Мелиса Йорк.

Точка невозврата



скачать книгу бесплатно

Вдруг Питеру захотелось избавиться от своих таблеток, это желание было настолько мощным, что начало вытеснять собой другие его желания и чувства, заполнять весь его мир. Герою на секунду показалось, что это таблетки закрывают доступ к информации, что эти пилюли ему не помогают, а только вредят. От этой мысли ему стало жутко страшно.

«Как я обойдусь без таблеток? Меня же кошмары замучают. Я только от них избавился. Таблетки – это моё спасение», – возмущался он. «Таблетки – это бегство от проблемы, принимая их, ты делаешь себе хуже», – услышал Питер свой внутренний голос. Питер панически испугался. Он подумал, что сошёл с ума, он никак не ожидал получить ответ на свой вопрос, максимум на что он рассчитывал, так это убедить себя в полезности пилюль.

Тут страх Питера начал набирать силы, но желание избавиться от таблеток оставалось по-прежнему сильным. Внутри него шла борьба, Джексона раздирали внутренние противоречия. Сомнения изводили его, они сжирали его изнутри, уничтожая его, превращая его мир в безжизненную пустыню. Питер чувствовал, как уныние захватывало его, как пустота заполняла собой всю его реальность. Питер вконец обессиленный заснул, провалившись в чёрную мглу небытия.

Беспокойная ночь дала о себе знать. Утро выдалось особенно тяжёлым. Питер чувствовал себя разбитым, ему ничего не хотелось делать. Лень, равнодушие и абсолютное безразличие к происходящему полностью завладели им.

Он помнил, что вчера обещал сыну совместный отдых, тем более что уже была определена программа развлечений. Но пустота, поселившаяся в нём, забирала все его силы и сеяла в нём отчуждение и холодное равнодушие ко всему. Питер ощущал, что внутри него происходят изменения, причём с колоссальной скоростью. Он осознавал, как начинает терять вкус к жизни, превращаться в ходячего мертвеца, а его жизнь становиться жизнеподобием. Всё стало казаться ему таким бессмысленным, ненужным и бесцельным.

В его сознании начали возникать вопросы, которых он панически боялся. «Зачем я здесь? Для чего живу? Каков смысл моей жизни? Для чего всё это?» – мелькало в его голове со скоростью света. Он не знал ответа на эти вопросы. Питер отлично понимал, что эти вопросы способны разрушить всю его жизнь, то благополучие, которое было достигнуто неимоверным трудом. Он знал, что вслед за ними из потаённых глубин его души полезут страхи, сомнения и прочие противоречия его внутреннего мира.

Пустота продолжала разъедать его. Питер осознавал, что так не может дальше продолжаться, что результаты этих изменений будут весьма плачевными, что необходимо предпринимать срочные меры, чтобы остановить запущенный процесс, а по возможности вернуть всё на круги своя.

Тогда он сознательно начал себе твердить, концентрируя всё своё внимание на происходящем: «Я живу ради сына. Это всё для него. Сын – это моя жизнь». Повторил Питер несколько раз, расставляя жёсткие акценты в нужных местах. Медленно и постепенно уныние начало отступать, и он ощутил некоторое облегчение.

Питер очень любил своего сына, он просто души в нём не чаял.

С переходом в новую школу, они стали редко видеться, в основном по выходным. Питер часто скучал по своему сыну. Он знал, что так будет до конца учебного года. Поэтому он не мог и не хотел испортить эти редкие дни из-за своих проблем. В конце концов, у него есть вся рабочая неделя для того, чтобы разобраться в себе. В это время он один и может полностью посвятить себя этому. Быстро поразмыслив, Джексон решил отложить свои дела на пару дней и тут же начал предпринимать экстренные реабилитационные меры. Ледяной душ, чашка крепкого кофе и любимая музыка быстро поставили его на ноги и вернули ему хорошее настроение.

Уже через два часа отец и сын стояли у кассы и покупали билет на утренний сеанс. Отойдя в сторону, он посмотрел на часы. До начала фильма оставалось около сорока минут.

– Пап, пошли игровые автоматы посмотрим, – сказал сын, одёргивая Питера за куртку.

– Ну, пошли, – не стал он сопротивляться.

Они прошли в довольно просторный и хорошо освещённый зал с высоким потолком, где находилось более десятка разных игровых автоматов. Двое детей играли за ними, а их родители в сторонке ожидали их. Сын побежал к автоматам и начал внимательно осматривать их, его счастью не было предела. Питер тем временем подошёл к работнику кинотеатра, чтобы приобрести жетоны.

– Я хочу попробовать на этом, этом и на том, – произнёс мальчик, указывая пальцем на свободные автоматы.

– Хорошо. Я сейчас, – ответил Джексон, давая банкноту, молодому человеку.

Питер подошёл к своему сыну. Тот его с нетерпением ждал, он уже сидел за одним из агрегатов, готовый начать игру в любую секунду. Опустив два жетона в специальную щель, Питер отошёл на несколько шагов назад. Он не хотел мешать своему сыну и отвлекать его. Его мальчик играл с огромным интересом и ничего не замечал вокруг себя, он явно получал большое наслаждение от процесса, его глаза светились от радости, а улыбка ни на секунду не покидала его лицо.

Джексон находился рядом и наблюдал за сыном, периодически посматривая на свои наручные часы. Он следил за игрой своего мальчугана, и когда нужно, подбадривал его, а когда время игры заканчивалось, он подкидывал ещё жетонов в автомат. Время летело незаметно. Питер ещё раз глянул на часы, до начала сеанса оставалось не более десяти минут. Тогда он подошёл к сыну и, погладив его по спине, еле слышно сказал:

– Заканчивай играть, мы к началу фильма можем опоздать.

– Да, да. Сейчас, – услышал он в ответ.

После сеанса Питер и его сынишка вышли из кинотеатра и направились к машине, оставленной за углом. По их настроению было видно, что мультфильм был весьма увлекательным и смешным. Они бурно и весело обсуждали фильм, выделяя те моменты, которые им особенно понравились. Не забыли вспомнить также и про героев.

Уже сидя в машине, Питер спросил у своего мальчика:

– Ты, наверное, кушать хочешь?

– Да, хочу.

– Куда поедем – в пиццерию или в кафе?

– Конечно в пиццерию, – ответил сын, не задумываясь.

Питер и сын провели весь день вместе. Где они только не были. Сначала заехали в парк развлечений, где они катались на весёлых горках, чёртовом колесе, побывали в комнате кривых зеркал и комнате страха. В перерывах между аттракционами они ели мороженое, сахарную вату и прочие сладости.

Затем они гуляли в городском парке отдыха. Погода была чудесной и располагала к приятным и продолжительным прогулкам. Там они бросали монетки в фонтан, кормили уток и лебедей в пруду, ходили по аллее и просто отдыхали в тени раскидистых деревьев. День был не забываемым и подарил много прекрасных и добрых моментов.

Возвращались домой они поздно вечером, когда было уже достаточно темно. Сын, сильно уставший, уже дремал, сидя на переднем сиденье и пристёгнутый ремнём безопасности. Загорелся красный свет светофора, и Питер спокойно остановился на перекрёстке. Играла лёгкая и приятная музыка. Он посмотрел на сына, тот продолжал сладко спать, держа в руках симпатичного слона, выигранного в конкурсе в парке аттракционов. Ничто не предвещало ничего плохого.

У Питера Джексона возникло нехорошее чувство. Он осмотрелся по сторонам. Вокруг было много машин. Это была одна из самых оживлённых улиц города. Всё ещё горел красный. На первый взгляд всё шло как обычно. «Что-то здесь не так», – прошептал он себе под нос. Вскоре послышался неприятный, раздражающий звук. Это был визгливый скрип тормозов, и с каждым мгновением он становился всё громче и громче. Питер обернулся в сторону шума и увидел, как в считанные секунды один из легковых автомобилей на всех парах выехал на встречную полосу и врезался в автобус, ехавший на приличной скорости. Послышался ужасный скрежет металла и грохот. Автомобиль, ударившись в боковую часть автобуса, резко оттолкнулся от него, далее он, петляя беспорядочными зигзагами, скользил по дороге пока не въехал в багажник передней машины. Тем временем автобус, потерявший управление, вылетел на тротуар, снося всё на своём пути. Проскочив так метра три, он наехал на припаркованный у обочины пикап и перевернулся, упав на один из боков. По инерции автобус снесло ещё на два метра. При этом искры сыпались в разные стороны, раздавался жуткий треск ломающегося металла и звон бьющегося стекла.

Питер с испугом посмотрел на своего сына, он продолжал спать. Тогда он сделал музыку чуть громче, а сам вышел из машины. Он огляделся вокруг, страшная картина открылась его взору: перегнутые и развороченные машины, покалеченные трупы людей, осколки, обломки и битое стекло были разбросаны вокруг. Стоны, плач и крики, раздающиеся отовсюду, довершали удручающее зрелище.

Тут он услышал зов о помощи. Из перевернутого и горящего внедорожника пыталась вылезти молодая женщина с маленьким ребёнком. Питер хотел броситься спасать её, но не тут-то было. Раздался оглушительный взрыв. Джексон начал закрываться руками, пытаясь защититься от яркого света, обломков и искр, летящих в его направлении.

Быстро одумавшись, Питер вернулся в свою машину. Он не мог рисковать собой, ведь ему нужно было воспитывать сына. Он бросил взгляд назад, оценивая свои шансы выбраться отсюда. Сзади было много автомашин, проехать не было никакой возможности. Питер оказался в ловушке. Ему ничего не оставалось, как просто сидеть и ждать.

Прошло полчаса. На месте аварии уже работали кареты скорой помощи, полицейские опрашивали свидетелей, а городские службы очищали проезжую часть от разбитых машин. Корреспонденты и журналисты со съёмочными группами осаждали место происшествия. Группа зевак собралась, чтобы удовлетворить своё праздное любопытство. Вокруг была полная неразбериха, стоял шум и гам.

Питер услышал лёгкий стук. Посмотрев в окно, он увидел полицейского. Не желая разбудить сына, он вышел из автомобиля.

– У вас всё в порядке? – произнёс человек в форме, указывая на мальчика.

– Да, всё хорошо. Он спит.

– Вы можете описать, что здесь было?

– Всё произошло очень быстро, – начал Питер. Он рассказывал медленно, пытаясь припомнить детали аварии. Полицейский последовательно за ним записывал, по ходу беседы задавал уточняющие вопросы.

– Оставайтесь в машине, скоро вы сможете уехать. Желаю удачи, – сказал служитель закона в завершении разговора и удалился.

Через двадцать минут машина Джексона остановилась у подъезда. Его сын продолжал пребывать в сладких объятиях Морфея, крепко обнимая мягкую игрушку. Обойдя старенькую «Хонду», он открыл дверцу. Герой аккуратно взял сына на руки.

Зайдя в квартиру, Питер, не разуваясь, прямиком пошёл в комнату мальчика. Толкнув дверь ногой, он вошёл внутрь и включил свет. Отец отодвинул одеяло и положил мальчишку на кровать. Слон выпал из его рук. Питер подобрал игрушку и положил на ближайший комод. Джексон, стараясь не разбудить сына, бережно снял с него одежду и обувь, после чего укрыл его тёплым одеялом.

Глава пятая

Наступило воскресное утро. Питер сидел на краю кровати и молча смотрел на своего мальчика. Его мучил один вопрос: слышал ли он минувшую накануне аварию, а если слышал, то как это отразилось на его здоровье и психике. Отец гладил сына по голове, продолжая смотреть на него. Чувство беспокойства медленно разрасталось в нём. Мальчуган открыл глаза, моргнул пару раз, а затем протёр их. Мальчик медленно приподнялся и прильнул к отцу, крепко обняв его.

– С добрым утром, сын.

– Доброе утро, папа, – ответил мальчик, зевая.

– А мне сон приснился.

– И что ты видел? – спросил отец, пытаясь скрыть своё волнение.

– Мы с тобой были в парке. Было уже темно. Везде горели огни. Там было очень много людей, они веселились и шутили. Играла громкая музыка. Мы катались на горках. А ночью кататься на горках намного страшнее и интереснее. Дух захватывает, и мурашки бегают по всему телу. Люди в соседних вагончиках кричали и визжали от восторга, даже уши закладывало. Отовсюду раздавались хлопушки. А потом был салют, где-то минут пять, и такой яркий, красочный, волшебный. Незабываемое зрелище. Я раньше такого салюта никогда не видел.

Питер внимательно слушал своего сына и радовался. Гора свалилась с его плеч, и он почувствовал явное облегчение.

В этот раз Питер с сыном добрались до места назначения без происшествий. Они вышли из «Хонды» и направились в сторону небольшого одноэтажного здания из красного кирпича.

Сын забежал в рабочее помещение и бросил свои вещи на стул. Он и ранее довольно часто бывал у отца на работе, поэтому чувствовал себя здесь как дома.

Питер как обычно поприветствовал своего коллегу и отметился в журнале. Когда они остались одни, он изучил расписание движения поездов, повернулся к сыну и сказал:

– У нас есть полчаса. Давай начнём делать твоё домашнее задание.

– Давай. А с чего начнём? – спросил мальчик, подойдя к отцу.

– Возьми стул и садись рядом, – подождав немного, он продолжил. – Вот это пульт управления, – сказал Питер, показывая на оборудование.

– Понятно, – ответил сын, кивая головой.

– А где ручка и тетрадь?

– Сейчас принесу, – с этими словами мальчик слез со стула и пошёл за своими вещами. В это время Джексон сидел и терпеливо ждал. – Я готов, – наконец услышал он.

– Вот это схематичный рисунок железнодорожных путей, – произнёс Питер, показывая на настенную панель. – Вон те линии обозначают железную дорогу, этот символ – мост. Вдоль железной дороги на определённом расстоянии друг от друга находятся пункты отметки. Когда поезд проезжает мимо них, они фиксируют движение поезда и отправляют сигнал об этом сюда, на пульт управления. Смотри, вот здесь загораются голубые лампочки. Если лампочка загорелась, значит, поезд проехал. Тебе пока всё понятно?

– Да, всё понятно, – произнёс сын задумчиво. – Пап, подожди, я только схему нарисую.

– Хорошо, – ответил отец.

– А это светофор? – спросил мальчишка, показывая на символ на настенной панели.

– Да, этот знак обозначает светофор, а также шлагбаум.

Дождавшись, когда сын закончит делать записи, Питер продолжил:

– Когда третья лампочка загорается, я нажимаю вот на эту кнопку. Она запускает механизм, и мост начинает опускаться. После того как мост опущен, здесь должна загореться зелёная лампочка. Она означает, что мост готов и по нему можно ехать. Красная лампочка обозначает, что мост разведён и что по нему ехать нельзя. Когда загорается зелёная лампочка, я обязательно смотрю на сам мост и получаю визуальное подтверждение, что он готов.

– А что значит визуальное?

– Это значит, что я смотрю глазами и они мне говорят, что мост действительно готов.

– А зачем? И так ведь понятно.

– Это нужно для безопасности. Техника может дать сбой.

– А если мост не опустился, тогда что?

– Тогда я звоню диспетчеру и сообщаю ему об этом. А он уже сюда направляет бригаду ремонтников. При этом свет светофора остаётся красным, а шлагбаум опущенным. Машинист это видит и останавливает поезд. А если всё нормально, то я переключаю этой кнопкой красный свет светофора на зелёный. Шлагбаум автоматически поднимается и поезд может беспрепятственно проехать к мосту, а дальше переправиться на другую сторону.

– А что дальше?

– Я сижу и наблюдаю за тем, чтобы всё прошло благополучно. Если что-то идёт не так, я быстро сообщаю об этом диспетчеру. Когда поезд проехал, я жду когда загорится последняя голубая лампочка и только после этого поднимаю мост. Всё просто. Скоро проедет поезд, и ты сможешь всё сам увидеть.

– Хорошо, – ответил сын отцу и продолжил делать какие-то пометки в тетради.

Пассажирский поезд переправился через разводной мост вовремя, всё прошло гладко. Питер в это время делал свою работу, а сын внимательно наблюдал за ним.

– Ну что, всё понятно? – спросил отец сына, когда закончил делать записи в толстом журнале.

– Да, – ответил мальчик, кивая головой. – А почему построили разводной мост, мне кажется, обычный был бы куда лучше.

– Отличный вопрос. Пошли на улицу, я тебе там всё объясню.

Питер и мальчик вышли из рабочего помещения и подошли к мосту, практически вплотную к обрыву. Солнце ярко светило, ветер обдувал их лица, трепал волосы и одежду. Погода стояла ясная и тёплая для этого времени года. Птицы летали высоко над их головами. Перед ними открывался живописнейший пейзаж. Только железнодорожный мост несколько выбивался из общей картины. На фоне всей этой красоты он казался каким-то чуждым и уродливым, принадлежащим к совершенно другому миру.

– Вот эта река имеет очень важное значение для нашей страны. По ней переправляют различные грузы: одежда, зерно, лес, техника и многое другое. По ней также можно выйти в открытое море. Ещё по реке пролегает туристический маршрут. Посмотри, здесь довольно низко и если бы мост был бы постоянным, то корабли не смогли бы здесь проходить, – рассказывал Джексон сыну. – Иди сюда, я тебе ещё кое-что покажу.

– Сейчас, – ответил мальчик и пошёл за отцом.

– А это ручные рычаги. С их помощью можно отсюда вручную управлять мостом. Вот этот рычаг поднимает мост, а этот – опускает. Чтобы поднять или опустить мост, нужно опустить вниз соответствующий рычаг и удерживать его до тех пор, пока мост не закончит своё движение. Затем рычаг следует вернуть в исходное положение.

– А зачем они? Ведь мостом с пульта можно управлять?

– Это для безопасности. Техника может сломаться. А так всегда можно мост вручную поднять или опустить.

Тут сын попытался дотянуться до рычагов и начал терять равновесие. Питер быстро схватил его за ворот куртки и оттянул назад.

– Осторожно, сын. Так и упасть недолго, – сказал он обеспокоенно. – Видишь эти углубления. Они сделаны специально. Когда мост опускается, в них помещаются вот эти выступающие балки и железные конструкции, – сказал Питер мальчику, показывая на разведённый мост. – Где-то года два назад был очень сильный ветер. И сюда занесло баскетбольный мяч. Вообще непонятно, откуда он здесь взялся. Ремонтники нашли его, когда проводили технический осмотр. Мяч был раздавленным. Поэтому здесь нужно быть крайне осмотрительным.

Питер и сын ещё минуты с две стояли у моста, осматривая его, и о чём-то беседовали, после чего вернулись в помещение.

– Ты сейчас садись за стол и прочитай свои записи, вспомни то, что я тебе говорил и напиши краткий рассказ. Я потом его проверю и если что поправлю.

– Ладно, – сказал мальчик.

Сын Питера, удобно устроившись, с сосредоточенным видом начал заниматься. Пока он делал свою домашнюю работу, успело проехать два поезда, один из них товарный. Закончив писать, мальчик подошёл к Джексону, и со словами: «Я всё сделал», передал тетрадку. Питер, взяв её, начал читать. Почерк был очень крупным и несколько корявым, что доставило ему некоторые неудобства при проверке.

– Молодец. У тебя хорошо получилось. Ясно и лаконично, – похвалил отец сына. – Только вот этот абзац с этим нужно поменять местами. Так будет логичнее.

– Да? – вопросительно посмотрел мальчик на отца, беря тетрадь в руки. Тот в ответ молча кивнул головой. – Хорошо, я переделаю.

Далее смена Питера прошла в обычном режиме. Его сын занимался своими делами и не отвлекал его от работы. Его мальчик был самостоятельным ребёнком. Где бы он ни оказывался, он всегда находил себе занятие по душе. Его мальчик читал свою любимую книгу, которую прихватил с собой, смотрел телевизор, пару раз выходил на улицу понаблюдать за поездами и прогуляться. Так что до конца рабочего дня Питер был предоставлен сам себе.

Дома Питер не знал чем заняться. Его сын увлёкся компьютерной игрой, он в неё мог играть часами напролёт. К тому же Джексон не любил навязываться. Жизнь показала ему, что людям это не нравится и таким образом легко нажить себе врагов. Он также отлично знал, что людям просто необходимо какое-то время в день бывать в одиночестве. Хотя все его знакомые почему-то это скрывали от окружающих, они обманывали даже самих себя, не признавая у себя наличие такой потребности. Периодически Питер размышлял над этим. Ему было интересно знать: почему люди боятся одиночества? Почему они не хотят признавать и удовлетворять свою потребность быть наедине с собой?

У него возникла одна теория. Но она была настолько дикой и непопулярной, что он боялся кому-либо высказывать её. Однажды он поделился своими соображениями, после чего сильно сожалел о содеянном.

Питер рассуждал так: «Люди боятся оставаться одни, потому что они в этот момент предоставлены сами себе. А это значит, что они остаются в полном одиночестве с собой, со своими мыслями, страхами и проблемами. Их фобии и неразрешённые проблемы начинают их одолевать: им в голову лезут неприятные мысли, плохие воспоминания и отрицательные эмоции. Они как бы заново начинают переживать эти сложные моменты своей жизни. Это делает их несчастливыми, они начинают себя ощущать неудачниками, ни на что негодными людьми, всеми покинутыми и забытыми. Это очень больно. А так и до психиатрической больницы недалеко. И тут срабатывает инстинкт самосохранения. Именно он порождает панический страх одиночества, именно из-за него люди стараются всячески избежать это неприятное состояние».

Питер же относился к одиночеству как благу, поскольку одиночество – это свобода. Прежде всего, это свобода от тех требований, которые предъявляет общество. Когда ты один, ты можешь быть собой. Не нужно быть вежливым и обходительным. Ты можешь кричать, ругаться матом и никто тебе не сделает замечание. Не нужно следить за своим внешним видом, ты можешь надеть любую одежду или вообще быть голым и никто ничего тебе не скажет. Не скажет, потому что некому. Не нужно делать то, что ты не хочешь делать. Не нужно делать то, что тебе не нравится делать. Рядом нет никого, кто может тебя заставить делать это. Все эти проблемы снимаются автоматически, когда ты один. Когда ты один на первый план выходят твои интересы и желания, больше некому их ущемлять. Ты можешь сам распорядиться своим временем, сам решить что, как и когда делать, никто не оказывает на тебя давление, никто не даёт тебе глупых советов. В то же самое время Питер понимал, что эта свобода какая-то ненастоящая, что это её некий суррогат, её жалкое подобие. Он ощущал, что есть другая свобода, которая позволяет человеку чувствовать себя одинаково комфортно и в одиночестве, и в обществе людей. Но эта свобода сейчас была недоступна Питеру.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

сообщить о нарушении