Мишель Франсис.

Черри



скачать книгу бесплатно

– Все в порядке? – спросила она с сомнением, переводя взгляд с Черри на Николаса.

– В полном, – быстро ответил тот.

– Держи, твой яблочный мартини.

Вернулась подруга и протянула Черри бокал. Николас поднял на нее глаза, и Черри пожалела о своем выборе – именно Николас впервые угостил ее этим коктейлем. Она быстро повернулась к ним спиной и, уже уходя, слышала, как блондинка вполголоса начала засыпать его вопросами о ней. Черри добралась до бара и, обернувшись, увидела, как они сидели в обнимку и Николас потихоньку уговаривал девушку допивать, чтобы они могли уйти, и ей очень захотелось не быть той, кого оставили позади. Черри залпом выпила коктейль, схватила подругу за руку и сообщила ей, что они уходят.

Внезапный разрыв отношений в конце лета закалил ее, и у нее стал зреть план, в гениальности которого она не сомневалась. План, который должен был кардинально изменить ее жизнь. Черри всегда была способной ученицей, даже чересчур, по меркам перегруженных работой учителей средней школы, которые могли только задать ей новые упражнения и отпустить на все четыре стороны. Когда она окончила школу на все пятерки, она не знала, чем хотела заниматься дальше. Она устала от безденежья, и ей претила мысль еще два года тянуть эту лямку и выслуживаться ради пятерок, чтобы заработать одни студенческие долги и диплом, который она не очень-то и хотела. Черри следила за ровесниками, которые поджигали улицы Кройдона во время бунтов, и презирала их за никчемную праведную агрессию, за неумение проанализировать ситуацию и предпринять что-то толковое по этому поводу. Ее поколение вступало в будущее, которое ничего не могло им предложить. Безработица среди британской молодежи была высока, как никогда. На их плечи ложилось новое долгосрочное финансовое бремя: вместо того, чтобы мечтать о покупке дома, они выплачивали государственный долг. Черри не устраивало будущее, которое предлагала ей страна, в первую очередь потому, что оно было обусловлено тупостью и жадностью политиков и банкиров. Глупость Черри не прощала никому. Не видя выхода, она укатила в Австралию по программе культурного обмена на жалкие гроши, скопленные за время работы в выходные дни, но быстро поняла, что только оттягивает неизбежное и, хуже того, чувствует себя нищей. Турпоходы были не для нее. Так что Черри вернулась домой и устроилась официанткой, пока не придумает, что делать дальше. Работа была отупляющая и порой доводила Черри до отчаяния, но тут в ее жизни появился Николас, и мир снова заиграл красками. Ей было хорошо с ним, она чувствовала себя особенной, чувствовала, что нашла себя. Ее мозг просыпался, когда они спорили о том, как можно исправить экономику в стране и избавиться от безработицы. Николас научил ее тому, какой может быть жизнь, когда у тебя есть деньги. Черри с высоко поднятой головой проводила время в дорогих ресторанах и на лету научилась разбираться в вине. А потом в один миг все кончилось. Она никогда не скрывала от него своего скромного происхождения, плохого школьного образования, семью из рабочего класса.

Это было ее ошибкой. Только когда он дал ей от ворот поворот, Черри поняла, что из Кройдона ей не выбраться, оставаясь той, кто она есть. Нужно было самой погрузиться в тот мир, частью которого она надеялась стать. Николас мог катиться к черту. Она будет жить в Кенсингтоне. И на этот раз она никому не признается, откуда она вышла.

В школе единственными друзьями Черри, которые верой и правдой помогали ей добиться чего-то большего, были книги, а чаще всего – Интернет. Чего только там нельзя было узнать! Она читала с жадностью, перемещаясь по ссылкам, пока, сама того не замечая, не накопила увесистый багаж из почерпнутых знаний. В довесок она читала ежедневные статьи в «Гардиан» о внешней политике Великобритании, впитывая язык эрудированных журналистов и старательно вычищая всякие следы Кройдона из собственной речи. Когда Черри пришла на собеседование в агентство недвижимости «Хайсмит-энд-Браун», она была во всеоружии, и несколько преувеличений в резюме, продуманный фальшивый образ уроженки Челси вкупе с багажом знаний, на который она столько работала, принесли ей работу.

В этом агентстве она работала уже полгода, с точностью до дня. Черри помнила об этом, потому что видела в ежедневнике, как приближается эта дата, обведенная красным кружком как пункт назначения – или предупреждение. Единственные знаки внимания здесь ей оказывал мойщик окон.

– Как дела, красавица? – спросил он, когда она печатала на компьютере, внося правку в условия договора аренды, и она оцепенела и проверила, не обратил ли кто на его реплику внимания? Он продолжал поглядывать на нее, выписывая губкой широкие дуги по стеклу, а у Черри внутри все кипело от унижения. Почему он пристает именно к ней? Почему не к Эбигейл или к Эмили? Как будто ему стали видны все барьеры, сооруженные Черри вокруг себя, и он разглядел в ней такую же представительницу рабочего класса, как и он сам. У Черри душа уходила в пятки от мысли, что его интерес к ней разоблачит ее.

– Еще раз со мной заговоришь – и тебя уволят за домогательства, – процедила она и повернулась к нему спиной.

Все остальные мужчины были либо женатыми, либо геями, либо оказывались так зациклены на себе, что не замечали Черри в упор.


Но наконец удача улыбнулась ей, и теперь все это было позади. Когда музыканты разошлись на перерыв, Дэниел повернулся к Черри.

– Ну, что скажешь?

Внутри у нее все затрепетало от внезапно переполнившего ее счастья. Стоял дивный летний вечер, она проводила его с мужчиной на концерте классической музыки, и этот мужчина явно делал все, чтобы доставить ей удовольствие.

– Изумительно.

Черри огляделась вокруг и заметила, что обеспеченную публику сразу видно со стороны. Среди девушек было много блондинок со струящимися длинными локонами, и они то и дело встряхивали ими, зная, как соблазнительно волосы будут спадать обратно на плечи. Загорелые юноши были одеты в неброские, но дорогие рубашки навыпуск с сидящими низко на бедрах шортами. На первый взгляд эти люди были такими же, что и в районе, где остался дом ее матери (Черри никогда не называла Кройдон своим домом), но разница между ними заключалась в цене на их нижнее белье. Черри была безумно горда собой за то, что умеет держаться наравне с этими успешными людьми. Она ничем им не уступала, наверняка была умнее многих из них, и одно ее присутствие здесь доказывало, что она способна на многое. Вот чего можно достичь, если все продумать и приложить усилия. Впервые за долгое время Черри поверила, что у нее получается по-настоящему оторваться от своих корней.

– А сам ты на чем-нибудь играешь? – поинтересовалась она.

– Меня заставляли играть на пианино, пока мне не стукнуло пятнадцать.

– Заставляли?

– Не могу сказать, что я сильно страдал, – Дэниел посмотрел на нее и пришел к выводу, что хочет ей рассказать. – Дочка моей учительницы была на три года старше меня и любила позагорать в саду у всех на виду, а в моей «музыкальной» комнате были стеклянные двери.

Черри засмеялась и подумала: хорошо, что он может расслабиться и рассказывать ей такие истории. Они ее ничуть не смущали. Черри знала, что мужчины терпеть не могут капризных женщин, так что вспышки ревности она прибережет для поры, когда в них будет необходимость, чтобы показать ему, как он ей небезразличен. Такую карту стоило придержать.

– А ты?

Черри уже приняла решение не врать лишнего о своем воспитании, если можно было обойтись правдой. У лжи была гадкая привычка вылезать наружу. Но все же их отношения были еще в зачаточном состоянии, и не было нужды перегружать их горькой исповедью о том, что даже если у них нашлись деньги на пианино, его все равно некуда было бы поставить. Места в их квартире едва хватило на тошнотворный кожаный диван кремового цвета, который ее мать месяцами высматривала в мебельном магазине и копила на него, пока не начались распродажи. В диване было встроенное раскладное кресло, что казалось Черри чудовищной безвкусицей.

– Я не была музыкальным ребенком. Мне больше нравились языки. Особенно французский.

– Говоришь по-французски?

– Oui.

– А еще?

– Испанский.

– Впечатляет.

– И итальянский.

– Серьезно?

Она скромно пожала плечами.

– Они очень похожи между собой. Если немного подумать.

– Ты, наверное, очень хорошо училась в школе.

– Да. Но в школе у нас был только французский.

– Как же?..

– Сама выучила. Скачала курсы.

– Ого, – он посмотрел на нее с еще большим уважением. – Ого! Мне стоило позвать тебя с собой в свой вояж!

– У тебя был свой вояж?

– Это мама предложила. Было здорово, мы проехали на Восточном экспрессе до конца маршрута – опять же, ее идея – и исколесили всю Европу на поездах. Я такие интересные места видел.

Черри, которая была за границей лишь однажды, в Австралии, пришлась по душе мысль о долгом совместном путешествии по лучшим городам Европы.

– Красивые, наверное, были фотографии.

– Боюсь, я засорил всю страницу на «Фейсбуке».

– Ты есть на «Фейсбуке»?

Он рассмеялся.

– А тебя нет?

У Черри были свои причины не регистрироваться в публичной социальной сети – ее бросало в дрожь от одной мысли, что на ее странице объявится какой-нибудь бывший одноклассник из Кройдона. Черри свято верила, что ее жизнь, во всяком случае, та ее часть, которая имела значение, началась полгода назад. Все, что было до этого, она хотела изничтожить. То была другая Черри.

– Узнала, как тяжело оттуда удаляться, и решила, что вообще туда не хочу.

– Разумно. Честно говоря, уже несколько лет туда не заглядывал. Просто у самого руки никак не доходили удалиться, – его голос звучал встревоженно. – А это правда сложно? Удалить страницу?

– Ты у них на птичьих правах. Придется просить разрешения.

Он рассмеялся.

– Вообще-то ничего смешного.

Глядя на его серьезное лицо, она не могла сдержать улыбку.

– Мне нравится «Твиттер».

– Вот как?

Черри нравилось читать твиты британской интеллигенции. Но она не успела сказать об этом Дэниелу, потому что оркестр приступил к настройке инструментов, и им обоим пришлось пересесть поближе к сцене. Черри обхватила колени руками и смотрела на музыкантов с горячим интересом, прикидывая, сколько времени может потребоваться, чтобы научиться играть музыку с таким мастерством, и сможет ли она заняться этим. Наверняка в Сети можно найти уроки. Спустя некоторое время Дэниел приобнял ее ноги, и она вся затрепетала от первого его такого прикосновения – как к чему-то своему. Черри прильнула к нему, и они продолжили обмениваться редкими тайными улыбками.

– Еще так рано, – заметил Дэниел, когда они возвращались по парку после концерта.

До сих пор не стемнело, вечер был долгим и соблазнительным, и они оба думали о том, что же случиться дальше. Никто не хотел возвращаться домой.

– Не хочешь выпить? – предложила Черри, неуверенно глядя на переполненные модные бары и высыпавших на улицы людей.

– Мы не налегке, – заметил Дэниел, указывая на снаряжение для пикника.

– Хочешь занести вещи домой?

– Чтобы мама настояла на знакомстве с тобой? – Он улыбнулся. – Я бы и рад, но придется ей подождать.

Сердце Черри радостно дрогнуло. Дэниел уже думает, как познакомить ее с матерью. Она рассудила, что следующее свидание было уже у нее в кармане, а если они проснутся вместе, то с большой долей вероятности и весь завтрашний день они тоже проведут вместе. Можно было бы вынудить его подождать, пока он не въедет в новую квартиру, на которую только что подписал контракт, но до этого было еще две недели. Это казалось слишком долгим сроком.

– У меня в холодильнике есть бутылка отличного сансера.

Дэниел улыбнулся.

– Как хорошо, что у кого-то из нас есть отдельное жилье.

В его устах это прозвучало так, как будто ее положение было предпочтительнее, хотя это его дом стоил миллионы фунтов. Когда он рассказал ей, где живет, она, будучи агентом недвижимости, сразу поняла, сколько там стоят дома, а потом она еще нашла его дом на гугл-картах, увеличивая картинку, пока изображение совсем не размылось, чтобы рассмотреть как можно больше деталей.

Они улыбнулись друг другу, прекрасно понимая, о чем только что договорились. Он взял ее за руку и не отпускал всю дорогу до метро, как будто она была его девушкой.

5

Понедельник, 9 июня

Сидя в просторной приемной телецентра «Ай Тиви», удачно оборудованной кондиционером, Лора проверяла входящие сообщения в телефоне. Дэниел, как она и предсказывала, не вернулся домой в субботу вечером, но чем дольше тянулось воскресенье, тем заметнее становилось его долгое отсутствие. Лора приготовила ему обед, который пришлось убрать в холодильник, а потом просто слонялась по дому, ожидая его возвращения. Она хотела увидеть его поскорее и не могла найти себе места. Время шло, а Дэниел все не появлялся. К пяти вечера Лоре внезапно пришло в голову, что и сегодня он может не объявиться. У нее возникло чувство, будто ее бросили, и она посмеялась над собой. Лора сделала себе строгий выговор и отправилась спать, за весь день так и не увидев никого из членов своей семьи, потому что Говард ушел играть в гольф.

Услышав свое имя, Лора встала. К ней подошла ассистентка выпускающего редактора отдела драмы и проводила ее на лифте на восьмой этаж, направив ее в небольшой конференц-зал с портретом Эркюля Пуаро на окне.

– Лора! – воскликнула Элисон, как будто встретила лучшего друга, с которым давно утратила связь. Они крепко расцеловались. Элисон всегда говорила на повышенных от энтузиазма и энергии тонах, и Лора считала, что лучше всего отвечать тем же.

– Как твои дела? – прощебетала Элисон, усаживаясь в пластиковое кресло. Лора села напротив.

– Отлично!

– Мы в восторге от первого эпизода! – Среди других характерных особенностей у Элисон была привычка сыпать вычурными эпитетами: «восхитительные», «феноменальные», «фееричные» то и дело прокрадывались в ее речь и, как воины-ниндзя, без предупреждения выскакивали на тебя в какой-нибудь эффектной позе.

Про себя Лора облегченно вздохнула, хотя этот мед был с ложкой дегтя. В последний момент ей пришлось внести коррективы в заключительную сцену, на которых «настояла» Элисон, после того, как Лорин аргумент о том, что влюбленные не уехали бы, не попрощавшись с брошенным лучшим другом, был отвергнут Элисон в ее фирменной пассивно-агрессивной манере.

– Ну, не знаю, но лично я – не верю, понимаешь? – сказала она, и Лора мысленно ответила: «Не понимаю, потому что я верю, как и ты, надо думать, верила, когда читала сценарий полгода назад».

Она пыталась как-то переубедить Элисон, но все было бесполезно. Если Лора хочет получить второй сезон и надежду на новые заказы от «Ай Тиви» в обозримом будущем, ей придется быть «проще» и делать так, как ей говорят. Режиссера, который был ожидаемо огорчен такими серьезными изменениями в своей работе, утешило обещание на съемку двух эпизодов в следующем сезоне, на который все так надеялись.

– Теперь концовка смотрится идеально. Я посмотрела сегодня утром, и… – Элисон картинно схватилась за сердце. Юная ассистентка бесшумно принесла им две чашки чая и поставила на стеклянном столике, после чего так же тихо удалилась. Лора поблагодарила ее, в то время как Элисон скорчила растроганную гримасу.

– Рада, что ты так считаешь.

Лора понимала, что, как и всем в их профессии, Элисон был срочно необходим хит. Нескольким ее последним сериалам не удалось собрать ожидаемых рейтингов, а когда такое происходило, сложно было не занервничать. На телевидении никто не хотел работать на неудачников, и укоризненные взгляды уже обратились в сторону своей новой жертвы. У Элисон был талант ускользать от их траектории, но даже она поняла, что пора укреплять оборону, и с присущим ей нарциссизмом решила, что только что спасла хороший сериал и превратила его в умопомрачительный.

– Я поговорила с Шоном. Он интересуется, что еще могут нам предложить в «Кавендиш Пикчерз».

Вот она, Лорина награда, и на этот раз мед был действительно сладок. Последние несколько лет выдались трудными для независимого телепроизводства, и ей позарез был нужен новый проект. Шон, будучи главой отдела драмы, распоряжался тем, каким проектам давать добро и каким – нет. То, что он выражал желание продолжать с ней работать, было очень хорошей новостью.

– Есть ли у тебя что-нибудь, что бы ты хотела с нами обсудить?

Лора сверилась с мысленным перечнем своих идей, среди которых была пара новых предложений, которые она как раз наметила для «Ай Тиви».

– Да.

– Фантастика! Можешь прислать нам сметы?

– Конечно.

– И нам нужно обязательно встретиться, втроем.

– Отлично. – Лора достала телефон, Элисон тоже. Их пальцы застучали по экранам.

– Шон занят до конца месяца, как насчет двадцать девятого числа?

– Здесь?

– Мы приглашаем тебя на ланч.

– Отлично! Буду ждать.

Меняя тему, Элисон отложила телефон и улыбнулась.

– Мы знаем, когда выпускать сериал в эфир.

Для Лоры это оказалось неожиданностью. Ей говорили, что трансляция начнется в ноябре, но, судя по широкой улыбке Элисон, планы изменились.

– Да-да. Его поставили на старт осенней сетки. Мы открываем им телесезон.

Лору коробила лексика американских телевизионщиков в речи Элисон, которая явно вворачивала такие словечки, чтобы казаться космополитичной. Но Элисон сейчас оказывала Лоре большую честь, и от нее ожидалась соответствующая реакция, да и сама она, откровенно говоря, ликовала.

– Как здорово! В какой день? С кем мы конкурируем?

– Пока неизвестно, но таймслот будет хороший. Это сдвинет вас по срокам, но график пост-продакшена ведь позволяет, да?

– По плану финальный эпизод будет готов к середине августа, так что никаких проблем.

Других новостей у них друг для друга не было, и встреча подошла к логическому завершению. Несколько поцелуев и дежурных фраз («Всегда рада с тобой сотрудничать!») – и Лора вышла на улицу. Она посмотрела на часы – почти три! – и решила не возвращаться в Ковент-Гарден, где находился ее офис. Палило солнце, в Лондоне было 32 градуса жары – утром в новостях предупреждали об аномальных температурах. Послеобеденные часы были самыми тяжелыми, когда пыль и выхлопные газы будто обволакивали тебя и липли к коже. Так что она позвонила своей ассистентке и предупредила, что сегодня будет работать из дома. Она поймала «черное такси» и нырнула в салон машины.


Они достигли Кенсингтона, где дорога в такое время всегда была запружена родителями, забиравшими из школ своих детей, поэтому таксист решил срезать по Глостер-роуд. У Лоры в голове вертелись проекты, которые хотела протолкнуть Элисон и Шону, и только тогда обратила внимание на их маршрут. Она выглянула в окно и вытянулась, увидев, где оказалась. Вот же оно, на углу Олд-Бромптон-роуд, под сине-коричневой вывеской. Здание становилось все ближе и ближе, и когда они практически поравнялись с ним, Лора обратилась к водителю:

– Можете высадить меня здесь, спасибо.

Она заплатила, подождала, пока машина отъедет, а затем прошла несколько метров до офиса агентства «Хайсмит-энд-Браун».

Лора остановилась чуть поодаль от окна и искоса заглянула внутрь, делая вид, что разглядывает развешенные для привлечения внимания фотографии эксклюзивных особняков, в то время как на самом деле пыталась увидеть за стеклом сотрудников агентства. Из-за отблесков на стекле, позиции Лоры и ее солнечных очков сложно было хоть что-нибудь разглядеть. В конечном итоге она сдалась, подняла очки на лоб, шагнула вправо и заглянула внутрь. Там все были заняты делом. Лора могла позволить себе осмотреться смелее и попытаться угадать, кто из них Черри. Но этого и не понадобилось. Все было слишком очевидно. Она была сногсшибательна.

Коротко стриженные каштановые волосы обрамляли ее тонко очерченное лицо. От такой фигуры, как у нее, мужчины теряли голову. Лора любовалась девушкой, пораженная ее красотой. Неудивительно, что Дэниел так увлекся. Она была рада за него, но… Тут было от чего сойти с ума. Лора улыбнулась. Она была рада за него. Черри обратилась к клиенту, и Лора отметила, как сияло ее лицо – юность, целеустремленность, жизненная сила в ней заставили Лору стушеваться. Она поспешила отвернуться. Ей вдруг стало неловко за то, что она шпионит, и смущенно усмехнувшись себе под нос, Лора продолжила свой путь, но образ Черри не покидал ее.

Лора свернула на тихую улицу, оставляя шум машин за спиной. Она шла мимо оштукатуренных белых домов, сверкающих на солнце, между которых равномерно были высажены деревья, щедро откидывавшие тень, и не могла не думать о том, что же представляет из себя Черри. Какие нынче современные двадцатилетние девушки? Какой была бы Роза, если бы была жива? Лора поняла, что ей нужно. Она решительно расправила плечи и направилась домой.


– Почему бы тебе не пригласить ее к нам на ужин?

– Что?

Вернувшись, Лора обнаружила, что Дэниел уже был дома, но лег вздремнуть. Сейчас же они втроем ужинали за большим столом, и им сообща удавалось держаться в рамках приличий и сохранять их семейный хрупкий мир. Ни она, ни Говард не обмолвились и словом о той субботней сцене. Впрочем, прошло уже достаточно времени, чтобы эта история отошла в прошлое и о ней можно было никогда уже не вспоминать.

– Кому-то не терпится больше узнать о твоей девушке.

Лора проигнорировала его слова. Но она обратила внимание, что Говард даже газету не читал, когда Дэниел был дома.

– Мы хотим с ней познакомиться! Мы ведь хотим, Говард?

– Ну а то, – съязвил Говард.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7