Михаил Барщевский.

Счастливы неимущие (Евангелие от Матвея). Судебный процесс Березовский – Абрамович. Лондон, 2011/12



скачать книгу бесплатно

Я хочу попросить вас посмотреть на следующий важный и значительный материально-существенный контракт. Это в той папочке, которую я вам передал, документ называется «Предварительное соглашение», и я хочу, чтоб вы отметили, что даты на этом договоре нет. Но договор был заключен где-то в начале марта 2000 года. Это соглашение в итоге привело к созданию РУСАЛа. Как сформировался РУСАЛ? Объединением алюминиевых активов, которые были приобретены у Trans-World и господина Анисимова в феврале 2000 года на основе того договора, который мы только что рассматривали, с алюминиевыми активами, которые принадлежали группе господина Дерипаски. Я хочу показать вам предварительное соглашение. Вы видите, наверху написано, что в качестве первой стороны этого договора указан только господин Абрамович, а в качестве второй стороны только господин Дерипаска. Что это за соглашение? Эти люди заключают договор, что они договорятся с целью объединения своих активов в итоге. Стороны гарантировали, что каждый из них владел своими активами вместе со своими партнерами. Конечно, если, как сейчас говорит господин Абрамович, у него партнеров не было, то это какая-то странная гарантия. Зачем ее здесь давать? И вы, наверное, отметите, что здесь четко излагается, что договаривающиеся стороны понимали, что у господина Абрамовича был не один, а несколько партнеров, которые согласились слить свои алюминиевые активы, и он дает гарантию, что они приложат сосредоточенные усилия, и так далее. Опять же если господин Абрамович хочет, чтоб ему поверили, что у него не было совсем никаких партнеров, то это очень странное условие, с которым он согласился. Потому что если у него не было никаких партнеров, то зачем он тогда дает гарантию о том, что его партнеры приложат все усилия, сосредоточенную волю и так далее? Конечно, этот документ полностью имеет смысл, если, как говорит господин Березовский, он… и господин Патаркацишвили были партнерами господина Абрамовича. Это также объясняет встречу в отеле «Дорчестер», которая состоялась где-то через 8–9 дней после заключения этого соглашения. Это была встреча принципалов, то есть основных действующих лиц этого соглашения со стороны господина Абрамовича, чтобы господин Абрамович показал своим партнерам, на что он согласился в этом предварительном соглашении.

А теперь хочу, чтобы мы посмотрели на 14-ю статью этого документа. Стороны договорились, что этот договор подчиняется английскому праву и любой спор, возникающий или вытекающий из этого договора, если он не может путем переговоров быть разрешен, подпадает под юрисдикцию Арбитражного суда Британской палаты и так далее. Господин Абрамович, господин Швидлер, господин Дерипаска, господин Булыгин нам сказали, что они присутствовали, когда был заключен этот договор, то есть эти российские бизнесмены где-то там, в России, договорились друг с другом подчиняться английскому праву. Достаточно необычное условие. В контексте заявки, которая ранее была сделана Абрамовичем, говорилось о том, что этот иск не следует рассматривать, поскольку он просто неподсуден, речь шла о российских активах, и совершенно непонятно, почему здесь ссылка на английское право.

Это показывает, что в марте 2000 года российские бизнесмены действительно думали о таких вещах и действительно эти российские бизнесмены, несмотря на тот факт, что активы находились в России, несмотря на то, что они сами были российскими гражданами, и несмотря на то, что они подписывали соглашение на русском языке, они достаточно четко хотели, чтобы применялось не российское право, но английское право.

И, госпожа судья, как вы припоминаете, господин Березовский совершенно последовательно в своих показаниях рассказывал, что это прозвучало на встрече в «Дорчестере»…

Госпожа судья, позвольте вас попросить перейти к схеме сделок. Этот документ может вам помочь в понимании схемы сделок приобретения алюминиевых активов. Вверху схемы вы видите список офшорных компаний, которые были продавцами алюминиевых активов. Значит, часть из них принадлежат господину Анисимову – это группа Coalco, а также принадлежащая Босову Trans-World. И справа вы видите четыре, которые принадлежат группе Trans-World. Госпожа судья, вы видите, что они продают свои доли в алюминиевых активах. Эти четыре офшорные компании овалом обведены, и под ними написано: «Сибнефть». Мы постоянно ссылаемся в отношении третьих лиц, которые владеют долями в алюминиевых активах, которые приобрели «Сибнефть». Вы видите, какие компании платили комиссионные, кому они платили и каков был размер комиссионных. Вы видите дальше – компании Патаркацишвили и компании господина Березовского, да?

Сейчас, госпожа судья, перейдите, пожалуйста, к пояснительной записке, пожалуйста, прочитайте весь документ.

Судья Элизабет Глостер: Что это такое?

Г-н Рабиновитц: Да – это большая тайна, одна из тайн. Это перевод, все это было написано по-русски. Мы думали, может, это было подготовлено господином Фомичевым, может, господином Кеем, который работал для господина Патаркацишвили, или господином Стрешинским. В общем, мы сами не знаем – это тайна, кто это подготовил. Скорее всего, автором этого документа является господин Кей, потому что хоть он и написал это по-русски, но он не очень хорошо владеет русским языком – это не родной ему язык. И действительно, похоже, что этот документ подготовлен человеком, для которого русский был не родным языком. В общем, мы должны будем в итоге разобраться в этом вопросе, но сейчас сделаем ряд наблюдений по поводу этой записки. Прежде всего вы видите, в шапке написано, что здесь речь идет об активах, которые принадлежат Березовскому, Патаркацишвили и так далее, и он расписывает это, и здесь имеются ссылки на разные активы на счета компании. То есть это комиссия за посредничество в продаже алюминиевых активов.

Что же это за посредники? Это две компании, которые принадлежат господину Березовскому, соответственно – «Б. А. Б.», и две компании, которые принадлежат господину Патаркацишвили, – «Б. Ш. П.». И это очень важно, потому что, как вы, наверное, уже поняли, некоторые лица утверждают, что эта алюминиевая сделка вообще не имела никакого отношения к Березовскому. И также утверждается, что вроде как господин Патаркацишвили, может быть, и участвовал каким-то образом, но уж никоим образом не в качестве партнера Березовского. А этот документ показывает, что вряд ли это было так. Мы видим, что речь идет об открытии счетов, о сумме гонораров посредникам. Размер вознаграждения посредников около ста миллионов долларов США. Вы, наверно, помните, госпожа судья, что идет спор относительно того, почему господину Патаркацишвили… А можно мы будем говорить просто Бадри? Почему Бадри заплатили этот второй транш в июле четвертого года за РУСАЛ, и размер этого транша был 585 миллионов долларов США? Вы, наверное, помните, госпожа судья, что господин Абрамович в своих показаниях говорит, что это вообще никакого отношения ни к Бадри, ни к господину Березовскому не имеет, то есть не имеет отношения к их доле в РУСАЛе, что это просто вознаграждение за то, что Бадри выступал посредником, свел людей и как-то организовал эту сделку. Но при всем нашем уважении к господину Абрамовичу, это объяснение как-то не очень логично, потому что за работу посредника Бадри должен был получить где-то сто миллионов долларов США, как написано в этом документе. Да, намного меньше. Эта сумма была определена контрактом.

Судья Элизабет Глостер: То есть вы хотите сказать, что это единственный гонорар за посредничество, вот эти сто миллионов? И кому они были выплачены?

Г-н Рабиновитц: А они никогда не были выплачены. Как утверждает Абрамович, «единственное, почему я заплатил эти 585 миллионов Бадри в 2004 году, это потому, что он выступал в роли посредника, он участвовал в организации сделки февраля 2000 года на приобретение алюминиевых активов. Вот почему я заплатил ему 585», а вот эти 100 миллионов – это посреднический гонорар.

Судья Элизабет Глостер: Вопрос у меня такой: были ли эти гонорары на 100 миллионов долларов США в качестве уплаты за… вознаграждение посреднических услуг, были ли они выплачены?

Г-н Рабиновитц: Нет, ему ста долларов никто не дал, но самолет собственный ему подарили.

Тот, кто написал этот документ в марте или апреле 2000 года, – человек, который подробно был знаком со всеми этими сделками. Этот человек четко понимал, что господин Березовский и Бадри как партнеры имели долю в качестве владельцев в этих активах помимо того, что причиталось им в качестве посреднического гонорара, а именно помимо 100 миллионов долларов комиссионных за алюминиевые сделки. Значит, сначала у них был первый этап – посредническое вознаграждение, потом второй этап – реструктуризация и владение долей в активах. Вы, госпожа судья, отметите, что этот документ был подготовлен намного раньше, чем возник какой-либо спор между господином Березовским и господином Абрамовичем относительно владения их собственности на алюминиевые активы.

Хочу напомнить вам, что господин Сампшн, главный адвокат противной стороны, в своих письменных вступительных заявлениях говорил, что в 1999 году все деловые партнеры Березовского и Бадри прекрасно знали, что Березовский и Бадри владели долей в «Сибнефти». Я хочу сказать, что это достаточно серьезная уступка со стороны господина Сампшна, моего ученого друга.

Тем не менее мой уважаемый коллега сказал, что это классическая психология политической ссылки. В этом предположении есть совершенно очевидная проблема. Вы, наверное, помните, что документы были подготовлены в марте или апреле 2000 года. И тут возникает хронологическая проблема, когда господин Сампшн пытается объяснить все это психологией политического изгнанника, потому что в то время господин Березовский не был еще политическим изгнанником. В то время он наслаждался лучами славы, потому что он участвовал в победе президента Путина на выборах, и он еще жил в Москве, и, в общем, все у него было замечательно. И политическое изгнание было далеко в будущем.

Я же утверждаю, что эти заявления были сделаны потому, что господин Березовский и Бадри действительно владели этими акциями. Это намного более простое объяснение, не нужно быть специалистом по психологии. Во всяком случае, они считали, что они у них имеются.

Попросил бы вас, Ваша Честь, обратиться к еще одному документу. Это записки покойного Стивена Кертиса, юриста и старшего партнера компании «Кертис и К», который был представителем Березовского и Патаркацишвили в течение долгого периода времени. Незадолго до того, как он погиб в феврале 2004 года, он присутствовал во время беседы, которая проходила в Грузии у Патаркацишвили дома в 2003 году. В ней участвовали Бадри Патаркацишвили, господин Тененбаум, очень близкий коллега, сотрудник господина Абрамовича, господин Фомичев. И четвертый человек, о котором здесь написано, назван Игорем. Ваша Честь, вы видите из наших письменных документов, что ставится под вопрос аутентичность, подлинность этого документа. Хотя господин Тененбаум и не оспаривает, что он ездил в Грузию на встречу, в которой участвовали Бадри Патаркацишвили, господин Фомичев, а также некто Игорь, но господин Тененбаум оспаривает тот факт, что он обсуждал любые из вопросов, о которых в этой записи беседы от руки написал Стивен Кертис. Его аргументация на самом деле – это аргументация господина Абрамовича, которая заключается в том, что господин Кертис сочинил всю эту беседу. И в рамках этой поддельной схемы Кертис передал ее своей секретарше, сказал ей, что запись нужно будет сохранить. Господин Тененбаум и господин Абрамович говорят, что Кертис, английский солиситор, в 2003–2004 годах намеренно сфабриковал, сочинил запись якобы не имевшей места беседы. Я с уважением отношусь к противной стороне, но считаю, что это абсолютно неоправданная позиция. Конечно, господин Тененбаум может сейчас выступать с такими утверждениями в отношении Кертиса, Кертис скончался и не может себя защитить.

Теперь попрошу вас, Ваша Честь, посмотреть весь транскрипт полностью. Как вы видите, Ваша Честь, на встрече в Тбилиси обсуждается приобретение акционерами «Сибнефти» алюминиевых активов. Вы видите также, что здесь говорится о Патаркацишвили. Кертис говорит, что акционеры «Сибнефти» – это Борис, Бадри и Роман. То есть Березовский, Патаркацишвили и Абрамович, если употреблять фамилии. И естественно, это подтверждает позицию Березовского и абсолютно сводит на нет аргументацию господина Абрамовича, поскольку здесь говорится о том, что все трое являлись акционерами «Сибнефти». Это первое. Второе – что все трое участвовали в приобретении акций алюминиевых активов.

Кроме того, и опять же если продолжать смотреть, вы увидите: «Согласовали с Р.» – то есть с Романом, с господином Абрамовичем, что и «партнер в «Российском алюминии» акционеры 50:50. Мы согласовали «25 Б. Б.» – то есть Березовский, Патаркацишвили и «25 – Роман». «Мы являемся пассивным акционером, следовательно, Р. (т. е. господин Абрамович) является операционным партнером, и каждый год мы получаем дивиденды от деятельности в алюминиевой отрасли». Опять же Ваша Честь понимает, это полностью соответствует позиции и аргументации господина Березовского.

Ваша Честь, позвольте перейти к следующему вопросу, который имеет отношение к встрече в Ле Бурже. Я ожидаю, что Ваша Честь знакома с содержанием транскрипта встречи в Ле Бурже и с историей вопроса, потому что об этом было достаточно много сказано в наших вступительных письменных заявлениях, и мы считаем, что этот документ является ключевым по делу. Потому что он отражает обмен ремарками и мнениями между сторонами, по крайней мере со стороны господина Абрамовича и Березовского, никто из которых не знал, что Патаркацишвили втайне записывал данную беседу. Она отражает несколько ключевых аспектов данного дела, включая природу отношений между сторонами в отношении «Сибнефти» по отношению к РУСАЛу. Так что это поможет вам, Ваша Честь, понять природу отношений между этими мужчинами. Были ли они действительно друзьями и партнерами, или была у них некая другая природа отношений, как считает господин Абрамович, более преступного плана. Потому что, по мнению господина Абрамовича, он платил Березовскому за коррумпированные политические действия и защиту от уголовной преступности.

Этот документ, действительно, играет ключевую центральную роль. Это было записано в аэропорту. Начинается с того, что господа Патаркацишвили и Березовский начинают беседу, они ждут, они собираются найти Абрамовича. Каждого говорящего идентифицировали. Я надеюсь, Ваша Честь, что этот транскрипт беседы в Ле Бурже вам поможет решить: были ли данные лица партнерами или лицами с отношениями «крыши».

Мы хотели обратить ваше внимание на показания, которые до смерти в феврале 2008 года дал господин Патаркацишвили. Сначала посмотрите, пожалуйста, проект неподписанных свидетельских показаний. Это показания, которые солиситоры господина Патаркацишвили и господина Березовского за два дня получили, встречаясь с Бадри Патаркацишвили в присутствии господина Березовского в Тель-Авиве 29 и 30 ноября 2007 года. Документ незаконченный, и вы видите, что здесь иногда есть примечания от руки солиситора о том, что эти вопросы еще надо уточнить. Здесь говорится: «В ходе ряда обсуждений между мною, Борисом и Романом мы договорились, что любые пакеты, которые мы будем приобретать все вместе, будут бенефициарно держаться в размере 50 % Романом, а в отношении оставшихся 50 % Борисом и мною. Мы согласились, что любые пакеты, которые будут приобретаться, будут принадлежать на 50 % Борису и мне». И здесь четко говорится об идее 50:50 процентов, это противоречит позиции стороны господина Абрамовича в полной мере.

Далее Патаркацишвили говорит: «Мы впервые зашли в алюминиевую отрасль в 1999 году, в то время эти активы вышли на рынок. И я тогда считал, что этот сектор открывает хорошие возможности, об этом рассказал Борису и Роману, они согласились со мной, и мы решили приобрести алюминиевые активы благодаря тем средствам, которые мы получили благодаря владению акциями в «Сибнефти». Далее он также говорит: «Последняя договоренность о создании РУСАЛа была достигнута на встрече в «Дорчестере» на Парк-лейн в марте 2000 года. Было согласовано, что мы сольем свои алюминиевые активы «КрАЗ», «БрАЗ» и так далее. Акции в РУСАЛе будут держать совместно Дерипаска и мы, 50 на 50, 25 % Борис, 25 % Роман и 50 % Дерипаска… Я подчеркиваю, что если бы Роман не оказал то давление, то я никогда бы даже не подумал о том, чтобы продать акции «Сибнефти», это была развивающаяся компания, выгодная. Это было единственным моим источником доходов, и мы продали его только потому, что на нас оказали давление».

Это не подписанный документ, и он даже не утвержденный окончательно Бадри Патаркацишвили был. Но это был последний документ, последняя попытка получить его показания, и, судя по его тексту, это подтверждает позицию господина Березовского в данном производстве по делу.

Если у вас, госпожа судья, больше никаких вопросов нет, то я практически все сказал, что хотел.

Судья Элизабет Глостер: Да, благодарю вас и вашу команду за очень подробные документы. И большое спасибо еще раз за ваше выступление. Господин Сампшн, вы хотите сегодня начать?

Г-н Сампшн: Я лучше бы начал завтра. Может быть, в 10:15, если я не ошибаюсь. Но если вы хотите, чтобы я начал сейчас, я могу начать и сейчас.

Судья Элизабет Глостер: Итак, в 10:15 завтра.

Вторник, 4 октября 2011 г.
Вступительное слово господина Сампшна (адвокат Абрамовича) (10:15)

Судья Элизабет Глостер: Господин Сампшн, прошу вас.

Г-н Сампшн: Ваша Честь, господин Рабиновитц вчера просил вас посмотреть на факты по этому делу и думать при этом о вероятности. В принципе, это правильно, и я об этом тоже буду неоднократно говорить. Но у нас тем не менее есть необходимость помнить о том, что то, что возможно, вероятно в обычном, хорошо зарегулированном обществе типа нашего, где есть равенство и право, то это не столь вероятно и возможно в исключительных, экстремальных условиях, которые существовали в России в 90-х годах прошлого века. Исторические эксперты, многие свидетели и сам господин Березовский неоднократно говорили, что после падения коммунистической системы в 1992 году Россия стала диким востоком Европы, она стала страной, которая за всю свою историю никогда не имела традиции демократии и либерализма в государственном управлении. И за 10 лет она перешла к капитализму, учитывая то, что другим европейским странам на это пришлось потратить более 100 лет. Результатом являются колоссальные социальные потрясения, падения государственных структур управления, ослабление государства и полное отсутствие верховенства права. Естественно, законы какие-то существовали, были кодексы, говорили о контрактном праве, о деликтном праве, но не существовало собственно системы верховенства права. И сам господин Березовский показывает, что люди занимались бизнесом посредством применения мер насилия, полиция получала взятки, нельзя было полагаться на решения судов. Это в лучшем случае. А в худшем – людьми манипулировали заинтересованные политические и деловые группы.

Является также фактом – и об этом тоже говорит господин Березовский, – что никто не мог приобрести крупный бизнес или активы в России в 90-х годах прошлого века, не имея доступа к политическому влиянию и власти. Если у тебя самого не было политического влияния, то ты должен был иметь доступ к «крестному отцу», который имел такой вес сам. Господин Березовский в своих показаниях говорит, что он начал заниматься политикой в 1994 году, после того как он понял, что на его бизнес по продаже автомобилей нападают бандиты. В частности, он сам стал жертвой покушения, в котором погиб его водитель. В таких условиях отсутствия верховенства права люди создают альтернативные структуры, которые регулируют их отношения в обществе, основанном не на законе, а на силе и мощи.

Английскому юристу, как с одной, так и с другой стороны, нелегко оценивать поведение людей, которые жили в таких условиях. Нам в истории английского права нужно обратиться к XV веку для того, чтобы вспомнить аналогичную ситуацию. Но у нас нет экспертов, которые могли бы рассказать нам о XV веке в Англии, к сожалению. Но вы читали Шекспира, поэтому наверняка вы себе представляете, как это было в Англии.

Система, основанная на власти, не может существовать без собственного кодекса личных обязательств и обязанностей. Этот кодекс основан на системе взаимных услуг, которые являются неюридическими по своему существу. На самом деле эти услуги заменяют юридические обязательства в том смысле, что они будут оказываться взаимно, что является правилом самозащиты в тех условиях, когда нет средств правовой защиты в обществе. Господин Березовский сам очень хорошо об этом пишет в своих свидетельских показаниях, рассказывая о том, почему те соглашения, которые, как он говорит, были заключены с господином Абрамовичем, никогда не были зафиксированы в письменном виде. Он говорит, что был большой упор на взаимное доверие и взаимное ожидание добросовестного поведения между сторонами, потому что судебная система России не могла использоваться в качестве способа урегулирования споров.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22