Михаил Барщевский.

Счастливы неимущие (Евангелие от Матвея). Судебный процесс Березовский – Абрамович. Лондон, 2011/12



скачать книгу бесплатно

© Михаил Барщевский, 2013

© Евгения Лясникова, иллюстрация, 2017

© ЗАО «Издательский дом «Аргументы недели», 2017

* * *

От автора

Не ждал и не гадал, что когда-нибудь сяду за эту книгу. Но…

Мне позвонил мой друг – режиссер известного московского театра. Говорит: «Хочу заказать тебе пьесу». Был грех, пьесы писал, но чтобы заказывали… Сообразил, что дело происходит 1 апреля, и сразу успокоился. Но 2 апреля он позвонил опять.

Заказ был необычный. Идея режиссера была в том, чтобы из стенограммы судебного процесса Березовский – Абрамович сделать документальную пьесу. Выстроить драматургию, не имея возможности вписать ни одного своего слова. Понимал, что сложно невероятно, но потому-то и интересно. Согласился.

Нашел стенограмму и пришел в ужас. Текста без малого семь тысяч страниц. А пьеса – максимум 80. Но, как говорится, «охота пуще неволи». Сел писать. Точнее – резать.

Дня через четыре, где-то в середине перекрестного допроса Березовского, понял, что пьеса пьесой, но делать надо книгу. А пьесу уже потом.

Если кто-то читал стенографические отчеты по процессам 30-х годов прошлого века, то понимает, что эти стенограммы куда лучше отражают дух того времени, психологию живших тогда людей, историческую обстановку, чем все научные труды о сталинской эпохе, вместе взятые.

Вот такие амбициозные мысли и привели к появлению книги, которую вы держите сейчас в руках.

Стенограмма процесса Березовский – Абрамович была, разумеется, очень значительно сокращена. Убрана большая часть обсуждения организационных вопросов, сняты уточняющие вопросы в случаях, когда они нарушают плавное повествование говорящего, сокращены обсуждения чисто технических бизнес-проблем и деталей. Иногда адвокаты по три-четыре раза при допросе свидетеля возвращались к одной и той же теме. И, если при этом ничего нового свидетель не говорил, такие повторы тоже удалялись.

Вместе с тем, чтобы передать атмосферу процесса, иногда я оставлял в тексте и некоторые «ненужные» моменты, детальки, придающие, как мне казалось, судебной процедуре «человеческое лицо».

Кому будет интересно прочесть эту книгу? Думаю, всем.

Тот, кого интересует морально-деловой климат в России в период конца девяностых – начала нулевых, безусловно, найдет здесь много интересного.

Не останется внакладе и любитель истории своей страны. Здесь и история выборов президента России 1996 года, и «алюминиевые войны», и история залоговых аукционов, и борьба за власть самого конца 90-х. Сам я узнал много нового, хотя моя профессиональная деятельность в те годы подразумевала достаточно высокую степень осведомленности. Однако выяснилось, что это была иллюзия.

Абсолютно безусловно эти страницы должен изучить любой юрист. Здесь и «учебник» всяких хитрых схем построения бизнеса, оптимизации налогов, структурирования крупных компаний.

Адвокаты и судьи, думаю, могут просто считать эту книгу учебником профессионального мастерства и, обидно это говорить, образцом для подражания. (Я не про книгу – я про профессиональную работу судьи и адвокатов.)

При работе над этим изданием ни я, ни издатель не ставили перед собой задачу приподнять одного из героев или принизить другого. Наоборот, максимальная незаинтересованность и объективность – были основным критерием отбора материала. Каждый читатель должен сам занять ту или иную сторону в этом споре, сам решить, кто лжет, а кто говорит правду. А заодно – нравится вам эта правда или ужасает.

Один свой личный вывод я вам все-таки скажу наперед – в этом судебном процессе выясняли отношения две очень яркие личности, люди незаурядные. Это не в терминах «хорошо-плохо», такую оценку вы дадите сами. Это утверждение только о вопросе факта – такие люди редкость. Кто-то скажет: «К сожалению». А кто-то: «Слава богу!»

И один совет напоследок. Не торопитесь прочесть всю книгу за одну ночь. А такое желание у вас возникнет. Читайте не торопясь, смакуя детали. Получите удовольствие.

Понедельник, 3 октября 2011 г.
Вступительное слово господина Рабиновитца (адвокат Березовского) (10:15)

Судья Элизабет Глостер: Господин Рабиновитц, прежде чем вы начнете, у меня есть несколько вопросов, которые я хотела отметить. Первое. Насколько я понимаю, некоторые представители средств массовой информации хотели бы, чтобы для них были поставлены дополнительные стулья, а также для представителей общественности. Поговорите, пожалуйста, с господином Тимом Поллаком относительно того, можно ли с точки зрения требований безопасности поставить здесь дополнительные стулья. А по второму вопросу: господин Рабиновитц, вы, господин Сампшн, и другие адвокаты и их клиенты, равно как представители общественности и СМИ, я разрешаю вам использовать средства электронной связи, включая «Твиттер», мобильные телефоны. Однако прошу вас сделать так, чтобы был отключен звук на ваших электронных устройствах, с тем чтобы в ходе слушаний не звонили, не гудели телефоны и т. д. Господин Рабиновитц, прошу вас теперь.

Г-н Рабиновитц: Как вы знаете, я в этом деле представляю господина Березовского вместе с господином Гэлиссоном Нолсеном, Фортом Уорзом Смитом, Айзеком, Кэмбл, Нуна и госпожой Шер. Господин Сампшн, госпожа Дэвис, мистер Джал, Хэншо, Швэй, Харрисон и Моррисон представляют здесь господина Абрамовича, ответчика по данному иску. И также господин Али Малек, Кюси, господин Ленни, господин Гиббнс в отношении господина Анисимова, господин Прингл, представляющий семью, и господин Манфред Солфер.

Госпожа судья, вы, конечно, знаете, что иск господина Березовского в отношении господина Абрамовича касается двух связанных друг с другом вопросов. Первый иск связан с «Сибнефтью». Господин Березовский хочет получить более 5 миллиардов долларов компенсации нанесенного ущерба от господина Абрамовича, и есть дело, связанное с РУСАЛом. По этой претензии господин Березовский требует как минимум 564 миллиона долларов компенсации ущерба от господина Абрамовича. Эти претензии по «Сибнефти» и по РУСАЛу связаны с огромным количеством вопросов, вопросов фактов и вопросов права. В этой части обе стороны согласны, что они совместно приобретали актив «Сибнефти», который должен был бы сделать их исключительно богатыми, о чем не мог бы помыслить никто другой в этой стране. И тем не менее при этом оставались добрыми друзьями до тех пор, пока господин Березовский, который стал известным политическим деятелем в России, в частности, благодаря контролю над некоторыми точками СМИ и влиянию в Кремле, вынужденно не покинул свою страну. И господин Абрамович должен был принять решение: оставаться лояльным господину Березовскому, своему наставнику и другу, благодаря которому он стал богатым, или, напротив, предать господина Березовского. Как вам известно, наша аргументация заключается в том, что господин Абрамович в то время продемонстрировал, что он является тем человеком, для которого более важным, чем дружба, являлись деньги. Один из основных вопросов, которые вам, госпожа судья, придется решить, касается общего характера взаимоотношений между господами Березовским и Абрамовичем. Были ли они действительно друзьями и партнерами, как говорит господин Березовский, или же взаимоотношения между ними носили значительно более мрачный, зловещий характер. И господин Абрамович впервые в ходе этих слушаний сообщает, что это были такие отношения, когда господин Абрамович по собственному решению платил огромные суммы денег господину Березовскому, фактически нанял господина Березовского, который в то время был очень важным политическим деятелем в России, для того чтобы тот предоставлял господину Абрамовичу фактически криминальные услуги, связанные с коррумпированным патронажем и физической защитой от чеченских бандитов, как по-русски это называется, «предоставление крыши». Мы считаем, что ответ на этот вопрос совершенно очевиден. Я предлагаю сейчас (и на это не уйдет очень много времени) прежде всего сказать несколько слов относительно общих правовых рамок, в которых возникли эти два иска, с тем чтобы вы об этом помнили, когда мы будем слушать свидетеля, а во-вторых, для того чтобы определить и показать вам, госпожа судья, некоторые важнейшие документы, которые будут иметь важнейшее значение при рассмотрении данного иска.

Несколько слов относительно иска по «Сибнефти». Как вы знаете, госпожа судья, господин Березовский в отношении «Сибнефти» заявляет, что господин Абрамович запугал его и заставил продать ему значительный пакет акций в «Сибнефти» по очень низкой цене и что фактически он угрожал господину Березовскому и господину Патаркацишвили, который являлся его партнером. Он говорил, что если Бадри и Березовский не продадут свой пакет акций ему, то он, господин Абрамович, предпримет шаги для того, чтобы их пакет акций был у них фактически отнят представителем Кремля, прежде всего господином Путиным, который рассматривает господина Березовского как своего врага. И во-вторых, если они не продадут этот пакет акций ему, причем по цене, которая названа господином Абрамовичем, то он, господин Абрамович, предпримет шаги для того, чтобы помешать выходу на свободу господина Глушкова, ближайшего друга господина Березовского, человека, который, как считал Березовский, был помещен в тюрьму только для того, чтобы заставить его, Березовского, продать свои акции в ОРТ, который нелицеприятно рассказывал господину Путину о его политике. И при этом господин Абрамович также угрожал нарушить условие, как мы считаем, имевшееся у их партнерства. Господин Березовский сообщает, что по результатам этого запугивания он и Бадри Патаркацишвили были вынуждены продать свой пакет акций господину Абрамовичу по заниженной цене, значительно меньшей, чем они реально стоили.

Правовые рамки данного вопроса становятся значительно более сложными в результате того факта, что ранее, в начале этого года, господин Абрамович сказал, что он более не согласен с тем, что этот вопрос регулируется английским правом, и поэтому один из вопросов, который вам придется решить, госпожа судья, в связи с «Сибнефтью», это вопрос применимого права, применимой юрисдикции. Существуют три возможных кандидата на такую юрисдикцию. Первое: вопрос запугивания регулируется английским правом, второе – он регулируется французским правом, и третье – российским правом. Вас не должны беспокоить различия между английским и французским правом, стороны в принципе согласились, что для цели данного иска они должны рассматриваться как примерно одинаковые. Единственная разница между ними заключается в том, что во французском праве нет периода исковой давности, который применим был бы к данному делу. Насколько я понимаю, это согласовано сторонами.

На самом деле мы считаем, что применимо и право российское, и тогда придется посмотреть, что российское право говорит по этому вопросу. Вы увидите, что единственный спор между экспертами и юристами в части российского права по существу вопроса заключается в споре относительно применения только норм исковой давности. В том, что касается применимого права, то, как вы, госпожа судья, видели уже из наших вступительных замечаний, господин Березовский считает, что соответствующее законодательство, применимое здесь, это английское или французское законодательство. Господин Абрамович считает, что применимое право – это российское право. Вот вкратце общеправовые рамки претензий в части «Сибнефти».

Есть два основных практических вопроса, которые лежат в самой основе этого дела, а именно: первое – стороны согласны с тем, что действительно в 1995 году было заключено соглашение между господином Березовским, Абрамовичем и Патаркацишвили относительно создания и в некоторой форме приобретения «Сибнефти». Спор между сторонами касается того, что именно было согласовано в рамках этого соглашения. Господин Березовский, естественно, говорит, что стороны согласились с тем, что три человека – Березовский, Абрамович и Патаркацишвили – будут совместно добиваться создания «Сибнефти» и приобретения «Сибнефти» и что они будут в рамках этого дела являться партнерами. Господин Абрамович имеет право на 50 %-ную долю в пакете акций «Сибнефти», если она будет приобретена, в то время как Березовский и Бадри вместе также будут иметь право на 50 % акций. Господин Абрамович, признавая, что, действительно, соглашение в 1995 году было заключено в отношении приобретения «Сибнефти» и что без помощи господина Березовского он никогда бы не смог приобрести эту компанию, тем не менее утверждает, что соглашение между этими тремя мужчинами заключалось в том, что их коллективные усилия будут направлены на обеспечение такого положения, когда он, только он, господин Абрамович, приобретет право собственности на этот исключительно важный актив. В то время как Березовский и Патаркацишвили будут время от времени получать вознаграждения в размере неопределенных сумм денежных средств.

Таким образом, первый фактический вопрос: что именно было согласовано в 1995 году? Действительно ли господа Березовский и Патаркацишвили когда-либо приобрели вообще право на акции в «Сибнефти»? И второй вопрос: действительно ли господин Абрамович повинен в том, что он запугивал господина Березовского, когда в апреле 2001 года он выступил с теми угрозами, о которых заявляет господин Березовский.

Надо в этой части сказать, что очень мало существует материалов того времени, которые могут тем или иным образом напрямую подтвердить наличие акта запугивания, и это неудивительно, потому что угрозы обычно делаются устно, они не записываются на бумаге.

Господа Березовский и Патаркацишвили, с одной стороны, и господин Абрамович – с другой, заключили сделку, посредством которой господа Березовский и Патаркацишвили продали свои акции в ОРТ, и вы знаете, что отчуждение ОРТ господином Березовским было нечто, к чему стремилось российское правительство. Это первое. Второе: стороны также согласны с тем, что после продажи акций ОРТ было заключено еще одно соглашение между сторонами, в 2001 году. И в-третьих, стороны также согласны с тем, что по итогам этого соглашения господин Абрамович согласился заплатить и заплатил господам Березовскому и Патаркацишвили сумму 1,3 миллиарда долларов. В-четвертых, стороны также согласны с тем, что после этих событий – начиная с продажи ОРТ и после выплаты 1 миллиарда 300 миллионов Березовскому – господин Абрамович прекратил дружеские отношения с ним. Мне представляется, это говорит о том, что между сторонами что-то произошло, что привело к тому, что господин Березовский более не готов был иметь какие-либо отношения с господином Абрамовичем. Есть несколько моментов, которые вам надо будет помнить. Первое: вы должны будете рассмотреть, согласуется ли показание Березовского о прекращении его отношений с господином Абрамовичем…

Судья Элизабет Глостер: Простите, я что-то вас не понимаю, вы сказали, что мне нужно будет принять аргументы?

Г-н Рабиновитц: Извините. Я имел в виду аргументы господина Абрамовича. Вам надо будет принять решение – аргументы Абрамовича, соответствуют ли они фактам прекращения добрых отношений с Березовским. Если мы поверим господину Абрамовичу, то придется принять, что он взял убыточные акции ОРТ из рук Березовского и после этого еще согласился заплатить 1 миллиард 300 миллионов долларов Бадри и Борису. И господин Березовский должен был бы быть исключительно благодарен господину Абрамовичу за это, но, напротив, как выясняется, если послушать аргументы господина Абрамовича, то объяснить разрыв невозможно.

Судья Элизабет Глостер: Когда были разорваны отношения?

Г-н Рабиновитц: Декабрь 2000 года. Так вот, если послушать господина Абрамовича, то объяснить это невозможно. Господин Березовский, напротив, говорит, что это можно объяснить, потому что его запугивал, его предал бывший друг и бывший партнер. Во-вторых, мы покажем, что господин Абрамович выдвигает незаконные требования в отношении акций, принадлежащих ему в РУСАЛе и «Сибнефти», и мы покажем, что речь идет о нечестности, если только речь не шла о запугивании. В-третьих, и наши эксперты, и мы покажем, что акции Березовского в «Сибнефти» были проданы за очень низкую цену. Мы считаем, что в момент продажи пакета акций господина Березовского в «Сибнефти» этот пакет стоил как минимум 2,9 миллиарда. Поэтому мы считаем, что, скорее всего, речь идет о давлении. Далее, вы заслушаете многие показания относительно запугивания в части ОРТ, вопрос, в частности, как вы видели в наших письменных заявлениях, действительно ли в декабре 2000 года имела место встреча на Кап д’Антиб. Как вы, вероятно, знаете, господин Абрамович пытается доказать, что у него имелись определенные алиби в части его передвижения в это время.

А теперь несколько слов о РУСАЛе. Вы, госпожа судья, знаете, что в сердце иска по РУСАЛу находится такой вопрос: приобрел ли господин Абрамович долю в российской алюминиевой промышленности только для себя, как он говорит, без каких-либо партнеров. Либо, как утверждает господин Березовский, и в этот раз опять же эти активы были приобретены тремя людьми – господами Абрамовичем, Березовским и Патаркацишвили вместе. И господин Березовский утверждает, что когда эти активы продавались, в начале 2000 года, то господином Анисимовым и группой Trans-World они были приобретены совместно и во благо господина Березовского, Патаркацишвили и Абрамовича. В марте 2000 года было согласовано, что эти активы будут объединены с активами господина Дерипаски, и это в итоге привело в декабре 2000 года к созданию РУСАЛа, то есть «Российского алюминия». Опять же господин Березовский утверждает, что акции, которые частично принадлежали ему и Патаркацишвили, могли использоваться только на основе договоренности с господином Абрамовичем о том, что он половину акций будет держать от имени своих партнеров, а именно господ Березовского и Патаркацишвили. И что господин Абрамович договорился, как и полагается в такой схеме, что он не продаст ни одной части этих акций, никакую долю без предварительного согласия господ Березовского и Патаркацишвили, которые иначе окажутся в положении миноритарных акционеров, и, соответственно, ценность их акций сократится. Как вы знаете, иск в отношении РУСАЛа возникает из-за того, что в сентябре 2003 года, как утверждает господин Березовский, господин Абрамович, совершенно не обращая никакого внимания на свое обещание, продал 25 %, то есть половину 50 %-ной доли в РУСАЛе, которую он держал от своего имени и от имени разных холдинговых компаний, господину Дерипаске за 1,578 млрд долларов. И сторонами не оспаривается, что господин Абрамович получил эту сумму. Также стороны согласны, что господин Абрамович даже не сообщил господам Березовскому или Патаркацишвили о том, что он собирался продавать акции. Также сторонами не оспаривается, что в результате действий господина Абрамовича 25 % стало миноритарной долей, потому что господину Дерипаске принадлежало 70 % акций. Результатом того, что господин Абрамович нарушил свои контрактные обязательства, стало то, что Березовский и Патаркацишвили понесли существенные убытки, и, таким образом, мы подаем иск за нарушение доверительных отношений и за нарушение фидуциарного управления, а также за нарушение контракта. В отношении РУСАЛа также ведется спор относительно применимого права. Господин Березовский признает, что если применимым правом к РУCAЛy было бы российское право, то очевидно, что этот иск он бы не выиграл, потому что российское право не признает концепцию доверительных отношений.

В нашем описании иска РУСАЛа есть ряд вопросов, которые вам, госпожа судья, нужно будет обдумать. Во-первых, кто купил акции алюминиевого завода у братьев Рубен, господина Черного и господина Анисимова в начале 2000 года? Только господин Абрамович сам по себе, как он утверждает, или господин Березовский и господин Патаркацишвили были партнерами в этой сделке? Мы утверждаем, что господин Абрамович не в одиночку покупал эти активы. Второй важный факт, по которому вы должны будете определиться, связан с тем, что были за стороны, которые владели этими акциями в декабре 2000 года, и что было согласовано сторонами в отеле «Дорчестер» в Лондоне в марте 2000 года?

Вы видите перевод на английский язык договора, который был составлен на русском языке. Это соглашение или договор, датированный 10 февраля 2000 года, в рамках которого алюминиевые активы были проданы Trans-World и другими продавцами. Если мы здесь сделаем небольшую паузу и посмотрим на этот договор в том виде, в котором он есть, то что он из себя представляет? Он говорит, что господин Абрамович сделал это приобретение не единолично. Вторая сторона, то есть контрагенты, продавцы, тоже считали, что они продавали акции группе, в которую входил господин Березовский. Также в прессе делались различные заявления об этом. Все время говорилось о том, что акционеры «Сибнефти» покупали эти акции, а под акционерами «Сибнефти» понимались господин Березовский и господин Абрамович. Я хочу сделать ссылки на статьи в Financial Times, на репортаж Би-би-си и на репортаж в газете The Moscow Times. Соглашение в феврале 2000 года – это не единственный договор, и утверждение господина Абрамовича, что он единолично, только он один купил все эти алюминиевые активы, оно вряд ли может быть правильным, как вы увидите из всех этих документов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22