Мелиса Йорк.

Точка невозврата



скачать книгу бесплатно

– Должен же быть выход? Если есть вход, значит, есть выход.

– Перестань пить таблетки. Это и есть выход. Таблетки – это временная мера. Тебе рано или поздно придётся от них отказаться. Ты же не будешь всю свою жизнь их принимать? – настаивал психотерапевт.

– Но тогда вернутся кошмары.

– Да, вернутся. Твоя часть вынуждена действовать жёстко. Я так понимаю, что у неё просто нет другого способа донести до тебя эту информацию, раз она пошла на такие радикальные меры. Другая часть тебя блокирует эту часть. Вспомни стену. Что ей остаётся делать? Она не знает другого способа получить желаемое, вот и мучает тебя кошмарами? А ты таблетками лишаешь её и этой возможности, а значит, сам откладываешь решение проблемы, самолично загоняешь её в угол.

– Нет, я не могу пойти на это.

– Окончательное решение за тобой. Это твоя жизнь, тебе её жить. Решай сам, – говорил Джим Кёртис. – Если ты хочешь жить в согласии с собой, тебе придётся встретиться со своими частями, придётся с ними поговорить и выслушать их. Только так ты сможешь понять суть проблемы. А таблетки здесь однозначно мешают. Если ты боишься, что не сможешь работать, возьми отпуск.

– Какой отпуск? Мне нужно работать.

– И ещё, ты забываешь про один факт.

– Какой? – поинтересовался Питер Джексон.

– Если будет всё очень плохо, ты сможешь продолжить принимать таблетки. Дай возможность своим видениям донести до тебя информацию. Если ты лишишь часть себя этой возможности, она будет искать другие способы. И кто знает, может, другие способы будут ещё хуже и опаснее.

– Ты так думаешь? – неуверенно спросил Питер.

– Да, такое часто встречается в моей практике. Ты подумай хорошенько об этом на досуге. Взвесь, прикинь все за и против, и принимай решение. Только не откладывай в долгий ящик.

– Хорошо. Я подумаю.

– Вот и ладно. В пятницу в одиннадцать приходи вместе с дневником.

Глава восьмая

Питер Джексон зашёл в книжный магазин, он был большим и просторным. Люди в поисках сновали везде. Ему не очень хотелось блуждать между рядами стеллажей, поэтому он сразу подошёл к продавцу и спросил у него, где здесь можно найти тетради. Подойдя к нужной полке, Питер остановился. Его взгляд быстро бегал по тетрадям, не зная на какой из них остановиться. Разнообразие поражало его воображение. Джексон торопился и не хотел тратить своё время на такую ерунду, он схватил первое, что попалось под руку, и направился к кассе.

Открыв дверцу, он сел в машину. Приобретённую тетрадку вместе с новой ручкой он положил на соседнее сиденье. «Никогда бы не подумал, что я буду вести дневник», – поражался он сам себе. Питер посмотрел через лобовое стекло. Люди куда-то спешили, каждый был занят своим делом, погружён в свои заботы.

Он открыл тетрадь, посмотрел на её пустую страницу. «И что писать?» – спросил он себя вслух. Все его мысли, как будто-то чего-то испугались, разбежались и спрятались по закоулкам. В голове не было ни одной мысли, пустота и ничего более. «Ладно, старые видения я записывать не буду. Я их и так помню». То, что я забыл, я уже вряд ли вспомню. Буду записывать новые. Когда они появятся, тогда и разберусь, как нужно вести дневник», – размышлял Питер. Он отложил в сторону тетрадь и повернул ключ зажигания.

Джексон ужинал на кухне в полном одиночестве. На столе стояла баночка с таблетками. Он периодически посматривал на неё и думал над словами Джима Кёртиса. Определённо Питер хотел разобраться со своими кошмарами, но он их панически боялся. Подходило время для приёма таблеток, и ему предстояло принять важное решение.

Закончив с едой, он взял баночку с таблетками и направился в комнату. «Джим прав. Если что, я всегда могу начать принимать таблетки вновь. Буду везде носить их с собой. А там посмотрим. В конце концов пора решать проблему. Хватит прятаться, хватит бегать от себя», – сказал Питер решительно и положил баночку в карман куртки. Он глянул на будильник, до работы оставалось часа два, можно было ещё отдохнуть и расслабиться.

Питер развалился на просторной кровати, подложил под голову подушку и включил телевизор. Он пощёлкал по каналам какое-то время, но не нашёл для себя ничего привлекательного. Тогда он взял телепрограмму, перевернул страницу и просмотрел её бегло. Убедившись в том, что ничего интересного в ближайшее время не начнётся, он отложил газету на тумбочку, после чего выключил телевизор и бросил пульт на кровать рядом с собой.

Джексон лениво встал и подошёл к полке с дисками, он начал их перебирать в руках. Определившись на одном из них, он убрал остальные на прежнее место. Включив CD-проигрыватель, Питер сел на велотренажёр. Музыка спокойная и мелодичная заполнила комнату, внося нотки гармонии и любви в духовный мир Питера Джексона. Он медленно крутил педали, слушая прекрасную мелодию. Она будила в нём хорошие воспоминания, поднимала положительные эмоции и добрые чувства.

Питер систематически занимался на тренажёре под музыку. Таким образом он поддерживал своё здоровье. Он заботился о своей внешности, о своём теле. Он очень любил своего сына и хотел быть для него образцом во всём. Он не желал, чтобы сын видел его в плохой физической форме. Лишний вес, проблемы со здоровьем, неухоженный внешний вид были недопустимыми для него.

Мокрый от пота, и несколько уставший Питер слез с велотренажёра. Он снял майку, выключил музыку. Схватив полотенце, висевшее на стуле, Питер направился в ванную комнату, чтобы принять душ. Джексон обожал водные процедуры, после них он чувствовал себя обновлённым, полным сил и энергии. Словно стихия воды делилась с ним своей мощью, как будто она уносила с собой часть его тяжёлых мыслей, проблем и страхов, делая его более свободным и счастливым.

Питер ехал на работу в огромном потоке машин. Он немного нервничал по поводу предстоящих кошмаров. «Мне нужно перестать бояться своих видений. Легко сказать, а как это сделать?» – думал Джексон. «Я сам их создал. Подумать только! Возникает логичный вопрос: Для чего и зачем?» – продолжил он свои размышления. «Чтобы получить информацию», – послышался ответ. «Какую информацию?» – мысленно спросил Питер сам себя. «Следи за дорогой. Всему своё время», – промелькнула мысль в его сознании и исчезла в неизвестном направлении. Дальше он ехал, ни о чём не думая, мысли как будто разбежались кто куда, давая ему возможность беспрепятственно добраться до работы.

Питер зашёл в свою комнатку. Коллега, увидев его, начал потихоньку собираться домой. При этом он нёс всякую чепуху, которая была совершенно неинтересна Питеру. Он из вежливости и нежелания испортить отношения периодически ему поддакивал, пытаясь поддержать нудный разговор. Время по закону подлости замедлило свой ход. Ему казалось, что часы превратились в годы, минуты – в месяцы, а секунды – в недели. Навязчивая болтовня ни о чём стала для него пыткой. Из глубин его подсознания начали подниматься агрессивные эмоции, злость и раздражение овладевали им. Питер всеми силами пытался сдержаться, всё кипело внутри него. «Неужели он не видит, что я не хочу с ним общаться?» – удивлялся он.

Наконец Питер остался один. Он почувствовал облегчение, словно тяжёлый камень свалился с его плеч. Джексон услышал предупредительный сигнал. Отбросив в сторону все отрицательные эмоции, он приступил к работе.

Ночная смена для Питера прошла легко и гладко. Всё происходило как будто по заранее отрепетированному сценарию, точно в соответствии с его ожиданиями. Джексон довольный собой вернулся домой в хорошем расположении духа. В квартире было темно. Он включил свет, разулся, повесил куртку на крючок и направился в свою комнату. Там он свалился на кровать. Лёжа в ней начал потягиваться, разминая и растягивая мышцы.

Через минутку он присел на кровати, соображая, есть ли у него на сегодня какие-либо планы. Не припомнив ничего, Питер начал раздеваться. Повесив одежду на стул, выключив свет, он лёг в кровать.

Выпитые на работе чашки крепкого кофе давали о себе знать. Питер переворачивался с боку на бок, пытаясь найти удобное положение. Но это ему не помогало заснуть. Бессонница завладела им. Как ни странно в голове его было пусто, ни одной мысли, ни одной эмоции. Питер бегал взглядом по комнате, внимательно рассматривая и изучая различные предметы. Постепенно и медленно в комнате становилось светло. А Питеру по-прежнему не хотелось спать, зато он чётко почувствовал урчание живота. Осознав, что ему сейчас вряд ли удастся заснуть, он неохотно поднялся с кровати. Одевшись в домашнюю одежду, Джексон лениво побрёл на кухню.

Перекусив приготовленным на скорую руку омлетом с ветчиной, Питер насыпал в большую кружку две чайные ложки растворимого кофе и налил горячую воду. Поставив чайник обратно на газовую плиту, он сел на стул. Добавив сахар и сливок, начал размешивать кофе. Яркий характерный аромат донёсся до носа. Питер продолжал мешать напиток, уставившись на кружку. Его взгляд был рассеянным, рассредоточенным.

Неожиданно Джексон почувствовал, что произошли какие-то перемены. Только он не совсем понимал, что именно изменилось. Он продолжал сидеть и размешивать кофе в кружке. Почему-то стало шумно, отовсюду стали доноситься самые разные звуки. Питер приподнял голову и увидел, что находится не у себя дома. Это было кафе, он сидел за одним из столиков. Миловидная официантка вежливо обслуживала пожилую семейную пару, сидящую слева от него.

«Где я?» – сказал он себе и встал. Он начал медленно поворачиваться, осматриваясь вокруг. Место, люди были не знакомы ему. Он здесь раньше никогда не был. Волнение завладело Джексоном. «Чашка крепкого кофе будет в самый раз», – произнёс он и посмотрел на столик, но там было пусто.

Джексон свалился на стул, не чувствуя ног. Волнение всё больше разрасталось в нём. «Мне нужно успокоиться», – бегала мысль в его голове. Питер начал звать официанта, желая сделать заказ, но тот даже и не думал подходить к нему. Тогда он встал из-за столика и направился к нерадивому работнику. Питер почувствовал жуткий холод. Он посмотрел на свои руки, выглядели они не так, как обычно. Секундой позже он поднял глаза и посмотрел перед собой: официантка с подносом в руках, быстро удалялась от него.

«Они меня не видят, пора бы это запомнить», – сказал Питер себе, выходя из кафе. Он оказался на привокзальной площади. Вокруг было много народу. То и дело из вновь прибывающих такси вылезали новоявленные пассажиры с громоздким багажом. Солнце светило ярко, было около полудня. Тут Питер заметил группу смеющихся людей, которых уже видел в другом своём видении. Что-то ему подсказывало, что следует пройти за ними. Они уже входили на вокзал. Боясь потерять их из виду, Питер быстро кинулся за ними. Вбежав на вокзал, Джексон остановился. Он тяжело дышал и нервно осматривался по сторонам, пытаясь найти их. Наконец, он заметил эту группу, перед ними пробежал пятилетний ребенок, гоняющийся за своим мячиком. Он пробирался в толпе, лавируя между людьми. При этом он старался избежать столкновения с кем-либо, помня о неприятных ощущениях. Наконец он нагнал их. Судя по разговорам, это были друзья, отправляющиеся на отдых.

Питер везде следовал за ними, держась на некотором расстоянии от них. Наконец друзья остановились. Джексон присел на свободное сиденье. Ему не терпелось понять, зачем он здесь, что видение хочет донести до него. Но пока не было ничего, что могло бы внести ясность в его ситуацию и расставить всё по своим местам. Питер продолжал сидеть и наблюдать за этими людьми.

Тут он почувствовал жуткую боль, как будто ему на руку пролили кипяток. Перед глазами всё поплыло: люди, вокзал стали исчезать. Боль ещё больше усилилась. Питер инстинктивно отдёрнул руку, резко встал, так что табурет, на котором он сидел, с грохотом упал на пол. Еле удержав равновесие, он начал осматриваться, оценивая ситуацию. Он был на кухне, кружка лежала на боку, слегка покачиваясь, а горячий кофе растекался по поверхности обеденного стола. Секундой позже Джексон устремился к мойке. Он быстро открыл кран и сунул ошпаренную руку под струю холодной воды.

Устранив последствия миниаварии, Питер сел на кровать. Он аккуратно трогал покрасневшую и немного вспухшую руку. Ему не давал покоя тот факт, что его видение было прервано, и он не узнал ничего нового.

Питер ехал на работу, он слушал любимую радиоволну. Играла незамысловатая композиция. Он старался отвлечься от мрачных мыслей. Последний случай показал, что его видения представляют для него реальную угрозу. Он хотел разобраться в своей проблеме, но страх нашёптывал ему, что следующее отключение может закончиться смертельным исходом. А он не мог допустить этого, ему нужно было заботиться о сыне.

В нём начало формироваться новое желание, оно становилось всё более чётким, обретая силу и вытесняя собой другие желания и мысли. «Прими таблетки. Видения опасны для тебя», – крутилось в его голове. Питер внимательно следил за своими ощущениями и внутренними переживаниями. На секунду ему показалось, что это он сам на себя вылил кофе, чтобы выдернуть себя из видения. Он чувствовал, что какая-то его часть не хочет ничего знать, и ни в чём разбираться, что она предпримет всё возможное, чтобы сохранить нынешнее положение дел. Он понимал, что кофе – это её рук дело. Другая же его часть, напротив жаждала перемен. Он знал, что она тоже не остановится и закончит задуманное.

В нём начали всплывать забытые видения, и картина стала понемногу проясняться. Он вспомнил себя в джинсах, вспомнил свою деловую часть, вспомнил их разговор во время гипноза. Но Питер не мог понять, почему это происходит, что изменилось за эту минуту. Ответ не заставил себя долго ждать. К нему пришло понимание того, что правила игры изменились. Обе части устали от противостояния, они осознали, что борьба начинает принимать опасные обороты, и решили вывести их давний конфликт на уровень сознания, чтобы предоставить Питеру возможность самостоятельно разобраться в проблеме и принять, пожалуй, самое важное в жизни решение.

Питер пребывал в автомобильной пробке, но он не проявлял к ней никакого интереса, он был полностью поглощён совсем другим процессом. Всё его внимание было обращено внутрь себя. Постепенно и планомерно, кадр за кадром всплывали его некогда утраченные воспоминания. Питеру оставалось только сидеть и наблюдать. Со слов Джима Кёртиса он в общих чертах знал о своей сложной ситуации. Но, несмотря на это, Джексон был потрясён увиденным, поражён глубиной и масштабом проблемы.

Потихоньку Питер начинал понимать, что так дальше не может продолжаться. Дальнейшее разрастание внутреннего конфликта было опасно, так как эта борьба начала оказывать значительное влияние на физическую реальность. Он чувствовал, что происходят какие-то изменения, что его внутренние проблемы каким-то образом формируют события здесь в реальном мире. Эта дикая мысль напугала его. Он знал, что это происходит сейчас, и что каждая новая негативная эмоция, каждая новая мысль усугубляет ситуацию, добавляет масла в огонь. Он чувствовал это, но не мог объяснить, не мог выразить свои ощущения словами. Настолько они были сложными и противоречивыми. Его разум протестовал, он говорил ему, что это глупость, что этого просто не может быть, что он всего лишь обычный человек и он не имеет такой большой власти над миром и не может повлиять на ход событий.

Питер переживал новое испытание. В игру вступил третий игрок – его разум с логически выстроенной картиной мира. Сделанные выводы, полученные знания не укладывались в привычное представление о мире, они сотрясали его основы. Джексон чувствовал, что эта информация начинает разрушать его мир. Он ясно увидел, как высокие горы, девственные леса, полноводные реки, бескрайние океаны и целые города проваливаются в пропасть небытия. Его внутреннюю Вселенную чудесную, прекрасную и совершенную пожирала пустота.

Джексона охватил первобытный страх. Он знал, что этим делает себе хуже, ускоряет процесс саморазрушения, но ничего не мог с собой поделать. «Как это остановить?» – закричал он. Стоило ему только произнести это, как он оказался в широком бесконечно длинном коридоре. Такой можно увидеть в любом офисном здании. Стены были выкрашены матовой краской цвета слоновой кости, по обе стороны располагались двери на расстоянии полтора метра друг от друга.

– Как это остановить? – повторил он еле слышно.

– Никак, – раздалось эхом сразу со всех сторон. – Это необратимый процесс.

– Чушь, ерунда! Выход есть из любой ситуации, – кричал он, крутясь вокруг себя и держась руками за голову. Волна дрожи пронеслась по коридору.

– Это уничтожит тебя.

– Почему?

– Ты ещё не готов? – раздалось из ниоткуда.

– К чему я не готов?

– Узнать правду.

– Какую? Я готов выслушать, – настаивал на своём Питер.

– Если ты узнаешь всё сейчас, ты упадёшь здесь замертво, и твой путь будет закончен. Мы не можем так рисковать. У тебя ещё есть время. Используй его с умом.

– Для чего?

– Чтобы разобраться в себе. Чтобы принять важное решение.

– И что мне нужно сделать? – спросил Джексон.

– Доверяй себе, верь в себя.

– Я и так верю в себя.

– Ложь, ты обманываешь сам себя, – послышались многочисленные отголоски с разных сторон.

– Почему вы не хотите рассказать мне обо всём? Я не понимаю этого, – возмущался Питер. На противоположной стене образовалась большая трещина, в нескольких местах отвалились потолочные плиты.

– Мы сказали тебе, что твоя сила и власть безграничны. И что? Это запустило процесс самоуничтожения, так как эта информация противоречит твоим представлениям о мире и о самом себе. А это знание уничтожит тебя мгновенно, у тебя не будет ни малейшего шанса. Ты всё ещё хочешь узнать её? Почему ты не доверяешь себе?

– Да, я хочу знать, – продолжал кричать Питер. На секунду свет выключился. Лампочки начали трещать, мигнув несколько раз, снова включились.

– Сказать тебе сейчас, это всё равно, что выбросить тебя на середину озера. Ты ведь не умеешь плавать. Конечно, есть вероятность, что ты научишься и выберешься на берег самостоятельно, но она чересчур низкая. Это слишком опасно. Есть другой путь, более безопасный.

– Но она же есть, пусть маленькая, но есть, – упорствовал Питер.

– Есть вещи, которые невозможно объяснить. Их можно только увидеть, почувствовать, пережить. А для этого нужно пройти через это. Другого пути нет.

– Всегда есть другой путь. А если его нет, то его можно проложить, – возмущался Питер. Лампочка погасла, издав неприятный треск. Искры полетели вниз, и запах гари начал распространяться вокруг.

– Попробуй объяснить мне на словах, как выглядит красный или, скажем, голубой цвет. Объясни мне, что такое холодное и горячее. – Джексон задумался. – Можешь даже не стараться. У тебя всё равно не получится. Вроде бы элементарные вещи, но они не поддаются объяснению. Их можно увидеть и почувствовать. Чтобы познать их, достаточно одного раза.

– Хорошо! Я понял, – сказал Питер более спокойно. – Я не понимаю, как можно уничтожить то, что уже уничтожено?

– Твой мир безграничен и бесконечен. Вселенная и есть твой мир. То, что ты видел в прошлый раз – песчинка в море твоей реальности. К тому же если бы твой мир был уже уничтожен, то ты уже был мёртв и сейчас был бы совсем в другом месте. А там, где ты был во время гипноза, ничего нет. Хочешь попасть туда ещё раз?

– Нет, – ответил Питер уверенно. – Просто всё как-то странно. В голове не укладывается.

– Не пытайся оценивать ситуацию рационально. Это невозможно, ты ещё больше запутаешься. Смотри на всё сердцем, тогда всё тайное станет явным, а сложное – простым.

– Вселенная и есть мой мир. И если мой внутренний мир разрушается, значит, разрушается материальный физический мир, – рассуждал Питер.

– Совершенно верно. То же можно сказать относительно создания и творчества.

– Это значит, я оказываю влияние на внешний мир, могу его разрушать или созидать?

– Да, – подтвердил голос сверху. – Изменяя себя, изменяя свой внутренний мир, ты изменяешь окружающую тебя действительность, изменяешь внешний физический мир.

– И как это происходит?

– Своими негативными мыслями, эмоциями и поступками ты разрушаешь свой мир, делаешь его убогим, серым и безобразным. Своими позитивными мыслями, эмоциями и действиями, ты созидаешь свою реальность, делаешь его богатым, прекрасным и совершенным. А далее эти изменения внутри тебя проявляются снаружи, в твоей привычной физической реальности.

– Так это же огромная власть и сила.

– Да. Это действительно так.

– А нам внушают, что мы слабые и не можем повлиять на мир, зависим от обстоятельств. Зачем это делают? Кому это выгодно?

– Неверный вопрос. Мы ограниченны во времени, – послышалось со всех сторон.

Он начал осматриваться. Сначала он глянул налево, затем – направо. Недоумение было написано на его лице.

– Где я? Что это за место?

– Это твой мир.

– Но, это же коридор, – удивлённо ответил Джексон.

– Это лифт. Он позволяет попасть в любое место твоей Вселенной, в любой период твоей жизни.

– И зачем я здесь?

– Ты должен увидеть кое-что.

Неожиданно двери начали перемещаться с огромной скоростью, что их было невозможно отличить друг от друга. Прямо перед носом Питера одна из дверей остановилась. Она ничем не отличалась от других, на ней не было никаких надписей и номеров.

– Заходи, – послышалось со всех сторон. Питер хотел было открыть дверь, но не знал, как это сделать. На ней не было ни дверной ручки, ни замочной скважины.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

сообщить о нарушении