Михаил Янков.

Мадагаскар-Россия



скачать книгу бесплатно

– Стоп! Открути назад.

– Что открутить?

– Скажи, то, что говорил до этого.

– А. Султан Сулейман Хан 2, да продлит Аллах его жизнь, говорил о птице Рух.

– И что он о ней говорил?

– Что на земле, наверное, не осталось ни одной священной птицы Рух. Потому что о ней остались только слухи полные домыслов и нелепиц.

– Если ты пойдёшь к султану, то скажи, что он прав. Птица Рух не поедает слонов и не топит корабли. Она вообще не летает. Но она действительно большая, ростом со слона и весит как 7-8 его воинов. Она действительно может проломить борт корабля своей ногой, если её разозлить.

– Ты знаешь, где живёт эта птица?

Знаю, но не скажу. Во-первых, это очень опасно, даже для нас. Во-вторых, их осталось очень мало. Гибель всего нескольких птиц, может привести к полному их исчезновению с лица земли. Если бы я был уверен, что люди, которые захотят держать у себя этих птиц, позаботятся, чтобы их стало больше.

– То тогда что?

– Тогда бы я подумал над этим предложением за соответствующее вознаграждение.

Адиль сорвался с места и убежал, даже не попрощавшись. Я только успел крикнуть вдогонку.

– А где восточная вежливость?

И пошёл спать.

Проснулся, от ощущения, что на меня кто-то смотрит. В центре комнаты, по-восточному, сидел Адиль.

– Проснулся уважаемый? Султан хочет видеть человека, который лично видел птицу Рух.

– Адиль! Ты же знаешь, как я отношусь к таким вещам. Три к одному, что мне там снимут голову.

Тут я заметил, как дернулось покрывало изображающее дверь. Там, кто-то был. К бабке не ходи, кто-то из окружения султана. И если меня не подняли с постели, то это только из-за того, что султан сам сейчас спит. Но надо выкручиваться. Без запинки продолжил.

–И не потому, что я его не уважаю. Моё уважение к нему безгранично, как и любовь. Был бы счастлив, лицезреть его лично, а не из толпы народа. Но ты же знаешь, что я перенёс лихорадку и еле выжил.

При этом я внимательно посмотрел в лицо Адиля. Он понял, что я изворачиваюсь и не подал вида. Значит, вешаем лапшу дальше.

– Лихорадка ещё полностью не прошла. Поэтому я и еду в Италию. Там есть хорошие доктора, которые умеют лечить эту болезнь. Встретиться сейчас с султаном, это подвергнуть его риску, возможности заразиться лихорадкой. Я не хочу подвергать жизнь и здоровье столь уважаемого мной человека, даже малейшей опасности. После лечения, если великий султан Мустафа Хан 2, разрешит мне предстать перед его очами, я буду просто счастлив.

Ага, фигушки! Когда я вернусь в Александрию, он уже будет далеко. Не торчать же ему здесь из-за меня. Тем более, мы сейчас, перекинем стрелки на Адиля, пусть ему будет счастье!

– Но может, ты знаешь, зачем я потребовался великому султану?

– Султан, готов поклясться на Коране. Если ты привезёшь сюда, живых и здоровых птиц Рух, то за ними будут ухаживать как за любимыми жёнами султана. Тебе дадут столько золота, сколько будут весить эти птицы.

А самое главное, ты получишь благодарность самого султана. Это дороже золота. Тебе будут открыты все двери на наших землях.

А глазки-то как заблестели. Знает, что и ему от щедрот перепадёт. Перепадёт, мы постараемся.

– Каждая такая птица весит 400– 500 килограмм. Чтобы они не выродились от близкого скрещивания, надо как минимум 6 птиц от разных родителей! Это много золота. Я не хочу опустошать казну великого и мудрого султана.

Адиль, напрягся. Как говорят, принял стойку. Правильно, он меня уже неплохо изучил. Знает, что когда я говорю, что мне не надо много, значит нужно больше.

– Привезти взрослых птиц трудно, они будут болеть в пути и на всех бросаться. Как в пути, так и здесь. Надо привезти птенцов. А сопровождать их должны люди, которые потом будут за ними ухаживать.

– А как их привезти, если ты уезжаешь в Италию? И что ты за это хочешь?

– Привезёшь их ты, уважаемый Адиль. Я напишу письмо своим друзьям, они добудут птенцов. А чего я хочу? Мы приехали сюда за русскими рабами, чтобы поселить их на нашей Родине. Я буду признателен, если благословенный Султан Сулейман Хан 2, подарит мне полторы, две тысячи невольников. В виде благодарности неплохо получить разрешение, беспошлинно, в течение пяти лет, плавать между портами в Средиземном и Чёрном море.

Коряво я выразился. Так нас в семинариях не обучали. Зато Адиль подпрыгивает от нетерпения. Ещё бы. Он понимает, что это ему плавать. Без пошлины, целых пять лет. Это такие деньги получаются!

– Пойду, передам твои слова уважаемому султану Сулейман Хан 2.

– Иди Адиль, не заставляй ждать всемилостивого султана.

Иди, иди. Мою речь ты подкорректируешь. Рабов мне султан даст, для него это тьфу, раз плюнуть. В год, только через Крым, проходит до 100 тысяч рабов. А ещё есть Африка, Индия и много других мест. А вот за беспошлинный проход, ты уже сам стараться будешь. Здесь твоя прямая выгода. Ну и наша конечно.

Утром Адиль сообщил, что уплывает на Мадагаскар и ему нужно сопроводительное письмо. Как только доставят рабов из Крыма в Суэц, следом поплывут четыре корабля с рабами. Они будут ждать его с птенцами птицы Рух в порту Аббе. Значит, обо всём договорился. Говорил он мне это, а глаза у него были такие добрые, добрые. Он сейчас нас всех любил. Всех четверых. Его понять можно – из грязи, да в князи. Кто он был? Мелкий торгаш. А теперь? Особа, приближенная к императору! Тьфу, опять оговорился. К султану.

А я ещё не сказал, про птицу Рух? Ну, я и многоточие. Когда мы только здесь оказались, то в спешном порядке, по ноутбуку изучали Мадагаскар. В нём проскользнула информация. Дескать, жила была такая птица – Эпиорнис Aepyornithidae –  огромнейшая не летающая, семейства страусовых. Потом взяла и вымерла. Где-то в 16-17 столетии нашей эры. Но как потом оказалось, не вся популяция ещё исчезла. Нам об этом сообщил Андриаманетиариво. В королевском заповеднике государства Имерина, осталось около 50 особей. В прежние времена, птиц хорошо охраняли. Это была гордость всего государства – ни у кого не осталось, а у нас есть! Но сейчас в государстве смута. А в мутной воде, на золото хорошо клюёт.

Помню, у меня ещё тогда, мелькнула мысль – как бы их спасти от вымирания? А как? Теперь способ нашёлся. Вдобавок прибыльный. Пусть теперь арабы гордятся, что у них есть птица Рух. А мы будем гордиться, что она вообще есть.


*****


20 июля отплыли на купеческом корабле в Венецию. 2300 километров проплыли за 16 дней. Останавливались только на Крите, пополнить запас свежей воды и продуктов.

В Венеции, Остановились на окраине города, где есть большой двор с амбаром. Сняли весь дом на месяц, за хорошую плату. На следующий день, 7 августа, разобрался с теми, кому ехать дальше.

Первыми отправил русских на Родину. Таких набралось 15 человек. Двое пойдут к царю, потом осядут в Москве, нашими представителями. Семеро отправятся на указанные им земли, купят деревни с землёй, начнут подготовку к нашему появлению. Шестеро просто вернутся домой. Отправил француза, португальца, испанца и голландца по домам. Компаньонами, прикрепил к ним по одному русскому. Это будут наши представители. Выдал им наши товары. По 150 наборов часов, которые мы не удосужились собрать в плавании. Лейкопластырь, которого мы изготовили большое количество. Лак, древесину палисандра, парафиновые свечи. Разные дивные товары с Мадагаскара. Пусть потихоньку продают, организовывают сеть. Товары, которые здесь могут повторить, давать не стал. Главная их задача изучить спрос и узнать предложение. Связь будут держать через итальянца, который в свою очередь, через купцов, будет отсылать весточки нам в Александрию.

Нас осталось 16 человек. Английскому лекарю Энтони, дал задание пройти по мастерским, где плетут корзинки из ивы и собрать или купить ивовую кору. Можно собирать недавно выброшенную. Но чтобы набрал не меньше тонны. Если столько не наберется, будем нанимать мальчишек, обдирать ивы. Дал ему в подчинение, двух русских и ещё список необходимых химикатов. Как лекарю ему будет проще это купить. Отправил итальянца с двумя русскими в город Балонье. Он расположен не далеко, в 110 километрах от нас. Задание не сложное. Организовать покупку «тяжёлой земли» и доставить её сюда. После этого он может ехать к себе домой с аналогичным заданием, как и другие, в сопровождении одного русского, своего будущего компаньона. Нанял четверых итальянцев, знающих русский язык, что само по себе оказалось очень трудным делом. Раздал, троим ребятам списки, приставил к ним трёх переводчиков и отправил на поиски вкусняшек. Сам посетил кузнецов. Дал заказы на изготовление разнообразных деталей по образцам. Это были детали к одноствольным ружьям 20 и 36 калибров. Съездил в город Триест. Там, собрал в таверне всех мастеров по огнестрельному оружию. Объяснил, что заказ большой и срочный. Нужны стволы к ружьям, да не простые, а сквозные. Мастеров удивило, что стволы должны быть сквозными, как трубы. Причём трубы 36 калибра должны быть нарезными. А зачем, а почему? Ага, сейчас, расскажу, покажу, дам попробовать. Хотели меня ободрать, взять как за полноценный мушкет. Но я в тот день был в ударе. Быстро объяснил, чем отличаются заказанные трубы, от обычного мушкетного ствола. Хотя бы тем, что их можно сверлить с обоих концов. Указал, что стволы короче обычных на 1\4, что сокращает работы по высверливанию, почти в два раза. Резко сокращается брак, экономится материал. И так далее. Попросил сделать 100 штук 36 калибра и 200 штук 20 калибра. За 20 дней. Сошлись на 80 и 150.

После этого отдыхал два дня, ходил по городу без цели, в сопровождении своей охраны из четырёх человек. 11 августа прошёлся по рынкам и лавкам. Купил, образцы, стёкол, линз, зеркал. Когда возвращался домой, услышал музыку. На углу улицы, стоял молодой человек и играл на гитаре. Ну вот, а какой попаданец, без песен Высоцкого? Хорошо, не будем трогать святое. Тогда «Тролль» Или «Руки верх», надо исполнить. Сейчас только за бронёй сбегаю и охрану прихвачу. Здесь, ни одна рок звезда не выживет, после исполнения «сюси-пуси», забьют ногами. В этом времени, песни исполняют роль рассказа, а не пересказа мыслей наркомана. Здесь вам не там. Зато в плавании, можно будет оторваться. Во-первых, все кругом свои. Во-вторых, я старший. В-третьих, не желающие слушать, могут покинуть борт корабля, прямо здесь в открытом море. У нас свобода выбора. С такими мыслями подошёл к итальянцу. Спросил на русском, на английском. На английском он ответил. Ну и хорошо. Пригласил его на рюмочку чая. Он отказался. Сказал, что не пьёт. Не пьёт крепкого, а вот вино с удовольствием. Вино так вино. Выбор не богатый. Здесь минералку не продают и чаем не торгуют. Вино, пиво, ром. Не хотите? Тогда пейте воду. Да упокоит господь вашу душу. Водой здесь даже умываться опасно. А если её пить? Сознательное самоубийство. Таких, только за оградой кладбища надо хоронить. А как же мы тут живём? Да так, соорудили простой угольный фильтр, а потом ещё кипятим. Но это у себя. Здесь, на улице, выбор не богатый. Впрочем, я не пожалел. Пить не хотелось, так пригубливал за компанию. Зато музыкант, налегал, хотя было видно, не спортсмен любитель. Как это обычно бывает, выложил мне свою печальную историю. А кому рассказывать такие вещи, как не первому встречному? Душу облегчил, и никто не узнает. В поездах такая же петрушка. История банальная. Он музыкант, поэт художник. Причём хоть бедного, но знатного рода. И не уличный музыкант, что-то там заканчивал, ноты знает, на фортепьяно играет. Она дочь купца. Оба любят друг друга, без памяти. Её отец против. Вот и вся история. А почему нам не завести личного музыканта? Вот такая мысль пришла в голову. Похоже, я всё-таки с дегустацией переборщил, с непривычки. Пообещал музыканту Грише, что разберёмся, если он потом поедет с нами. Это я его в Гришу, в ходе беседы переименовал. Звали его Гуерино. Плохо выговаривалось, стал называть его Грина, потом Гриша. Он не протестовал.

Сходили к отцу невесты, я был за свата. Начинать пришлось с фразы – А ты знаешь, кто я такой? Отец невесты, которого звали Фабио, не знал, но очень хотел. Так хотел, что трёх дуболомов позвал послушать. Спасло случайно оброненное имя – Адиль. Когда Фабио узнал, что это мой купец, то сразу переменился. А что? Порой не такое скажешь! Историю купца, получившего личное разрешение от султана, на беспошлинную торговлю, уже знали, во всей Флоренции. Это меняло дело в корне. Купец, он и есть купец. Короче сладилось. Познакомился с невестой, которую звали Велия. Пока разговаривали с ней через Гришу, переиначил её имя на Валю. На радостях это тоже сошло с рук. Потом мы ушли. Два дня, ходили по лавкам и магазинчикам, скупали музыкальные и рисовальные принадлежности. На третий день была свадьба. Фабио подсуетился, после того как я пообещал его познакомить с Адилем и включить в наш денежный оборот. Так и сказал ему – Флаг тебе в руки. То есть разрешим плавать под нашим флагом. Не сомневаюсь, что через полчаса, об этом знал весь город. Тот же Фабио по моей просьбе сделал так, чтобы мне не наливали на свадьбе вина. Почему? Пригрозился по пьяному, переженить всю Флоренцию и дать всем флаг в руки. Конечно, не поверил, но поостерёгся. Тем более наглядный пример перед глазами. Свадьбу догуливали без меня. Дал молодожёнам на сборы две недели. Появился доктор, привёз 1,5 тонны ивовой коры, тонну свинцового сахара и тонну сероводородной воды из горячих источников. Даже в соседний город ездил. Он вообще подвинутый на медицине. Из-за этого и пострадал. Всё ему лечить, да открытия совершать. А кто будет за-ра-ба-ты-вать? В итоге оказался на роли судового врача, а потом, как то незаметно, судно стало пиратским. Можно сказать, мы его, из петли вытащили. Когда узнал, что у нас много знаний по лекарствам – он пропал. Всё. Он наш с потрохами.

Мы закрылись с ним в амбаре и стали химичить. Принесли привезённую с собой серную кислоту и купленный здесь на рынке поташ. Один раз я показал, дальше Энтони, с троими подручными, сам всё делал. На первый раз я взял полтора килограмма сушённой и измельчённой ивовой коры. Прокипятил в 7 литрах воды, со 120 граммами поташа и добавил килограмм свинцового сахара. Профильтровал смесь и добавил немного серной кислоты, добиваясь выпадения свинца в осадок. Нагрел сероводородную воду в отдельном закрытом чане и через трубку пропустил газ через раствор. Снова нейтрализовал избыток кислоты поташом. Снова фильтрация. Выпариваю для концентрации и добавляю разбавленной серной кислоты до нейтрализации. Опять фильтрация, но через костный уголь. И снова выпаривание, фильтрация. Дважды произвожу перекристаллизацию в темном месте. Результат – 40 граммов салициловой кислоты. А Вы что думали? Это Вам не глиняные горшки делать. Это лекарство! Правда, не очень чистое. Ещё не аспирин в нашем понимании, но рядом. Можно и так применять. Можно и доработать до ацетилсалициловой кислоты. Но это дома, на Мадагаскаре. Сейчас надо перегнать тонны в килограммы. Вот водовоз удивится, зачем нам столько сероводородной воды? Зачем, зачем. Барин дуркует, каждый день лечебные ванные принимает!

Прибыли мои посыльные. Один доставил «тяжёлую землю». По моему указанию, на месте провёл простое обогащение руды. Получилось только две тонны, но с 70% концентрацией. Это будущий Барий. Если получится, конечно.

Прибыла обогащённая свинцово-цинковая руда из Райбля. Амбар стал тесноват, тем более там кипит работа по получению салициловой кислоты. Стали складировать во дворе. Сгрузили 4 тонны квасцов прибывших из Сиены. Туда никого не посылал, просто заказал. Их давно там добывают. Потихоньку вернулись все, кого отправлял на поиски Европейских диковинок. Марганцевую руду привезли из  Монте-Арджентарио. Извозчики удивлялись – зачем нам плохая земля? Марганец ещё не открыли. Мы откроем. Встала проблема. Как это всё везти? Жаба душила и хотела больше. Пришли молодожёны, и всё решилось само собой. Оказывается Фабио, спал и видел, как бы подсуетиться, на счёт Индии. Пригласил его на собеседование. Договорились. В складчину покупаем корабль, загружаем моими приобретениями и тем, чем пожелает компаньон. Дал ему список, что мы у него купим и по какой цене. Под большим секретом, подарил ему простенькую карту, 2 компаса и часы. Купец убежал окрылённый. Ещё бы, товаром снабдили, с кораблём помогли, про течения и ветра рассказали и даже охрану пообещали. Это я ему пообещал, не менее 70 человек дать в Александрии.

А как же, мы и туда зайдём. Пусть он что-то продаст, что-то подкупит. Заодно и нас подбросит и ещё с сотню рабов прихватит. Вот такой я продуман. И Фабио доволен, половине команды и всей охране платить не надо, только корми. Насчёт добротной кормёжки я его предупредил.

29 августа. Мы на нашем корабле отплываем в Александрию. Там наши пути разойдутся. Мы по старому маршруту, а Фабио с Валей и Гришей вокруг Африки. Весь наш груз, который сильно потяжелел, поплывет вместе с ними. С собой я взял только оружие, салициловую кислоту, которую делали до последнего дня, разную мелочёвку, две гитары и понемногу всех минералов.


Глава 22

Мадагаскар. Махадзанга-Антананариву. Август-сентябрь 1689 года.

Андрей. Андриаманетиариво.


Сегодня 10 августа. Прошло почти два месяца, как мы решились на эту авантюру. Выйдя в поход, 16 июня из столицы княжества Буйна Махадзанге, я не мог предполагать, что так получится. Задача была простая. После победы, в сражении с войсками Андриамнетуци и его гибели, оставалось пройти по его княжеству, приводя всех к присяге князю Андриаманетиариво. Где словом, где мечом, это как получится. По большей части всем безразлично, кто будет князь. Поэтому, когда наши воины подходили к очередному населенному пункту, вперёд выезжали парламентеры. Местным правителям показывали заспиртованные головы бывшего князя и его военачальника. Обычно этого было достаточно. Правящая верхушка давала клятву верности. Андриаманетиариво её принимал, оставлял своих людей для управления, и мы двигались дальше. Новые управленцы были проинструктированы, как действовать. Первый этап – Объявить о новых законах, а именно:

Отмена налога на продажу местных товаров.

Увеличение наделов крестьян и скотоводов за счёт земель бывшего князя.

Повышение денежных выплат военным и чиновникам.

Второй этап – Чистка рядов управленческого аппарата. На освободившиеся места ставились, люди не знатного происхождения. Таким способом, отсекалась сама мысль об измене. Новые управляющие понимали, что только при новом князе, они могут быть у власти. Любой другой вариант предполагал отстранение и устранение. Тем самым достигалась преданность Андриаманетиариво.

Третий этап передел собственности. Добрым словом и пистолетом убирался класс олигархов местного разлива.

Так и двигались по бывшему княжеству Андриамнетуци. За три недели всё было кончено. Почти месяц наводили свои порядки. Уже собирались возвращаться домой, когда прибыли послы от Андриамасинавалуна, правителя королевства Имерина. Суть их речи сводилась к одному. Князь Андриамнетуци является подданным государства Имерина, а его княжество землями этого государства. Мы должны немедленно покинуть территорию королевства Имерины и возместить ущерб, нанесённый нашими действиями.

Чем больше говорили послы, тем больше мрачнело лицо Андриаманетиариво. Я его понимал. Воевать с княжеством или с государством, в которое оно входило, не одно и то же. Надо было поддержать князя.

– Что печален княжиче? Задумался, где мы будем хоронить столько врагов?

Риво криво улыбнулся. Тогда я продолжил, обращаясь к послам.

– Княжество Андриамнетуци уже несколько лет не входит в состав королевства Имерина. Поэтому мы не нарушили границ земель принадлежащих Андриамасинавалуна. На нас напали, мы защищались и победили. Княжество Андриамнетуци является нашей честно завоёванной добычей. А у нас говорят – что с бою взято, то свято.

– Что это означает?

– Это означает, что чужого нам не надо, но если пришлось воевать и победить, то завоёванного не отдадим.

– Мы донесли до Вас слова нашего правителя Андриамасинавалуна, услышали Ваш ответ. Хотим только предупредить, что если Вы не покинете территорию государства Имерина в течение недели, наш доблестный военачальник [битая ссылка] Андрианавалонимерина, сын правителя Имерины, разобьет ваши войска с лёгкостью. Ваши головы будут отрезаны и насажены на копья.


*****


После ухода послов, мы с князем остались одни. Я сидел, изучал карту. Риво нервничал, но молчал. Его хватило на десять минут.

– Андрей! Ты мой советник. Что посоветуешь? Неужели придётся отступать? Здесь мы боя не выдержим. Только за стенами Махадзанге, мы сможем противостоять войскам Имерины.

– Не войскам Имерины, а только воинам Андриамасинавалуна.

– Всё равно. У него 10 тысяч профессиональных воинов. У нас только две тысячи. Из них только 700 можно назвать кадровыми военными.

– Ты уже выучил такое слово как «кадровые».

– Не смешно.

– Ладно, тебе сказать окончательный план или объяснить его поэтапно?

– Сначала план, потом объяснить.

– Князь, что ты скажешь о княжествах Сиханака и Цимихети?

– Земледельцы. Обычно мирный народ. Но последние годы у них неурожаи. Из-за этого нападают на наши земли. Воинов мало.

– Значит, надо их забрать под свою руку.

– Ты сейчас об этом говоришь?

– Ага, сейчас. А ёще надо пойти к городу Антананариву и разбить Андриамасинавалуна.

– То, что ты сейчас сказал, выглядит самоубийством. Но я тебя уже немного изучил, поэтому рассказывай с пояснениями.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22