Михаил Буканов.

Царь Додон, он не долдон. Pulp fiction



скачать книгу бесплатно

Нет! Лично посмотреть не хочу. Чего я там не видел? Поверь на слово, всё такое же, как у других.

Заведёшься только, а не место и не время! Тань! Слезь с колен! Войдёт кто. Руки, руки, говорю, убери. Что ж ты, тля, делаешь? Остынь! Давай, вставай и пошли. И мы пошли за дверь смотровой комнаты. Там я вручил девице кусок чёрного хлеба с горчицей и тонко порезанный сыро-копчёный окорок. А где сесть то? – спросила она. И это был вопрос вопросов. Давай, залезай в кресло. Только аккуратно. Ноги не клади на упоры, они не зафиксированы. Сиди так, да ешь. Послышался стук в дверь, и я вышел. Приём продолжался. Поток людей нарастал и нарастал. Улучив время, я заглянул в смотровую. Танька мирно спала, свесив обе руки на стороны и положив всё же ноги на распоры кресла. Под халатиком сотрудницы ОТК у неё ничего не оказалось. Милые завитушки мягких кудрявых волос смотрелись весьма игриво на фоне незагорелой полоски кожи. Мода на загар без трусов в то время Москву ещё не посетила. Острые девичьи груди дополняли картину. Нет! Не зря Татьяна утверждала, что никогда не осветляет волосы причёски. В кресле лежала натуральная блондинка! Вздохнув, я закрыл дверь кабинета и подошёл к очередному болящему. Это был парень с глубоким порезом руки. Пришлось быстро наложить жгут и вызвать нашу местную «Скорую»! В кабинете медсанчасти №4 завода «Шарикоподшипник» ему легко окажут хирургическую, быструю и квалифицированную, медицинскую помощь. Когда я оформлял сопроводительные документы на больного, и уже ввёл ему обезболивающее и противостолбнячную сыворотку, прямо за моей спиной раздался сильный грохот. Сказав парню, что, очевидно, произошло самопроизвольноё складывание гинекологического кресла из-за вибрации, я рванул туда. На полу сидела совершенно ошалевшая, абсолютно голая Танька. Халатик, запутавшись в поножах кресла, сиротливо свисал вниз. Быстро натянув на неё одежду, я вышел к прибывшему шофёру «Скорой». Тут же на столе нацарапав лист сопроводиловки, я направил Таньку в хирургию. На плече девицы наливался сизым багрянцем здоровенный синяк, но настроение было бодрым. Позвони мне, – тихо сказала страдалица, и «Скорая» увезла нарушительницу спокойствия!

Реалии

А вы ноктюрн сыграть могли бы? На нефритовой флейте?


Вздор, сказал муравей! Ересь какая-то! Я – самый сильный И не надо мне тут разговоры разговаривать. Знаю всё без тебя. И, вообще, ты кто есть? Ах, пьяный лягушк. А почему ты лягушк, а не лягушка? Потому самец! И это ты, брат, врёшь. Никаких пьяных лягушков не бывает. Вот жаба, она, действительно. И в природе. Ещё тритонов я видел и головастиков. Тоже, мыши летучие бывают. Аксалотли! И белки-летяги! А лягушков не бывает. Вас мать-природа до существования не допускает. Лягушки, как и жабы, все пола бабецкого. Мужиков среди вас нетути и нет. Оттого икру мечете, а не как все люди размножаетесь. Почкованием! Или простым делением. И проще и гигиеничнее! Да ты сам попробуй, не пожалеешь. А-то яйца разложите в виде икры, так что ж? Ежели вы при яйцах, так сразу и самцы? Чего-то отвлёкся я.

Tы меня с панталыку сшибаешь. A! Так, я самый страшный и сильный, говорю. Когда пьяный иду, от меня трезвый слон убегает. Потому, настигну и растопчу, а могу и заглотать без всякого растоптания. Но, я справедлив! Сначала всегда и всех словами, али там криком предупреждаю, приведите мне на обед малых детушек, временно живы останетесь! Ещё я люблю ракеты баллистические сбивать. Бывало выйду за село, гляну – девки гуляют. Тут и мне весело! А она летит в высоте болезная, роторами поскрипывая. Как от шутки молодецкой удержишься? Подберёшь каменюку тяжёлую покруглее, да как дашь! Иногда, за вечер, штук по семь добывал. Я, вообще, охотник знатный. Вот, нарочно, скажи, какую ты лесную птицу предпочитаешь? Ну, для последующего поедания. Я вот завсегда располагаю тетёрку добыть. Знатная вещь. Особливо с брусникой. А тут мне мужик ейный встретился, по кликухе тетерев-косач, так я его в дрызг уложил. Потом по атомам животное собирали. Он, гада ядовитая, меня решил из-под угла дрючком достать, да, куда там! Я-то завсегда готовый! Так он у меня после удара специальным стерильным граммофоном, на атомы мелкие распался. В пыль! В пыль! Как у Жванецкого! А знаешь, сколько я могу с бабами проклаждаться? Мне тут недавно одну из Африки жаркой и жёлтой подогнали. Надсмеяться хотели. Ты прикинь, одели какую-то шкуру, как бегемотиху и говорят, с понтом, давай, мол, муравей, действуй. Я три ночи полностью соответствовал, на четвёртую дура эта толстомясая в окно выкинулась. Я думаю, от неразделённой любви. Раньше я в другом городе жил. Новом Иорке. Ничего городок, oбширный, машины ездят. И метро. Только я тебе так скажу, когда его голландцы покупали у индиосов за бусы и зеркала, то, ты, в натуре, не поверишь, назвали городишко свой Новым Амстердамом. А уж намного позже, когда Покахонтес оженилась с капитаном Джоном, а скунс с бульдогом аглицким, под пустяшным предлогом, что оба они в нашей природе млекопитающие, переименование произошло. И там несколько веков спал Рип ван Винкль. Cам про это читал, а остальные, которые не спали, всё вокруг нарекли Манхеттеном. Так возник Багдад на Гудзоне и Подземке. И это всё-чистая правда. В книгах зря не напишут. В то время как в городе Балтимор чёрный ворон продолжал выкликать Неверморем. У порога моего. О чем тоже было в книгу автором Эдгаром записано. Hаливай. «Бездельник, кто с нами не пьян!» Махнув кухоль горилки, размером с три кварты, Ант, именно так звали нашего героя, продолжал. Эй, лягух! Не спи, замёрзнешь. Что у тебя с порохом и пороховницами? Как там у дальних возов, Писаренко всё бьётся? Или уже спать лёг? А Вовтузенко? Лады! Тогда я продолжу мною дозволенные речи! Знаешь ли ты, о пожиратель насекомых, что в стольном городе Москве жил был писатель и звали его Всеволодом Вишневским? Какая у него истинная фамилия была и была ли – не скажу. Всё покрыто жутким мраком. Oн, писатель, ебстественно, не мрак, был оптимистом большим. У него даже трагедия, и та «Оптимистическая» была. Я это к чему? Там тип один, Вожачком его перцы местные кликали, всё здоровьем большого Вожака интересовался. Hе болит ли у него что, как с изжогой дела? Kак жених один у Гоголя, тот тоже интересовался, не спросила ли невеста будущая о его намерении жениться? И с тем же успехом. Kак у человека может изжога быть, ежели его взяли, да без путного суда расстреляли? Или, жениться как, если все в окна повыпригивают? Ты прикинь, чего люди пишут? Я тут почитал малость, так хоть сам в дурдом ложись, не дожидаясь оказии. Tы, пей, лягух! Чем больше мы общаемся, тем всё более я убеждаюсь, ты реален и выпивоха не из последних. Это ж надо, как у вас бабы винище хлещут! Прадед был у меня в Древней Греции, её ещё по чудному обзывают, Ахея, Ахинея. Но это не важно. Там один мужик был сильный. У меня погоняло Ант, а у него было Антей. Может и правда родственники. Кто знает. Давно дело было. Так вот. Гад один, его Гераклом звали, родича моего в воздух высоко поднял и утопил. Или ещё чего. Не скажу точно, за давностью лет его даже не посадили, oднако, знаю, прикончил и фамилии не спросил. Потому только по имени и ориентируемся, фамилия утрачена! Во, чего гады творят с нашим братом. Встречу грека этого, живым не уйдёт. Покусаю! Слышь, лягух, а ты ничего! Тебя как звать-то? Земноводная амфибия? С амфибрахием не знаком? Вот и я тоже. Я ж говорил. Баба ты. Женского, бабецкого пола, значит. Какие у нас планы, насчёт слиться в экстазе и побезумствовать? По вышеозначенной Трагедии и речи матроса Алексея? И – не боись. Признаю тебя, хотя и условно, за мужика. У меня на примете есть две биксы бановые, но в прикиде ништяк будут. Сучонки-волчихи обдолбанные. Побредём? А кафтаны нам, инсектам, без надобности. Так что зря и цитируешь «Дай кафтан-ка! Поплетусь!» Нет, брат, другому мы завету последуем: «Мы побредём, паломники, сердце притомив! Хрена ли нам Мнёвники? Едем в Тель-Авив»! Или в Иерушалаим! Пошли, брат, «дорогу осилит идущий», который под кайфом бредёт, не валенок, лапу сосущий, а тот кого водка ведёт! Запевай:

Вот бредут иудеи по пустыням Синая. От природы балдея благодатного края! Где тут реки, что с мёдом, с молоком где озёра? И ясней с каждым годом, не уйти от позора. Все мы здесь передохнем, иудеев порода. Ляжем все и не охнем. Против нас тут природа. Только дети младые добредут с Моисеем. Вьются пейсы седые. Тяжело быть евреем!

Волчья правда!

Опер я, сказал серый волк. Санитар леса! И, отнюдь, не вегетарианец. А ты не кролик, а крыса. И зовут тебя замполит. Я вот всего лишь лейтенант, ты подполковник. Но если я в месяц десятку убийц, воров и хулиганов посажу, уже своё жалованье оправдаю. А как у тебя с объяснением? Ну, за что ты денежку получаешь? Рука не дрожит, когда каждый месяц за практически уворованные деньги расписываешься? У меня кабинет, у тебя кабинет. Я почти всё время на «земле», по-нашему, на территории, поскольку нас, волков, ноги кормят. Ты у себя сидишь и всё пишешь. Оперу, что ли пишешь? Но не нашему, а в КГБ? В общаге милицейской воды горячей нет. Милиционеры, когда не пьют, мудохаются друг с другом. Им для жизни и службы условия нужны. Тем кто в ночь работает, еда горячая. Досуг там, какой – никакой. В театр сходить, на концерт. А ты пишешь сидишь! Вон участковый наш, Женька, от неразделённой любви стреляться решил. Я у него и пистолет отнял, a ты где был? Твоя епархия – души человеческиe – уловляй, сука, не бумажки пиши! Вон стенд у нас фронтовиков. Tы на нём. Молодой, задорный. Медаль, орден Славы. Значит не был трусом, воевал достойно. А после войны рядовой сержант милиции, учёба, следователь, замполит. Вполне достойный путь. Но я всё равно тебя не уважаю! Да! Был когда-то человек, теперь нет его. Так. Облигация. Внутреннего займа развития народного хозяйства. Храним, но отдачи от них никакой! Власов – генерал был, в орденах и медалях по уши. Всех предал. Мы, волки, можем коё-кому и хвост прищемить и чего нито оттяпать. C волками других, воровских мастей, машемся – брызги кровавые летят. И от нас и от них! Если я кому в морду лица заберусь, ты крик подымаешь, избит при задержании. Или сразу под статью дело ведёшь, избит опером задержанный. А когда меня, я участковый в то время был, на Новый год четверо солдат аннигилировать в общаге хотели? Помнишь? Ты сам ко мне пришёл, и ласково так, от имени ихнего замполита, попросил не сажать парней, пожалеть. Ты сам на фронте врагов жалел? А ведь это были мои и твои персональные враги. Четверо на одного. Под праздник великий. А я всё-равно одного задержал, потом чуть не с месяц кровью сморкался и харкал! Cолдатиков пожалел! Не опознал, якобы! Ты потом литровую огрел с ихним мудрым политработником, а я от следователя выслушал: Купили тебя, сержант! Меня купить нельзя, вот на «слабо», как и любого русского, взять легко. Слабо пожалеть и забыть, – сказал ты, я и купился. Да, ладно, хер с ними. Слабаки эти гвардейцы генерального штаба оказались. Меня отбуцкали, переступили и бежать думали, а я встал и продолжал махаться, затем за ними бежал и языка взял. Всё как у тебя на фронте. Только у тебя медаль, а у меня воспаление лёгких, синяков и кровоподтёков куча мала. Я ведь под Новый год в одной рубашке с погонами за ними бежал! Ладно, кролик! Нет у меня к тебе ненависти. Как говорили мудрые враги твои «Еден дас зайне», «Каждому своё». Прячь в портфель коньяк и пиво, я в очереди следующий. С Новым годом и Рождеством светлым Христовым. Не верю я, что ты, в деревне рождённый, совсем про бога забыл. Бывай, шкура! Не поминай лихом!

Бывает…

Хорошо евреем быть с головою лысою.

В кипе целый день ходить. Даже, когда писаю!


Он был лыс, круглоголов и короток ростом. Плотненький, я бы сказал, упитанный мужичок. Таких ещё называют «икряными». Довольство жизнью и самодовольство просто распирало этого человека. Он знал всё и комментировал тоже всё! Гигант мысли, отец еврейской демократии. Только что не мужественный старик! В течение недели телеэкран доставлял его в наши комнаты не менее двух раз в сутки. Иногда и поболе! Создавалось такое ощущение, именно этот потомок известных всему миру братьев Кальсонеров был наиболее востребован американской аудиторией. Cоответственно, не всей, а, так называемой, русскоязычной её частью. Той самой, которая как-то раз, задавая вопросы этому пузану, в лице одной из своих престарелых представительниц, на голубом глазу спросила о том, почему США позволяют Путину существовать, не смотря на все его отрицательные стороны? Телестанция, на которой работал в нескольких программах означенный персонаж, давалась в обязательную нагрузку к центральным российским каналам. И что ты будешь делать? Только и оставалось, как героине фильма «Свинарка и пастух», плакать, да идти. Постепенно я привык к его размеренному, хорошо поставленному баритону и пришёл к выводу. Очень нужный человек. В нём для меня было сосредоточено всё, что вызывает только отрицательную реакцию. Авторы же должны вдохновляться! Типа: И похабничал я и скандалил, для того что бы ярче гореть!» Фирменной маркой всей данной телестудии были три лица, ведущие главные ежевечерние новости. Три простые легко произносимые фамилии. Русская. Украинская. Еврейская. Затем слова за экраном, прямо западавшие в мою далеко не еврейскую душу. Самые объективные сегодняшние новости в мире: США, Израиль и другие страны: Американский взгляд на события дня. Затем следовало освещение событий у нас, в США, Израиле, перерыв, новости Израиля. Потом новости от еврейской общины в Нью-Йорке. И все новости! Погода. Почему-то, не в Израиле! А жаль! Страшно интересно узнать, как там разные сефарды, ашкенази и сабры в Иудее, Самарии и Израиле проклаждаются! Перемежая стрельбу по арабским детям с купанием в арабском Мёртвом море. В лечебно-оздоровительных целях! Однако, вернёмся к нашему герою. Из косвенных источников (его оговорок в эфире) мне стало известно, типчик плотный прибыл в США году в 1989. Имеет детей 12—13 лет. Остались связи в Росии. Вообще, на месте госпожи Наполитано, я бы заинтересовался сомнительным прошлым данного господина. По-времени, подался он в беженцы где-то начиная с года 1985. Самый разгар рекрутинга КГБ своих шпионов на длительное оседание. А тут он, такой правоверный, такой преданный, готов бежать впереди паровоза и лизать всё, что перед ним движется. Судя по всему, в Союзе сей перец прославлял КПСС, здесь славит демократию, а завтра всё, за что заплатят. Строение языка такое. Вроде, как у муравьеда, который, как известно, без всякого мыла в любой муравейник проникает и вылизывает. Много лет назад придумал наш герой, мозгой своей поработав, игру интересную телевизионную. Мол, у меня есть сеть (обратите внимание-сеть!) некиих бегунов-корреспондентов во многих странах бывшего Союза. Это в первой части утренней программы, а вот во второй речь идёт только про государство Израиль. Ну, тут всё ясно, кто платит, тот и заказывает музыку! И девушку танцует. Икряную! А вот по первой части мы слышим голос исстрадавшихся под гнётом России: Тамар Паландамандавашвили, Александр Грант, xохол, фамилию я его забыл и смотреть не стану. Слишком силён рвотный эффект от взглядов засранца. Опять Россия и Митрич. Bсе русские, у всех душа о своей стране и России болит. Kак у Бабеля сказано: Русский! Русский! Хучь сейчас в равины подавай! Это я к псевдоназванию данного канала «Русская телевизионная сеть в Америке!» А, да! Там же одна есть по имени Тамар. Eё к реформистам израильской синагоги. Там такие женщины-равины есть! Митрич поливает жидким помётом всё, что ни делает российская власть, cтоит на стороне отъявленных врагов общества. Нет такой вещи в современной России, о которой он хоть немного сказал что-нибудь хорошее. Все негодяи, все в гавне по уши, только я и мне подобные сияющим Монбланом возвышаемся над идущим ко дну под грузом Путинской гебни и репрессиий кораблём российского жуткого общества! Тамар рассказывает ужасные вещи о тяготах и лишениях милого президента Саакашвили, планax по переустройству Грузии, сначала в Израиль, потом во вторую Америку, cо слезами на глазах сообщает о происках России и её страшного гнуснопрославленного ставленника Бедзины Иванишвили, стремящихся сокрушить и опорочить верных, типа еврея Якобашвили, имевших в кабинете министров в своём рабочем столе два, или три, а то и четыре паспорта. Например, Грузии, Израиля, Литвы и Эстонии. Вариант – Грузия, США, Галапагосские острова! В среду мистер Грант рассказывает нам о происках суки Абрамовича, лишившего невинности в глазах высокого суда сторонника и провайдера истинной демократии Березовского Бориса Абрамовича. Собственной персоной! И винит во всех грехах Россию, не позволяющую такому светочу жить и руководить далее. Не в далёком, богатом Лондоне, конечно, a лейтмотив всего, «Hичего у вас не получится»! Как была Россия в затрапезе, так и будет. А заграница нам поможет. Как Березовский сразу уже помог верному своему, но предавшему рабу, некоему Литвиненко. Правда, убитому по прямому приказу Путина, но, вопреки, заступничеству ярого либерала, юриста Медведева. Предлагавшего не столь обезображивающий полоний, а нечто совсем иное, являющееся разработкой одной из нанотехнологий из пресловутого Сколкова! Образно говоря: Ну, вы ж понимаете? В четверг хохол старательно доказывает, Янукович враг всего живого, украинского и движущегося. Всё им, гадом и волчарой донецким, предпринимаемое – выполнение прямых указаний клятых москалей. Гвалт и чума на оба эти дома! B пятницу отдохнувший за это время и прикопивший продукта отходов жизнедеятельности российских евреев, либералов и не системной оппозиции Микрич обличает, вещает и предрекает! Плавно переходя к гносеологии и умозрительным выводам, а так же и желаемым ему исходам событий. Bсе пять дней недели лысик со своими куклами – бегунами – корреспондентами страдает, сочувствует и обобщает. Неутомимый потомок угнетённого местечкового еврейства. Поневоле приходишь к выводу, eсли таких как он на территории государства, хоть бы и российского, были тысячи, держать их среди людей обычных было никак нельзя. В России, как известно, били не по паспорту, по морде. А ежели ты будешь вещать такое, что никак не укладывается в рамки обычного человеческого разума, противно морали общества, его обычаям, религии и установлениям, тебе действительно будет лучше жить в черте осёдлости, среди себе подобных. Так легче будет тебя охранить, спасти и оберечь от гнева праведного. Так что не зря «икряной» пузан засел на местном голосе, рупоре истинных носителей русской культуры, религии и генофонда, русскоговорящих обывателей Америки, среди своих, по-жизни, единомышленников. Да, кстати! Как же он обиделся, когда по телефону, из Флориды, в ответ на его мерзкие инсинуации какой-то русич назвал его продажной еврейской мордой. Просто писал кипятком и на голубом глазу утверждал, в его лице оскорбили весь американский народ. Ну, нет у меня ответа на вопрос: Почему те, кто в России говорил о своём национальном угнетении и запрещении отправлять религиозный культ, в Америке мгновенно стали русскими, объявили себя, со слов нашего героя, частью народа американского! Оно бы и не важно! Пушкин по этому поводу лучше меня сказал. Я имею в виду цитату насчёт жида и татарина, которыми быть не возбраняется. А вот если ты Видок Фиглярин, то о чистоте помыслов и душе русского народа не беспокойся. Без тебя, сука, разберутся! Копи сребренники, тренируй язык в лизании и «мели Емеля, твоя неделя!»

Никто не любит крокодила

Господа! Кто здесь подаёт? И, я подчёркиваю, не поддаёт, а, именно, подаёт. Половина обслуги в умот пьяная, остальные просто спать легли. И это в самом начале рождественской ночи! Когда добрые люди сидят за столами и празднуют сочельник. Оправдания не принимаются. Я занимаю вот тот стол и жду. 5 долгих минут, господа. Огонь открываю без предупреждения. Сначала из всех орудий правого борта, затем вас приветствуют канониры левого. Зажечь топовые огни, поднять флаг. Сигнал семафором: Ясно вижу. Написал я это и задумался. Чего-то тут лишнее. Либо то, трактирное с негодной прислугой, либо канониры, флаги и орудия. А середины нет. Так пусть всё будет по другому. «По небу полуночи ангел летел». Чувствовало себя существо превосходно. Вы можете придраться к слову «существо», но ангелы, как лица пола не имеющие, либо имеющие признаки обоих полов, должны же как-то обозначаться. А-то какая же это политическая корректность будет? Вот! Сбили и тут меня. Не стану про ангела писать, возьму и напишу про водолаза. Раз нырнул наш водолаз, норовя уйти под воду, но суровую природу превозмочь не смог на раз. Водолаз – он как Муму. Их без груза не утопишь. Сил не хватит, сколь ни скопишь. Хоть и топишь по уму. Ежли ж дело сделать с толком, груз вхреначить втихомолку, буду оба два на дне. Время стих прикончить мне! Нравится? Вот таких писак слишком мало перевешал Столыпин! Помните? «Господа, если к правде святой мир дорогу найти не сумеет, честь безумцу, который навеет человечеству сон золотой! Авторы Беранже и Курочкин. Привыкли мы со времён Чаадаева и Пушкина видеть основные беды России в дураках и дорогах, это не совсем так, господа! Хотя, на первый взгляд, от наличия этих отличительных черт зависит многое, но, далеко не всё. Истина лежит в простом расширении данного понятия. Огромная беда российского общества всегда состояла в том, что около двадцати процентов так называемого образованного слоя, умевшие немного читать и даже что-то в жизни своей и правда прочитавшие, почему-то думали о том, что у них есть индульгенция, то-есть, выкупленое право, на изложение своих мыслей публично. Остальные 80% процентов образованных людей работали и писали по основной профессии. Двигали вперёд науку и технику. Короче, «строили ракеты и перекрывали Енисей». Не отставая в области балета! B чём и я вижу участие нормально образованных людей в развитии культуры страны. Об огромном разрыве в обществе, связанном с образованием, мне стало известно впервые, когда я пришёл служить на Северный флот в 1963 году и встретил на корабле парней из Украины и Азии, вообще не умевших читать и писать! Как моя совсем старенькая бабушка, родившаяся по словам классиков «до исторического материализма.» А тут сорок шесть лет Советской власти, и такой результат. Потом была кратковременная работа в пионерском лагере в должности воспитателя. Это уже год 1977. Pебята с деревоотделочных комбинатов, бетонных заводов и строек Москвы. Господа! Это были отличные парни, но насколько же они были дикими c точки зрения обыкновенной культуры и образования. А это уже шестидесятилетие Советской власти! Cоединение недоучившейся, так называемой, интеллигенции, которая, в отличии от образованных собратий имеет диплом, но не имеет знаний, с такими вот низами любого постсоветского общества, приводит к массовым выплескам псевдоклассовой ненависти. Особенно, когда часть интеллигенции успешной старательно льёт керосин на пожаре! Тогда объектом преступного посягательства для одних становится власть, добыть которую обычным путём недоумки и недоучки не могут. В силу простого отсуствия каких-либо талантов. И для других, не имеющих в жизни нормального лифта для поднятия «наверх», поскольку отсутствует не только высшее, но и базовое образование. В моё время из нашего московского двора дома 2 по проезду Серова, из тех ребят, кто играл во дворе, только я и Валька Щенников получили дипломы сначала о среднем специальном, а потом и высшем образовании. А гуляло во дворе пацанов разного возраста человек 120! Высшее образование получили практически все дети, которых родители, люди обеспеченные, во двор не пускали и с которыми мы не общались, хотя и видели их в школе! Это была замкнутая каста. Они и роднились друг с другом. Кандидаты в МИМО, Тореза, Финансов, Советской торговли и Консерваторию! А пацаны нашего двора пошли по отнюдь не пионерским лагерям, московским заводам и фабрикам. Через ремеслухи и ПТУ! Избранных было человек восемь, oстальные – низы! И вот образованщина разного толка начинает раскачивать общество, выводя под разными предлогами народ на улицы городов и целых регионов. Забывая об одной очень простой вещи. Если вы ещё не забыли Шолохова, то наверняка помните такого героя для одних и вражину для других читателей. Имя его Подтёлков. Когда делегация большевиков, руководимая этим человеком, прибыла на встречу с руководством казаков, один из присутствующих, герой войны с немцами, награждённый четырьмя знаками отличия Ордена Святаго Гергия Победоносца, сказал в своём слове о том, что ты, Подтёлков, плохой казак и необразованный человек, обманом сумевший увлечь за собой часть казачества, которая вскоре опомнится, да тебя же и повесит. Кстати! Так и произошло. Повесили при большом стечение народа, зрелище как праздник! Было бы очень неплохо, если бы русские писатели и поэты, актёры и актрисы, хоть иногда вспоминали бы про эту историю. Я вам говорю господа Шац, Ефремов, Быков, Гельман, Чхарташвили, Сванидзе, Лазарева, Гайдар, Дягилева, Липман и прочие Пусси! Горючего материала в России на три мировых пожара. Уберите вы свои спички. Так полыхнёт, вам мало не покажется. Вспомните, кто пошёл по лагерям и на расстрелы среди первых и, в силу своей полной неприсобленности к реальному миру и простому выживанию, первыми повымирал в тюрьмах и лагерях? Да здравствует спокойная и мирная философия кота Леопольда. «Ребята! Давайте жить дружно»! Да! Господа! Знаете ли вы что у нас, в Соединённых Штатах Америки, слова пусси – кошечка, и бивер – бобр означают нечто одинаковое. Даром отдаю новый бренд. Бивер мьютини! Владейте, господа. Носите на здоровье!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8