
Проститутка, и вся масть.
Я прошла кордебалет,
Мне уже за тридцать лет,
А на пенсию мою
Прокормиться соловью!
Хорошо хоть навык мой
Гонит денюжку домой,
Два ребёнка, муж больной,
Я и мамой и женой.
Для меня пример Тарзан,
Нет спиртному, пью «Нарзан»,
А на лето на Юга,
Вон зовут, пошла, пока!
 

Детские сказки

 
Покатились по дорожке
Влево заяц, вправо ножки,
Ужас просто прёт на нас,
Как бизоны на Канзас!
 
 
Добрый доктор Айболит
Весь в работе, не шалит!
Чего надо – всё пришил,
И проблему разрешил!
 
 
Спи, малыш, услышав сказ,
Продолжаю я рассказ!
 
 
Всех детей не прокормить,
Что ж их голодом томить?
И папаша гуманист
Перед мамой был речист.
 
 
Отведу– ка деток в лес,
Может их волчара съест.
А не съест, так Людоед
Захомячит на обед!
 
 
Это сказка Братьев Гримм,
Мы не тащимся, горим!
 
 
Старой ведьме надо жрать,
Рано курве помирать.
Так она пускает в ход
Просто сказочный обход!
 
 
Сделав домик из конфет,
Малым деткам шлёт привет.
Как придут, она их в печь,
Хорошо дитя запечь,
 
 
Сказку на ночь почитать,
Сны присняться ей подстать!
 
 
Власть Советскую хулят,
Но, назад мы бросим взгляд.
Книги были хороши,
Я читал их от души.
 
 
Там Хоттабыч и Тимур,
Заговорщик среди кур,
В табакерке городок,
И Емеля без порток!
 
 
Мы ж читаем детям хлам
С жуткой сказкой пополам!
 

Пик Холловина

 
Тетери-потятери,
Дитя явилось к матери,
Рожа в краске цвета кровь,
Холловина нынче новь!
Папа в маске мертвеца,
Федя Крюгер он с лица,
А мамаша просто труп,
Вся в червях жующих хлуп.
Скоро, скоро по домам,
Клоун чешет, с ним имам,
Мертвецы, вампиры, волк,
Страшных масок целый полк.
Вон малюсенький кадавр,
С ним огромный Минотавр,
От пришедших мертвячков
Раздаётся звон оков!
Вот пришли, и в двери стук,
Разговор идёт на круг,
Отшутись, иль откупись,
Вот такая живопись.
У меня конфет не счесть,
Откупаюсь, мне не съесть,
И опять же Праздник Зла.
А конфеты что, зола!
 

Совсем этот ГАИ тебя не уважает

 
И опять лихач младой
Из когорты золотой,
Суд его уже простил,
За дела что он постил!
 
 
Снова рядом чья-то дочь,
Дежавю идёт точь в точь,
Ночь, нарушены права,
Суд же слеп как та сова!
 
 
Ни папаша, ни мажор
Так и не спустились с гор,
Кто с деньгами, в жизни прав,
Нас с тобой деньгой поправ!
 
 
Этот город наш, не их,
Зря пришелец нагло лих.
Коли тянет в споре нож,
Не жалей приблудных рож.
 
 
Против лома только лом,
Впрочем, можно и колом!
Не до жалости теперь,
Ты, братишка, мне поверь!
 

Сардар Сюртук

 
Как-то раз Сардар Сюртук
Услыхал свой сердца стук.
И, хоть был совсем седой,
Маханул за молодой!
 
 
Та девица скромно шла,
На плече кувшин несла,
Наш же старец на коне,
Так и встретились оне!
 
 
Просто странные дела,
Дева та одна была.
Грудь открыта, взгляд открыт,
Видно, кладезь в ней зарыт!
 
 
Дело девушки такой
Провожать царей в покой,
Не спесива и стройна,
Красота во всём вида.
 
 
Чья ты будешь? – старец рёк,
Как отец тебя нарёк?
Где стоит твой отчий дом?
И каким живёшь трудом?
 
 
Ну, а девица в ответ,
Можно дать тебе совет?
Я ведь встречи не ищу,
Не найду, не загрущу!
 
 
Ты езжай отселе прочь,
Разгонися во всю мочь,
Позабывши про меня,
Погоняй скорей коня!
 
 
Рано мне ещё к тебе,
Поживи пока себе,
Время встретил ты в пути,
Не мешай мне прочь идти!
 
 
А пройдёт судьбы кусок,
Пулей я вернусь в висок,
И поехал прочь Сюртук,
Нонче без особых мук!
 
 
Рад был старенький Сардар,
Что погас любви пожар,
Бабы в возрасте таком
Крутят старым дураком.
 
 
Расплескаешь свой Тапас,
Всё что в будущность припас,
И перерожденья круг
Может вырваться из рук.
 
 
Не брахман, а жалкий раб,
Или в море дохлый краб!
Был ты кшатрий, станешь пнём.
Всё, для ясности замнём!
 
 
И ещё пожил Сардар,
Но, хватил его удар!
Время сил не победить,
Нам с тобой всегда водить!
 

П. С.

ТАПАС – священный жар у индуистов. Накапливается при

благочестивом образе жизни и способствует

новому удачному перерождению.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3