Меган Максвелл.

Ты только попроси. Или дай мне уйти



скачать книгу бесплатно

Меня называют безумцем за то, что воспоминания о тебе сжигают мое тело.

Безумец… безумец… безумец… безумец… безуме-е-е-ец[4]4
  Перевод с исп. песни «Поцелуй» (оригинальное название – «El beso») Пабло Альборана. (Примеч. ред.)


[Закрыть]
.

Я напеваю и наблюдаю за тем, как накатываются волны.

Это самая подходящая песня, чтобы наблюдать за морем!

Наслаждаясь чудесным моментом, с улыбкой открываю книгу. Иногда я могу одновременно читать и напевать. Редко, но умею. Однако минут через двадцать, когда Пабло поет «Жизнь в розовом цвете», у меня начинают слипаться глаза, и под легкий бриз я закрываю книгу. Сама того не замечая, погружаюсь в объятия сна. Не знаю, сколько я проспала. Внезапно слышу:

– Сеньорита… сеньорита…

Открываю глаза. В чем дело?

Не понимая, что происходит, снимаю наушники и вижу, что официант с очаровательной улыбкой протягивает мне «маргариту» и говорит:

– Это от господина в синей рубашке у бара.

Я улыбаюсь. Эрик вернулся.

Умирая от жажды, делаю глоток. Как вкусно! Однако, повернувшись к бару с самой милой и сексуальной улыбкой, каменею от удивления. Тот, кто прислал мне коктейль, – вовсе не Эрик.

Боже мой, как неловко!

Господин в синей рубашке – это мужчина лет сорока, высокий, темноволосый и в полосатых шортах. Заметив, что я смотрю на него, он улыбается, а мне хочется провалиться сквозь землю.

Ну и что мне теперь делать? Выплюнуть коктейль?

Конечно же, не собираясь делать ничего такого, благодарю его, как могу, отворачиваюсь и открываю книгу. Краем глаза вижу, что он улыбается, садится на один из стульев у бара и продолжает пить свой напиток.

Более получаса я пытаюсь читать, но безрезультатно. Этот мужчина выводит меня из себя. Он не двигается с места и не прекращает на меня глазеть. В конце концов я закрываю книгу, снимаю солнечные очки и иду окунуться.

Вода прохладная, и я от этого в восторге.

Захожу в воду по пояс и, когда подходит волна, ныряю, как сирена, и плыву под водой.

О да… Какое приятное ощущение.

Наплававшись, ложусь на воду вверх лицом. Захотелось снять верх купальника, но я отказалась от этой идеи. Что-то мне подсказывает, что тот мужчина из бара до сих пор на меня смотрит и может расценить это как приглашение.

– Привет.

Услышав голос рядом с собой, я от неожиданности подскакиваю и чуть не захлебываюсь. Чьи-то руки быстро подхватывают меня и отпускают, когда мне удается встать на ноги. Вытерев лицо и губы от воды, я хлопаю ресницами и вижу, что это тот самый незнакомец, который уже больше часа глазеет на меня.

– Чего ты хочешь? – спрашиваю я.

Он с насмешливой улыбкой отвечает:

– Для начала – чтобы ты не утонула.

Мне жаль, если я тебя напугал. Я лишь хочу побеседовать, прекрасная дамочка.

Невольно улыбаюсь. Я такая глупая и улыбчивая. У него очень приятный мексиканский акцент, однако, взяв себя в руки, я немного отстраняюсь от него.

– Послушай… Большое спасибо за коктейль, но я замужем и не хочу беседовать ни с тобой, ни с кем бы то ни было, понятно?

Он кивает и спрашивает:

– Недавно вышла замуж?

Я готова послать его куда подальше. И какое ему дело? Отвечаю:

– Я сказала, что замужем, поэтому будь так любезен оставить меня в покое, прежде чем я разозлюсь и ты пожалеешь, что связался со мной. А… и до того, как ты начнешь настаивать, предупреждаю, что из прекрасной дамочки я могу превратиться в грубую мерзавку. Так вот, лучше иди подальше и не зли меня!

Мужчина кивает и отходит, говоря:

– Мамочки, какая женщина!

Я не свожу с него глаз и вижу, что он выходит из воды и направляется к бару. Там он берет красное полотенце, вытирает лицо и уходит. Сияя довольной улыбкой, я тоже выхожу на берег. Сажусь на песок и отдаюсь любимому занятию – делаю домики у себя на ногах.

Погруженная в свои мысли, беру мокрый песок и сыплю его на себя, как вдруг вижу, что кто-то садится рядом. Это девочка.

Очарованная незнакомкой, улыбаюсь, а малышка, протягивая мне ведерко, говорит:

– Поиграем?

Не в силах отказать, киваю и насыпаю песок в ведро, спрашивая:

– Как тебя зовут?

Она с чудесной улыбкой смотрит на меня и отвечает:

– Анжели. А тебя?

– Джудит.

Девчурка улыбается.

– Мне шесть лет. А тебе?

Ну и ну… Еще одна приставучка, точь-в-точь как моя любимая племянница Лус. Взъерошив ей волосы, беру ведерко и с улыбкой спрашиваю в свою очередь:

– Построим замок?

Я с удовольствием играю с девочкой под теплыми лучами солнца. Я уже очень… очень загорела. Отец сказал бы: как цыганка!

Где-то через час девочка уходит с родителями, и я возвращаюсь на шезлонг. Две секунды спустя парень немного моложе меня усаживается рядом на песок и говорит на английском:

– Привет. Меня зовут Джордж. Ты одна?

Я поневоле улыбаюсь. Вы только посмотрите, как же легко здесь заводят знакомства!

– Привет, меня зовут Джудит, и нет, я не одна.

– Испанка?

– Да, – и сразу же добавляю: – Уверена, что тебе нравятся паэлья[5]5
  Паэлья – национальное испанское блюдо из риса, подкрашенного шафраном, с добавлением оливкового масла. (Примеч. ред.)


[Закрыть]
и сангрия[6]6
  Сангрия – испанский среднеалкогольный напиток на основе вина (чаще – красного) с добавлением кусочков фруктов, ягод, сахара, а также небольшого количества бренди и сухого ликера, иногда – пряностей. (Примеч. ред.)


[Закрыть]
, не так ли?

– Э… да… Откуда ты знаешь?

Развеселившись, улыбаюсь. О, мне знаком этот типичный акцент! Глядя ему в глаза, спрашиваю:

– Немец, так ведь?

Широко разинув рот, он спрашивает:

– А как ты узнала?

Мне так хочется выпалить что-то типа «Франкфурт!» или «Ауди!», но я лишь смеюсь и отвечаю:

– Я немного знаю немцев и их акцент.

Сказав это, беру крем и начинаю наносить его на кожу, как вдруг он предлагает:

– Давай я тебя намажу.

Замерев, я окидываю его взглядом с ног до головы и отвечаю:

– Нет, спасибо. Я сама прекрасно с этим справлюсь.

– Я все утро за тобой наблюдаю, и, кроме меня, рядом с тобой никто не присаживался. Ты уверена, что не одна?

– Я же тебе уже сказала.

– Я видел, как ты играла с одной девочкой и как отшила одного типа.

Невероятно, неужели этот хлыщ все время за мной следил?

– Послушай, Джордж, не хочу показаться грубой, но можешь мне объяснить, какого черта ты за мной наблюдаешь?

– А мне больше нечем заняться. Я здесь отдыхаю с родителями и умираю со скуки. Позволишь мне угостить тебя чем-нибудь?

– Нет, спасибо.

– Точно?

– Точнее не бывает, Джордж.

Его юношеское упорство смешит меня. В это мгновение звонит мой мобильный. Пришло сообщение.

Заигрываете, сеньора Циммерман?

Я тотчас вскакиваю, оглядываюсь и замечаю его. Он сидит около бара и смотрит на меня.

Я улыбаюсь ему, но он не отвечает мне тем же. Ух… ух… ух…

Судя по взгляду, он сейчас гадает, что делает этот незнакомец рядом со мной. Решив быстрее с этим покончить, я поворачиваюсь к парню и говорю:

– Видишь того высокого светловолосого мужчину у бара, который смотрит на нас?

– Тот, который смотрит на нас с недовольным лицом? – уточняет парень, глядя туда, куда я указываю пальцем.

Не в силах удержаться, я прыскаю и киваю.

– Точно. Так знай, что он, как и ты, – немец.

– И что с того?

– Ничего, просто он мой муж. И, судя по выражению его лица, ему не очень нравится, что ты сидишь рядом со мной.

Его лицо напряглось.

Бедняга!

Эрик выше, крупнее и солиднее, чем он. Джордж с виноватым видом поднимается и удаляется, тихо говоря:

– Мне очень жаль. Извини. Я уже ухожу. Уверен, что родители уже меня ищут.

Развеселившись, я улыбаюсь, глядя, как он уходит. Затем поворачиваюсь к своему муженьку и вижу его все таким же недовольным. Закатываю глаза и даю знак, чтобы он шел ко мне. Но он не шевелится. Надуваю губки и, наконец, вижу, что правый уголок его губ поднимается. Отли-и-и-и-чно!

Я снова маню его пальчиком, но, видя, что он не идет, решаю пойти сама. Если гора не идет к Магомету, то Магомет пойдет к горе.

Я встаю, и тут на меня находит.

С лукавой улыбкой снимаю верх купальника, оставляю его на шезлонге и иду к Эрику, виляя попкой, чтобы предстать перед своим мужем во всей красе.

Я такая дерзкая!

Эрик смотрит на меня… смотрит. Он пожирает меня взглядом, и моя дерзость вызывает у меня жар, отчего мои соски каменеют.

О боже… как он меня заводит, когда так смотрит.

Подойдя к нему, становлюсь на цыпочки, целую его в губы и мурлычу:

– Я по тебе соскучилась.

Он стоит, не шевелясь, и смотрит на меня со своей высоты. Мой любимый скандалист.

– Ты была очень увлечена беседой с этим мальчишкой. Кто это был?

– Джордж.

– И кто такой Джордж?

Потешаясь его нахмуренным видом, отвечаю:

– Дорогой, послушай, Джордж – это парень, который отдыхает здесь с родителями. Ему было скучно, и он присел поболтать со мной. Не начинай опять со своими героями-любовниками.

Эрик не отвечает, и я вспоминаю о том мужчине в синей рубашке.

О боже… Боже мой… Если бы он увидел, что тот плескался рядом со мной в воде… Он-то уж точно похож на героя-любовника. Джордж – это одно дело, он слишком молод, и совсем другое – тот тип, угостивший меня «маргаритой».

Через несколько секунд, в течение которых Айсмен не сводит с меня глаз (а у меня уже сводит шею оттого, что смотрю на него снизу вверх), он наконец улыбается и говорит:

– Кое-что с розовыми наклейками ждет нас в ведерке со льдом в номере.

Я хохочу и пулей лечу к шезлонгу. Хватаю свои вещи и быстренько возвращаюсь к нему запыхавшаяся и с обнаженной грудью. Эрик обнимает меня и, подарив нежный поцелуй в губы, тихо произносит:

– Идемте, сеньора Циммерман, насладимся этим.

Сегодня вечером в отеле устраивают праздник. После ужина мы с Эриком присаживаемся на удобные пуфы, чтобы насладиться представлением. Мексиканский привкус и колорит – во всем, и я отрываюсь по полной, напевая:

 
Высокомерная и гордая красавица никому
не позволяет себя утешать.
Говорят, что кто-то появился и затем ушел,
Говорят, что она плачет за ним ночи напролет.
Девушка в бикини полна боли и печали.
Девушка в бикини не знает любви.
 

Эрик удивленно смотрит на меня, улыбается и спрашивает:

– Ты и эту песню знаешь?

Я киваю и, приближаясь к нему, говорю:

– Любовь моя, я побывала на нескольких концертах Луиса Мигеля, когда он был в Испании, и знаю все его песни!

Мы сливаемся в поцелуе. Все так здорово, и марьячи[7]7
  Марьячи – один из самых распространенных жанров мексиканской народной музыки, неотъемлемая часть традиционной и современной мексиканской культуры. Получил известность во многих регионах Латинской Америки, Испании, а также в прилегающих регионах Юго-Запада США, где проживает значительное количество мексиканцев. (Примеч. ред.)


[Закрыть]
продолжают петь «Девушку в бикини»[8]8
  Оригинальное название песни – «La bikina», Луис Мигель.


[Закрыть]
. Вскоре звучат новые аккорды, и один из танцоров в широкополой шляпе приглашает меня танцевать, как и другие танцоры приглашают всех туристок. Я, не раздумывая, соглашаюсь. Гулять так гулять!

Идя с ним под руку, выхожу на танцпол, где танцоры и туристки пытаются танцевать под музыку, и, сияя от счастья, стараюсь сделать то же самое. Мне вовсе не стыдно танцевать, наоборот, я получаю безумное наслаждение от происходящего, а Эрик с улыбкой наблюдает за мной. Он выглядит таким расслабленным, радуется тому, что видит, и я готова лопнуть от счастья.

Внезапно во время одного из пируэтов я встречаюсь взглядом с тем самым мужчиной, который сегодня утром угостил меня коктейлем на пляже и плавал рядом со мной.

Незнакомец в синей рубашке!

О боже… Боже мой, как это ему пришло в голову опять подкатывать ко мне?

Я начинаю нервничать, но с чего бы это?

Тут же смотрю на Эрика, который подмигивает мне, но вижу, что этот незнакомец идет прямиком к нему, здоровается с ним, и теряю равновесие. Если бы не мой партнер, я бы рухнула на пол на глазах у всей публики.

С этого момента я начинаю соображать совсем туго.

И, кажется, я разучилась танцевать!

Вижу, что Эрик мило с общается с незнакомцем и приглашает его присесть на пуф.

На мой пуф!

Вскоре музыка заканчивается, и танцор провожает меня к столику. Когда он уходит, я поворачиваюсь к Эрику, тот целует меня и говорит:

– Ты потрясающе танцевала.

Киваю и с наигранной улыбкой собираюсь ответить, но он добавляет:

– Милая, представляю тебе Хуана Альберто, кузена Декстера. Хуан Альберто, это моя чудесная супруга Джудит.

Этот мужчина с хитрой улыбкой берет мою руку и галантно ее целует:

– Джудит, рад с тобой познакомиться… наконец-то, – говорит он.

– Наконец-то? – изумленно переспрашивает Эрик.

Прежде чем я что-то отвечу, Хуан Альберто с улыбкой поясняет:

– Кузен мне много о ней говорил.

Я заливаюсь краской.

С ума сойти…. Бо-о-о-же мой! Что же Декстер ему наговорил?

Эрик начинает улыбаться, увидев мое лицо. Он понимает, о чем я подумала, и вдруг Хуан Альберто продолжает:

– Но я сказал «наконец-то», потому что сегодня утром попытался с ней познакомиться. Но, чувак, у твоей женушки такой норов… Она круто меня отшила и предупредила, что если я буду ей надоедать, то у меня начнутся серьезные проблемы.

Эрик начинает хохотать. Ему понравилось то, что он услышал, но он немного растерялся, потому что я ничего ему об этом не рассказала. Он поворачивается ко мне, и я поясняю:

– Я же сказала, что могу сама отбиваться от героев-любовников.

Хуан Альберто хохочет и заверяет:

– О да… В этом, дружище, я могу тебя уверить. Я даже испугался.

Эрик садится на пуф, усаживает меня к себе на колени и, заключив в крепкие объятия, спрашивает с лукавой улыбкой:

– Этот мексиканец пытался подцепить тебя?

Я улыбаюсь, а мексиканец отвечает:

– Нет, старина, я лишь пытался познакомиться с женой своего друга. Декстер сообщил мне, что вы остановились в этом отеле, и когда я увидел ее, сразу догадался, что эта расчудесная девушка и есть Джудит.

Эрик расплывается в улыбке, за ним – Хуан Альберто, и я, наконец расслабившись, присоединяюсь к ним.

Все теперь выяснилось.

Мы весело проводим время, попивая в баре изысканную «маргариту» под приятную музыку. Хуан Альберто забавный и такой же остроумный, как Декстер. Они даже внешне похожи. Оба темноволосые и привлекательные. Единственное, что отличает его от кузена, – это то, что он не смотрит на меня с вожделением.

Мы долго болтаем, и я узнаю, что Хуан Альберто поедет вместе с нами в Испанию, после чего отправится путешествовать по Европе. Он работает консультантом по безопасности и проектирует системы этой самой безопасности для компаний.

Беседа длится до двух часов ночи.

Внезапно Хуан Альберто заговорщически на нас смотрит, поднимается и говорит:

– Ладно… Я отправляюсь спать, а вы развлекайтесь и отдыхайте.

Я улыбаюсь, а Эрик, заставив меня тоже встать, протягивает ему руку и спрашивает:

– Ты пойдешь на ужин к Декстеру в его доме в Мехико?

– Не знаю, – отвечает Хуан Альберто. – Он мне о нем говорил, и я постараюсь. Но если у меня не получится, увидимся в аэропорту, договорились?

Эрик кивает, а Хуан Альберто, поцеловав меня в обе щеки, уходит.

Когда мы остаемся одни, Эрик приближается губами к моей шее и шепчет:

– Я рад слышать, что ты сама сумела отшить героев-любовников.

Лукаво смотрю на него:

– Милый, я же тебе говорила.

– А как тебе Хуан Альберто?

Под его пристальным взглядом я приподнимаю бровь и спрашиваю:

– В каком смысле?

– Он сексуален как мужчина?

Я расплываюсь в улыбке. Думаю, что догадываюсь, к чему он клонит, и отвечаю:

– Лично для меня сексуален ты.

– Мммммммм… Мысль об этом меня возбуждает, – шепчет он, касаясь своими губами моих. Наши взгляды встречаются. Мы в нескольких сантиметрах друг от друга, и я уже знаю, чего он хочет. Я тоже безумно этого желаю. Его дыхание учащается, я тоже дышу неровно.

Ну мы даем!

Мы улыбаемся друг другу, и вдруг я чувствую его руку под своей длинной юбкой. Покраснев, спрашиваю:

– Что ты делаешь?

Эрик… мой Эрик угрожающе улыбается, а я тоненьким голоском вопрошаю:

– Прямо здесь?

Он кивает. Вот баловник. Я заливаюсь краской.

Он хочет поиграть со мной прямо здесь?

Люди вокруг нас смеются, веселятся и пьют «маргариту» на фоне шума волн и музыки. Я сижу на пуфе спиной ко всем и лицом к своему любимому, и вот его рука уже у меня на бедре. Он рисует ладонью круги и приближается к моим трусикам.

– Эрик…

– Тсс…

Я нервничаю и в истерике смотрю по сторонам. Народ занят своими делами. Видя это, Эрик еще ближе придвигается ко мне и лукаво шепчет:

– Малышка, на нас никто не смотрит.

– Эрик…

– Успокойся…

Он отодвигает тонкую ткань моих трусиков и тут же один из его пальцев начинает играть с клитором. Закрываю глаза и глубоко дышу.

О боже… как же мне это нравится.

Меня возбуждает запретный плод. Я безумно завожусь, и когда Эрик вводит в меня палец, прерываю дыхание, открываю глаза и вижу его похотливую улыбку.

– Тебе нравится?

Словно кукла, киваю и чувствую, как наслаждение пронзает тысячей иголок мой живот.

Как же не хочется, чтобы он останавливался!

Он улыбается, поигрывая во мне своим пальцем, тогда как люди развлекаются вокруг нас, ни о чем не догадываясь.

Какое бесстыдство!

Но мне это нравится… нравится… нравится. И наконец, войдя в раж, я улыбаюсь и начинаю двигаться, желая, чтобы он как можно глубже в меня проникнул.

Он едва дышит, чувствуя мой напор.

Да…

Я свожу его с ума.

Да…

И тогда он, приблизив свои губы прямо к моим, вне себя от возбуждения шепчет:

– Не двигайся, если не хочешь, чтобы все догадались.

О боже… Боже мой…. Бо-о-о-о-о-о-же, вот это по-о-о-о-хоть…

Сейчас со мной случится удар!

Но как я могу не шевелиться?

От его прикосновений во мне просыпается неудержимое желание, и Эрик, прочитав это на моем лице, отрывается от моего влажного лона, встает, берет меня за руку и говорит:

– Пойдем.

К моему удивлению, вместо того, чтобы пойти в наш номер, он ведет меня к пляжу. Когда свет фонарей остается позади, и нас обволакивают темнота и свежий бриз, любимый отчаянно меня целует.

Желая поскорее прикоснуться к мужу, расстегиваю его рубашку и прижимаюсь к его телу. Оно нежное, упругое и горячее.

Я ласкаю его. Он ласкает меня.

И с каждой секундой в наших телах возрастает страсть.

Целуясь и лаская друг друга, мы доходим до бара на пляже. Того самого, где по утрам готовят отличную «маргариту». Он сейчас закрыт, и Эрик хочет здесь поиграть. Он поспешно развязывает мою блузу, завязанную на поясе, и когда перед ним предстает моя грудь, тихо произносит:

– Это как раз то, чего я очень хочу…

Словно голодный волк, он опускается на колени и целует мои соски. Сначала один, потом другой. Моя блузка падает на землю, и я остаюсь в одной длинной юбке. Восхищаясь этим моментом, смотрю в сторону ресторана – там люди продолжают веселиться. Они в нескольких сотнях метров от нас, но меня не волнует, что кто-то может нас увидеть. Я хватаю его за волосы и, приблизив правую грудь к его губам, шепчу:

– Попробуй меня.

Он, словно одержимый, с упоением набрасывается на нее, тогда как его руки скользят по моим ногам, неторопливо поднимают юбку.

Когда один сосок становится как камушек, не дожидаясь моей просьбы, он переходит ко второму, и я нашептываю:

– Да… вот так… отлично…

Крайне возбужденный, он крепко сжимает мою попку руками, и тут я слышу, как рвутся мои трусики. Смотрю на него, и он весело отвечает:

– Это лишнее.

Я прыскаю, но когда он одним рывком снимает с меня юбку, оставляя полностью обнаженной около маленького бара, мой смех становится немного нервным.

В нескольких метрах от туристов, обнаженная, с разорванными трусиками и готовая получить удовольствие. В этот момент рядом с нами слышится женский смех – не мой. Мы с Эриком переглядываемся и обнаруживаем, что по ту сторону бара мужчина и женщина занимаются тем же, что и мы.

Ничего не говорим. В этом нет необходимости. Не сокращая дистанцию, каждая пара продолжает наслаждаться моментом.

Присутствие кого-то еще возбуждает нас.

Эрик целует меня. Он жаждет моих поцелуев, как и я горю желанием испить его любви. Он берет меня за запястья и поднимает их над моей головой. Телом прижимает меня к деревянной стене бара, и я чувствую его возбужденный член животом. Это возбуждает меня еще больше.

Твердый. Пульсирующий. Я так хочу почувствовать его внутри себя.

– Ты сводишь меня с ума, – шепчет он.

Я расплываюсь в улыбке. Закрываю глаза, обезумев от счастья.

Вдруг женский стон заставляет нас обоих повернуться. На этот раз она стоит на четвереньках, а ее партнер входит в нее сзади, не останавливаясь.

Не в силах оторвать взгляд от этой картины, я смотрю на лицо женщины. Упоение на ее губах и во взгляде дает мне понять, как ей приятно, и я возбуждаюсь сильнее.

Мне нравится смотреть.

Меня это возбуждает.

Когда я смотрю, мне хочется поиграть.

– Тебе нравится то, что ты видишь? – шепчет Эрик мне на ухо.

Этот вопрос напомнил мне наш первый визит в «Moroccio» – тот самый необычный ресторан в Мадриде. Я с улыбкой вспоминаю свой испуг от увиденного и вздыхаю, представив сейчас свое лицо. Теперь все по-другому. Благодаря Эрику мое представление о сексе изменилось, и, к счастью, в лучшую сторону.

Теперь я – женщина, которая получает удовольствие от секса. Которая говорит о сексе. Которая играет в сексе и не воспринимает его как табу.

Я киваю. Его голос наполняется эротизмом и похотью, и мы продолжаем наблюдать за представлением. Стоны женщины становятся все громче, а движения мужчины – мощнее и уверенней.

Не отрывая от них взгляда, замечаю, что Эрик развязывает шнурок на своих льняных штанах и снимает их. Он быстро разворачивает меня и шепчет на ухо:

– Теперь я хочу услышать, как стонешь ты.

И тут же разводит мне ноги. Проведя своим упругим членом вдоль попки, опускает его к киске и спустя несколько секунд, что меня разозлило, входит.

О да… да.

Его толчки – меткие и мощные. Именно так нравится нам обоим. Его упругий, большой и нежный член полностью погружается в мою влажную киску, которая, наслаждаясь им, всасывает и сжимает его.

Это огромное удовольствие…

Во мне нарастает возбуждение…

Я тяжело дышу, а мой любимый немец властно держит меня за талию и в поисках наслаждения раз за разом нанизывает меня, заставляя стонать, доводя нас обоих до безумия.

Я смотрю вправо, вижу, что стонавшие до этого теперь наблюдают за нами, и понимаю, что теперь уже я демонстрирую той женщине свое наслаждение.

О да… Мне хочется продемонстрировать это ей.

Я хочу, чтобы она узнала, как мне приятно.

Эрик такой высокий и сильный, что пару раз поднимает меня в воздух, и я хватаюсь за стойку бара, чтобы он снова и снова входил в меня. Обожаю, как он делает это.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8