Мэгги Кокс.

Дождись меня



скачать книгу бесплатно

Maggie Cox

Required to Wear the Tycoon's Ring

* * *

Все права на издание защищены, включая право воспроизведения полностью или частично в любой форме.

Это издание опубликовано с разрешения Harlequin Books S. A. Товарные знаки Harlequin и Diamond принадлежат Harlequin Enterprises limited или его корпоративным аффилированным членам и могут быть использованы только на основании сублицензионного соглашения.

Эта книга является художественным произведением. Имена, характеры, места действия вымышлены или творчески переосмыслены. Все аналогии с действительными персонажами или событиями случайны.

Охраняется законодательством РФ о защите интеллектуальных прав. Воспроизведение всей книги или любой ее части воспрещается без письменного разрешения издателя. Любые попытки нарушения закона будут преследоваться в судебном порядке.


Required to Wear the Tycoon's Ring © 2016 by Maggie Cox

«Дождись меня» © «Центрполиграф», 2017

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2017

Глава 1

«Не важно, сколько времени потребуется, я подожду тебя. Никто не сможет нас разлучить. И для меня на всей земле нет никого, кроме тебя. Ты – единственная, кто сможет погасить молнии в моей душе и помочь найти покой. Если когда-нибудь усомнишься в силе моей любви, прошу запомнить: я люблю тебя больше жизни и всегда буду любить».

Имоджен читала эти слова, и ей казалось, будто они истекают кровью, заливая страницу. Глубина и сила признания пронзили сердце, что-то внутри, так долго остававшееся сжатым и неподатливым, стало таять и разворачиваться.

Прежде чем она смогла удержаться, жгучая горячая слеза упала на когда-то аккуратно сложенный листок бумаги в ее руке.

В свободное время Имоджен часто исследовала полки благотворительного магазинчика в надежде найти что-то новое, интересное. Записка, которую она прочитала, была тщательно спрятана в антологии известного поэта-романтика. Перелистывая потертые страницы, Имоджен обнаружила неожиданную находку. Какой-то листок выпал и приземлился у ее ног. Послание было без подписи, только инициалы «С. Б.». Интересно, кто автор?

Имоджен четко осознавала: трогательное обещание ждать заставило ее возмечтать о столь глубоких чувствах, чтобы никогда не усомниться в том, что она любима.

Последние события, когда она испытала все муки невесты, брошенной у алтаря, почти полностью отняли всякую надежду, что на свете существуют искренне любящие и заботливые мужчины. Тем не менее нечто в самом потаенном уголке души отказывалось распроститься с этой надеждой. Встретился ли автор записки с возлюбленной после долгой разлуки?

Прерывисто вздохнув, она на секунду закрыла глаза. Не так-то легко бороться со смятенными чувствами, бушевавшими в ней. Иногда они угрожали вырваться на волю и растоптать ту малую уверенность, которая пока еще теплилась.

Имоджен никогда не испытывала такой любовной преданности, но бесконечно о ней мечтала! Вот если бы только узнать, что ожидало влюбленную пару! Для нее так много значило бы осознание того, что все кончилось хорошо! Она хотела доказательств того, что надежды и мечты осуществят возлюбленные.

Девушка приняла решение и, охваченная внезапным нетерпением, закончила поиски, осторожно спрятала записку в книгу и направилась к кассе.

Жизнерадостная пожилая продавщица в идеально отглаженной и накрахмаленной белой блузке, от которой так и несло лавандой, выглядела так, словно выйти из дома в ином виде представлялось невозможным.

При виде Имоджен ее лицо расплылось в приветливой улыбке, словно она наконец обрела старого верного друга.

– Нашли что-нибудь подходящее, верно, дорогая?

– Нашла.

Я бы хотела купить эту книгу.

Пробив чек, продавщица положила покупку в бумажный пакет.

Пробормотав слова благодарности, Имоджен подхватила его.

– Кстати, можно вас спросить, кто пожертвовал эту книгу? Я заходила сюда всего дня два назад и не заметила ее на полках.

– Не могу сказать, кто пожертвовал, дорогая, знаю только, что моя коллега вчера приняла партию книг из большого дома на холме. Вы должны знать, о каком доме идет речь. Великолепный готический особняк, скрытый в лесу. По-моему, называется «Эвергрин». Когда-то он принадлежал семье Сиддонс, но их уже давно здесь нет. Думаю, кто-то приглядывает за домом, но насколько точны эти сведения, никому не известно. Ходят слухи, будто дом купила какая-то корпорация, чтобы сделать базу для обучения персонала. Вы всегда можете навести справки. Надеюсь, я вам помогла?

Имоджен улыбнулась, правда, не слишком легко. То ли дело раньше. И это очень грустно! Чего бы она не отдала, лишь бы вернуться в страну живых, где исцелится сердце и снова вернется оптимизм.

Имоджен прижала пакет к жакету из черного букле, найденному в другой благотворительной лавке.

– Очень. Спасибо за подсказку. – И посмотрела на толстые стеклянные двери магазинчика. – Доброго дня. Если повезет, солнце еще может показаться.

– Надеюсь, вы правы. Но, возможно, мы очень долго его не увидим. Однако, надеюсь, это не испортит вам день. Возможно, даже станет легче, когда вы прочитаете эти великолепные стихи.

Возвращаясь в свою маленькую съемную квартирку в одном из викторианских домов, теснившихся вплотную друг к другу на узкой боковой улочке, Имоджен задумчиво вышагивала по тротуару, вымощенному брусчаткой, и внезапно загляделась на возникший перед ней великолепный собор, истинную Мекку для туристов. Правда, сама она находила его устрашающим. На ее взгляд, там скопилось слишком много неупокоенных душ. Она посетила собор лишь однажды и второй раз идти не собиралась. Если человек надеется на утешение, сможет ли найти его среди этих гнетущих древних стен? Имоджен почему-то так не думала.

Разгулявшийся ветер бросал волосы в лицо. Вздрогнув, она ощутила пробежавший по спине ледяной озноб. Вот тебе и обещанный солнечный лучик! Очевидно, зима вступает в свои права. Скорее бы войти в дом, зажечь дровяную печь и рассмотреть книгу. Кто знает, вдруг там найдутся какие-либо указания на имя истинного владельца? Если же нет, придется провести розыск и узнать чуть больше. Но если и найдется этот человек, обнаруженная записка может иметь для него неприятные последствия.

Имоджен тяжело вздохнула.

История, крывшаяся за трогательной запиской, занимала ее мысли гораздо больше, чем следовало бы.


Сет уселся на широкую лестницу красного дерева с выцветшей, окаймленной золотом дорожкой и огляделся. Тиканье старых напольных часов в холле словно гипнотизировало, отмечая убегающее время, терзая воспоминаниями, словно он намеренно вонзил ногти в когда-то воспаленную рану и вновь разбередил ее.

У него множество причин расстраиваться. Когда девятнадцатилетним юнцом впервые вошел в этот дом, он трепетал при мысли о встрече с грозным отцом подружки, потому что собирался просить ее руки.

Известный финансист Джеймс Сиддонс славился тем, что вселял страх даже в тех, кто находился выше него по положению, не говоря уже об исполненном надежд мальчишке из неблагополучной семьи, каким когда-то был Сет.

Хотя он и Луиза встречались только пару месяцев, они с самой первой минуты поняли, что предназначены друг для друга. То, что они испытывали друг к другу, было куда глубже обычного влечения. Но Сет знал, что выбранный ими путь нелегок. Она училась в университете, а он работал учеником автомеханика в местном салоне по продаже машин и вряд ли считался подходящим женихом для девушки из столь известной семьи.

В день встречи он собрал все мужество до последней унции. Но его надежды произвести хорошее впечатление были погублены при одном взгляде на суровое лицо банкира.

Сет едва успел переступить порог, как банкир выказал неприкрытую неприязнь. А уж когда усилием воли встретил тяжелый взгляд и уверенно объявил, что хочет жениться на его дочери, был немедленно поставлен на место.

– Луиза прекрасно знает, что члены семьи вроде нашей женятся и выходят замуж за людей своего круга, мистер Броуден. И поскольку вы, очевидно, не принадлежите к этому кругу, нет смысла ходить вокруг да около, не так ли? Советую вам держаться себе подобных, – заявил Сиддонс.

– Ты не даешь ему ни единого шанса! – взорвалась Луиза. – Я люблю его и не хочу никого другого! Ты не имеешь права так его унижать! Сету нечего стыдиться! Он пришел поговорить с тобой, потому что хотел все сделать по правилам. Мы с тем же успехом могли улизнуть и пожениться без твоего ведома, но именно Сет настоял на том, что мы должны быть честны с тобой.

Возмущенный отец пронзил ее предостерегающим взглядом:

– Не представляю, о чем ты думала, поощряя ничтожество вроде него! Ты должна знать, что рано или поздно выйдешь замуж за достойного человека, чтобы наш род мог продолжаться. Ты – последняя из Сиддонсов, Луиза, и тем важнее для тебя мудро выбрать мужа. Я настаиваю, чтобы ты немедленно порвала все отношения с этим человеком. Если же не согласишься, я сделаю все, чтобы заморозить твои счета, пока ты не сделаешь, как велено.

В тот сладостно-горький день, когда они просили у отца Луизы позволения пожениться, тот разбил сердце дочери холодным отказом. Сет сделал бы все на свете, чтобы оградить ее от разочарования и сердечной боли, но его собственное сердце затвердело как лед от жестокого отношения Джеймса Сиддонса.

Однако он не позволил злобному отказу раздавить себя. Так значит, он – ничтожество!

Сет расправил и без того широкие плечи и, не сумев сдержать злости, поклялся про себя, что покажет Джеймсу Сиддонсу, каким дураком тот себя выставил, уверенный, что он лучше Сета лишь потому, что ходил в «правильные» школы, а в его семье водятся деньги. Таким образом, он немного выпустил пар.

Скоро настанет время, когда он будет богаче и влиятельнее Джеймса Сиддонса, и Луиза ни на миг не станет тревожиться о том, как они выживут.

Тем не менее в конце этого натянутого разговора надменный банкир запретил дочери видеться с Сетом, заявил последнему, что наймет людей следить за дочерью и не даст ей нарушить приказ, угрожал Сету, расписывая возможные последствия, если тот наберется наглости переубедить ее.

– Тебя не возьмет на работу ни один автомобильный салон в стране после того, что я им расскажу.

Луиза, не вытирая струившихся по лицу слез, умоляла его уйти.

Сет резко вдохнул и выдохнул. Почему он купил это место и растравил старые раны, которым давным-давно следовало зажить и покрыться шрамами? Ему больше нечего доказывать.

Джеймс Сиддонс скончался примерно год назад, а Луиза, к вечной печали Сета, погибла вскоре после того разговора, сбитая неизвестным водителем, сбежавшим с места аварии. Шок был невыносимым, и Сет искренне считал, что никогда от него не оправится.

Когда спустя полгода после смерти владельца дом выставили на продажу, Сет не устоял против искушения его купить. Да и как тут устоишь? Луиза выросла здесь, и Сет чувствовал с ним неразрывную душевную связь. Несмотря на гнетуще-холодную атмосферу, она призналась, что когда-то дом был теплым и гостеприимным благодаря ее матери, Клер Сиддонс.

– Мама была чудесной женщиной, бесконечно терпеливой и доброй, всегда советовала следовать зову сердца, а не только разума, – рассказывала девушка. – Она уж точно не смотрела бы на тебя свысока из-за «неправильного» происхождения и с первого взгляда на тебя поняла бы, почему мое сердце принадлежит тебе!

При этом ее голубые, как незабудки, глаза нежно блестели.

Ее присутствие в доме по-прежнему ощущалось. Хотя решение купить особняк, вне всякого сомнения, стало обоюдоострым оружием, способным и больно ранить, и удовлетворить потребность продемонстрировать местному обществу, что он ничем не хуже Джеймса Сиддонса. Может, купить этот дом Сета побудил чистый эгоизм?

Десять долгих лет прошли со смерти Луизы, безумных лет, в течение которых Сет старался держаться как можно дальше от родного города, чтобы вновь строить свою жизнь без нее. За эти годы он достиг всего, что задумал. Следовало бы отпустить прошлое.

Естественно, после потери Луизы у него были и другие женщины, но он так и не сумел полюбить кого-либо из них и, вполне вероятно, никогда не сможет. Покупка дома, возможно, дурацкая затея. Вот и говори о стремлении посыпать солью раны!

Проклиная себя за мазохизм, одновременно посчитав, что дом всегда можно продать, если что-то пойдет не так, Сет вошел в гостиную, откуда была вывезена вся дорогая мебель.

Луиза когда-то показывала ему свою комнату, когда отец уехал по делам. Но к тому времени, как Сет купил дом, осталось лишь несколько старых книг и кое-какая кухонная утварь. Все остальное распорядились забрать и продать адвокаты, чтобы оплатить похороны.

По грустной иронии судьбы, оказалось, Джеймс Сиддонс далеко не так богат, как утверждал. После гибели Луизы он проиграл и растратил свое состояние.

Теперь роскошная комната напоминала бальный зал, из которого расходились последние гости. Единственными предметами обстановки оставались потертые красные с золотом ковры и алые бархатные гардины.

В тот день, когда Сет просил руки Луизы, его не пустили дальше широкого коридора. Как он и предчувствовал, Джеймс не собирался расстилать для него красную дорожку и вместо этого сразу бросился в атаку.

Сет мрачно улыбнулся. Как ни странно, именно ему выпало смеяться последним. Теперь он может ощутить удовлетворение от осознания того, что может делать в этом доме все, как пожелает. Никогда больше его не обвинят в том, что он недостаточно хорош для кого-то, рожденного с пресловутой серебряной ложкой во рту, кто не полагался целиком на собственные способности и ум, чтобы, подобно ему, подняться выше в этом мире, несмотря на все препятствия.

В самый разгар размышлений некий безымянный инстинкт побудил его подойти к окнам.

Сет затаил дыхание при виде молодой женщины, стоявшей в меркнущем свете. Она смотрела сквозь отверстия в воротах кованого железа.

На секунду он замер, решив, что она призрак, но, когда обрел здравый смысл, раздраженно поморщился. Какое она имеет право шпионить за домом?

Решив узнать, кто она, Сет направился к входной двери. Широко ее распахнул и, перепрыгивая через гранитные ступеньки, побежал к воротам. Под подошвами ботинок скрипел гравий. Женщина попыталась уйти, но он остановил ее вопросом:

– Кто вы и что здесь делаете?

В испуганных карих глазах незваной гостьи плескались шок и изумление. В этот момент сильный порыв ветра бросил ей в лицо пряди кудрявых каштановых волос. Она откинула их назад дрожащими тонкими пальцами. Сет был поражен изяществом и грустной прелестью ее лица настолько, что на секунду потерял равновесие.

– Итак? – сухо настаивал он, решив не поддаваться очарованию женщины. Вполне возможно, она принадлежит к назойливому племени журналистов, следивших за его карьерой в попытке набрести на сенсацию.

– Простите, не хотела вас беспокоить.

Ее голос был нежен, как летний дождь, и усиливал ощущение того, что она пытается его околдовать.

Сет втянул в себя воздух:

– Но вы беспокоите меня. Отвечайте на вопрос! Что вам здесь надо?

Женщина, казалось, растерялась:

– А вы хозяин дома?

– Что вам до этого? К чему вам эти сведения?

– Я скажу в том случае, если вы и есть хозяин. Можно с вами поговорить?

Кобальтово-синие глаза Сета настороженно прищурились.

– О чем?

– Об истории дома. Кстати, меня зовут Имоджен. Имоджен Хейз.

– И вы хотите знать, позвольте, я угадаю. Вас интересуют исторические здания и вы хотите изучить этот объект для школьного проекта?

И без того бледная девушка еще больше побелела:

– Меня трудно назвать школьницей. Мне двадцать четыре года.

– Кто же вы тогда? Репортер местной газеты?

– Нет, – поморщилась она. – Послушайте, если вы действительно новый владелец, не могли бы уделить мне пару минут? Обещаю, что не отниму у вас много времени.

Хотя интуиция подсказывала, что это плохая идея и девушка, вероятнее всего, именно репортер, надеющийся написать статью о том, как бедный мальчик вышел в люди, Сет почему-то не сразу решил, что делать. Сколотив состояние в Америке и вернувшись миллиардером, Сет понимал, что его имя наверняка вызовет интерес местных жителей. Эта девушка, скорее всего, не единственная заинтересованная сторона. Но, поскольку он не мог не восхищаться ее хорошеньким личиком и противиться искре неожиданного влечения, которое она зажгла в нем, решил смягчиться и впустить ее. Что он теряет? Если статья окажется порочащей его, он не поколеблется подать иск на газету.

– Вам лучше войти в дом.

Он открыл железные ворота, и противный скрип заставил его поморщиться.

Брюнетка быстро протиснулась мимо него.

– Спасибо. Это очень любезно с вашей стороны.

– Уверены? Любезность не то качество, которым я славен, – сухо заметил он.

Уголок красивых губ чуть приподнялся, прежде чем она отвела взгляд и последовала за ним по гравийной дорожке.

Когда они добрались до двери, порыв холодного воздуха принес с собой высохшие осенние листья.

Сет, хмурясь, закрыл дверь. Ответы на вопросы не займут много времени. По правде говоря, он почти ничего не знал об истории дома, если не считать того, что особняк находился в собственности семьи Луизы на протяжении нескольких поколений. И почему он нарушил собственное правило держаться настороже и пригласил женщину войти? Неужели потому, что прошло слишком много времени с тех пор, как его по-настоящему тянуло к женщине, и он нашел подобную возможность слишком заманчивой, чтобы упустить?

– Я предложил бы побеседовать в гостиной, но там пока нет мебели. Я пришел сюда только затем, чтобы оглядеться. Вам повезло застать меня.

– Значит, вы все-таки новый владелец?

Ровные белые зубы девушки нервно прикусили полную нижнюю губу.

– Да. Не волнуйтесь. Я пригласил вас не под благовидным предлогом.

Зачесав назад рыжеватые волосы, Сет попытался улыбнуться, противясь вновь охватившему его чувству горечи. Воспоминания о Джеймсе Сиддонсе, посчитавшем его недостойным переступить порог дома, не то что жениться на его дочери, все еще причиняли боль, даже после стольких лет.

– Мне бы в голову не пришло подумать такое. Возможно, вы назовете свое имя?

– Меня зовут Сет Броуден. О чем еще хотите меня спросить, мисс Хейз?

Убрав за ухо прядь слегка вьющихся густых каштановых волос, Имоджен не смогла скрыть облегчения. Кажется, он не собирается передумывать, говоря, что совершил ошибку и у него нет времени на ее вопросы.

То ли по воле случая, то ли намеренно она оказалась у впечатляющего особняка и, когда увидела величественные башни, устремленные в небо, не смогла удержаться, чтобы не подойти поближе. В глубине души она всегда надеялась на такую возможность и именно поэтому носила с собой книгу с запиской.

– Я слышала от местного жителя, что раньше этим домом владела семья Сиддонсов.

Тяжелый стук сердца почти причинял боль, когда она увидела стальной блеск его глаз. Но ее почему-то влекло к нему. Харизматичная внешность мужчины завораживала, даже дыхание перехватило при одном на него взгляде. Повинуясь инстинкту, она решила остаться и узнать о нем больше.

– Так и было. Все верно.

– И вы их знали? Знали, когда они жили здесь?

– Зачем вам знать? Я полагал, вас интересует дом.

– Так и есть, но главное – люди, которые обитали здесь. И это был их дом, независимо от того, величественный он или устрашающий.

Сет нахмурился:

– Вы считаете это место устрашающим?

Девушка покраснела:

– Да. Но только потому, что все это так далеко от моей жизни. Понять не могу, каково было тем, кто обитал здесь и мог позволить себя такую роскошь.

– Знаете, большое богатство – это не всегда счастье. И не изменяет вашей сущности, хорошей или плохой. Послушайте, все это вообще не имеет смысла. Вряд ли я смогу вам помочь. Если вы хотите знать что-нибудь еще, предлагаю навестить местное бюро регистрации.

– Я бы хотела получить более личную информацию, мистер Броуден. И буду очень благодарна, если сумеете помочь.

– Ну разумеется. Но я успел усвоить одну вещь: ответы на жизненные вопросы появляются не всегда легко, мисс Хейз.

Имоджен обуревали угрызения совести, смешанные со смущением. Неужели она настолько бесчувственна?

– Я знаю. Однако не могли бы вы сказать, почему семья уехала отсюда?

– Судьба вмешалась и увела их по дороге, сильно отличавшейся от той, которую они ожидали.

Голос Сета Броудена был хриплым. Глаза неотрывно смотрели ей в лицо. Становилось очевидным, что он не спешил выкладывать все, что знает о семье Сиддонсов. Имоджен быстро поняла, что придется ступать осторожно, если хочет постичь тайну записки.

– Уверена, что для большинства из нас это правда. Наши мечты не всегда сбываются.

– Насколько я понимаю, вы основываетесь на собственном опыте, мисс Хейз?

Его замечание застало ее врасплох. Она оказалась не готова делиться событиями своей жизни, заставившими пойти по «неожиданной дороге», с незнакомым человеком, как бы ни влекли обольстительно красивое лицо и сверкающие синие глаза. К этому времени Имоджен уже следовало бы знать о печальных последствиях доверия к людям, а не опомниться – значит, попасть в беду.

– Как и у большинства людей, моя жизнь не всегда складывалась гладко.

В глазах Сета Броудена мелькнуло нечто вроде сочувствия.

– Однако вы достаточно молоды, чтобы не становиться циником лишь потому, что вам сдали не те карты. Всегда можно начать жизнь сначала. По крайней мере, этого у вас никто не отнимет.

Удивленная репликой, Имоджен пожала плечами. На какой-то долгий момент стало очень трудно избегать убедительного взгляда синих глаз. Очевидно, он может без труда выведать у любой женщины ее самые заветные тайны. Кто этот человек? Если действительно владеет особняком, значит, важная шишка. Он словно излучает ауру силы власти и исключительности.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3