Михаил Янков.

Мадагаскар-Россия



скачать книгу бесплатно

Димыч не удержался.

– А араба обозвал евреем. Ты сам как еврей.

– Ты что, обзываешься или хвалишь?

– Я констатирую, изворотливость ума в заключение сделки. У Вас с арабом получилось как в присказке. И волки сыты и овцы целы, только пастуха жалко.

– А кто у нас пастух?

– Везу. Это Вы за их счёт себе гешефт сделали.

Я уже почти спал, поэтому попросил.

– Хватит языки тренировать в остроумии. Так что у нас в остатке? Так, в общем, без деталей?

– В общих чертах:

Галера парусно-весельная – 1 штука в плохом состоянии. Подделка под французскую. В европейском флоте таких уже нет, только у работорговцев. А так все перешли на парус. Здесь в Мозамбикском проливе и в Красном море в них есть небольшая потребность. Хотя это уже динозавры.

Русские люди, свободные – 175 человек.

Пленные арабы – 9 человек.

Люди другой национальности 75 человек из них 10 тяжелораненых.

Золота – приблизительно 20 килограмм

Серебра – приблизительно 30 килограмм

Свинца – около 800 килограмм

Олова – около 700 килограмм

Пушки – 7 штук, все малого калибра. Не считая на затопленном корабле.

Пороха много. Перекупили у купца, потом ещё пираты сняли с предыдущего корабля.

Ядра 500 штук. – Похоже, тоже прихватили с потонувшего «француза».

Пшеница – 20 тонн.

Тут подал голос Димка.

–Всё хорош, Вы, пока назад плыли, отоспались. А мы с Мишкой спозаранку на ногах и на нервах. Потом досчитаем, я уже не соображаю.

И мы пошли спать. Точнее мы просто свалились тут же. Последняя моя мысль была:

– Хорошо, что Сергей давно назначил старшего по охране и надрессировал. Хоть за это голова не болит.


*****


Проснулись поздно. По здешнему распорядку, очень поздно. Только здесь я понял, что такое сиеста. Это когда любая работа становиться мучением. Работать при +30-35 градусах и 90% влажности, это и аборигены с их адаптацией к местному климату не любят. Что говорить о нас, северных мишках? А работать надо и очень много.

Решили работать по восходу и заходу, как местные и делают. Только местные раскачиваются долго и заканчивают раньше. Мы работающих с нами везу и англичан перестроили. Вот сегодня восход в 5-30 заход в 18-00. Значит, подъём в 5-00, работа с 6-00 до 12-00. Потом сиеста до 15-00 и вторая половина рабочего дня до 17-30. Вот где-то так. Но это конечно, формально, чтобы люди знали, что от них ждут. На самом деле большинство видов работ плевать хотели на наши графики. Про кузню я и говорить не хочу, те вообще беспредельщики. С большим и продолжительным скандалом удалось запретить стучать молотом всем по нервам с захода и до рассвета. Пусть подгадывают.

А когда Андрей начал собирать пресс, работающий от ветряка, мы дружно запротестовали и выперли его производство на вторую линию обороны. Это там где будет проходить городская стена. Стены ещё нет, а вот кузня там уже есть. Обоснование выселения? Да куча.

Шум, дым и главное, но не доказуемое – от постоянных ударов молота пресса обвалятся наши подземные сооружения и вообще весь холм посыплется. Димка со своей химической лабораторией, тоже туда последует. Знаю я его! Или себя? Ну, короче нечего по развалинам шляться.

Поднялся я в 9 часов утра, выпил минералки, это наша разработка, позднее расскажу и пошёл в крепость, на кухню. Надо, что-нибудь перекусить. Жуя на ходу лепёшку с мясом, прошёл до шатра князя, где меня перенаправили к кузнице. Там я и увидел наших гостей. Они сидели на пригорке, рядом стоял не сменный переводчик. Переводчик и шпион Татупеда в одном флаконе. Да чёрт с ним. Всё равно по английскому не понимает.

Сзади стояла охрана князя и наши охранники. О чём-то тихо переговаривались. Молодец, всё-таки Сергей! Каких себе замов подобрал. Начальство спит, а служба идёт. Не оставили без присмотру гостей. Накормили, напоили, на прогулку вывели. Дали нам поспать. Хотя глядя на Уантици и Андриаманетиариво, не скажешь, что они спали больше нас. Тоже видно всю ночь беседовали. Подошёл, поздоровался. Поинтересовался – чем занимаются. Спросил, на русском языке. Нечего переводчику без дела сидеть. Ответил князь.

– Мы уже долго наблюдаем за детьми на склоне, но никак не можем понять. Чем они занимаются?

Естественно не можете. Для Вас это дико. Вы же ещё дети природы, умеете только брать, ничего не давая взамен.

– Они сажают деревья, поливают в течение месяца, делают защиту из веток, чтобы случайно их никто не сломал.

– Зачем? В лесу много деревьев.

– Так думало много народов. Они приходили на новые земли, рубили леса, чтобы посадить рис или пшеницу. Жгли его в печах и просто так. Проходило 20-30 лет и становилось мало зверя, поля начинали давать плохой урожай, травы становились худыми и слабыми. Проходило ещё некоторое время, лес погибал, поля высыхали и становились сухой степью, люди голодали. Тогда они собирались и уходили в другое место. Так было много поколений, но потом людей стало больше, а лесов меньше. Люди стали драться и убивать друг друга из-за хорошей земли. Если бы они вместо срубленного дерева, сажали два, то им бы не пришлось голодать и убивать соседей из-за плодородной земли. Они как дети, не думали, что будет завтра. Мы думаем. Считаем, что земля наша мать и негоже сыновьям, только брать от неё. Везу, ещё этого не понимают, поэтому мы пошли на маленькую хитрость. Объявили детям и подросткам, что кто посадит 100 деревьев, получит сладкие конфеты. Через год, если деревья вырастут и не погибнут, каждому подарят по летающему шарику, дадут конфет и напоят сладкой шипящей водой. А если кто-то посадит 1000 деревьев и вырастит их, то это место назовут его именем. Люди, проходя через это место, будут говорить – Это склон Марихуа. Пока будут стоять деревья, люди будут помнить о человеке, посадившем эти деревья. А деревья живут сотни лет. Вот дети и стараются. Сейчас за конфеты и сладкую воду, а потом будут считать, что так надо. Может даже какая-нибудь сказка появится про лес, который бережёт их род. А они должны беречь его.

– Это очень хорошо. Я об этом подумаю. Но зачем вы делаете это здесь? Вы, пусть и через двадцать лет, но собираетесь вернуться в Россию. Вы не увидите, когда эти деревья станут большими.

– Мы созидатели, а не разрушители. Мы хотим, чтобы за нами оставались построенные города и плодородные поля, а не руины и пустыни. У нас говорят – не плюй в колодец, пригодиться напиться. Когда я говорил о ваших «друзьях», то это тоже имел ввиду. Они тоже как дети. Более взрослые, чем Вы, но все равно, глупые дети. Они не хотят жить в мире с землёй, они могут только брать. Но сделают это гораздо быстрее Вас. А когда здесь будет голая степь, они пойдут грабить другие народы. Они не умеют строить, только разрушать.

– Михаил! Мы подумаем над этим, но нас ждут, в столице Буйна, Махадзанге. Если мы не вернёмся вовремя, сюда пришлют много воинов, а мне не хочется этого. Я ещё вернусь к Вам и очень скоро, но у меня есть просьба.

– Я слушаю Вас князь Андриаманетиариво.

– Если я пришлю к Вам людей. Возьметесь ли Вы обучить их ремёслам и воинскому искусству?

– Мы постараемся. Только не присылайте людей старшего возраста и сыновей богатых родителей. Дети и подростки легче принимают новое, чем люди преклонного возраста. Мы будем хорошо учить, а учение это всегда тяжёлый труд. Дети богатых не любят труда.

– Разве хорошего воина трудно научить?

– Уантици хороший воин. Наверное, он у тебя самый лучший. Но его сын, быстрее постигнет новое, чем он. Молодой воин, сразу начнёт махать саблей, как ему покажут, а Уантици, придется себя заставлять так делать. Потому что его годами учили другому. Молодое деревце легче гнётся. Как ты думаешь Уантици?

Дядя не успел ответить, но было видно, что он согласен с моими словами, хотя это немного неприятно слышать. Слово взял князь.

– Хорошо. Я пришлю молодых людей и не благородного происхождения.

Тут он улыбнулся своим мыслям.

– Для меня так даже лучше. Но приведёт их мой дядя. А сейчас, если тебе не трудно, я хотел посмотреть кузницу и твои ракеты. Про них много говорят, воины везу. Потом нам надо собираться. Если не уедем до обеда, мы не успеем послезавтра в Буйна.

Баба с возу, кобыле легче. Скатертью дорога. Мы и сами от Вас устали.

Я сводил Андриаманетиариво с Уантици к Андрею, показал то, что им можно было видеть, сводил на полигон. Пришлось потратить 12 ракет. Залп дали из двух установок. Я намекнул, что у нас, этих установок, много. Князь, посмотрел на результаты стрельб и очередной раз задумался. Задуматься было над чем. Стрельбы были хитрыми. Зная о свойстве ракет разлетаться во все стороны, мы поставили мишени на площади 100 на 100 метров. Стреляли с 600 метров. Боеголовки зарядили расплющенной мелкой дробью, увеличив, таким образом, количество шрапнели в одной гранате до 800 штук. Кто там разберет, какая дробина сделала пробоину в пальмовом листе? Естественно ракеты разлетелись, чуть ли не веером, но со стороны это гляделось, как будто это предусмотрено. 12 ракет, да в каждой по 800 дробинок, результат не заставил себя ждать. Практически все мишени были поражены. Многие имели по 5-8 пробоин. Конечно, пальмовый лист не дюймовая доска. Одна дробинка, могла прошить сразу несколько мишеней.

После праздничного обеда, гостей проводили со всем почётом. На прощание я подарил Андриаманетиариво 100 сигнальных ракет. Это не секрет, такие делали китайцы сотни лет назад. В подарочный набор вошли также медные и глиняные зажигалки, светильники и сабли, сделанные Андреем из нашей стали.


*****


Проводив гостей, мы оказались в окружении вождей посёлков. Они и так с утра подпрыгивали от нетерпения. Все ждали раздела добычи. Быстро повторив, про то, что не подлежит разделу, мы начали осмотр. Всё выносили на берег и там раскладывали. Без проблем поделили ткани, фарфор и ювелирные изделия. Не возникло вопросов и с холодным оружием. Двум вождям, Тимуру и Анабару выделили по пушке и по 3 мушкета. Татупеду мы дали это в прошлый раз.

Возник вопрос с золотом. Вожди хотели половину. Уговор был на 1\3. Зато серебро их не прельщало. Схитрили, обменяли по очень выгодному курсу золото на серебро. Надо взять на заметку. Значит, здесь добывают серебро. Предупредили вождей, чтобы тем, кто оставался в лагере, выдали по половине доли. Семьям погибших, по три доли. Пришлось повторить, при воинах везу, чтобы начальство не смухлевало. По их физиономиям было видно, что не понимают, почему надо так поделить. К вечеру, делёж трофеев закончился.

Проводили гостей. Ушли все воины везу. Мы их отпустили. Всё равно было не удержать. Но, предупредили, чтобы честно отдали семьям убитых и искалеченных воинов их долю. Воин должен знать, что его семью не оставят в беде, если его постигнет такая участь. Остались англичане и 12 воинов везу. Сергей с ними давно что-то мутил. Видно присмотрел их в свой спецотряд. Сходили к освобождённым русскоязычным пленникам. Извинились, что держим их в неведении. Успокоили, что теперь всё будет хорошо, они среди своих. Просто у нас много дел, но завтра мы обязательно со всеми поговорим. Наверное, удивили их безмерно, таким подходом, но зато спать будут спокойно. С другими не говорили, просто сказали охранникам, чтобы их успокоили, говорили о том, что здесь ещё никого не казнили, а работать здесь легче и сытнее чем где либо. Не будем обнадёживать, надо посмотреть, кто есть, кто. Но и в стресс вгонять не будем, им уже и так досталось.

Вот именно сегодня захотелось выпить. Не просто выпить – набраться! Нервы сдали. Но завтра тоже не самый лёгкий день, хотя с этими двумя не сравнить. Значит, надираемся, но в меру. Я высказал эту мысль вслух. Поддержали меня молча. Предупредили начальника охраны, и пошли на яхту. Надраться не получилось, выпил пару рюмок и уснул.


Глава 11.

Мадагаскар. Февраль-март 1689 года.


Проснулся от стука молота. Андрей! Падла! Ну, хотя бы в этот день, мог начать работать на пару часов позже. Стоянка яхты располагалась на 300 метров ближе к кузнице, чем замок. Вдобавок, вода, хорошо отражает звуки. Блин, отдам Татупеду всё, что пожелает, но пусть найдёт Андрею такую даму, чтобы он до кузни еле доползал. А молот только после обеда поднять мог. У Андрея работают два англичанина. Их допустили почти до всех секретов нашей кузни. Допустили, но только после того, как Татупед подобрал им двух девушек. Посылал с обедами по очереди всех молодых особ женского пола, пока оба не выбрали себе половинки. Или их выбрали, да какая здесь разница? Главное они прижились, обзавелись семьёй, скоро будут дети, Теперь они здесь уважаемые люди. Никуда они отсюда не уйдут. Значит и секреты им доверить можно. Не все, но много.

Всё, проснулся. Пора. Начался трудовой день. До появления турецкого купца, надо многое сделать. После завтрака провели политическую беседу с освобождёнными русскоязычными рабами, на тему «Как они докатились до жизни такой и что теперь делать». Переписали всех, составив на каждого анкету. Имя, возраст, где жил, что умеет, на каких языках говорит, остались ли живые близкие родственники в России. Состав оказался пёстрым. От чукчей и остяков, до лезгин и армян. Честно говоря, такого мы не ожидали. Живых родных в России, у большинства не осталось. Оно понятно, если не случайно пленили, то всех брали в плен по месту жительства, а не нужных убивали. Но 17 человек набралось, кто попался в плен в дороге. Помогли им написать письма домой, пообещав отправить с оказией. У себя пометили как «политически неблагонадёжных». Удерживать силой, кого-либо из русских, не было желания. У этих товарищей, в России остались жёны, дети, родители. Доверить им наши секреты было не разумно. В список неблагонадёжных угодили все прибалты и кавказцы. Это конечно временно. Ничего особого им не грозило. Просто, первое время они не будут задействованы на секретных объектах и разработках.

Всю ораву сводили на второй завтрак, потом искупали в реке, выдав нашего мыла и заставили сжечь их тряпки. Взамен выдали шорты, рубахи с коротким рукавом и шлёпанцы. Эту одежду готовили как форму для Серегиных орлов. Пригодилась. Вся одежда была льняная из захваченной у пиратов материи. Шорты до колен, рубахи свободные, на выпуск. Шлёпанцы представляли собой деревянные подошвы и подвязки из парусины. Одежда русским людям, не понравилась. Даже очень не понравилась. Пришлось объяснить, что это временно. Потом сошьют другую, но попросили учесть, что здесь не Сибирь, пусть посмотрят на других, во что здесь одеваются. Если у кого хватит ума пошить одежду в привычном на Руси стиле, того заставят носить её до тех пор, пока не выплатит полную стоимость материала или не износит. Для наглядности, обернул одного добровольца в одеяло и попросил пробежаться по пляжу. Он пробежал, сел и через минуту скинул одеяло со словами

– Да пошло оно куда подальше, жарко!

Остальные поняли. Возмущаться перестали, смущаться нет.

Появился Сергей и начал нас грабить. Объявил добровольный набор в армию. Ну, кто же так делает? Надо сначала специалистов выбрать. А если какой кузнец или рудознатец к нему запишется? Пиши, пропало. Как говорится – с Дону возврату нет. Сергей не отдаст. На удивление, получилось даже хорошо. К нему записались все прибалты и почти все кавказцы. Были и русские, бывшие воины. Добровольных защитников новой Родины набралось 36 человек. Сергей хмыкнул, видно ожидал больше добровольцев и сказал, что:

– Отказ от добровольного вступления в доблестное войско, не освобождает от общей воинской повинности!

На словах «доблестное войско» Сергей замялся и мы поняли, что пропустили важный момент. У нас ни названия, ни флага, ни вообще какого-то определения – кто мы. Это надо было исправлять и срочно. Вечер, похоже, будет жарким, даже под кондиционером яхты. После ухода Сергея, который увёл свою «гвардию» с собой, мы вздохнули с облегчением и начали делить людской ресурс. Андрею досталось 39 человек, Дмитрию 28 и мне 22. Остальные 50, пока будут на подхвате. Время их распределит. Пока будут на стройке. Туда же распределили и многонациональную гвардию, что нам досталась после доблестного похода Сергея и Андрея. Всего их было 75 человек. Из них 25 негров. Посовещавшись, решили их отделить. От греха подальше. Пока пусть руду добывают.

Тут Дмитрий предложил:

– А давайте их в гвардию запишем?

Предложение прошло на ура. Такую свинью, Сергею подложить! Чёрную! На английском, объяснили африканцам перспективу. Копать, носить, строить или служить в армии. Естественно они выбрали армию. Злорадно посмеиваясь, отправили их к Сергею. Вот где поле, не паханное, на счёт дисциплины! Забегая вперед, скажу, что мы недооценили военный гений Сергея. Он кинул на воспитание африканских воинов большую часть бывших пиратов и закрыл глаза на их методы. Через пару недель это были самые дисциплинированные воины в мире. Хотя, какими словами они нас вспоминали, лучше не думать. Африканцы так и остались отдельным абордажным – штурмовым отрядом, под руководством трёх англичан.

9 арабов отправили на рытье туннелей.

Прикинули расклад.

Андрей – постоянный состав – 2 англичанина, 6 везу, 39 русскоязычных, временных работников мало.

Дмитрий – постоянный состав – 4 везу, 28 русскоязычных, временных рабочих много.

Михаил – постоянный состав– 4 везу, 22 русскоязычных. Временных рабочих мало.

Сергей – постоянный состав – 18 англичан, 25 африканцев, 22 везу, 36 русских. Солдат под временным командованием 180 человек. Последние придаются на время обучения и военных действий. Проживают в своих посёлках.

Отдельная группа. Распоряжаюсь я. Это люди, задействованные на остальных работах – стройка, доставка грузов, рыбалка, охота и т.д. Являются резервом для других временных работ. Количество сильно меняется, как и состав. Постоянный состав это 12 стариков и инвалидов, 8 женщин, 8 везу. Добавилось 50 русскоязычных и 50 человек других национальностей.


*****


За хозяйственными хлопотами, пролетел день, когда стемнело, собрались на совещание. О теме собрания все были оповещены в течение дня. Так что тянуть кота за хвост не стали. Первым взял слово Сергей.

– Сначала хочу выразить благодарность собравшемуся здесь коллективу за присланное пополнение. Это будут такие звери, что я даже оружие давать им не буду. Кстати они любят прожаренную человечину. Андрей, ты не возражаешь, если они у тебя жарить будут, а то на людях как-то неудобно.

– Вылетят не с ломом, а с кувалдой в одном месте. Только попробуй ради шутки их ко мне прислать. Ты по делу давай.

– По делу, так по делу. Андреевский флаг. Двуглавый орёл. Славяне. От этого производные, типа славянские войска.

– Я против герба. Все державы под этим гербом распадались. Да и легенда есть, что это не двуглавый орел, а орёл обвитый змеёй.

Подал голос Димка

– Михалыч, вечно ты всё святое изгадишь. Давайте гербом сделаем средний палец. Даже лучше, согнутую в локте руку, в привычном нам жесте. Назовём его птица Обломинго. Типа, не лезьте к нам, обломится.

Вот так с шуточками и прибаутками, за 3 часа, решили все поставленные задачи на этот вечер.


Гимн – гимн России 21 века.

Герб – белый медведь.

Морской флаг – Андреевский, но полосы толстые, красные.

Общегосударственный флаг, белый медведь на красном фоне.

Деньги – за образец взяты российские. Образцы у нас есть.


Распределили обязанности и должности, исходя из текущей обстановки.

Сергей – главнокомандующий. А так же КГБ, МВД, ГРУ. Всё в одном флаконе.

Михаил – Мэр, глава района. Он же ответственный за стратегическое вооружение и химическую промышленность. Он же Консул и посол.

Андрей – Металлургия, Машиностроение. Строительство. Поиск полезных ископаемых.

Дмитрий – Торговля. Дипломатия. Химическая и нефтяная промышленность.

И это всё решили, за три часа. Вот бы, Российские татупеды так работали!


*****


Я сидел на берегу реки и наблюдал стройку века. Ею занимались 40 русских,15 инородцев и почти всё племя Тимура. Мы строили дамбу. Точнее, не дамбу, просто сужали реку в определённом месте. Сама река имела слабое течение, и разлилась по ширине почти на 2 километра. С нашей стороны берег был крутой, глубина не менее 10 метров. Но это только 100 метров шириной, потом дно поднималось, глубина уменьшалась до 1-2 метра. Ещё 100 метров и начиналось болото, которое тянулось на километр до другого берега. Там жили крокодилы. На том берегу, в 5 километрах от берега, был посёлок везу, под предводительством вождя Тимура. Там же, но дальше был рудник. Короче, нужна была хорошая переправа.

Строительство короткого пути через реку, было начато до нас. В этом месте, люди посёлка Тимура, много лет, потихоньку насыпали тропинку среди болота, до хорошей воды. Там они держали лодки для переправы. Теперь эту тропу расширили и будут поднимать на 2 метра. Общая высота от нынешнего уровня воды будет 3 метра. Большой объём работ, но работа спорится. Везу сговорились с другими племенами, за наши деньги конечно и пригнали более 20 быков зебу. На телегах, похожих на арбу, возят грунт с берега. Остальные, откидывают землю с ближайших кочек и островков. Выбирают из воды грунт на глубину до метра. Жаль, что трудовой порыв везу не долог, через неделю они уйдут, оставив только двадцать человек с быками. Да и те будут подростки. Вся работа ляжет на наших людей. Но отсыпку тела дамбы, они успеют сделать. Потом пойдёт, досыпка, укрепление плетнём, выравнивание, и укрепление оконечности дамбы сваями. До нашего берега останется не более 100 метров. С этой стороны мы тоже подтянемся, отсыпав от берега 10-15 метров и укрепив сваями. Чего добиваемся? Подъёма уровня воды до дамбы на 1 метр. Это даст небольшой перепад воды на самой дамбе, где можно будет установить водяные колёса. Даже если уровень не поднимется, сжатая река, с обеих сторон, ускорит своё течение в этом месте



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22