Мелисса Грабау.

Йога питания. Психология и философия здорового образа жизни



скачать книгу бесплатно

Клеши в действии

Замутненное видение – источник всех других клеш. Речь идет о нашей склонности терять из виду то, что действительно важно, а это порождает привязанности, зацикленность на себе и страхи. Когда мы приходим к такому суженному кругозору, то легко забываем свои истинные ценности и последствия своих действий. Когда я прихожу на йогу, наш учитель нередко начинает с того, что предлагает сформулировать намерение на данное занятие. Мы не можем контролировать свои мысли или чувства, но можем сориентировать свой ум и свое тело на определенные цели и тенденции. Мы можем целенаправленно выбирать то, что хотим культивировать в ходе своей практики и жизни в целом. Практика постановки намерения действует как противоядие от замутненного видения.

Что касается пищи и тела, то замутненное видение заставляет нас запутаться во всевозможных «можно» и «нельзя». И тогда мы усиливаем свой негативный настрой тем, что, например, пропускаем занятия по йоге и практикуем нездоровое отупляющее поведение (самые распространенные примеры – переедание и злоупотребление алкоголем). Замутненность видения усугубляется нашей шизофренической культурой питания, которая постоянно соблазняет и манит нас роскошными блюдами и одновременно образами безупречно сложенных тел. Все это на фоне непрестанно транслируемых медицинских предупреждений о пагубных последствиях привычек, которые в то же время поддерживаются современной культурой. Это приводит к негативным взаимоотношениям с нашим телом, основанным на страхе. «Как я могла себе позволить съесть это пирожное?» Такие мысли – только верхушка айсберга негативности, представляющего наше отношение к собственному телу. Другая крайность – люди, которые сидят на изнурительных диетах и истязают свои истощенные тела жесткими комплексами упражнений. В своем стремлении к идеалу они придерживаются режима, который граничит с пытками. Ни одна из этих стратегий не позволяет нам жить хорошо, и обе свидетельствуют о глубокой неразберихе, которая царит в современной культуре.

Йога питания поможет вам разорвать эту негативную схему и продемонстрирует, каким образом вы можете сознательно сформировать новое отношение к собственному телу, исполненное любви и приятия. Сегодня я слышала, как преподаватель йоги сказал ученикам, что самый сложный момент они уже преодолели – пришли на занятие. И это правда. Прийти на занятие, начать дыхательные упражнения и установить намерение, направленное на то, чтобы пробиться через склонность к критике, произнеся хотя бы одну маленькую аффирмацию, – уже это действие означает, что вы стали относиться к своему телу как к проявлению божественного разума, которое заслуживает заботы, а не является объектом холодных оценочных суждений.

Замутненное видение свойственно всем сферам человеческого опыта, однако, когда человек переживает любовную драму или утрату, этот эффект усиливается. Дисфункциональная привязанность, проявляющаяся в виде влечения и отвращения, обретает над человеком большую власть из-за эмоциональных (например, любовных) страданий и хаотичных попыток эту боль притупить.

Когда мир перестает быть надежным и предсказуемым местом, тогда привязанности, эго и страх приобретают больший вес в человеческой психике. Мы формируем привязанность к определенным вещам, и это помогает нам примириться с обстоятельствами, находящимися вне сферы нашего контроля, и с чувствами, с которыми мы не можем справиться.

Когда мир перестает быть надежным и предсказуемым местом, тогда привязанности, эго и страх приобретают больший вес в человеческой психике.

Когда я была девчушкой лет двенадцати, пища стала для меня спасительным убежищем. Это был не сознательный выбор с моей стороны – все получилось так же естественно, как выпить воды, когда испытываешь жажду. У меня были очень близкие взаимоотношения с матерью. Я была робкой девочкой и видела в маме защиту. И вот вдруг она уехала. Всего на месяц. А месяц для двенадцатилетнего ребенка – долгий срок. Отец, чей брак с моей матерью трещал по швам, пребывал в глубокой депрессии – и находил утешение в выпивке и политическом шоу Уолтера Кронкайта по телевизору. Брат? В тот период он был обозлен и растерян – возможно, именно из-за этого он за год четырежды разбивал автомобиль. А я? Я ходила в школу, где водила компанию с умными, но не очень привлекательными девочками – и это мне отнюдь не льстило. А дома практически все время проводила перед телевизором. И находила утешение в сериалах «Остров Гиллигана», «Банда Брэди», «Мне снится Джинни»… Я была влюблена в Бобби, хотела быть похожей на Джинджер, потом на Маршу, любовалась длинными пшеничными волосами Джен, мечтала иметь изысканную и в то же время уютную спальню, как у Джинни. А еще я ела. Мне повезло, что это были семидесятые годы, потому что в продаже было намного меньше всякой вредной еды, чем сегодня. Моцарелла с солеными крекерами (гора крекеров), большая миска хрустящих рисовых хлопьев, йогурт «Данон» (фрукты на дне), тосты с маслом и салями… Однажды я сама съела целую большую пиццу на ужин, пока шла всего одна серия. Но в то время я не испытывала чувства вины. Я еще не успела растолстеть, и еда у меня еще не ассоциировалась со страданиями. Еда служила источником успокоения – я обращалась к ней, как к старой подруге, всегда готовой составить компанию и развеять мои печали, которые я даже не могла выразить словами. Помню, расправившись с целой пиццей, я просто удивилась, но стыдно мне не стало.

Очевидно, что я естественным образом обращалась к чему-то, что давало мне утешение и ощущение комфорта. Почему некоторые из нас выбирают еду, а другие алкоголь, сигареты или секс? Все это индивидуальные формы, которые приобретает снежинка. Однако обращение к чему-либо за утешением – естественный процесс. Нас влечет то, что ассоциируется у нас с комфортом. И мой опыт однозначно указывает, что это неосознанный процесс. Это как выпить воды, когда испытываешь жажду.

Питание – весьма приятная составляющая жизни на этой планете. Очень приятно поесть, когда ты голоден. Помню в детстве, прежде чем жизнь стала сурова и недружелюбна по отношению ко мне, я поехала на ферму в Вермонт и резвилась там среди лесов и лугов. Время от времени я, разгоряченная и краснощекая, прибегала домой, чтобы слопать теплый хрустящий тост с растаявшим арахисовым маслом, запить его стаканом прохладного молока и немедля снова умчаться в поля, мгновенно забыв о своем полднике. А вечером меня манил запах курочки, которую жарила мама… Дом казался теплым и надежным местом, и я с нетерпением предвкушала ужин под звездным небом. А представьте себе младенца, которому стало тревожно и некомфортно из-за безымянной пустоты внутри, – а затем его берут на руки и кормят теплым несущим покой молоком. Для некоторых из нас – пожалуй, для многих – пища тесно ассоциируется с теплом, комфортом и безопасностью. И мы обращаемся к ней столь же естественно, как жаждущий тянется к воде.

Влечение и отвращение – реакции простые, но при этом, как подсказывает мой врачебный и человеческий опыт, они служат объяснением очень многих процессов, которые мы наблюдаем, изучая поведение человека. Все мы хотим чувствовать себя хорошо. И все избегаем ситуаций, когда чувствуем себя плохо. Поэтому мы ищем то, что дает нам приятные ощущения. Наша способность к незамутненному видению изначально не слишком стабильна в силу того факта, что мы – люди. А если ее еще больше притупляют всевозможные травмы, лишения и другие источники эмоциональных страданий, то мы можем зациклиться на себе самих либо на каких-то неодушевленных предметах в попытке как-то приспособиться к этому непредсказуемому и сложному миру. Если нам не удается удовлетворить свои базовые потребности, мы склонны к фиксации на каких-то заменителях. Если мы чувствуем отчужденность в кругу людей, то порой находим утешение в жевании и проглатывании, и этот процесс как бы помогает нам соединить разрозненные фрагменты нашего опыта. В описанном мною детском опыте, когда я ела хрустящие тосты с арахисовым маслом, это была естественная приятная деятельность, вторичная по отношению к радостям, которые я испытывала, играя в лесу и в поле. А вот еда перед телевизором – это уже самостоятельный опыт. Магнетизм влечения («я хочу чувствовать себя хорошо») начинает плотно ассоциироваться с комфортом, ощущаемым тогда, когда мы жуем и глотаем, и происходит это в силу отсутствия других, более полезных для личностного развития удовольствий.

Если нам не удается удовлетворить свои базовые потребности, мы склонны к фиксации на каких-то заменителях.

И тут в дело вступает эго. Слово «эго» можно использовать как в уничижительном смысле («у него раздутое эго»), так и для описания одной из главных функций ума. Согласно Фрейду, эго является посредником между ид, или инстинктивными потребностями, и суперэго, или сознанием. Иными словами, эго привносит в нашу жизнь принцип реальности – способность удовлетворять свои потребности (ид) способами, которые согласуются с социальными ограничениями (суперэго). Эго требуется для того, чтобы эффективно действовать в этом мире. В противном случае вы оказываетесь во власти собственного ид («Я хочу этого, причем хочу сейчас же!»), но при этом вас постоянно терзает ваше суперэго («Противная девчонка, тебе должно быть стыдно!»).

Посмотрите на это так: ваше эго вытаскивает вас из кровати рано утром, когда вы предпочли бы еще поспать. Ваше эго заставляет вас разумно управлять своими расходами и платить налоги. Можно представить себе диалог (или «триалог») приблизительно следующего содержания. Ид говорит: «Ах, в постели так тепло и уютно. Хочу проваляться здесь целый день». Тут в беседу вмешивается суперэго (в данном случае оно жесткое и суровое, хотя суперэго не всегда бывает именно таким): «Слушай ты, лентяйка разэтакая! Выбирайся из-под одеяла и займись делом! Почему это ты до сих пор валяешься в постели?» В оптимальном случае здесь в разговор в качестве посредника вступает эго: «Ладно, действительно пора вставать. Ты, конечно, очень устала, но только начни двигаться и почувствуешь себя лучше. И еще советую тебе ложиться спать пораньше».

Но, когда голоса ид и суперэго оказываются слишком громкими, голос эго может затеряться. Если ваше эго функционирует должным образом, то вы меньше страдаете от психологических противоречий. Ваше ид менее алчное и настойчивое, поскольку оно уверено, что его потребности будут удовлетворены («Всему свое время, дорогуша»), а суперэго чувствует, что может не слишком напрягаться, поскольку знает, что будет удовлетворена и его потребность в разумности действий и соблюдении требований социума.

В противоположность этому психологическому взгляду на эго, классическая философия йоги предполагает, что эго представляет собой нечто, что нужно устранить через неустанную практику медитации. Эго воспринимается как вечно голодный ненасытный аспект нашего «я», который убеждает нас, будто мы отделены от других, заставляя нас увязнуть в замутненном видении и страдании. Желательно не иметь эго, и цель практик состоит в том, чтобы унять нескончаемые желания эго. Философия Тантры является продолжением классической йоги, и она более благосклонно смотрит на тело и на эго. Эго уже не воспринимается как нечто, от чего надлежит «избавиться», но скорее как необходимая часть вашего Существа, которую нужно обуздать, чтобы использовать для действий, сулящих вам несомненное благо. На мой взгляд, эго представляет собой жизненно важный аспект, необходимый для нашего душевного здоровья. Многие из нас не могут избавиться от эго, а лично я даже и не хочу. Вопрос в следующем: подталкивает ли вас эго к тому, чтобы стать «особенной», стать «лучше, чем…», стать «более худой, чем…»? Либо же оно помогает вам стать сильнее, энергичнее, богаче любовью? Если в вашей мотивации преобладает первый набор мотивов, в этом нет ничего «плохого». Однако стремление стать «лучше, чем…» либо же попытки доказать что-то себе или окружающим не являются устойчивым мотивом, и в конце концов такого рода действия приведут вас к еще более глубокому отчуждению от себя и от своего тела.

Стремление стать «лучше, чем…» либо же попытки доказать что-то себе или окружающим не являются устойчивым мотивом.

Давайте разберемся, как сбитое с толку эго может увязнуть в проблемах, связанных с телом и питанием, причем таким образом, что эти проблемы будут усугубляться. У большинства людей, особенно у женщин, самооценка очень страдает из-за ощущения, что они полноваты или что они не контролируют свои взаимоотношения с пищей. Многие очень легко зацикливаются на фантазиях о том, что через снижение веса и «контроль» над собой они могут решить все свои проблемы и повысить самооценку. Вы сосредоточиваете свою энергию на попытках усовершенствовать тело ради того, чтобы… усовершенствовать тело, потому что вами управляет иллюзия, будто это поможет вам усовершенствовать свою сущность. Это создает тщетную озабоченность, которая полностью оторвана от настоящей любви или благодарности к себе, – вместо того, чтобы заботиться о себе, вы тратите свои силы на фантазии о контроле и на стремление к совершенно нереалистичному образу себя.

Я живо вспоминаю боль, которую ощущала, попав в циклическую иллюзию о том, что смогу обрести совершенное тело и это освободит меня от тяжкой участи быть собой. Будучи полненькой в подростковом возрасте – период, когда все мы комплексуем по любому поводу, – я очень стыдилась собственного тела, ощущала свою ущербность на фоне других девчонок и боялась, что никогда не понравлюсь мальчикам. Параметры тела – один из главных показателей, на которые ориентируются молодые люди, сравнивая себя друг с другом, и, если ты толстушка, мириться с этим нелегко. Некоторым девочкам достает ума и харизмы, чтобы не обращать на это внимания, но это решительно не обо мне. Поскольку я считала себя физически ущербной, это весьма снижало мою самооценку и уверенность в себе. Мое эго было не в состоянии эффективно осуществлять координацию между потребностями-порывами («мне нужен комфорт!») и требованиями внешнего мира («соответствуй общепринятым нормам, что касается внешнего вида и социального поведения!»). Все это усугубляло разрыв между реальным миром моих ровесников и миром фантазий: «Когда я стану худенькой…» Мой внутренний мир изобиловал образами, где я ношу тесные джинсы, высокие каблуки и длинные волосы. От спасения меня отделяли всего несколько месяцев строжайшей диеты. Моя неуклюжесть и неуверенность в себе – все это останется в прошлом, когда я буду гордо шествовать по улицам города в моем новом худеньком изящном теле. Невозможно жить одними только фантазиями, поэтому в реальном мире я утешала себя едой. Я баловала себя единственным известным мне источником радости, что, к сожалению, лишь усугубляло мою убежденность в собственной ущербности. Это ловушка, в которую попадают многие и многие пленники пищи, – не в силах получить то, что им нужно в реальном мире, они обращаются в поисках утешения к еде, и это приводит к еще более глубокому опустошению и зависимости от еды, являющейся источником утешения. То же относится ко всем нездоровым пристрастиям, включая и склонность отказывать себе в еде, – эти люди увязли в стремлении контролировать и ограничивать себя, что создает ощущение, будто им удается «одержать победу». Это очень опасно, ибо «победа» в битве за контроль, когда человеку удается оставаться худым и изящным, скрывает за собой отчаяние из-за пристрастия к еде. Фантазии – независимо от того, принимают ли они форму «когда-то я похудею» либо же вращаются вокруг надежды обрести контроль над телом, – только консервируют ощущение изоляции и зацикленность на своей проблеме. Ваша неспособность эффективно действовать в мире порождает особого рода эгоизм – хоть он и приобретает форму поглощенности собой, а не самовозвеличивания.

На первом этапе йога призвана делать эго сильнее, развивая вашу способность отождествиться со своим телом, чтобы лучше его чувствовать. Временами это приносит радость и удовлетворение, а временами – боль и разочарование. Эта диалектика проявляется во всех сферах жизни, и она необходима для обеспечения любого процесса перемен. Суть в том, что, когда вы сохраняете верность процессу, порой руководствуясь лишь слепой верой, вы развиваете в себе приверженность практике, и со временем практика проникает в вашу кровь и плоть. Термин «сильное эго» обозначает вашу способность противостоять реальности, не убегая в мир фантазий. Сила эго сродни силе воли – она воплощена в теле. Со временем она накапливается благодаря действию. Есть ли материал лучше, чем ваше тело, чтобы развить такие качества, как сила воли и сила эго?

Сила эго сродни силе воли – она воплощена в теле.

И здесь нам необходимо предостеречь тех, кто готов слишком далеко зайти в работе над собой. Это, например, касается женщин, которые склонны слишком истязать себя тренировками или диетами (практически отказываются от пищи либо же употребляют только ту пищу, которую почему-то считают «полезной»). Многие, считая, что они занимаются совершенствованием своего тела, на самом деле лишь усугубляют различные страдания, связанные с нереалистичным желанием обрести власть над телом и его потребностями и желаниями. И опять-таки, йога, если практиковать ее правильно, нацелена на то, чтобы чтить границы естественных возможностей тела и приспосабливаться к ним, а также расширять эти границы. Сегодня, когда я занимаюсь в зале с учителями, я замечаю, что они время от времени принимают для отдыха «позу ребенка». «Волевое» эго требует: «Быстрее! Выше! Сильнее!» Умение слушать диалог между эго и телом жизненно необходимо для успешной практики. Когда эго пребывает на службе у процесса исцеления, оно вовремя подскажет, чтобы вы трудились упорнее, а в нужный момент – чтобы вы ослабили напор и отдохнули. Парадоксально, но обычно наиболее уместен наименее комфортный и наименее знакомый образ действий. Когда вы начнете прислушиваться к своему телу, а не к эго, вы постепенно научитесь доверять своему внутреннему знанию о том, что надлежит делать и когда. Вы станете более гибкой, ваше тело и ум будут работать вместе.

Последняя из клеш – страх. В наиболее широком смысле речь идет о страхе смерти. На более повседневном уровне – это страх утратить контроль. Многие мои клиенты, имеющие проблемы с питанием и телом, ощущают интенсивный фон страха практически постоянно. Для них неопределенность, связанная с жизнью в теле на этой планете, совершенно невыносима. Фиксация на пище становится источником утешения и одновременно фактором утраты контроля, который будет преодолен завтра, на следующей неделе, в результате следующей диеты… Или если мы говорим о человеке, который привык ограничивать себя во всем, то его ежедневные «победы», связанные с работой над телом, постоянно усиливают иллюзию контроля. Оба подхода обещают передышку от страха.

Для меня процесс освобождения от страха начался тогда, когда я перестала бросаться из крайности в крайность – сидеть на диете и переедать. Отказаться от диет было даже еще сложнее, потому что для этого понадобилось развеять фантазию о быстром и легком похудении. Для этого мне пришлось откровенно признать мою неудовлетворенность собственным телом и мою неуверенность в себе. Освобождение от заблуждений не имеет ничего общего с отречением от жизни, когда человек обращается лицом к страхам, которые у большинства из нас связаны со смертью. Однако я полагаю, что эти два процесса все же сходны. Они связаны с приятием неизбежных обстоятельств жизни в этом мире, в теле, которое ограничено законами природы.

Мне пришлось признать, что тело и жизнь, которые я вообразила в своих фантазиях, именно этим и являются – фантазиями. Мне нужно было начать жить в реальном мире. Это было нелегко. Это не простой процесс «раз-два и готово», в результате которого неуклюжая закомплексованная толстушка в мгновение ока превращается в совершенно новую особу – привлекательную и очаровательную.

Когда вы начнете прислушиваться к своему телу, а не к эго, вы постепенно научитесь доверять своему внутреннему знанию о том, что надлежит делать и когда.

Я еще долго ходила к психотерапевту, окончила магистратуру, сходилась и расходилась с мужчинами – и процесс этот до сих пор еще не завершен. На каждом этапе развития у меня возникали новые проблемы, требующие дополнительной работы над собой, дальнейшего освобождения от заблуждений и блоков.

Когда вы настроены на реальность, когда принимаете ее ограничения и возможности, вы просто-напросто чувствуете себя лучше.

Отказаться от привычного образа себя нелегко. Но в этом процессе есть некая «правильность». Есть чувство, подсказывающее нам, насколько это «правильно» – учиться «жить по правилам самой жизни». Когда вы настроены на реальность, когда принимаете ее ограничения и возможности, вы просто-напросто чувствуете себя лучше.

Подумайте о клешах

ЗАМУТНЕННОЕ ВИДЕНИЕ

1. Понимаете ли вы, что действительно имеет значение в вашей жизни? Например, вы разговариваете с человеком, который вас вдохновляет, и думаете: «Да, именно так я хочу жить». В такие моменты вы ближе соприкасаетесь с собственными ценностями и испытываете желание работать над тем, чтобы эти ценности реализовались.

2. Какие обстоятельства или модели поведения пробуждают вас к этим переживаниям? Например, это может быть общение с природой, культурные мероприятия или встречи со старыми друзьями.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6