Мать.

Мать. Вопросы и ответы 1953 г.



скачать книгу бесплатно

Об этом я собираюсь подробнее рассказать в ближайшем выпуске «Бюллетеня», но в двух словах суть дела состоит в следующем.

Для того чтобы сотворить Вселенную так, как она и была создана, единая Божественная Воля подвергла себя множественной индивидуализации, раздроблению, понимаете: перестав быть неделимым, все в себя вмещающим единством, она стала единством, состоящим из огромного числа, из бесконечного множества малых, отдельных, обособленных друг от друга – и ощущающих, сознающих эту обособленность – индивидуальных сущностей. Именно поэтому каждый человек и ощущает себя самостоятельным индивидом. В противном случае он чувствовал бы себя неотделимой частью как бы некой сплошной текучей субстанции. Он не мог бы осознавать себя индивидуальным существом, со всеми его признаками, такими как, например, собственное, отделенное от окружающей среды, имеющее вполне определенные очертания и границы тело; вместо этого он ощущал бы свою причастность к вселенскому всепроникающему движению витальных сил, к составляющему всеобщую основу бессознательному, он ощущал бы себя некоторой массой, подвижной средой, которая находится под влиянием одновременно самых разнообразных, часто противоположных друг другу воздействий и не способна отделить себя ни от одного из них; таким образом, он совсем не чувствовал бы себя отдельным существом, он ощущал бы себя одной из бесконечного множества вибраций окружающего мира как некоторого единого целого. Итак, целью первоначально единой Воли было создание индивидуальных существ, способных в ходе своего развития вновь осознать свой Божественный Источник. По самому смыслу этого акта индивид, чтобы быть таковым, должен ощущать свою обособленность от всего окружающего мира. Но при таком обособлении происходит, по крайней мере, с внешней стороны разрыв связи с исходным Сознанием и переход к бессознательному состоянию. Легко понять, что оно не может не быть бессознательным, потому что отрывается от Первоисточника, являющегося самой сущностью жизни, Жизнью жизни, вот почему, пока вы не восстановите эту связь, вы не сможете до конца осознать, в чем состоит истина вашего существа… Так обстоит дело. И нет смысла спорить, могло или не могло бы быть по-другому, достоверно одно – так было и так есть. Такой ход развития вселенной привел к тому, что изначально чистое Сознание не может явить себя в мире во всей своей чистоте и во всей полноте своей сущности, изначальная чистота искажается бессознательным и неведением, то есть Его воплощение происходит через сеть искажений… Таким образом, понятно, что если бы на мой вопрос об истине вашего существа каждый из вас сразу же, без промедления и с полным основанием ответил бы мне: «Да, я знаю, в чем состоит истина моего существа!», это означало бы, что цель всего развития была бы вами уже достигнута: преодолев покровы неведения, вы бы снова пришли к Первоистоку, сохранив при этом свою неповторимую индивидуальность.

Именно ложь и неведение, искажающие проявление Истины, служат причиной всего уродливого в мире, причиной смерти.

Из-за этого – все болезни в нем, всякое зло, из-за этого – все страдания. И существует только одно лекарство, единственный способ покончить со всем этим. Для этого нужно, прежде всего, понимать, что хотя сами эти явления и происходят и существуют в разных плоскостях, несут в себе различные вибрации, причина у них у всех одна. Это бессознательность, возникшая из-за необходимости множественной индивидуализации единой Воли. Прошу вас обратить внимание: пока мы не разбираем вопрос о неизбежности этого события. Это отдельный вопрос, который мы, возможно, даже и сможем разрешить в дальнейшем, но сейчас пока нужно просто признать и принять все так, как есть, и исходить из существующего положения вещей.

Так каково же средство, спасающее от лжи, зла и бессознательности? Раз мы знаем причину, то остается лишь одно средство привести все в порядок – вернуться к сознательному состоянию. И это совсем не сложно понять.

Поясню. Давайте сначала посмотрим на дело так, как этому учат некоторые из религий, а именно допустим, что в мире существуют две противостоящие друг другу и постоянно противоборствующие силы: добро и зло – они всегда существовали и всегда будут существовать и всегда будут бороться, воевать, сражаться друг с другом. А побеждать будет то, что сильнее: перевесит хотя бы чуть-чуть добро – победит добро, окажется зло хотя бы немного сильнее – победит зло, но сами по себе они неуничтожимы и будут существовать вечно. Такое положение вещей было бы безнадежным и бесполезно было бы даже рассуждать, трудно или легко изменить его: оно было бы просто безвыходным и выбраться из него было бы никак невозможно. Но в действительности все не так.

На самом деле, существует лишь Единое, Исток, средоточие Истины во всей Ее полноте и совершенстве, по-настоящему только Он и обладает истинным бытием, но, проявляя, проецируя себя вовне, дробясь и умножаясь, Он порождает окружающий мир, включая нас самих, людей – множество мыслящих существ, обладающих хотя и крошечным, но добрым и светлым умом, и стремящихся найти нечто такое, чего им найти пока не удалось, но что они имеют возможность найти, потому что это нечто находится внутри них самих. И они непременно найдут его, это обязательно произойдет. Для этого потребуется, разумеется, какое-то время – большее или меньшее, – но, как бы там ни было, они наверняка достигнут цели. Лекарство от зла, стало быть, находится в самом сердце зла!

Ему – этому искомому Нечто – дают самые разные имена, и у каждого из нас – свой образ, свое представление о Нем, свое видение Его. У каждого – свой опыт общения с Ним и он зависит от того, как мы видим Его. Каждый, кто отыскал в себе Божественное, проделал свой путь, прошел через определенный опыт, по-своему увидел Его и этот образ для него бесспорен. Но если у человека нет должного понимания, он начинает утверждать: «Чтобы прийти к Богу, нужно делать то-то и то-то. Именно так, и никак иначе, только таким путем», потому что именно этот путь может привести к цели. Но когда вы продвигаетесь немного вперед в своем развитии, приобретаете больше опыта, вы начинаете понимать, что ваш первоначальный опыт совсем не единственно возможный, что совсем необязательно действовать только так, как действовали вы в вашем первом восхождении к Нему, что для достижения этой цели существует великое множество различных способов… Однако для всякого, кто достиг достаточной духовной высоты, очевидно одно – то, что мы обретаем в конце пути, в сущности своей всегда остается одним и тем же для всех, кто приходит к Нему. Это самое замечательное открытие: каким бы путем вы ни пришли к Божественному, какой бы Его образ у вас ни сложился, вы, в конце концов, убеждаетесь, что в самой своей сущности Оно для всех – одно и то же. Если отвлечься от формы, опыт будет одним и тем же для всех. Соприкасаясь с Ним, все будут переживать одно и то же. В этом и заключается доказательство того, что вы соприкоснулись именно с Ним, потому что Оно – одно и то же для всех. Если это не так, если у вас другое восприятие, значит, вы еще не познали Его по-настоящему. Когда вы действительно приходите к Нему, у вас не может быть ни малейших сомнений, что Это – одно и то же для всех. И вы можете называть Его как хотите, это не имеет никакого значения.

Слова – это, в конце концов, всего лишь только слова. В сущности, если за ними ничего не стоит, они ничего и не значат. Вам, конечно же, приходилось замечать, что иногда, разговаривая с одними людьми, вы, с вашей точки зрения, выражаете свои мысли очень ясно, а вас, тем не менее, не понимают, зато в других случаях вас понимают с полуслова. Бывало с вами такое? Неужели нет? Со мной такое случалось очень часто. На самом деле, понимание зависит не от формы выражения мыслей, не от подбора слов, но от вложенной в них силы мысли; чем больше эта сила, чем больше целенаправленности, ясности, точности в ваших мыслях, тем больше вероятность того, что сказанное вами будет понято людьми, способными воспринимать эту заключенную в мысли силу. Если же человек говорит вовсе не думая, то обычно бывает невозможно понять, что он хочет сказать. Его речь – это просто шум, и ничего больше. С другой стороны, если у вас есть постоянный собеседник, с которым вы постоянно обмениваетесь мыслями, мнениями, соображениями, если вы достигли определенной взаимной настроенности умов, между вашими умами установилось своего рода согласие и между ними, можно сказать, условлено: «Под таким-то словом я понимаю то-то и то-то» или: «Когда я говорю такое-то слово, я имею в виду то-то и то-то» и так далее; или, иными словами, если вы уже привыкли обмениваться мнениями и у вас установилась определенная связь, то уже одного этого достаточно, чтобы вы легко понимали друг друга. Когда же вы сталкиваетесь с совершенно посторонними людьми, с которыми никогда раньше не разговаривали, вам требуется некоторое время, чтобы привыкнуть к собеседнику и разобраться, в каком смысле он употребляет то или иное слово… Что же именно позволяет вам, в конце концов, понимать друг друга, почему вы способны понимать другого человека? Потому что на вас действует ментальная энергия сознания, стоящая за словами. Мысль, вмещающая в себе большую силу, обладает мощными вибрациями; они-то и воспринимаются слушающим вас, слова же – это только посредники. Вы можете развить в себе это умение концентрировать в мысли большую энергию до такой степени, что будете способны входить в непосредственный умственный контакт с кем угодно, используя наименьшее количество слов, а то и вообще обходясь без них; но для этого нужно обладать очень большой силой ментальной концентрации. И чем бы вы ни занимались, эта способность всегда позволит вам решить любую задачу. Когда вы достигли высокой степени развития внутреннего сознания, умения концентрировать его на нужном деле, тогда, что бы вы ни делали, во всем оно будет руководить вами и благодаря этому вы справитесь с любым делом как нельзя лучше[3]3
  Когда в 1968 г. выходило в свет первое издание этих «Вопросов и ответов», Мать добавила к этому месту следующее пояснение: «Самое важное – это постоянно осознавать Божественное Присутствие в себе, Оно должно быть вполне осязаемым, живым, ощутимым, и тогда это Присутствие будет вашей руководящей силой, будет являть себя во всем, что вы делаете и говорите».


[Закрыть]
. Вы должны понимать, что само по себе ваше тело, внешнее физическое существо, не может быть движущей силой ваших действий, оно только инструмент, не больше. Когда вам удается ощутить в себе Присутствие – истинный источник – (Оно невидимо, но ощутить Его вы можете), жить и действовать, постоянно сохраняя с ним связь, тогда все ваши действия станут осмысленными и все, что вы будете делать, получится у вас наилучшим образом. Если вы не осознаете в себе этой подлинной движущей силы, когда вам, как вы ни стараетесь, не удается достичь правильного состояния, тогда ваши действия малорезультативны, много сил тратится впустую, поскольку у вас нет правильного понимания окружающего положения вещей, вы не знаете, что именно нужно делать в каждый следующий момент. Итак, правильные действия осуществляются не собственно внешним физическим существом, а руководящей им силой, которую вам следует осознать в себе.


Какие планы сознания обычно являются источником музыкального вдохновения?


Это могут быть самые разные планы сознания. Богатым источником определенного рода музыки является высший витальный план, такая музыка может очень сильно захватывать человека, хотя по характеру она несколько – будем говорить, не прибегая к более сильным выражениям – вульгарна, она действует на нервы. Эта музыка не обязательно неприятна, но обычно она воздействует прежде всего на нервную систему. Итак, существует витальный источник музыки. Есть музыка, источник которой – психический план бытия, эта музыка совсем иного свойства. И существует, наконец, музыка, происходящая из духовных сфер: это необыкновенно светлая музыка, она возносит вас в высочайшие миры, захватывает вас целиком. Но для наилучшего, наиболее верного и точного воплощения такой музыки совершенно необходимо участие вашего витального существа, так как эта возвышенная по своему происхождению музыка в своем внешнем – воплощенном – виде может оказаться совершенно невыразительной, если вы, как сочинитель или исполнитель, по каким-то причинам не способны вложить в нее витальную энергию, которая сообщает музыке мощь и великолепие. Мне были знакомы люди, которых посещало вдохновение из самых высоких сфер, но оно находило у них очень скудное, слабое выражение, потому что их витальное существо в процессе воплощения никакого участия не принимало. Объяснение здесь может быть только одно: в ходе своей духовной практики они полностью усыпили свое витальное существо – усыпили в буквальном смысле слова, оно потеряло жизнеспособность – и нисходящая гармония получала свое выражение сразу и непосредственно на физическом плане, без всякого отклика витального, так что, проследив ее путь нисхождения и поднявшись к источнику, можно было увидеть, что в своем первоначальном виде она прекрасна, но, воплощенная этими людьми, превратилась в очень невзыскательное, слабое в музыкальном отношении сочинение – она утратила всю свою первоначальную силу и богатство. Если же в воплощении участвует витальный план, то и эта сила и это богатство присутствуют в музыке, так что если при этом гармония приходит к вам из достаточно высоких сфер, то, воплощенная в физическом мире, такая музыка становится гениальной.

Музыка, как и любая другая область человеческой деятельности, имеет свои особенности; создать и воплотить хорошее произведение – нелегкое дело, и человек как имеющий связь с витальным планом посредник между высшими планами, где рождается гармония, и низшими, где она воплощается, играет большую роль. То же самое мы можем сказать и о любом другом виде искусства, о литературе, поэзии, живописи, да и о любом творческом деле вообще. Истинное его значение, его подлинная ценность зависит от сферы – источника вдохновения творца, от высоты того плана сознания, откуда он черпает свое вдохновение. Уровень же воплощения и исполнения зависит от вкладываемой в исполнение витальной силы. Гений в полной мере совмещает в себе и первое, и второе. Оттого гений – это редкое явление. Обычно у людей ярче выражено что-то одно и чаще всего это витальное. Вот почему имеется еще один, очень большой по объему пласт музыки – кафешантанная музыка, музыка кино; музыка, отличающаяся своего рода мастерством сочинения и исполнения и в то же время необычайной пошлостью, вульгарностью. И поскольку делается она, действительно, весьма умело, она очень заразительно действует на человека (обычно – через нервный центр солнечного сплетения); она очень запоминается, она мгновенно захватывает и очень долго не отпускает вас, так что совсем непросто отделаться от нее; нечего сказать, производят ее в своем роде весьма искусно. Главный посредник при ее создании – витальный план, так что она насыщена витальными вибрациями, но то, что является ее источником, остается за пределами всякой критики. Мы можем сказать, что, если бы ее создатели могли, сохраняя всю витальную силу в воплощении музыки, достичь вдохновения из самых высоких сфер – того наивысшего вдохновения, когда, кажется, сами небеса разверзаются над нами, чтобы излить свою гармонию в земной мир, – то их музыка была бы прекрасна. Такие произведения, исполненные одновременно и силы, и высокого вдохновения, есть у Сезара Франка, у Баха, у Бетховена, у некоторых других композиторов. Однако вдохновение скоротечно, это, можно сказать, какой-то миг, оно приходит и через какие-то мгновения уходит. Поэтому не следует думать, что все произведения какого-то даже значительного художника, творца, равноценны. Ведь вдохновение – это как вспышка молнии, хотя порой оно длится достаточно долго, во все время работы над произведением искусства или любым другим творческим делом; но, как бы то ни было, всякое творение, отмеченное, проникнутое вдохновением, несет на себе его отпечаток, и благодаря этому вы можете испытать то же самое состояние, что и создавший его автор, иначе говоря, когда вы полностью сосредоточиваетесь на восприятии сущности произведения, вы внезапно чувствуете, как вас возносит куда-то очень высоко, как поднимаются все ваши душевные силы, вам словно открывают сверху черепную коробку и через образовавшееся отверстие вас уносит к недосягаемым высотам, к несказанному свету. За какие-то мгновения вы естественно и почти непроизвольно испытываете то же самое, что с таким трудом и так долго достигается практикой йоги. Однако обычно после этого человек снова возвращается в прежнее состояние, потому что у него отсутствует в качестве основы развитое до соответствующего уровня сознание; получив опыт общения с высшими мирами, он, тем не менее, может даже и не понять, что же, собственно, с ним произошло. Но если вы готовы к такому опыту, если с помощью йоги вы в достаточной степени развили и подготовили свое сознание, то, получив такой опыт, вы – можно с уверенностью сказать – надежно освоите соответствующий этому переживанию уровень сознания.


В чем причины такой большой разницы между европейской и индийской музыкой? Что здесь главное – источник происхождения музыки или манера, стиль исполнения?


Здесь играет роль и то и другое, только не в том смысле, какой вы вкладываете в ваш вопрос, подразумевая более высокий уровень европейской музыки, а совсем в обратном.

В европейской музыке далеко не часто встречаются сочинения, проникнутые вдохновением наивысшего уровня; так же редко источником вдохновения европейской музыки является план психического бытия, это очень редкое явление. В лучшем случае, это могут быть определенные весьма высокие сферы или же витальный план сознания. Что касается исполнения, то почти всегда, за редким исключением, оно носит витальный характер – много захватывающей увлеченности, много экспрессии. Чаще же всего источник происхождения европейской музыки – витальный план сознания. Но бывает, повторяю, что источником вдохновения служат довольно высокие миры – и тогда эти произведения прекрасны. Источником вдохновения может выступать и психический план, особенно в культовой, духовной музыке, но и здесь такое встречается не часто. Источник индийской музыки, если говорить, конечно, о лучших ее образцах и представителях, – почти всегда психический план; раги, например, имеют именно этот план своим источником. С другой стороны, нельзя сказать, что ее создатели очень часто были вдохновляемы наивысшими планами сознания. Но, в любом случае, индийская музыка очень редко имеет мощное витальное наполнение. Она носит, скорее, внутренне-интимный характер. Я слышала очень много самых разных произведений индийской музыки, очень много, и очень редко мне встречались произведения, исполненные витальной силы, совсем редко – может быть, всего четыре или пять раз. Зато очень часто мне случалось слушать музыку, источником которой был психический план сознания, причем, как правило, воплощение музыкального образа происходило непосредственно из психического плана бытия на физическом уровне, то есть почти без участия витального. И, вы знаете, действительно, стоит только как следует сосредоточиться на восприятии такой музыки, сразу же чувствуешь всю ее – как бы это выразить – бесплотность, воздушность, здесь не услышишь мощных вибраций витального плана; таким образом, можно очень легко, слившись с нею, погрузиться в ее источник, в мир психического. Воздействие, оказываемое индийской музыкой, – это своего рода экстатический транс, как при приеме каких-нибудь наркотических средств. Да, да, своеобразный легкий транс. Но вы поймете и почувствуете это, только если сумеете должным образом сосредоточиться на ней, слиться и вот так, полностью отдавшись ей, постепенно погрузиться в область психического сознания. С точки зрения же внешнего сознания эта музыка настолько лишена энергии, что на витальном уровне она вообще вас не трогает, оставляя совершенно безучастными и равнодушными. А те произведения индийской музыки, где присутствует витальная сила, очень и очень хороши… Вообще мне очень нравится индийская музыка, мне нравится эта характерная для нее разнообразная разработка основной темы, эта игра с лейтмотивом. А обычная композиция произведений индийской музыки именно такова – находится мелодически красивая тема и проводится через многочисленные вариации, причем в любой вариации основной рисунок мелодии сохраняется. В Европе тоже были музыканты, настоящие художники, которые писали подобного рода музыку, – так писал Бах, так писал Моцарт (кстати, музыка Моцарта – это вообще то, что называется чистая музыка, музыка ради музыки, у него не было желания писать как-то иначе). Я считаю, что такого рода музыкальные сочинения, когда какая-нибудь мелодия из нескольких нот по-разному варьируется (а число вариаций, на самом деле, практически неограниченно), очень подходят для того, чтобы привести вас в состояние покоя, помочь погрузиться глубоко внутрь себя. И если у вас есть навык, если вы достигли достаточного уровня развития сознания, такая музыка поможет вам войти в связь с психическим – с ее помощью вы оставляете уровень внешнего сознания и глубоко погружаетесь в себя.


Как происходит рождение музыки в земном мире, в каком виде является она внутреннему слуху великого композитора? Иначе говоря, является ли она ему в виде просто мелодии или сразу же в окончательном виде, так, как ее исполняют для нас?


Все зависит от самого музыканта. То, о чем я только что говорила, имеет непосредственное отношение к этому вопросу. Скажем, в Индии теория гармонии не получила достаточно широкого развития, наукой о гармонии здесь занимались не слишком много, поэтому у индийца музыкальное вдохновение выражается чаще всего в виде мелодии. Участие в творческом процессе витального позволяет художнику переживать вдохновение как сложное гармоническое целое. Витальное сообщает музыке мощь, богатство и разнообразие гармонии.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50