Мэгги Кокс.

Просто будь со мной



скачать книгу бесплатно

Maggie Cox

CLAIMING HIS PREGNANT INNOCENT


Все права на издание защищены, включая право воспроизведения полностью или частично в любой форме.

Это издание опубликовано с разрешения Harlequin Books S. A.

Иллюстрация на обложке используется с разрешения Harlequin Enterprises limited. Все права защищены.

Товарные знаки Harlequin и Diamond принадлежат Harlequin Enterprises limited или его корпоративным аффилированным членам и могут быть использованы только на основании сублицензионного соглашения.


Эта книга является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.



Claiming His Pregnant Innocent

© 2018 by Maggie Cox

«Просто будь со мной»

© «Центрполиграф», 2019

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2019

* * *

Глава 1

– Что значит, арендаторша требует больше времени на раздумья? То есть она отказывается уезжать?

Бастиан Каррера не верил своим ушам. Он меньше всего хотел услышать подобную новость после того, как в прошлом месяце с энтузиазмом общался с заграничными покупателями, стараясь увеличить рыночные продажи оливкового масла своей семейной компании; послезавтра ему снова придется покинуть страну.

Он вернулся домой, в Италию, совсем ненадолго перед тем, как отправиться в Бразилию не только по делам фирмы, но и по своим личным. Его семейный бизнес был одним из лидирующих в своей области, и многие люди интересовались тем, как он достиг такого феноменального успеха. Его семья обладала таким богатством, о котором большинство только мечтает, и к тридцати шести годам Бастиану, казалось, не к чему больше стремиться, но он по-прежнему хотел двигаться вперед, а не стоять на месте.

Однако беспокойное выражение загорелого морщинистого отцовского лица говорило о возможных помехах на его пути. Старику было явно неловко сообщать сыну плохие новости.

Незадолго до отъезда Бастиан уведомил своих арендаторов о том, чтобы они покинули сдаваемые ими внаем каменные коттеджи, которые располагались на земле, считающейся экологически чистой. Обычно на преобразование земли уходило около трех лет, и Бастиан планировал посадить больше рощ с органическими оливковыми деревьями.

За несколько поколений его семья зарекомендовала себя одним из лучших производителей оливкового масла в Италии и сколотила целое состояние, но их целью никогда не был заработок денег. Они стремились обеспечить людей экологически чистой продукцией, и поэтому Бастиан использовал все возможности для улучшения производства.

Его отец вздохнул:

– Нет… Она не отказывается наотрез, но…

– Ты сказал ей, что у нее нет выбора? Что нам нужна эта земля?

Слегка покраснев, Альберто Каррера повел плечом:

– Сказал.

Но леди не хочет уезжать. Она недавно развелась и надеется возродить свою карьеру. Она говорит, что свет на вилле идеально подходит для ее работы, поэтому она установила мольберт под потолочным окном.

– И кто она?.. Ученица великих мастеров? – Бастиан нахмурился.

– Она не обычная художница. Лили иллюстрирует детские книги, и она говорит, что имеет право оставаться на вилле, поскольку подписала договор аренды на два года, а пока арендует ее только шесть месяцев.

Бастиан снова нахмурился и резко выругался. Но какие бы эмоции ни выражало его лицо, оно было неотразимым: с волевыми и красивыми чертами. Альберто с гордостью говорил, что его сын унаследовал внешность от матери, а в ее семье все были исключительно красивыми. Единственный сын был его последней связью с Аннализой – очаровательной девушкой, в которую он влюбился много лет назад и которую потерял слишком рано, когда она умерла при родах.

– А ты предложил этой женщине компенсацию?

– Да, сынок. Но, по-моему, ее не так легко убедить, и я не могу ее осуждать.

Потеряв терпение, Бастиан положил руки на бедра; его карие глаза сверкнули.

– Что ты имеешь в виду, говоря, что ты не можешь ее осуждать? Ты говоришь так, словно эта женщина тебя околдовала, отец! До моего отъезда за границу осталось два дня, и я должен убедиться, что преобразование земли началось. Ладно, забудь об этом. Я пойду и поговорю с ней сам.

Он спустился по широким ступенькам лестницы с лепниной в семейном доме, радуясь возможности подышать свежим воздухом. Его сердце учащенно колотилось от ярости на женщину, которая вообразила, будто может сломить волю его отца, чтобы удовлетворить собственные потребности. Как она посмела воспользоваться ситуацией, пока Бастиана не было рядом? Но он скоро все исправит.

По пути к сравнительно скромному каменному коттеджу, построенному его предками, он размышлял о его упрямой обитательнице.

Он не знал ее и даже ни разу не видел. С арендаторами общался его отец.

Альберто ослабел после инфаркта год назад, и Бастиан хотел, чтобы он свел свои обязанности к минимуму. Помимо домработницы, Долорес, у них было много работников, которые ухаживали за землей и выращивали оливки. Сам Бастиан довольно часто помогал им, потому что любил копаться в земле. Он считал, что запах земли ни с чем не сравнить.

К счастью, его отец не слишком жаловался на свои новые обязанности; Бастиан догадывался, что годы отца дают о себе знать. Он практически загнал себя в могилу, помогая создавать бизнес, а инфаркт сильно его напугал.

Добравшись до дома, который находился вдали от оливковых рощ, обеспечивая его обитателям уединение, Бастиан ловко поднялся по ступеням. Взглянув на один из двух кованых балконов под покатой крышей с множеством красных бугенвиллей, увивающих декоративные решетки, он вдохнул наполнивший воздух аромат.

Его напряжение начало ослабевать. Хорошо снова оказаться дома, даже если ненадолго.

Быстро вспомнив причину своего визита, он постучал в дверь. Бастиан считал, что важно немедленно одержать верх над своей непокорной арендаторшей, не давая ей никакого преимущества. По крайней мере, он так запланировал.

Но вот дверь открылась, и он увидел зеленоглазую светловолосую красавицу, которая стояла перед ним босиком, с взъерошенными волосами, в разноцветном полосатом платье без рукавов. Она обладала телом, которым может похвастаться прима-балерина. Все его планы рухнули…

– Чем я могу вам помочь? – спросила она, не зная, стоит ли улыбнуться.

«С чего мне начать?» – подумал Бастиан. Его едва не остановило шокирующее сильное желание. Ему казалось, он воспламенился изнутри…

Собравшись с мыслями, он ответил:

– Синьора Александер? Я Бастиан Каррера… ваш арендодатель.

– Вы имеете в виду, вы сын Альберто?

Она улыбнулась. На свете не было женщины, которая не стала бы жертвой обаяния отца Бастиана. Ему с трудом верилось, что эта женщина была замужем и развелась; она казалась невинной.

– Именно так. Мне можно войти? Я хотел поговорить с вами.

На улице было жарко, но тон Бастиана оставался ледяным. Не важно, как хороша собой Лили Александер, он, не моргнув глазом, потребует, чтобы она освободила коттедж. В конце концов, бизнес есть бизнес, а Бастиан не позволит своему либидо одержать верх над здравомыслием.

– Пройдемте в гостиную. Мы можем поговорить там, – предложила она. – Что вам принести выпить?

– Ничего. Я бы предпочел, чтобы мы просто поговорили.

С замирающим сердцем Лили провела довольно серьезного итальянца в очаровательную домашнюю гостиную с уютным балкончиком за стеклянными дверями, из которых открывался превосходный вид на море.

Младший Каррера оказался довольно угрюмым, но поразительно красивым. Темные волосы, касающиеся плеч; острые скулы; знойные карие глаза, при виде которых растает любая женщина. На нем была белая батистовая рубашка и светло-голубые джинсы.

Лили осознала, что уже давно не смотрела на мужчину с желанием. На это повлияла ее жизнь с мужем, который не интересовался близостью с ней. В любом случае она не позволит своему бессмысленному желанию узнать Бастиана лучше, отвлечь ее от цели – продление аренды виллы. Приезд сюда подарил ей свободу; ей надо было сосредоточиться на работе и зарабатывать на жизнь.

Она всегда считала себя талантливой художницей, хотя в это не верил ее логически мыслящий бывший муж.

– Я не понимаю твою преданность рисованию. Ты можешь получить гораздо более высокооплачиваемую работу, – заявлял он.

Проблема заключалась в том, что Марк вкладывал всю свою энергию в работу брокера в Сити. Он считал деньги единственной целью в жизни. Лили следовало знать с самого начала, что у нее с ним абсолютно разные цели. Но поиски стабильности и решение выйти замуж за мужчину с деньгами и жильем, которое могло обеспечить ей безопасность, заставили ее заблуждаться.

Да, Марк был красивым и остроумным, и, когда они впервые встретились, он регулярно говорил ей, как ему приятно быть с ней и как она ему нравится. Разве можно не увлечься таким мужчиной? Однако ее дружеские чувства к нему, к сожалению, не переросли в страсть.

И она уже засомневалась, что вообще умеет чувствовать.

По правде говоря, то, что началось, как приятная дружба, не следовало заканчивать браком. Это было очевидно. Вскоре после свадьбы их отношения разладились. Вдобавок к этому Лили быстро надоела чуждая ей лондонская жизнь, потому что она не могла общаться с друзьями и коллегами Марка, которые только и делали, что выгодно вкладывали деньги.

Будь она разумнее, не выбрала бы подобную жизнь с самого начала. Их развод был неизбежным и желанным. После этого Лили решила больше никогда не совершать ужасную глупость, выходя замуж почти за незнакомца.

Понимание того, что она может зарабатывать деньги своим ремеслом, стало единственным преимуществом в ее пользу. У нее были сбережения, а это означало, что ей не придется зависеть от алиментов. Тем не менее Марк настоял на том, чтобы она приняла от него чек на большую денежную сумму и начала новую жизнь. Он хотел, чтобы они остались друзьями и разошлись мирно.

Очаровательная итальянская вилла, которую нашла Лили, предоставила ей все, что она хотела. Это было идеальное место для работы над книжными иллюстрациями. Именно здесь Лили планировала вернуть себе уверенность. Особенно после брака, заставившего ее сомневаться в том, что она когда-либо найдет мужчину, который действительно ее захочет.

Возможно, она просто делает что-нибудь не так? – Присядем? – предложила она, указав на слегка потрепанный диван винного цвета, а сама уселась в обитое ситцем кресло.

Когда Бастиан сел, Лили заметила, что он положил руки на колени, словно хотел немедленно начать действовать, если возникнет такая необходимость. Он наверняка с трудом сдерживал свою энергию и не умел расслабляться. Чувствуя, как он стремится поскорее покончить с их делами, Лили надеялась, что им не помешает его нетерпение.

– Несколько недель назад мы уведомили вас о необходимости освободить дом, – начал он.

Она сдвинула брови.

– Да. Мне сказали, что вам нужна земля для посадки рощ.

– От своего отца я узнал, что вы передумали уезжать.

– Я сразу не согласилась с вашим уведомлением. Когда я арендовала это место, я подписала юридический документ, в котором указано, что срок аренды составляет два года. Я прожила здесь только шесть месяцев.

– Я хорошо знаю об этом, синьора. Я думал, мы уговорим вас, предложив вам денежную компенсацию и другое подходящее жилье.

Вздохнув, она выпрямила спину.

– Дело не только в практических соображениях. Я полюбила это место. Здесь я нашла вдохновение.

Выгнув темную бровь, Бастиан скрестил руки на груди.

– Вы не можете найти другое жилье?

– Я сейчас на мели. Однажды я приняла неразумное решение, и моя жизнь усложнилась. Следовательно, я потеряла веру в свои способности.

Она сжала руки, чтобы сдержать в них дрожь. Зачем так явно показывать свои эмоции? Она должна научиться думать, прежде чем говорить. Теперь Бастиан заподозрит, что она не совсем уверена в их предстоящем разговоре; и возможно, она сомневается в законности своей аренды.

Он уставился на нее темно-карими глазами.

– Но издатели по-прежнему интересуются вашими работами?

– Да, интересуются. Я иллюстрирую рассказы известного детского писателя и до сих пор не получала никаких жалоб. Книжные иллюстрации очень хороши, несмотря на недавние проблемы в моей жизни.

– Вы не хотите сами писать рассказы и иллюстрировать их?

Забавно, что он об этом спросил. Это была давняя мечта Лили.

Она с трудом сглотнула, сбитая с толку его понимающей улыбкой. На этот раз она задрожала по другой причине… Если бы он работал на английскую разведку, то мгновенно расколол бы любую преступницу.

Ей стало не по себе при мысли о том, на что способна его легкая сексуальная улыбка.

– Да. Я уже написала пару рассказов, но… Ну, это нелегкая профессия.

– По-вашему, лучше придерживаться того, что хорошо известно?

Она возмутилась:

– Я этого не говорила. Я просто думаю, что лучше все делать постепенно.

– Значит, в риск вы не верите?

– Вы пришли сюда, чтобы поговорить со мной об аренде этой виллы, синьор Каррера. Вам не кажется, что нам лучше поскорее с этим покончить? – Она говорила твердо, не желая, чтоб Бастиан считал ее потенциально слабой.

Неторопливо оглядывая удивительно милые черты Лили, Бастиан понял, что ему внезапно стало трудно вести деловые переговоры.

Обдумывая слова Лили о том, что в последнее время ее жизнь была довольно трудной и она потеряла веру в свои способности, Бастиан быстро проанализировал весь спектр возможностей. Она была при смерти? Или поправлялась после несчастного случая или болезни? Или потеряла деньги из-за финансовых махинаций?

Затем до него дошло…

Отец Бастиана сказал, что она недавно развелась. Без сомнения, ее уверенность в своих силах подорвал неудачный брак. Кроме того, она наверняка любила своего мужа…

Поскольку эта идея обеспокоила его больше, чем следовало, Бастиан снова вернулся к их разговору:

– Ладно. Поговорим о делах. К сожалению, нам с моим отцом надо, чтобы вы как можно скорее освободили виллу, синьора, и мы с радостью возместим вам все неудобства. Как уже говорилось, мы даже подберем вам подходящее жилье в этом районе.

Лили погладила ладонями предплечья, словно ей стало холодно. Сердце Бастиана забилось чаще при мысли об особом способе согреть ее. Уже давным-давно он не чувствовал влечение к женщине, и то, что это случилось сейчас, с Лили, смутило его.

– Вы действительно думаете, что я соглашусь уйти просто так? – спросила она, заправляя за ухо длинную прядь волос. – Знаете, у меня тоже есть права.

– Конечно. Вот почему мы сделали вам очень выгодное предложение. Вы не останетесь без средств и жилья. – Глубоко вздохнув, Бастиан напрягся, потому что ему было крайне сложно произнести следующие слова: – Если вы не уедете, то нам придется вас выселить.

Она вскочила на ноги. Бастиан увидел, как дрожит ее верхняя губа, а на щеках выступает румянец, и почувствовал себя законченным негодяем. Еще ни разу необходимость угрозы во имя бизнеса не беспокоила его так сильно. С самого начала своей карьеры Бастиан понял, что не может угодить всем и иногда ему необходимо угрожать, чтобы получить желаемое. Но ему не хотелось разочаровывать Лили.

– Вы действительно это сделаете? – спросила она. – Вы искренне считаете, что это справедливо?

Поведя широким, мускулистым плечом, он постарался говорить спокойно и не начинать ссору. Он прекрасно понимал, что в редких случаях его эмоции могут возобладать над разумом.

– Мы прислали вам несколько уведомлений. – Встав, он раздраженно пригладил рукой волосы. – По-моему, этого было достаточно.

– Нет.

Лили решила упорствовать. У Бастиана Каррера не получится говорить с ней как с кротким маленьким ягненком, на которого ему наплевать. Другие люди раньше относились к ней с таким же презрением, но она не потерпит этого.

Она вспомнила, как над ней издевались в школе за то, что она была стеснительной и неуклюжей и отказывалась становиться членом какой-нибудь группировки. Жестокие насмешки одноклассников и их попытки затравить ее заставили Лили чувствовать себя еще более одинокой, чем дома. У нее не было любящей семьи. Но боль из прошлого заставила ее сейчас еще решительнее противостоять своему арендодателю.

– А вы бы хотели, чтобы вас выгнали из собственного дома, словно ничтожество? Как будто ваши потребности не имеют значения? – Она заговорила суровее: – Люди вроде меня не имеют для вас значения, если вы получаете то, что хотите, да?

– В каком смысле?

– Вы отлично меня понимаете. Вы считаете, что мои потребности не так важны, как ваши собственные. Я обычная женщина, пытающаяся наладить свою жизнь, и мне не будет диктовать мужчина, который считает себя лучше меня только потому, что унаследовал богатство и землю! И никто не может отнять у него самое необходимое: например, жилье!

– По-вашему, я не ценю то, что имею? Вы считаете, я принимаю свою удачу как должное? – Взгляд Бастиана ожесточился. – Вы понятия не имеете, насколько вы не правы. Я работаю так же усердно, а может быть, даже усерднее любого своего сотрудника, потому что это то, чему я научился у своего отца. Он показал мне, что бизнес особенно выгоден только тому, кто им управляет, поэтому мы должны ценить тех, кто работает на нас, и давать им понять, как их работа влияет на успех и благополучие всех нас.

Он говорил с такой страстью. Лили сразу поняла, что задела его за живое. Она знала, что ведет себя так, будто обвиняет Бастиана и завидует его удаче. Но она совсем не испытывала к нему таких чувств. Она просто хотела, чтобы к ней относились справедливо и не отталкивали от себя, как надоевшее существо.

– Я не говорила, что вы приняли что-то как должное. Я сама горжусь тем, что усердно работаю. Просто…

Она оказалась лицом к лицу с Бастианом и изо всех сил старалась не отвлекаться на его красоту.

– Неужели вам так срочно надо высадить эти органические оливковые рощи? Разве нельзя подождать, пока не истечет согласованный срок моей аренды?

Тяжело дыша, она почувствовала, что вспотела. Сегодня был особенно знойный день, но температура на улице стала не единственной причиной обрушившегося на нее жара…

Это все из-за Бастиана Каррера.

Он не ответил, поэтому она тихо прибавила:

– Просто вы меня бесите.

Его улыбка была почти насмешливой. Его ярость внезапно рассеялась. Она посмотрела в его внимательные темно-карие глаза и увидела в них откровенную чувственность.

– Обычно так говорят любовникам.

– Что вы имеете в виду? – спросила Лили. Она была слишком взволнованна, чтобы понять, как и почему внезапно переменилась тема их разговора.

Ощутимая напряженность между ними, от которой наэлектризовался воздух, искала выхода.

Словно в подтверждение этого, слегка мозолистая и теплая рука итальянца внезапно коснулась ее шеи; он опустил голову. Лили не могла думать ни о чем, кроме шокирующего и внезапного желания отдаться Бастиану. Когда он жадно припал к ее губам, в ее жилах забурлила кровь. Лили уже решила, как поступит. Она держалась за его плечи дрожащими руками, а он, что-то пробормотав по-итальянски, скользнул горячим шелковистым языком ей в рот.

Лили простонала от удовольствия. Пути назад уже не было. Чем дольше они целовались, тем сильнее дрожали ее ноги. Бастиан обнял ее руками за талию, чтобы она не упала, а потом легко подхватил на руки. Затем он повернулся и осторожно опустил ее на диван. Сердце Лили едва не выскакивало из груди. Но это не заставило ее усомниться в том, что она делает. Ее желание усилилось, когда она ощутила дразнящий аромат кожи Бастиана.

Затаив дыхание, Лили смотрела, как он торопливо снимает с себя рубашку, обнажая загорелый торс, смотреть на который мечтает любая женщина. Его бицепсы походили на стальные канаты под кожей, на его груди виднелись черные волоски. Он не сводил с нее взгляда, и Лили понимала, что не сможет ему противостоять.

Что-то вытащив из заднего кармана джинсов, он опустился на Лили и прижал ее к дивану. Словно в тумане, она наконец осознала, что Бастиан не забыл о предохранении. Ее шокировало то, что она сама даже не вспомнила об осторожности. Лили молчаливо смотрела на него.

Поцеловав в губы, Бастиан принялся покрывать поцелуями ее лоб, щеки и веки, а затем поднял ее платье до талии и погладил изящное тело. Когда он мастерски расстегнул кремовый бюстгальтер, освобождая ее маленькие упругие груди, она ахнула. И почувствовала себя совершенно другой женщиной.

Ни разу в жизни она не вела себя так раскованно. Лили понимала, что только особенный мужчина сумеет пробудить в ней желание. Мужчина, умеющий чувствовать и не боящийся показывать свои эмоции.

Через секунду итальянец опустил голову и обхватил губами ее напряженный сосок. Лили тихо застонала и запустила пальцы в его волосы. Она испытывала самое эротичное сочетание удовольствия и желания и не хотела, чтобы это закончилось.

Он поднял голову, и прядь волос упала ему на лоб. Встретив возбужденный взгляд Лили, он спросил:

– Синьора хочет меня?

– О да, – прошептала она.

Стянув с Лили трусики, он развел ей ноги и быстро вошел в нее. Острая боль заставила ее на мгновение вздрогнуть и затаить дыхание, но дискомфорт очень быстро ушел. Она словно ждала Бастиана всю свою жизнь. Ее ошеломили нахлынувшие ощущения.

Бастиан опешил и уставился на нее, словно не верил в происходящее.

– Этого не может быть, – пробормотал он.

Но больше никто из них не сказал ни слова, потому что их тела начали бесконечное движение, и Лили инстинктивно обхватила ногами его торс.

Она ни о чем не сожалела.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3