Михаэль Фартуш.

«Некрономикон» и гипноз Хранителя



скачать книгу бесплатно

Но была в их классе другая девушка, которая «положила глаз» на Толю. Усов шарахался от нее, как от огня, и упорно не хотел с ней дружить. И на это были веские причины. Как признавалась Лиля, у неё было намешано в крови столько национальностей, что она сама не знала, кто она на самом деле. Судите сами, у неё в роду были и румыны, и молдоване, и поляки, и русские, и татары. Ничего женственного во внешности у Лили не было. Она была грубо отёсана и природа, видимо, жестоко ошиблась, что родилась девочка, а не мальчик. Девушка подтверждала это своим характером и отношением к жизни и окружающим. Она бегала на переменах с пацанами в посадку за школой покурить, выдавала порой такие маты, которые ни один парень не смог бы повторить, очень часто задиралась к одноклассникам, а одноклассниц обзывала неприличными словами. Естественно, парни воспринимали Лилю, не как девушку, а как свою «боевую» подругу. И никаких чувств, кроме дружбы к ней не испытывали. Но природу не обманешь: где-то в глубине души Лиля чувствовала, что она всё-таки будущая женщина и мать. И это чувство, хоть и дремало где-то всередине, но постоянно напоминало о себе.

В выпускном классе Лиля долго болела и очень много пропустила уроков. Ее могли не допустить к выпускным экзаменам и оставить на второй год. На педсовете решили, что по некоторым предметам можно будет назначить для неё репетиторов из числа учащихся, которые помогут ей закончить школу. Одним из этих людей и стал Усов, который очень хорошо знал химию. Проводить дополнительные уроки по этому предмету договорились по вторникам на квартире у Лили.

Девушка встретила парня в одном купальнике.

– Жарко сегодня, – ответила она на удивлённый взгляд Толика. – Ты тоже можешь снять рубашку.

Усов, естественно, не воспользовался предложением и стал раскладывать на столе учебники, стараясь не обращать на девушку внимания.

– Куда ты так спешишь? Родители придут только вечером. Еще успеем позаниматься, – улыбнулась Лиля. – Ты же первый раз у меня в гостях. Пойдем на кухню, попьем чайку.

Непонятно, что подмешала девушка в чай, но после выпитой чашки Толя резко захмелел и потерял ориентацию в пространстве. Тело его стало ватным и конечности перестали ему подчиняться.

Усов и не заметил, как Лиля вдруг стала абсолютно голой. Она повалила парня на диван и вцепилась губами в его губы. Одной рукой она обнимала юношу, а второй рукой снимала с него штаны. Толик не в силах был сопротивляться. Он равнодушно и молча наблюдал за тем, что происходит.

Дома, придя в себя, Усов с ужасом осознал, что Лиля фактически изнасиловала его. Но на следующий день он почти ничего не мог вспомнить и это немного утешало. Но, тем не менее, он подошёл к директору школы и попросил его заменить, мотивируя это тем, что у него совсем нет времени на занятия с Лилей. Замена была найдена и Усов постепенно полностью стёр из памяти этот день. Лиля всё-таки не была допущена к экзаменам и осталась на второй год. После окончания школы Толик больше никогда не встречался со своей дёрзкой одноклассницей.

Но сейчас он, хоть и смутно, но вспомнил этот случай.

Лера была намного женственней и симпатичней, чем Лиля. И секс у них произошёл по взаимному согласию, хотя они оба не были к нему готовы, особенно девушка. Но что-то было очень схожее в обоих случаях. Усов не хотел признаваться себе, но чувствовал, что и второй раз его просто использовали. Ведь простушка и скромняга Лера оказалась опытной любовницей и совсем не похоже было на то, что это первый раз в её жизни. Она просто водила его за нос. И он сразу же потерял к ней интерес.

– Неужели все девушки такие? – размышлял разочарованный Усов.

Если так пойдёт и дальше, то он совсем перестанет интересоваться ими и поймет, что никакой любви на свете не существует. Дима, наоборот, судя по его счастливому выражению лица получил неописуемое удовольствие. Он даже взял у Вали номер телефона, так, «на всякий случай».

Парни вызвали такси и отправили девушек домой.

– Ты не представляешь, но эта Валя настоящий ураган в постели, – стал хвастаться Бушуев. – Такая молоденькая, но уже опытная. Мне самому ничего не пришлось делать и напрягаться. Все она.

– Довольно, – отрезал Толя. – Мне не нужны твои подробности. А, что это торчит у тебя из кармана?

– О, чёрт, – выругался Дима. – Это же я хотел подарить Вале за чудесно проведённый с ней вечер.

Бушуев достал из кармана дешёвую брошку.

– Что!!! – крикнул разозлённый Толик. – Это брошка моей матери и мне она дорога, как память. Какое ты, вообще, имел право брать чужие вещи из чужого дома? Это банальное воровство.

Дима растерялся. Он не знал, что его бывший одноклассник так разнервничается из-за какой-то копеечной брошки.

– Ладно, не кипишуй. Я же не знал, что это память о твоей маме, – вульгарный Бушуев походил в эти минуты на провинившегося школьника. – Извини и положи её на место.

Но раздосадованный Толя не унимался:

– Я тебя пустил в дом, как порядочного человека, а ты хотел украсть у меня самое ценное, что есть – память о моих родителях. Кто ты после этого? Жулик и проходимец.

Дима молча выслушивал недовольную речь бывшего одноклассника. Он никак не мог понять, почему Усов стал таким взведённым и агрессивным. Неужели только из-за какой-то несчастной броши.

– Я не хочу тебя больше видеть в моём доме, – кричал Толя, размахивая руками. – Уходи прочь и забудь дорогу сюда.

По всей видимости, с Бушуевым ещё никто не разговаривал в таком тоне и он тоже вспылил:

– Подумаешь, ты ради какой-то никому не нужной вещи готов продать нашу дружбу. А ведь мы так смотримся хорошо вместе. Скоро все девушки города будут нашими.

Напоминание о девушках ещё больше взбесило Усова, но он, немного погасив вулкан, пылавший у него в груди процедил сквозь зубы:

– А мне этого ничего не надо. Я обойдусь без твоего сутенёрства.

– Гад же ты, – недовольно буркнул Дима. – Я тут ни при чем. Это всё Валя. Увидела эту брошку и давай меня раскручивать. Какая она симпатичная. Как бы она хотела иметь такую брошь.

– Только не надо мне компостировать мозги, – не унимался Толя. – Брошь была в тумбочке. Вы лазили в чужих вещах.

– Это всё Валя. Эта сучка залезла в тумбочку. Она думала, что там есть что-то ценное, – оправдывался Дима, сваливая всю вину на недавнюю подругу, с которой ему было так хорошо. – Даю зуб на отсечение: я хотел её остановить.

Дима скептически посмотрел на приятеля. При других обстоятельствах Бушуев вёл бы себя по-другому, он нагрубил бы ему, а то и, возможно, заехал по морде. Силы-то у него немерено. Но сейчас бывший одноклассник вёл себя очень сдержанно, ведь водить куда-то своих подружек нужно, а квартира Усова была подарком судьбы.

– Больше ничего такого не произойдёт, – продолжал далее Дима. – Я обещаю тебе.

Толик понимал, что Бушуев так просто не отвяжется и идти на открытую конфронтацию с ним очень опасно, но он уже ничего не хотел иметь с ним. Никаких тёлок в его доме не должно быть. Он приведёт девушку, для которой важен будет не сам секс с ним, а его личностные качества.

Приятели расстались недовольные друг другом, но без открытой вражды и агрессии.

Глава 6

Бушуев не беспокоил его целую неделю и Толик уже втайне наделся, что бывший одноклассник забудет дорогу в его дом. Но надежды не оправдались. Дима всё-таки позвонил и удостоверившись, что Толя будет вечером дома, обещал зайти, якобы для делового разговора.

Бушуев припёрся не один. Когда Усов открыл дверь, то увидел, что Дима держит под руку двух пьяных разукрашенных шлюх неопределённого возраста и комплекции.

– Здоров, братан, – заплетающимся языком промолвил Бушуев. – Оцени, каких красоток я к тебе привел. Это подарок к твоему Дню рождения.

То, как вызывающе вёл себя Дима, Толик понял, что его приятель тоже не совсем трезв. Вернее, он был очень пьян и если бы не подпорки с обеих сторон, то он, возможно, рухнул бы на землю.

Увидев эту сцену Усов не на шутку разозлился:

– У меня День рождения зимой. И я не собираюсь принимать от тебя подарки, – зло процедил он. – Забирай своих блядюшек и убирайся восвояси.

Одна из сопровождавших Диму подруг неопределённо хихикнула.

– Что-то я тебя не совсем понял, друг, – Бушуев отстранился от девушек, сделал шаг вперёд и опёршись об дверной косяк дыхнул в лицо Толика перегаром. – Ты посмотри, какие крали, не позорь меня перед ними. Пусти нас. Они очень опытные и сделают все, что ты пожелаешь. Такого секса у тебя точно никогда не будет.

– Мне не нужен такой секс, – Толя пытался закрыть дверь. – Я не хочу, чтобы ты водил в мой дом разных шлюх.

– Пусти нас, – грозно прорычал Бушуев и поставил ногу так, чтобы Усов не смог закрыть дверь. – Не ломай мне кайф. Не хочешь сам, дай насладиться другому.

На помощь Диме пришла одна из девушек. Она стала рядом с ним и невзначай обронила:

– А твой приятель такой красавчик.

– Пошла вон, – гаркнул на неё Бушуев. – Не видишь у нас мужской разговор. Стань в сторонке, мы сейчас решаем технические вопросы.

– А что там решать? – махнула рукой обиженная подруга. – Кто будет первым?

Её приятельница снова пошло хихикнула.

Слова проститутки, словно нож резанули ухо Толику. Ведь она не первая, кто произнёс эти слова. Но, если, в устах наивной и милой Баваль, эти слова были самым дорогим и приятным комплиментом в его жизни, то из пьяного и вонючего рта уличной шлюхи, эти слова выглядели, более чем, пошло и вульгарно.

Усов очень встревожился пьяным поведением своего приятеля. Ведь тот был намного сильнее его, а пьяный Дима очень часто становился неуправляемым. Толик вспомнил, как они с классом ходили в поход с ночевкой. Парни, естественно, прихватили с собой горячительного и только успели прийти на полянку сразу же нажрались. Все после этого мирно закрылись в палатках и заснули. И только Дима искал приключений на свою голову. Сначала он пристал к «ботанику» Тимофею, что тот неправильно бросает дрова в костёр и даже ударил пару раз его в лицо. Потом он начал приставать к девочкам с предложением согреть их. А когда ему отказали, стал ножом резать их палатку. Главное, что никто не мог угомонить пьяного дебошира. Досталось тогда всем и пацанам, и девушкам.

Толя боялся, что и сейчас поведение бывшего одноклассника выйдет из-под контроля. Можно, конечно, вызвать полицию. А, что толку. Этим он ещё больше настроит Диму против себя. И тогда они уже открыто начнут враждовать между собой. Но как его отвадить от своей квартиры?

Между тем Бушуев становился всё агрессивнее и агрессивнее. Он перешёл уже к открытым угрозам и оскорблениям, совсем не боясь окончательно испортить отношения с Толиком.

– Ты поц. Ты мелкая вонючая мразь, – глаголил Дима, не стесняясь в выражениях. – Кем ты себя возомнил? Думаешь, если у тебя трёхкомнатная квартира, то ты крутой перец. Я же тебя могу удушить вот этим мизинцем. Если ты сейчас же не пустишь нас, то очень пожалеешь. Будешь просить у меня пощады. Я сгною тебя.

Толя окончательно растерялся. Пустить Бушуева – значит окончательно сдаться и идти на поводу у грубой силы. Тогда Дима поймет, что им можно легко управлять и будет применять угрозы и силу в любом случае сопротивления с его стороны. Никаких приятельских отношений между ними уже не будет. Будет доминирование более сильного над более слабым. И постепенно Толя станет послушным орудием в руках Димы. Но этого ни в коем случае нельзя допустить. Надо что-то придумать, чтобы Бушуев понял, что это не его квартира и командовать он здесь не будет. А ещё лучше, если он навсегда забудет сюда дорогу.

И тут Толика осенило. Он же имеет дар влияния на чужое сознание. Только бы получилось ввести Диму в гипнотическое состояние.

– Зайди. Мне нужно поговорить с тобой наедине. Девчонки пусть останутся в коридоре, – спокойно сказал Усов и пропустил Диму внутрь.

– Красавицы, все будет хорошо, сейчас я вернусь за вами, – крикнул Бушуев своим спутницам, перед тем, как двери закрылись.

– Только бы всё получилось, – молился про себя Усов. – Главное, не нервничать.

– Я знал, брателло, что ты не оставишь меня в беде, – немного успокоился Дима и полез обнимать Толю.

Через несколько секунд тон его речи поменялся и он протянул заторможено:

– Ты как-то странно на меня смотришь. Это меня пугает. Зачем ты так смотришь на меня?

– Молчи и слушай меня внимательно, – уверенно произнёс Усов. – Ты навсегда забудешь дорогу сюда. Забудешь, что мы с тобой встречались. Забудешь мой номер телефона и никогда мне не будешь больше звонить. Ты понял?

– Понял, – покорно ответил парализованный Бушуев. – Я больше не буду приходить к тебе.

И тут случилось непредвиденное. Дима начал медленно оседать. Чтобы он не упал и, не дай бог, не ударился, Толя подхватил его за плечи и посадил на пол, прислонив к стене. Бушуев закатил глаза и начал едва разборчиво причитать:

– Только не делай мне больно, мой господин! Только не убивай! Я всё сделаю, что пожелаешь. Только отпусти меня и не мучай.

Признаться, такой реакции Толя не ожидал. Или Бушуев действительно очень сильно был подвержен гипнотическому воздействию, или катализатором такого поведения стало его алкогольное опьянение.

– Ладно. Я твой господин и прощаю все твои грехи, – Усов очень хорошо входил в роль. – Но предупреждаю в последний раз, что если ещё раз ты придешь ко мне домой, то я задушу тебя вот этими руками.

– Мой господин, прости меня, – жалобно протянул Бушуев едва не плача. – Я никогда не переступлю порог твоего священного дома.

– Хорошо, а теперь уходи, – Толя перестал сверлить своим взглядом бывшего одноклассника. – И своих шлюх забери.

Через несколько секунд Бушуев встал, как ни в чём не бывало, неопределенно посмотрел на Толю и виновато сказал:

– Ну, так я пошёл.

Он не дождался ответа, резко открыл двери, схватил своих спутниц под ручки и, ничего им не объясняя, рванул вниз по лестнице.

Усов вздохнул с облегчением. Все получилось неожиданно легко и просто. Теперь осталось ждать результатов и надеяться, что эффект гипнотического воздействия не исчезнет очень быстро. Оказывается, гипноз на пьяного человека действует в несколько раз быстрее и сильнее, чем на трезвого. Это надо запомнить!

Когда Толик окончательно успокоился, он сел на диван и стал размышлять. Чего греха таить, Бушуев был ему симпатичен. У него атлетическая внешность, смазливое, но мужественное лицо. Не даром, девушки его любят. Он не против, если бы Дима стал его лучшим другом. Он даже готов был сейчас ему подчиняться. Но грубые, хамские манеры и сквернословие Бушуева отпугивали. Для девушек это было даже плюсом – любят они плохих парней. Усову стало грустно. Он снова остался один, без друзей, родственников и просто приятелей. А ведь с Димой ему было не так уж и плохо.

Неужели, ему так всю жизнь не будет везти ни с девушками, ни с друзьями. Усов зашёл в родительскую комнату и стал перебирать родительские вещи. Он всегда так делал, когда на душе у него было очень скверно. Вот эта мамина брошка, из-за которой они поругались с Димой в первый раз. Вот отцовский альбом с фотографиями. Кстати, отец почти ничего не рассказывал, как он жил до знакомства с мамой. А ведь познакомились они уже в зрелом возрасте. Отцу уже тогда было за сорок. И этот альбом он никогда не показывал. А ведь в нём могут найтись ответы на интересующие его вопросы.

Никаких новых фотографий в альбоме не было. Эти снимки он видел и раньше. Оказывается, когда-то отец всё-таки раскрывал перед ним этот альбом. Дет. сад, школа, армия, институт – вехи становления почти каждого человека. Потом пошли снимки из какой-то экзотической страны. Отец вроде рассказывал, что был немного на заработках за границей. Вот отец с какой-то женщиной в обнимку на фоне пальм. А, что же это за женщина? Почти автоматически Толя перевернул фотку и…О! Удача!

– Я с Мариной, первые дни в Израиле, – прочитал парень на обороте.

Странно, но ни о какой Марине отец никогда не упоминал. И это единственная фотка, где они вместе. Конечно, у отца до мамы, наверняка была какая-то женщина и может быть и не одна. А может быть это просто коллега, с которой они ездили на заработки. Сколько же отец пробыл в Израиле? Судя по количеству фотографий оттуда, то очень долго. Так, это он там и познакомился со своим другом. Как же его зовут? Черт возьми, куда же всё-таки делось отцовское письмо.

Толя на секунду похолодел. Он уже потихоньку начал забывать первую встречу со шкатулкой и её таинственным содержанием. А тут он снова вспомнил и загадочную тень, и странный голос, и ослепительную вспышку. Усову стало не по себе. Может эта книга несёт в себе негативную энергию и все неудачи в его жизни происходят, именно, из-за нее. Но почему, цыганка на привокзальной площади, так точно описавшая его жизнь, ни словом не обмолвилась об этой книге. А все неудачи в его будущей жизни списала на любовь. Значит, любовь всё-таки произойдёт в его жизни. Но она будет несчастливой. К чёрту цыганку и её предсказания! Он сам хозяин своей жизни. И цыганка всё придумала. Прошлое она ещё смогла предугадать, а вот с будущим у неё, видимо, произошёл прокол.

У юноши появилось непреодолимое желание снова открыть книгу и попробовать прочитать ее. Ведь он может воспользоваться переводчиком Google. Навязчивое желание перевести «Некрономикон» было столь сильным, что молодой человек напрочь забыл о своих страхах и неприязни к этой книге.

Какое же было удивление, когда Толя обнаружил сверху шкатулки письмо отца, которое было снова запечатано.

– Что же это происходит? – подумал парень и дрожащими руками стал вскрывать конверт.

Письмо было на месте и Толя стал его снова перечитывать. Теперь слова отца не так больно ранили его душу и он готов был понять и простить его. Вполне возможно, что он не мог поступить иначе.

Первый раз письмо не было дочитано до конца. Теперь он дочитал его. Но что это?

«…У тебя ещё есть шанс открыть Врата. Осталось всего пару месяцев. Если ты всё сделаешь правильно, то тебя ждёт слава, богатство, счастье и любовь. Все, о чём ты мечтаешь. Если же не откроешь Врата, то тебя ждёт смерть».

Отец не мог так написать. Наоборот, он всячески предостерегал, чтобы книга не попала к тому, кто может открыть Врата. Это смерть для всего человечества. И в Интернете тоже так написано. Дальнейший текст письма был ещё более странным.

«…Ни в коем случае не доверяй Рашиду Юнусову. Он будет утверждать, что является моим другом. Единственная цель этого человека – завладеть книгой. Он обязательно найдёт тебя, но ты не верь ни единому его слову. Он – подонок и мразь. Ни в коем случае не рассказывай ему о „Некрономиконе“. Лучше скажи, что у тебя его нет».

Но Толя хорошо помнил, что было написано о Рашиде в предыдущий раз. Совсем наоборот, отец просил найти этого человека и доверять ему.

Юноше стало не по себе. Он отлично понял, что письмо кто-то переделал. Но как? Оно всё это время хранилось в шкафу и кроме соседки, Димы и двоих девушек в его квартиру никто не заходил. Да, и откуда они могли знать дату знакомства его родителей, чтобы открыть шкатулку.

Усов резко обернулся. Никакой зловещей тени на стене не было. Вообще, ничего не происходило.

Рашид Юнусов. Теперь он хорошо запомнит фамилию и имя этого человека. Ведь он единственный, кто может хоть немного приоткрыть секреты отца. Толя с трудом дочитал письмо до конца.

«…Если ты откроешь Врата, то я смогу вернуться на Землю и мы снова заживём вдвоём счастливо».

– Было бы классно, – подумал парень с грустью. – Мне его так не хватает. И что же надо сделать, чтобы открыть Врата?

Он взял книгу и она неожиданно открылась сама. Юноша так испугался, что чуть не выронил книгу на пол. Страница 67.

«Return. What should remember», – было написано крупными буквами.

Возвращение. Так вот инструкция по открытию Врат. Книга сама подсказывала ему, что надо делать?

От книги, как и в первый раз, исходило тепло. Но это тепло было сегодня каким-то особенным, умиротворенным и спокойным. Молодой человек почувствовал прилив сил и жизненной энергии. Он уже немедленно хотел сесть за перевод этой главы, но почему-то чертовски захотел есть.

Время близилось к вечеру. На улице понемногу начало смеркаться. И Толя решил отложить книгу до утра. Он панически боялся, что во время перевода может произойти что-то ужасное.

Книга заняла своё место в шкатулке. А Толик отправился на кухню ужинать. Эта ночь прошла очень спокойно. Как, впрочем, и все последующие. Какая-то неведомая сила оберегала парня от страхов и ночных кошмаров.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7