Мэтью Кирби.

Assassin's Creed. Последние потомки. Гробница хана



скачать книгу бесплатно

© 2016 Ubisoft Entertainment. All Rights Reserved. Assassin’S Creed, Ubisoft, and the Ubisoft Logo Are Trademarks oF Ubisoft Entertainment in the U.S. End/or other countries.

Russian Edition published by AST Publishers by arrangement with scholastic inc., 557 Broadway, New York, NY 10012, USA.

Глава 1

Китай, 1259 год


Затаив дыхание, Наталья ждала взрыва. С возвышающихся над ней крепостных стен артиллеристы империи Сун[1]1
  Государство в Китае, существовавшее с 960 по 1279 год.


[Закрыть]
только что дали очередной залп из своих орудий fei yun pi-li pao, издававших звуки, похожие на раскаты грома. Светящиеся красные снаряды прочертили дугу в ночном небе и со свистом обрушились на Орду Великого хана.

Она прикрыла уши руками и укрылась за валами, возведенными инженерами династии Цзинь. Несмотря на то, что насыпь содрогалась от каждого снаряда, комья земли летели в лицо Натальи, а от звуков орудий могли лопнуть барабанные перепонки, оборона держалась. Пока держалась.

Зной летнего дня, горячий и влажный, не дававший дышать, немного отступил. Густой едкий дым от черного пороха щипал глаза и нос Натальи.

Нет, его глаза и нос.

Глаза и нос предка Натальи, Баяна, бурятского воина из далеких северных степей. Но ожившие воспоминания этого человека, проходящие перед глазами Натальи, были не самым сложным в симуляции. Монгольская культура Баяна была ей чужда, их завоевательный поход через Европу и Азию казался ей чудовищным. Но эти же завоевания привнесли монгольскую кровь в ее русское и казахское семейное древо. История монгольских завоеваний была в некотором роде историей родословной Натальи.

Стоявший рядом с Баяном молодой воин дрожал, глядя вверх широко открытыми глазами, как будто от страха, что земляные сооружения сейчас рухнут на них. Каждый человек в армии хана видел, какой урон могло нанести оружие династии Сун, разносящее людей и лошадей в клочья металлом и огнем.

Образы Баяна становились все четче, и она позволила себе погрузиться в его воспоминания.

– Спокойно, – сказал Баян младшему воину. – Это всего лишь представление. Они хотят убедиться, что мы запомним наше сегодняшнее поражение у ворот Синь Донг.

Молодой воин сжал губы и кивнул:

– Неплохое представление.

Судя по его речи и внешнему виду, он был солдатом Тангутского царства[2]2
  Государство тангутов, существовавшее в 1038–1227 годах к северо-западу от китайского царства Сун и, позднее, чжурчжэньского Цзинь на территории современных китайских провинций Шэньси и Ганьсу.


[Закрыть]
и, вероятно, неопытным в сражениях.

Он не был монголом-степняком и не участвовал в военных учениях и большой монгольской охоте – «джерге». Баян вспомнил свой первый опыт – впечатляющую линию пеших и конных воинов длиной около 130 километров; марширующий, двигающийся вперед, дисциплинированный строй, с правым и левым флангами. Они медленно продвигались вперед, методично сужая массивный круг, окружая дичь, до тех пор, пока стада диких животных не окажутся в центре круга на потеху Великого хана. Действие занимало месяцы и обучило самого Баяна и степные племена искусству войны.

Этот молодой солдат обретет мужество. А может быть, погибнет – либо от рук врага, либо Орда убьет его за трусость. Баяну нужно было проинструктировать десятника арбана[3]3
  Самая маленькая военная единица армии хана, насчитывавшая десяток воинов.


[Закрыть]
, в котором служил юный воин, чтобы тот приглядывал за тангутом.

– Как тебя зовут? – спросил Баян.

– Чэнь Лунь, – ответил солдат.

Затем Баян спросил имена его прямых начальников, после чего сказал:

– Крепись, Чэнь Лунь. Хан Мункэ[4]4
  Четвертый великий хан (каган) (1251–1259) Монгольской империи, внук Чингисхана.


[Закрыть]
разобьет армию империи Сун, так же, как хан Угэдэй[5]5
  Третий сын Чингисхана и преемник своего отца в качестве кагана Монгольской империи (1229–1241).


[Закрыть]
победил династию Цзинь. Мы сотрем этот город с лица земли и убьем всех мужчин, женщин и детей.

Воин склонил голову:

– Так точно.

Оставив его, Баян пошел вдоль бастиона, осматривая свои войска, довольный их стойкостью и силой перед угрозой артиллерии воинов Сун, несмотря на жару и болезни этого места. На западе, позади защитных редутов хана, возвышалась большая гора, и ночью виднелись дальние огни Рыбацкого городка, находившегося на ней. Даже Аламут, крепость ассасинов в Персии, не так успешно противостояла осаде, как этот бастион. Расположение бастиона, окруженного широкими реками и крутыми склонами с трех сторон, давало ему неоспоримое естественное преимущество, подкрепляемое сооружениями военных инженеров династии Сун.

Но перед горой возникло еще одно укрытие – насыпь на Седельном Холме, которую по приказу хана соорудили его инженеры. Баян предполагал, что сооружение в конечном итоге облегчит нападение и даст им преимущество при захвате города. Некоторые считали это глупой демонстрацией гордыни Великого хана, но разве это гордыня, если так же поступал Бич божий[6]6
  Предводитель гуннов Аттила (?–453), захвативший ряд стран Европы в кровопролитных и жестоких набегах.


[Закрыть]
, Император Мира?

В назначенный час Баян направился назад на восток к казармам на Львином Холме, присоединившись к девяти другим командирам его мингана[7]7
  Военная единица армии хана, насчитывавшая тысячу воинов.


[Закрыть]
в юрте их главнокомандующего. В большой, круглой, обитой войлоком палатке было душно. Несколько командиров кашляли, а другие выглядели бледными и ослабленными, хотя они прилагали все усилия, чтобы скрыть свою немощь. Баян подумал, сколько воинов они потеряют вследствие чумы, когда все это закончится.

– У нас новый приказ, – сказал военачальник Куке. – Ван Дэчэнь возглавит нападение на ворота Ху Го. Сегодня ночью.

– Ван Дэчэнь? – спросил один из командиров.

– Да, – ответил Куке.

Ван Дэчэнь был самым доверенным полководцем Великого хана, его главнокомандующим. Здесь, в Рыбацком городке, Ван Дэчэнь был предводителем четырех туменов[8]8
  Наиболее крупная организационная тактическая единица монгольского войска XIII–XV веков, численность которой составляла обычно десять тысяч всадников.


[Закрыть]
Орды, каждый из которых насчитывал десять тысяч сильнейших воинов, профессионалов своего дела, умевших воевать как на воде, так и на суше. То, что Ван Дэчэнь лично возглавит нападение, позволяло судить, насколько важна эта атака.

Куке продолжил:

– После нашего поражения у ворот Синь Донг армия династии Сун не ожидает от нас новой атаки, тем более в ночное время. В распоряжении Ван Дэчэня только сильнейшие воины. Каждый из вас должен знать о состоянии бойцов вашего ягуна[9]9
  Военная единица армии хана, насчитывавшая сотню воинов.


[Закрыть]
.

– Мои готовы, – Баян вытер струившийся со лба пот. – Все мои люди готовы к битве.

Куке оглядел остальных присутствующих в юрте:

– Что с остальными?

Некоторые из офицеров доложили об отсутствии потерь среди личного состава. Другие командиры формирований, в которых было много больных, могли поставить в строй только некоторые из своих арбанов. Куке приказал собрать всех бойцов.

– Соберите своих воинов и встречаемся возле южных укрытий через полчаса, – сказал он. – Дальнейшие приказы вы получите там.

Командиры разошлись, и Баян поспешил в казармы. Когда он шел, Наталья почувствовала новый приступ страха и полное истощение. Это было уже пятое сражение, которое она пережила вместе со своим предком с помощью симуляции Анимуса, и ей нужно было отдохнуть от зрелища крови и смерти.

– Я больше не могу, – сказала она, стараясь избавиться от воспоминаний Баяна. – Виктория, я не могу этого сделать.

Прошла минута, битва приближалась.

– Виктория?

– Ты в порядке, Наталья? – в ее сознании прозвучал женский голос с легким французским акцентом.

– Нет. Я думаю, мне нужен перерыв.

– Ну, твои жизненные показатели в норме, хотя пульс и кровяное давление слегка повышены.

– Вы думаете? – хотела сказать Наталья. Что же еще можно ожидать от своего кровяного давления прямо перед средневековым рукопашным боем?

– Мне нужен перерыв, доктор Бибо, – более решительно повторила Наталья.

– Ты уверена? Ты ведь знаешь, как это тяжело для тебя.

Баян только что добрался до казарм, и Наталья почувствовала его восторг перед началом сражения.

– Я уверена, – сказала она.

Минутная пауза. Наталье показалось, что в этой паузе «звучит» раздражение.

– Конечно. Подожди.

Наталья приготовилась к тому, что как она знала, должно было произойти, в то время как Баян готовился открыть огонь по артиллерии династии Сун. Только Наталья ждала совсем другого взрыва.

– Завершение симуляции через три, две, одну…

Мир вокруг Натальи, монгольский военный лагерь, звезды, влажная жара, запах дыма и крови – все эти образы проносились в ее мозгу в течение нескольких мучительных минут. Когда боль утихла, оставив только пепел от ее недавних виртуальных приключений, она оказалась в бесформенной пустоте Коридора Памяти, в переходном пространстве, предназначенном для упрощения процесса симуляции. Наталья не могла представить, что этот процесс может быть еще сложнее.

– Подожди немного. Успокойся.

Наталья не могла полностью избавиться от стресса, до тех пор, пока не вышла из симуляции, но она старалась очистить свой разум от воспоминаний Баяна, думая о своем. О родителях, дедушке и бабушке, своей прежней жизни до того момента, когда Монро нашел ее и вовлек в этот дурдом. Виктория научила ее улавливать воспоминания, связанные с конкретными вещами, – такими как звон колоколов русской православной церкви, в которую ходили ее бабушка и дедушка, или запах щей и пельменей, готовящихся на плите. Это были детали, которые были частью ее личности, и помогали снова найти себя, когда она терялась в чужой жизни.

Через несколько минут она глубоко вздохнула, чтобы подготовиться к худшему, и сказала:

– Я готова выйти.

– Отлично. Извлечение теменных контактов через три, две, одну…

Все внутренние органы и нервные окончания Натальи как будто вывернули наизнанку. Она не закричала, но все еще стонала, пока неприятное ощущение не прошло, а затем Виктория сняла с нее шлем Анимуса. Наталья стояла в центре металлического кольца по пояс высотой, привязанная к нему ремнем вокруг туловища. Ее ноги были прикреплены металлическими зажимами к маленьким платформам на соединенных опорах под ней, руки привязаны к экзоскелету, повторявшему ее малейшие движения. В отличие от установки Монро, эта модель Анимуса фиксировала тело Натальи на месте, одновременно предоставляя полную свободу движений в процессе симуляции. Виктория помогла ей снять все приспособления.

– Не забывай дышать, – сказала женщина, выводя ее из кольца.

Наталья сделала шаг на дрожащих ногах. В зависимости от того, сколько и какие движения приходилось делать в процессе симуляции, новое устройство могло серьезно вымотать тело. Волны недомогания заглушали боль, и она почувствовала, как тошнота подкатывает к горлу.

– Мне нужно ведро, – сказала она, закрывая глаза. С открытыми глазами было только хуже.

– Оно здесь, – сказала Виктория.

Наталья повернулась на голос доктора и чуть приоткрыла правый глаз, чтобы отыскать ведро. Затем ее долго рвало, до тех пор, пока ее желудок не опустел и она не отдышалась.

– Все? – с участием спросила Виктория, поглаживая ее по волосам.

Тяжело дыша и спотыкаясь на ходу, Наталья направилась к койке в углу комнаты.

– Все, – ответила она.

Она услышала, как ведро с хлюпаньем уносит один из техников «Абстерго», и посочувствовала ему, но только на мгновение. В конце концов, это именно ей приходилось проходить сквозь ад.

Она попыталась чуть приоткрыть глаза, закрывая их от света ладонью.

– Долго я была там на этот раз?

– Три часа одиннадцать минут, – ответила Виктория, садясь рядом с ней.

– Кажется, что дольше, – сказала Наталья, хотя ей всегда так казалось.

– Хочешь поспать?

Наталья еще чуть шире открыла глаза и повернулась к женщине. Короткие волосы Виктории немного отросли с того времени, как Наталья и другие пришли в Эйри, но широкая улыбка доктора осталась прежней.

– Думаю, да, – сказала Наталья.

– Очень хорошо. Результаты обсудим позже.

Виктория вздохнула и потянулась, встала со своего офисного кресла и прошла через комнату. Она подошла к стеклянному шкафчику, достала оттуда бледно-голубой плед и укрыла им Наталью.

– Сейчас отдыхай. Мы за всем проследим.

Наталья кивнула, или подумала, что кивнула, и, не успев ничего сказать, провалилась в глубокий сон.

* * *

Когда Наталья проснулась, рядом никого не было, но она знала, что кто-то где-то обязательно наблюдает за ней. В комнате горел мягкий свет. Девочка села, чувствуя, как раскалывается голова. Она надеялась, что это будет продолжаться лишь день, хотя в самом начале ее головные боли длились дольше. Другие также от них страдали. Виктория заверила их всех, что каждая модель Анимуса была откалибрована и закодирована с учетом их нейрометрии, следовательно, в конечном итоге головные боли должны прекратиться.

Должны были, но не прекратились.

Наталья потерла затылок, у самой макушки, через которую Теменной Супрессор воздействовал на ее мозг волнами электромагнитных импульсов, разработанных специально для нее. Эти волны совсем не беспокоили ее во время симуляции. Проблема была в том, почему другие обычно проводили больше времени в Анимусе, чем Наталья. Шон, вероятно, смог бы там жить, если бы хотел, но он был гораздо опытнее Натальи. Один из техников как-то сказал, что есть другая, еще более агрессивная модель Анимуса, но «Абстерго» никогда не использовала ее при работе с детьми. Наталья была рада этому. КТ-сканирование, ФМРТ и Супрессор и так достаточно повлияли на ее мозг.

Дверь в комнату со свистом открылась. Вошла Виктория в своем белом халате, как всегда с планшетом в руках. Комнатное освещение как будто стало ярче с ее приходом, и Наталья прищурилась.

– Как ты себя чувствуешь? – спросила Виктория.

– Лучше, – сказала Наталья. – Но у меня все еще такое ощущение, как будто ударили топором по затылку.

– Правда? – нахмурилась Виктория. – Со временем боль должна утихнуть.

Должна.

– Ты готова к разговору?

Наталья оглядела комнату – белые панели, стекло, графики и компьютерные мониторы, контуры кольца Анимуса, выглядевшего так, как будто его тысячи лет омывали морские волны.

Наталья поднялась.

– Да, я готова.

– Хорошо, – Виктория протянула руку, указывая на открытую дверь. – Ну что, идем?

Они вышли из комнаты с Анимусом в широкий коридор. По правую сторону они увидели много дверей, а слева была стеклянная стена, через которую открывался вид на густой сосновый лес, окружающий центр Эйри. Лес был одной из особенностей этого места, которая Наталье действительно нравилась. Все, что ей было нужно, – это выйти на улицу и вдохнуть запах деревьев, после чего она часто чувствовала себя немного лучше.

Виктория проводила ее по коридору, а затем к конференц-залу. Как только лаборатории и комнаты Анимуса остались позади, коридоры становились шире, золотистый вечерний свет легко проникал сквозь стеклянный потолок и многочисленные стеклянные стены и окна. В некоторых местах здание имело почти призматический эффект, причем каждое из пяти зданий Эйри было построено в почти таком же стиле.

Когда они вошли в конференц-зал, мужчина с ярко-зелеными глазами и аккуратно приглаженными волосами, которого звали Исайя, встал, чтобы поприветствовать ее.

– Рад тебя видеть, Наталья. Я так понимаю, что у тебя все еще есть некие трудности с симуляцией.

– Можно и так сказать, – ответила Наталья.

– Ты держишься?

– Пока да.

– Прошу, – Исайя жестом указал на одно из мест за столом, как будто вырезанным из огромной плиты вулканического стекла. – Давайте поговорим.

Наталья села напротив Исайи, а Виктория расположилась рядом с ней.

– Монгольские ханы часто были довольно беспощадны, – сказал Исайя, присаживаясь. – Особенно во время их вторжения в южный Китай.

Наталье не очень хотелось останавливаться на методах ведения войны монгольскими войсками. Монголы следовали модели психологической войны и террора. Сначала они предлагали пощадить город, если его правители подчинятся верховному суверенитету Великого хана и будут платить ему дань. Если правители соглашались, будучи осведомленными о монгольской непобедимости, в городе обычно не было никакого кровопролития. Но если они отказывались, начинались бойня и разрушения, которые вызывали у Натальи тошноту.

– Я понимаю, почему это так тебя огорчило, – сказал Исайя.

– Мы все понимаем, – добавила Виктория.

Исайя положил руки на стол, его пальцы были длинными и тонкими.

– Как бы я хотел найти какой-то другой способ узнать то, что мы должны узнать.

Наталья тоже этого хотела.

– Хочешь позвонить родителям? – спросил Исайя.

Наталья постоянно думала об этом, но обычно позволяла себе звонить им раз в два или три дня. И они навещали ее почти каждые выходные. Но Наталья никогда не говорила им о том, что с ней происходит. Девочка не хотела их волновать или расстраивать.

– Кажется, я в порядке.

Виктория положила руку на плечо Натальи.

– Тогда можем ли мы задать тебе несколько вопросов о симуляции?

– Конечно. Лучше покончить с этим.

– Как обстоят дела с теменным подавлением? – спросил Исайя. – Доктор Бибо говорит, что все еще есть болезненные побочные эффекты.

Наталья кивнула.

– Этого следовало ожидать, – сказал Исайя. – Электромагнитные волны временно заглушают теменные доли – часть твоего мозга, которая обеспечивает контроль над восприятием времени и пространства. Это способствует более глубокому и быстрому принятию симуляции, но может неким образом тебя дезориентировать.

Он каждый раз давал такое же объяснение, почти слово в слово, как будто бы они не говорили об этом раньше.

– Головные боли стали не такими сильными, – сказала Наталья, надеясь, что он не станет сосредотачиваться на этом.

– Приятно это слышать. – Исайя немного повернул голову влево. – Ты заметила какие-либо признаки его присутствия?

– Нет.

– Ты уверена?

Наталье не нравилось, что он всегда сомневался в ее словах.

– Думаю, я бы узнала кинжал, могущества которого хватит, чтобы разрушить мир.

– Может быть, – сказал Исайя. – Но возможно и нет.

Она знала, что он нетерпелив, и, честно говоря, она тоже была такой. Частица Эдема была единственной причиной, по которой она здесь оказалась. Это было причиной, почему все они оказались здесь, в Эйри, а Оуэн и Хавьер остались там, где они были. Нужно найти реликвию. Но Наталья все еще не знала, кто должен найти ее первым.

– Мы знаем, что Баян имел отношение к реликвии в какой-то момент своей жизни, – сказала Виктория. – Это только вопрос времени.

– А вдруг он имел к ней отношение, будучи стариком? – спросила Наталья. – Наверное, мне предстоит еще длинный путь.

– Если бы у нас было ядро Анимуса Монро, со всеми его исследованиями, мы бы, возможно, достигли б?льших успехов в нашем деле, – глаза Исайи загорелись, скулы напряглись. – Но, к сожалению, мы до сих пор не знаем, где он, так что пока тебе придется постепенно проживать жизнь Баяна.

– Одну битву за раз, – сказала Наталья.

Исайя и Виктория давно не упоминали о Явлении Могущества. Они знали, что Монро нашел нечто уникальное во всех их ДНК, но не могли предположить, что именно.

– Что сейчас происходит в симуляции? – спросил Исайя.

Наталья рассказала ему про сражение возле горы и очень редкое поражение монгольской Орды.

– Все болеют, – сказала она. – Холерой, или малярией, или еще чем-то.

Виктория провела пальцем по экрану своего планшета.

– Некоторые источники утверждают, что хан Мункэ умер от инфекционного заболевания во время осады.

– Еще нет, – сказала Наталья.

Исайя начал барабанить пальцами по столу.

– Можешь ли ты вернуться туда сегодня вечером?

Потирая виски, Наталья сделала паузу, прежде чем ответить.

– Нет. Сегодня не могу.

Исайя резко взглянул на Викторию, а она бросила на него короткий ответный взгляд, прежде чем покачать головой, как будто Натальи здесь нет, и она этого всего не видела. Но это не имело значения. Они не могли заставить ее, и она бы ни за что не вернулась назад прямо сейчас.

Исайя постучал костяшками пальцев по столу.

– Отлично, – он поднялся. – Надеюсь, ты хорошо отдохнешь. А завтра…

– Завтра я отправлюсь на войну, – завершила фразу Наталья.

Глава 2

Оуэн не боялся. Но ему было интересно, что было бы, если бы он испытывал страх.

Он сел на койку рядом с Хавьером, прислонившись спиной к голой белой гипсокартонной стене склада, используемого Гриффином в качестве логова. Ассасин сидел к ним спиной перед монитором компьютера, общаясь со своим начальником.

– Вы уверены, что это место рассекречено? – гулким голосом спросил Гриффин. Свет единственной лампы, висящей в центре комнаты, отражался на его блестящей коричневой лысине. – Я принял меры предосторожности.

– Абсолютно уверен, – сказал человек на мониторе. Оуэн уже однажды видел этого человека: измученного, с густыми седеющими волосами и бородой. Это был Гэвин Бэнкс, лидер Братства ассасинов.

– Ротенбург говорит, что, скорее всего, ударная группа тамплиеров на пути к вам прямо сейчас.

Хавьер взглянул на Оуэна. Его глаза сузились, мышцы напряглись. Он выглядел более обеспокоенным, чем Оуэн.

– И вы доверяете этому информатору? – спросил Гриффин.

– Да, – сказал Гэвин. – Вам нужно все сжечь и убираться оттуда немедленно.

Гриффин кивнул.

– Я уже подыскал новое место…

– Нет, – сказал Гэвин. – Следуйте к месту встречи «Альфа двенадцать». Там вас встретит Ребекка Крейн с дальнейшими инструкциями.

– Ребекка? – Гриффин сделал паузу. – Тогда все в порядке.

– Удачи.

Гэвин вышел, экран потемнел.

Оуэн вздохнул, а затем Гриффин встал.

– Собирайте вещи и все необходимое в рюкзаки. Поторопитесь.

Оуэн и Хавьер переглянулись и ринулись к ящикам, стоявшим на металлических полках склада. Им уже однажды приходилось делать это, когда Гриффин приводил их к горе Мак-Грегор в поисках первой Частицы Эдема. Надев кожаные куртки с капюшонами, они принялись собирать различные виды оружия – метательные ножи, дротики и маленькие гранаты, начиненные чем угодно: от ядовитого газа до электромагнитных импульсов, силы которых могло хватить, чтобы остановить вертолет в небе.

Оуэн смотрел, как Гриффин собирает свое снаряжение, включая Перчатку Ассасина, к которой он никогда не позволял даже прикасаться. Когда они закончили собираться, Гриффин подошел к компьютеру и открыл командную строку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6