Михаэль Фартуш.

«Некрономикон» и гипноз Хранителя



скачать книгу бесплатно

– Нелёгкая ждёт тебя судьба. Ох, нелёгкая, – вздохнула цыганка и посмотрела на солдата.

Толя, забывший о своей установке, не глядеть в лицо цыганки, поймал её взгляд. На несколько секунд они смотрели друг другу в глаза. Первой отвела взгляд гадалка. Теперь она смотрела вниз. Солдат ничего понять не мог.

– Ты очень сильный человек, – наконец очень тихо проговорила цыганка. – У тебя есть дар, и ты сможешь управлять людьми по своему усмотрению.

Толя ничего не понял из её слов и уточнил:

– Какой же у меня дар?

– Ты обладаешь очень сильными гипнотическими способностями, – ответила цыганка, продолжая смотреть вниз, и снова схватила молодого человека за руку.

Солдат и после этого ничего не понял.

– Я ничего такого не замечал за собой, – растерянно проговорил он. – Скорее, наоборот, – это я стал жертвой гипноза.

– Я знаю, – подтвердила гадалка. – Но ты не жертва. Эту цыганку в Вильнюсе звали Рада. Она очень старая, несмотря на то, что выглядит молодой. Она обладает уникальным даром, но продалась за вечную молодость и красоту дьяволу. Она могла бы стать великой целительницей и предсказательницей, но встала на скользкий путь обмана и вымогательства. Тебе очень повезло. Обычно после встречи с ней люди начинают болеть, а некоторые даже умирают.

Толя смотрел на цыганку, и всё время ловил себя на мысли:

– А не сон ли это?

Гадалка оказывается всё знала о нем, а её рассказ о Раде был настолько нереальным…

– Одна из внучек Рады, присутствующая при этом, неожиданно влюбилась в тебя, – продолжала далее гадалка, внимательно рассматривая ладонь.

У солдата в голове вдруг неожиданно всплыл образ красивой цыганки-подростка, ее улыбка, томный взгляд и слова: «Какой красавчик». Так, значит, она не лицемерила. И тут он вспомнил ещё кое-что. Оказывается, внучка Рады находилась всё время рядом и он даже разговаривал с ней. Точно! Но тогда под воздействием гипноза, он не мог сконцентрироваться и всё происходящее проплывало мимо его сознания. О чём же они говорили?

– Она ведь тебе тоже понравилась. Хорошая девушка, – улыбнулась гадалка. – Это она спасла тебя.

– Но ведь она ничего не сделала, чтобы Рада не выманила у меня деньги, – Толя был в некотором замешательстве.

– У нас, у цыган, существует субординация, – ответила гадалка. – Младшие не могут идти против воли старших. И выйти замуж за тебя она никак не могла. Такие браки вне закона в цыганской среде.

– Я ей предлагал жениться! – воскликнул удивлённо Толя.

Цыганка молча кивнула головой.

– Вот как бывает, – продолжала она. – Совсем неожиданно встречаются два человека разной веры, национальности, социальной среды, совсем-совсем непохожие друг на друга, с разными взглядами на жизнь, разным воспитанием и разным менталитетом. И, вдруг – раз и между ними пробегает искра взаимной симпатии, влечения и любви. А ты хоть можешь вспомнить, как её зовут?

Толя напряг всю свою память. Из глубин выплывали отдельные фрагменты разговора.

Девушка держала его за руку и задавала много вопросов о его жизни, а потом она начала разговаривать с Радой на непонятном языке, после этого Рада её грубо оттолкнула и что-то закричала, махая руками. Из-за кустов выскочил усатый мужчина, схватил девушку за волосы и куда-то уволок. Но как звали его первую любовь, Толик не мог вспомнить.

– Её звали Баваль, что означает «ветерок», – пришла на помощь гадалка. – Она, действительно, как ветер в поле независимая, гордая, целеустремлённая и очень ранимая.

– А где она сейчас? – полюбопытствовал молодой человек.

– Зачем она тебе? – в свою очередь спросила цыганка и не дождавшись ответа, продолжила. – Это всё в прошлом. Забудь о ней. Она тебе не пара и ты не будешь счастлив с ней. То, что с вами произошло тогда – это прихоть судьбы, маленькое недоразумение, случайность, непонятное стечение обстоятельств.

Гадалка повернула голову набок и попросила:

– Не смотри мне в глаза, я не обладаю таким даром и поэтому ты легко можешь меня загипнотизировать.

– Так откуда у меня взялись эти способности?! – воскликнул юноша.

– Рада наградила тебя этим, – ответила цыганка и добавила. – Баваль настояла на этом.

– И что мне делать с этим даром? – недоумевал солдат.

– Ты можешь управлять психикой и сознанием других людей, – удивилась гадалка. – Многие хотели бы иметь такой дар. А ты не знаешь, куда его применить.

– И куда я могу его применить? – задумался парень.

Гадалка снова начала рассматривать ладонь молодого человека.

– Ох, нелегкая ждёт тебя судьба, – вздохнула цыганка. – Ох, нелёгкая. Лучше бы ты не влюблялся больше. Одна любовь тебя спасет, а другая – погубит.

– В смысле? – удивился юноша.

Гадалка ещё сильнее вцепилась в руку и очень быстро, с жаром начала объяснять:

– Ждёт тебя казенный дом и ты остаток жизни проведёшь там.

– Как казённый дом? – растерялся Толя. – Тюрьма что ли?

– Нет. Это не тюрьма. Это что-то другое, – цыганка запнулась. – Я не могу понять, что это. Но тебе там будет неплохо.

– В казённом доме-то? – с сарказмом заметил солдат.

– Это любовь приведёт тебя туда, – загадочно промолвила цыганка и отпустив руку, добавила. – А потом у тебя возникнут проблемы со здоровьем. Но не смертельные.

Гадалка повернулась и собралась уходить. Но заинтригованный её словами молодой человек, решил выяснить смысл её последних предсказаний. Схватив цыганку за локоть, Толя с горячностью спросил:

– Какая любовь? Какой казённый дом? Какие проблемы со здоровьем?

И тут он увидев, как на помощь пожилой цыганке, ринулись её более молодые коллеги.

– Иди подобру-поздорову, солдат, – спокойно сказала гадалка. – Я тебе и так многое рассказала. Иди и живи. Сможешь обмануть свою судьбу – будешь на коне, а если не сможешь… Что ж? Не все рождаются счастливыми. Используй свой дар только с добрыми намерениями. Зло и так придет к тебе.

Юноша отпустил цыганку и та гордо пошла навстречу своим родичам, что-то говоря им на своём языке. Солдат ещё несколько секунд озадаченно смотрел ей вслед, все никак не понимая, смысла её последних слов. Особенно его озадачил «казённый дом». Если это не тюрьма, то что? Может больница? Но как в больнице может быть неплохо. Это не то место, в котором бывает хорошо. И что это за проблемы со здоровьем?

Юноша неопределённо пожал плечами и озадаченный пошёл своей дорогой.

Глава 2

Галина Федоровна, пожилая соседка Толи, приняла его очень радостно.

– Я знала, что ты приедешь, – заявила она с порога. – Ты проходи, проходи. Я тебя сейчас покормлю. С дороги, небось, проголодался. Жаль, что на похороны отца тебя не отпустили.

– Я как раз в это время был на учениях, – с сожалением проговорил Толя, проходя на кухню. – Когда вернулся в часть, только тогда узнал эту печальную и неприятную новость.

– Это хорошо, что тебе дали отпуск, – Галина Фёдоровна стала копошиться на кухне. – А то совсем нехорошо получилось. У парня умер отец, а он не смог проводить его в последний путь.

– Меня комиссовали, – заявил солдат и добавил с грустью в голосе. – Я ведь теперь сирота.

– Прими мои соболезнования, – шмыгнула носом пожилая женщина. – Потерять за два года самых близких тебе людей – это очень большое горе и невосполнимая утрата. Но ты держись! Жизнь подарит тебе ещё много радостных и приятных моментов. Главное в это верить и никогда не отчаиваться.

– Спасибо, тетя Галя, – уныло промолвил Толя и спросил. – Как прошли похороны?

– Отлично прошли, – заверила соседка. – Народу много было. Только со школы два автобуса дали. Все коллеги Николая были и ещё старшеклассники. Его ведь очень уважали. И как педагога, и как человека. Почти все соседи были. И ещё какие-то люди, которых я не знаю.

Толя начал вспоминать похороны матери два года назад. Ему дали отпуск на десять дней. Тогда тоже было очень много маминых коллег, соседей и маминых родственников, о существовании которых он и не знал. Видимо, мама не очень их любила и не поддерживала с ними отношения. У отца не было родственников. Был только какой-то очень хороший друг, проживающий в Израиле. А Толя никогда не интересовался своими родственниками. Интересно, родичи мамы тоже присутствовала на похоронах отца. Все-таки не мешало бы их разыскать.

Галина Федоровна налила большую тарелку борща и поставила перед Толей.

– Спасибо, – поблагодарил юноша. – А вы что разве не составите мне компанию?

– Только пообедала, – ответила соседка. – Ты бы хоть предупредил, что приедешь. Может тебе налить сто грамм для аппетита?

– Давайте, – сразу же согласился молодой человек. – Помянем моего отца. Пусть земля ему будет пухом.

Соседка глубоко вздохнула и заметила:

– Я выпью совсем чуть-чуть. Чисто символически. Давление, знаешь, скачет.

После стопки водки разговор пошёл быстрее.

– Завтра мы съездим на кладбище. Я тебе покажу его могилу, – соседка с тоской смотрела на Толю. – Кстати, его похоронили совсем недалеко от Светы. Ты же помнишь, где похоронили твою маму? А это соседний сектор, чуть ниже к дороге. Уже можно будет памятник заказывать. У Светы большой мраморный памятник. Отец постарался. Уж очень он любил свою жену.

Соседка всхлипнула и, чтобы парень не заметил её слёз, встала из-за стола.

– Твою маму, я очень редко видела, – продолжала далее Галина Фёдоровна. – Мы редко с ней общались. Она всё-таки была очень активной и деловой женщиной. Известный в городе ученый, по телевизору её показывали, статьи в газетах писали. И вот так умереть совсем молодой.

– Я маму тоже очень плохо помню, – заметил Толя, потупив взор в тарелку. – Я помню, что моим воспитанием, в основном, занимался отец. Он и в садик меня водил, а позже и в школу. И выходные со мной проводил. И кормил, и одевал, и сказку на ночь рассказывал. А мама? Я её вообще редко видел. Утром, когда я просыпался, она уже была на работе, а вечером приходила с работы уставшая, взведенная и ей было не до меня. Да, и выходных у неё почти не было. Бывало и в воскресенье её вызовут на работу, и в субботу. Даже не знаю, что вспомнить. Вроде и была мама, и вроде её и не было.

– Ну, что ты так говоришь? – пожилая женщина махнула руками. – Мама – это есть мама. Она дала тебе жизнь. И все, что она не делала в жизни, делалось для твоего блага и для блага твоего отца.

– Я её не упрекаю и не виню, – задумчиво промолвил юноша. – Просто так хотелось видеть её чаще, разговаривать с ней, обнимать. Спасибо вам за обед.

– Может добавки? – спросила соседка. – В армии же так не кормили.

– Нормально нас кормили, – обронил Толя. – Я не жалуюсь.

– Я тебе немного дам продуктов на первое время, – засуетилась хозяйка. – Холодильник я помыла, в комнатах убрала. Я понимаю, что тебе сейчас не до этого. Отдохни пару дней. Наберись сил, а там решишь, как дальше жить. Хорошо, что у тебя есть, где жить. Все-таки родители побеспокоились о твоём будущем. Отец открыл для тебя счёт в банке и все свои сбережения положил туда.

Толя встал из-за стола и неожиданно спросил:

– Отчего умер мой отец?

Соседка от неожиданности чуть не обронила тарелку и опустив голову ответила:

– От сердечного приступа. Я же тебе это говорила по телефону.

– Но ведь он никогда не жаловался на сердце, – воскликнул Толя. – Сердечный приступ, насколько я понимаю, происходит мгновенно. А отец, как будто знал, что умрет. Все заранее тщательно спланировал: написал завещание, перевел деньги на мой счет. Как это понимать? Но не может же человек так чувствовать приближение смерти.

– Не может, – подтвердила соседка, не поднимая головы. – После смерти твоей матери, Николай стал совсем другим человеком. Он замкнулся в себе, мало общался, стал избегать людей, часто уединялся и очень тосковал. На лицо были все признаки депрессии. Это и в его школе заметили. Дали ему путёвку в санаторий, чтобы отдохнул. Ему бы к врачу обратиться. Но он не хотел. Если бы ты был рядом, может смерть жены он не перенёс бы так болезненно. Почему же тебя раньше не комиссовали?

– Это разве от меня зависело, – смахнул Толя одинокую слезу. – Значит не положено было.

– В-общем, я считаю, что он намеренно лишил себя жизни, не в силах вынести смерть жены. – Но об этом лучше не распространяться.

Парень пристально посмотрел на пенсионерку:

– Конечно. Но вы уверены в этом. Как можно инсценировать сердечный приступ?

– Очень просто, – соседка подняла глаза. – Когда он умер, я в тумбочке у него нашла таблетки «Кордафена». Я, как бывший врач, очень хорошо разбираюсь в лекарственных препаратах. Дело в том, что «Кордафен» – это производный аппарат от Нифедипина, который запрещён в Европе и США. Эти таблетки снижают артериальное давление, но имеют очень опасный побочный эффект: они могут вызвать сердечный приступ при передозировках и длительном применении. Я думаю, что отец их принимал какое-то время.

– Почему же он не дождался меня? – отчаянно крикнул юноша, вскинув руки вверх. – Я бы его поддержал, помог.

– Не отчаивайся, – Галина Фёдоровна по-матерински обняла Толю. – Видимо, ему уже очень накипело и он не смог больше терпеть. Такая смерть была записана в его книге жизни.

– Но почему он не подумал обо мне, – заплакал парень. – Он не подумал, каково мне сейчас оставаться одному.

– Он всё время думал о тебе, – утешала соседка Толю. – Но он не смог поступить иначе. Прости его за это.

Пенсионерка пошла в комнату и через минуту принесла Толе ключ и какую-то деревянную коробочку, внешне смахивающую на шкатулку, только немного больших размеров.

– В комнатах я немного прибралась, – сказала она. – Цветы поливала регулярно. Одежду, книги, посуду и всё остальное не трогала. В спальне в тумбочке лежит завещание и другие документы. Если что-то тебе будет нужно, обращайся.

– А это, что? – спросил молодой человек, показывая на шкатулку.

– Совсем закрутилась и забыла сказать, – взмахнула руками соседка. – Это отец просил лично передать тебе в руки. Я не знаю, что там. Код ты должен знать. Это дата знакомства твоих родителей.

Только сейчас Толя заметил, что шкатулка запирается электронным замком, на панели которого размещены кнопки с цифрами, подобные тем, что имеются у калькулятора.

– Спасибо, – парень неопределённо пожал плечами.

– Я думаю, что это какая-то семейная реликвия, – предположила Галина Федоровна.

– Семейная реликвия? Отец никогда не упоминал ни о какой семейной реликвии, – подумал парень. – Ладно дома посмотрю, что там.

Толя ещё раз поблагодарил соседку и собирался уходить, но сердобольная хозяйка хлопнув в ладоши, встревожено сказала:

– Ой, совсем забыла. Я же тебе обещала немного продуктов дать. Только сразу же включи холодильник. И вот тебе деньги. Отец оставил на первое время.

Через десять минут солдат получил увесистый пакет с сосисками, сливочным маслом, творогом, сметаной, плавлеными сырками, пачкой пельменей, десятком яиц и килограммом куриных окороков.

– Вот я и дома, – подумал молодой человек, едва переступив порог своей квартиры.

В комнатах пахло одиночеством и тоской. Толик с грустью вспоминал, как ему хорошо было в этой квартире в детстве. Не то, что сейчас. Совсем не то. Обстановка в комнатах была прежней, только все зеркала были занавешены по христианской традиции, чтобы душа умершего не заблудилась в зазеркалье. Что-то гнетущее разум витало вокруг. Что-то терзало душу в этом месте, где умерли два самых дорогих человека на земле – мать и отец.

Толя почувствовал, как спазм сжимает его горло, спазм безисходности, обиды, горечи. Он быстро положил продукты в холодильник, лег на диван и зарыдал.

«Чтобы тебе стало легче, поплачь». Эту народную мудрость парень сполна проверил на себе. Вволю выплакавшись, он почувствовал облегчение и способность рационально мыслить. Вначале, он проверил на месте ли его завещание и другие документы, оставленные отцом. Потом он начал искать в шкафах свою одежду и примерять ее. И уже потом он обследовал, что и где лежит. Мебели в трёхкомнатной квартире было немного. Родители не держали ничего лишнего. Шкаф Толика был завален одеждой, которая хоть и была немного старомодной и подростковой, но по-прежнему подходила ему по размеру. Это очень обрадовало молодого человека и он сразу же переодел ненавистную военную форму, которую закинул в самое дальнее отделение шкафа. В одной из антресолей он нашёл семейный альбом, который начал с интересом рассматривать. Он так увлёкся запечатлёнными воспоминаниями своей жизни, что не заметил, как наступил вечер.

И тут он вспомнил о шкатулке, одиноко оставленной им на столе.

Семейная реликвия!? Сейчас посмотрим, что там. Шкатулка открылась очень легко. Дата знакомства его родителей, как рассказывал отец, была легко запоминающейся. В этот день по всей стране гуляли выпускные вечера. И отец, со своим учениками и их родителями, устроил праздник в городском парке, где, по счастливой случайности, местная телекомпания снимала сюжет о последних достижениях науки. И, где главной героиней была его мать. Что же там произошло на самом деле, отец не рассказывал, но с тех пор они стали встречаться.

В самом верху шкатулки лежало письмо. И Толя с волнением стал его читать.

«Здравствуй дорогой и любимый сын», – писал отец. – «Когда ты будешь читать это письмо, меня уже не будет в живых. Но я очень рад, что письмо попало к тебе. Прости меня, если сможешь. Но я не смог жить без твоей матери, которую очень любил. Я тосковал по ней, она мне снилась по ночам, жизнь потеряла для меня всякий смысл. И я решил воссоединиться с ней там, на небесах. Я понимаю, что нанёс тебе глубокую душевную рану, но пойми меня, я не мог поступить иначе. Все у тебя в жизни будет хорошо, ведь я благословил тебя. И я сверху буду оберегать и защищать тебя. Крепись, мой мальчик. Жизнь – это светлые и тёмные полосы. Сейчас пройдёт тёмная полоса и наступит светлая, а я уже постараюсь, чтобы светлые полосы в твоей жизни были как можно длиннее, а тёмные – очень короткими. В моей тумбочке лежит завещание и все документы на квартиру. В течение шести месяцев со дня моей смерти, ты должен вступить в наследство. Имя и адрес нотариуса написан там же. В Сбербанке я открыл на тебя счет. Все банковские бумаги там же в тумбочке. Тебе нужно будет только заказать банковскую карточку. Я думаю, что этих денег тебе хватит на первое время. А потом, я надеюсь, ты пойдёшь учиться. Я очень хочу, чтобы ты подумал о профессии учителя. Хотя, это решать тебе. В шкафу на нижней полке лежит все, что тебе осталось от матери. Там похвальные грамоты, старые фотографии, мамина медаль и кое-какие её украшения. Оставь их себе на память и не продавай. Когда у тебя будут дети, сможешь передать их по наследству. Маминых родственников не ищи. Она была с ними в натянутых отношениях и, вряд ли, они будут рады тебя видеть.

А теперь о самом главном! Ты уже, наверное, увидел, что в шкатулке лежит книга…».

Толя отложил письмо в сторону и заглянул внутрь шкатулки. Он сразу и не заметил, что в шкатулке находилось ещё что-то. Действительно, книга. Парень аккуратно достал ее. Это была какая-то очень древняя и очень странная рукопись.

Так вот она какая семейная реликвия!!! Почему же отец никогда не рассказывал об этой книге? Чем дольше молодой человек рассматривал эту книгу, тем большее отвращение он испытывал к ней.

– Какая страшная книга, – заметил про себя парень. – Недаром отец никогда её не показывал. Где же он её хранил?

Толя почувствовал, как книга от его прикосновения стала нагреваться.

– Что за чертовщина? – испугался молодой человек и бросил книгу на стол. В первое мгновение, ему показалось, что рукопись живая и что она что-то ему сказала.

Несмотря на страх и отвращение, книга притягивала взгляд и Толя снова стал её рассматривать. Череп и кости на обложке были сделаны немного объемными, а пятна крови разлитые по всей поверхности были настолько реалистичными, что Толик снова испытал не только отвращение, но и лёгкую дурноту.

– Некрономикон, – с трудом вслух прочитал он название. – Как можно было дома хранить такой ужас.

Толя снова схватил письмо отца и стал читать дальше.

«…А теперь о самом главном! Ты уже, наверное, увидел, что в шкатулке лежит книга. Это книга Древних. Она имеет чудовищную силу. Об этой книге лучше всего тебе расскажет мой друг из Израиля Рашид Юнусов. Его контакт есть в Скайпе. Поговори с ним. Он очень хорошо тебя знает. Только Рашид уже стар и у него проблемы со слухом и зрением. От себя попрошу: спрячь эту книгу и никому не показывай её и даже не рассказывай о ней. На эту книгу найдётся много охотников. С помощью этой книги можно сотворить большое зло, поэтому она не должна попасть в недобрые руки. Поздравляю тебя, сын, с этого дня ты стал Хранителем „Некрономикона“ и на тебе лежит миссия оберегания Земли от власти Древних…».

Толя снова посмотрел на книгу. Он ничего не мог понять из письма отца. Как эта рукопись может принести большое зло? Несмотря на неприязнь, юноша стал просматривать страницы. Ничего особенного. Текст на английском языке, очень много каких-то символов, непонятных рисунков и чертежей.

– Английский у меня хромает, – подумал молодой человек. – Я вряд ли что-нибудь пойму. Нужно будет поговорить с этим Рашидом.

И тут Толя почувствовал, что книга зашевелилась у него в руке. Он подался всем телом назад и задрожал. Рукопись, как магнит, приклеилась к его пальцам. Испытав животный ужас, парень вскрикнул и тут услышал за своей спиной вкрадчивый шёпот:

– Ты опоздал, человек. Врата закрылись. Срок их открытия истек. Человечество ещё пожалеет, что поступило с нами так.

Толя резко обернулся. На стене, буквально в двух метрах, над ним нависла огромная тень. Страх сковал всё тело юноши и на глаза навернулись слезы. Тень причудливо извивалась. По всей комнате распространился зловонный запах. Дышать становилось всё тяжелее, а сердце бешено колотилось внутри.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное