Масатаке Окумия.

Зеро! История боев военно-воздушных сил Японии на Тихом океане. 1941-1945



скачать книгу бесплатно

Под командованием адмирала Цукахары морская авиация наземного базирования в южной части Тихого океана с 8 декабря 1941 года до завершения операции «Ява» достоверно сбила в воздушных боях и уничтожила на земле в общей сложности 565 самолетов противника. Из этого количества на долю наших истребителей Зеро приходится 471 самолета или 83 процента от общего количества.

Об эффективности наших Зеро мы можем судить по тому факту, что во всех наших операциях первых месяцев войны истребители Зеро наших сил морского и наземного базирования уничтожили 65 процентов всех самолетов, которые потерял враг. Это достижение оказало прямое влияние на успех наших действий помимо уничтожения вражеской авиации, без превосходства в воздухе наши бомбардировщики и торпедоносцы определенно не смогли бы так основательно подавить сопротивление врага.

Мы неоднократно подчеркивали роль этого самого самолета в начальной фазе войны на Тихом океане. Тем не менее, мы осознаем, что в Пёрл-Харборе, а также на Филиппинах и в Голландской Ост-Индии мы бы не смогли одержать свои победы на море, на суше и в воздухе, если бы у нас был истребитель с более низкими характеристиками, чем Зеро. Вся наша стратегия строилась в зависимости от успехов этого самолета.

Глава 9
МОРСКОЙ БОЙ У БЕРЕГОВ МАЛАЙИ

10 декабря 1941 года, на третий день войны на Тихом океане, Япония узнала о потрясающей победе, которая в огромной степени повлияла на наши будущие операции в акватории Тихого и Индийского океанов. Два самых могучих боевых корабля Англии, дредноут «Prince of Wales» и крейсер «Repulse» британского Азиатского флота, были отправлены на дно у побережья Малайи.

Эта победа была завоевана без участия японских надводных кораблей. Семьдесят пять двухмоторных бомбардировщиков наземного базирования морской 22-й воздушной флотилии под командованием контр-адмирала Садаити Мацунаги провели опустошительную атаку и единственным ударом превратили британские военно-морские силы в Азии в малозначащую величину.

С еще большей, чем в Пёрл-Харборе, долей драматизма эта акция продемонстрировала неожиданные изменения в балансе вооруженных сил, которые может сотворить авиация. Японские военно-воздушные силы низвергли Англию с ее трона главной морской державы в Индийском океане до беспомощного состояния невероятно малой ценой всего лишь трех бомбардировщиков, которые, падая, врезались в британский военный корабль.

Летом 1941 года 22-я воздушная флотилия прошла интенсивную подготовку на морской базе ВВС на юге Формозы. В конце октября эта флотилия перенесла свой штаб в Сайгон, столицу Французского Индокитая. Два авиационных корпуса флотилии были одновременно переведены на новые базы. Авиакорпус Гензан, состоявший из сорока восьми бомбардировщиков наземного базирования типа 96, переместился в Сайгон через остров Хайнань; а авиакорпус Михоро, также оснащенный сорока восемью бомбардировщиками типа 96, был расквартирован в Тудаумоте, к северу от Сайгона.

Подразделение истребителей флотилии, состоявшее из тридцати шести истребителей Зеро производства компании «Мицубиси», и подразделение разведки из шести самолетов-разведчиков наземного базирования типа 98 были переданы под командование контр-адмирала Мацунаги на передовую базу в Сок-Транг к югу от Сайгона.

Этим соединениям было поручено: 1) уничтожение вражеских военно-морских сил и защита наших транспортов, доставляющих армейский десант на Малайю; 2) уничтожение вражеской авиации, базирующейся возле Сингапура; 3) осуществление морского патрулирования.

Стратегия, принятая как раз перед началом военных действий на Тихом океане, возлагала на армейскую авиацию ответственность за этот район.

В то время, однако, армейской авиации не хватало ударной мощи, и она была почти бесполезна в воздушных боях. Флот не очень верил в способность армейских подразделений атаковать хоть с какой-то долей успеха надводные корабли противника, и действительно, армии серьезно не хватало средств и опыта для ведения операций над водными просторами.

Начнись война в октябре, а не в первую неделю декабря, в армии не оказалось бы ни одного самолета, способного бомбить Сингапур, самую крупную и самую мощную британскую базу в этом регионе, с нашей главной базы во Французском Индокитае.

Эта плачевная ситуация существовала, несмотря на факт, что британский флот и бомбардировщики, базировавшиеся в Сингапуре, считались самой серьезной угрозой нашим транспортам, которым вменялось в обязанности доставка армейского десанта из Французского Индокитая при вторжении в Малайю. Принимая во внимание важные задачи, которые предстояло решать в ближайшем будущем, главнокомандующий Объединенным флотом адмирал Исороку Ямамото лично приказал 22-й воздушной флотилии немедленно переместиться на новые базы во Французском Индокитае.

В конце ноября 1941 года мы получили донесение разведки, в котором говорилось, что два британских линкора замечены при движении в восточном направлении в Индийском океане. Позднее из дополнительных сообщений из этого региона выяснилось, что эти два линкора 2 или 3 декабря прибыли в Сингапур. Также было установлено, что получившим свежие подкрепления флотом командовал вице-адмирал сэр Том Филипс и что этими боевыми кораблями были новый «King George V» и быстроходный крейсер «Repulse».

После боя 10 декабря линкор был идентифицирован как «Prince of Wales» – того же класса, что и «King George V», который за шесть месяцев до этого сыграл важную роль в потоплении германского линкора «Bismarck».

Японским планам вторжения в Малайю серьезно угрожало неожиданное появление в регионе двух мощных британских боевых кораблей. Даже из консервативных оценок нашей разведки следовало, что эти два британских боевых корабля были даже сильнее, чем наши быстрые линкоры «Kongo» и «Haruna», бывшие тогда под командованием вице-адмирала Нобутакэ Кондо – старшего морского начальника на этом театре военных действий и главнокомандующего 2-м флотом.

Адмирал Кондо напрямую руководил не только этими двумя линкорами, а также еще двумя тяжелыми крейсерами, одним легким крейсером и десятью эсминцами. Вдобавок к этим силам пять тяжелых крейсеров, один легкий крейсер и четырнадцать эсминцев подчинялись главнокомандующему войсками в Малайе вице-адмиралу Дзисабуро Одзаве.

Для поддержки этих надводных сил адмирал Ямамото, узнав о появлении в Сингапуре «Prince of Wales» и «Repulse», приказал немедленно передислоцировать на новую базу во Французском Индокитае двадцать семь бомбардировщиков наземного базирования типа 1, располагавшихся ранее на юге Формозы. Их передали под командование контр-адмирала Мацунаги.

Такова была финальная диспозиция наших сил в районе, а в это время намеченная дата начала войны все близилась.

В середине первой недели декабря наши воздушные, морские и сухопутные силы были готовы нанести удар по врагу. В наши операции входил и напряженный период ожидания и патрулирования. Особенное внимание мы уделяли перемещениям британского Азиатского флота. Начиная с первых дней декабря, отчасти с целью выслеживания «Prince of Wales» и «Repulse», мы вели патрулирование океанских вод, омывающих Французский Индокитай, Малайю и Борнео ежедневно силами бомбардировщиков наземного базирования.

Напряжение в наших военно-воздушных войсках выросло до предела. До сих пор наши военные действия велись успешно, но в любой момент враг мог раскрыть наши планы и внести замешательство в наши тесно скоординированные планы ведения воздушных, морских и сухопутных атак.

Командир эскадрильи из авиакорпуса Гензан лейтенант Садао Такаи, участвовавший в морском патрулировании в предвоенный период и позднее в морском бою у берегов Малайи, вел детальные записи событий того времени: «За два дня до начала военных действий мы патрулировали океан до удаления в 100 морских миль к югу от Сингапура. В патрульной службе мало приятного. Мы – это одинокий самолет, летящий в безоблачном небе над южным морем. Члены экипажа едва ли произносят слово во время этих долгих полетов, почти постоянно приходится затаив дыхание не сводить глаз с Сингапура. Огромная британская военная база была избрана нашей целью в первую ночь войны на случай, если британский флот останется под защитой береговой артиллерии. Возможно, мои подчиненные слишком ревностно относились к исполнению своих служебных обязанностей. Похоже, они старались извлечь полезный опыт из каждой минуты, проведенной в воздухе в ходе утомительных патрульных полетов. Каждый находился в смятенном состоянии мыслей из-за того, что от них требовалось постоянно быть настороже, в ожидании того, что случится, если начнутся бои, а также из-за огромного желания показать себя максимально искусными в исполнении своего долга.

Не видно ни одного корабля или самолета. Бесконечное море, простирающееся перед нашим бомбардировщиком, кажется настолько спокойным, что не видно ни одной волны. Трудно поверить, что пройдут всего лишь два дня и начнется война».

Полномасштабное патрулирование началось за несколько дней до запланированного начала войны, но, как это видно из детального отчета лейтенанта Такаи, многим из поисковых бомбардировщиков не удавалось заметить ни малейшего передвижения со стороны британского флота или авиации. Японские бомбардировщики заметили несколько британских самолетов, но встречи закончились миром.

Рассказ лейтенанта Такаи продолжается: «Командование флотом отдало приказ всему составу, занятому поисковыми операциями, сконцентрироваться на передвижениях этих двух британских линкоров. Мы ежедневно отправляли патрули, ничего не обнаруживая, а поэтому напряжение все возрастало по мере приближения даты нападения. Изматывающее спокойствие над океаном можно было бы справедливо описать как „затишье перед бурей“».

6 декабря 1941 года. Транспорты с десантными войсками, которым предписывалось произвести вторжение на восточное побережье Малайи, двигались на запад от южной части Индокитая. Конвои с войсками всегда движутся возмутительно медленно, эта фаза боевых действий была узким местом в нашем планируемом вторжении на вражескую территорию. Однако под постоянным прикрытием истребителей флот неспешно приближался к Кота-Бару в Малайе. К счастью, море было спокойным, и транспорты шли незамеченными, но такое шествие флота в стиле японских феодалов не могло вечно проходить без последствий!

В тот же день подтвердились наши худшие опасения. Британские патрульные гидросамолеты-бомбардировщики обнаружили конвой с войсками! Весь наш план вторжения оказался разоблаченным задолго до того, как мы могли бы начать вторжение в Малайю. Британцам было абсолютно ясно, что собой представлял флот из тридцати кораблей в колонном строю, куда он направлялся и когда он прибудет в место назначения. Мы были вынуждены немедленно изменить свою тактику и далее продолжать следование, но уже открыто. Причиной для серьезных опасений была вероятность вражеских воздушных атак на наши авиабазы во Французском Индокитае. И мы немедленно начали рассредоточивать свои эскадрильи бомбардировщиков по базам, расположенным на широкой площади.

Первый день войны начался со спокойного рассвета. Мы надеялись и молились, чтобы противник ничего не предпринял. Каждая радиодепеша тщательно изучалась на предмет содержания намеков на нападение. Мы опасались, что британцы могут атаковать конвой с войсками. Как только наступал длинный перерыв в радиопередачах, мы начинали бояться, что, может быть, пропустили новости о уже начавшихся боях. С другой стороны, когда приходило какое-нибудь радиосообщение, мы боялись, что оно несет плохие новости. Размеры территории и вооруженных сил, задействованных тут, были так велики, что могло случиться все, что угодно. Всем нам хотелось знать, принесут ли успех наши скрупулезно разработанные планы. Из-за постоянного ожидания и размышлений мы засыпали с большим трудом.

Моей самой важной обязанностью было поддержание в моментальной готовности к атаке всех моих бомбардировщиков. Оружие, которое нам предстояло иметь с собой, зависело от объекта атаки. Если цели подлежало бомбить, надо было устанавливать особые подвески для бомб, поскольку необходимо было доставить до цели большое количество бомб небольшого размера. Если предстояло атаковать вражеские корабли, нам надо было брать либо тяжелые бомбы, либо торпеды. Пока самолеты не будут готовы к загрузке каким-либо из этих трех типов оружия, они остаются бесполезными для предстоящего задания, в котором даже малейшее опоздание к полю боя может привести к катастрофе. Наземные службы, поддерживавшие наши самолеты в постоянной боеготовности, широкой публике малоизвестны в отличие от того внимания, которое уделяется членам экипажей. Правда, часто бывает, что боевая оснащенность и наземные группы обслуживания держат в своих руках ключ к победе или поражению.

Не было никаких признаков, говоривших, что британский флот намерен покинуть Сингапур и атаковать наши надводные суда. Был отдан приказ – бомбежка Сингапура начнется в первую ночь войны, как это предусматривалось и ранее.

Экипаж каждого самолета был идеально тренирован. Наступил наш финальный момент. Мы изучали бомбометание и планы атаки столько раз, что запомнили их до мелочей. Никаких особых приготовлений не требовалось. Если не считать рутинных потребностей в техническом уходе и загрузке наших самолетов бомбами и торпедами, мы были готовы к атаке. Единственно нас беспокоила мощь возможных воздушных контратак противника.

Однако, поскольку война должна была начаться с бомб, сброшенных нашими самолетами, все были в бодром настроении. Мы были намерены навести страх на врага. Это была наша первая широкомасштабная морская атака, и мы переживали не только за свою безопасность, но скорее за то, как много ущерба наши авиабомбы и торпеды смогут нанести вражеским линкорам.

7 декабря 1941 года. Последний день перед началом войны прошел спокойно и без инцидентов. Британцы не сумели атаковать нас. С авиабаз на юге Французского Индокитая в черноту ночи поднялись три эскадрильи (двадцать семь самолетов) авиакорпуса Михоро и три эскадрильи авиакорпуса Гензан и устремились на Сингапур. Южное небо было заполнено кучевыми облаками, которые были характерны для этого района земного шара. Мои опасения плохой погоды оказались не напрасными, когда двадцать семь бомбардировщиков авиакорпуса Гензан, к которому относился и я, вдруг при наборе высоты попали в густую облачность. Как командир 2-й эскадрильи, я избрал себе место во главе строя из девяти самолетов.

Видимость была настолько плохой, что почти невозможно было различить габаритные огни двух самолетов, летевших сразу за мной. По курсу появились воздушные ямы, самолет швыряло и трясло. Дождевые потоки барабанили по крыльям и фюзеляжу и разбивались о ветровое стекло пилотской кабины. Не меняя курса, я спустился еще ниже.

Позади меня, местами выше, а местами ниже, были видны мерцающие красные, зеленые и желтые огни бомбардировщиков моей эскадрильи, старавшихся изо всех сил сохранить походное построение в этой бурной атмосфере. То тут, то там яркие вспышки молний отражались от крутящихся лопастей пропеллеров бомбардировщиков. Пилоты отчаянно пытались держаться в группе, чтобы никто не отстал или не отделился от группы, потерявшись в пространстве над морем.

Я все еще продолжал снижение, когда прямо перед самолетом возникли однообразные гребни волн, рассекающих черную поверхность океана. Я прекратил спуск и огляделся в поисках других бомбардировщиков. Из начального количества в девять единиц были видны лишь два. Похоже, перестроиться в походную колонну было уже почти невозможно. Я все еще безнадежно искал чистый участок неба среди бурлящих облаков и дождя, когда по радио был получен приказ «Возвращаться на базу!» от капитана 2-го ранга Ниити Наканиси, командира нашего крыла. Все бомбардировщики возвратились в пункты своего взлета.

Позднее этой ночью мы приняли по радио сообщение, из которого узнали об успехе нашей первой авиабомбежки Сингапура. Бомбардировщики авиакорпуса Михоро не встретили никаких помех со стороны погоды и провели налеты, как и было намечено. Экипажи наших бомбардировщиков были раздражены и очень переживали от того, что в первой атаке войны самолеты авиакорпуса Гензан даже не долетели до объектов бомбежки и из-за погодных условий рассеялись в пространстве.

8 декабря 1941 года. Утро прошло спокойно. Ко всеобщему душевному облегчению, каким-то чудом враг все еще не нападал на наши авиабазы во Французском Индокитае. Наша армейская авиация уже воевала и осуществляла налеты бомбардировщиков на вражеские позиции. Не укладывалось в голове, что противник не предпринимает никаких серьезных налетов на наши аэродромы, и моя эскадрилья сразу же перебазировалась на соседнюю французскую авиабазу.

Сегодня утром какой-то офицер французской армии подошел к моему самолету, широко улыбаясь и быстро лопоча что-то на своем родном языке. Французский я учил давным-давно, еще в Морской академии, и не мог понять ни слова из того, что он говорил. Позднее мы узнали, что французский офицер поздравлял нас с успешной атакой нашего флота в Пёрл-Харборе. До того момента, когда мы узнали, что именно взволнованный француз пытался нам сказать, мы ничего не знали о мощной атаке на американский воздушный и морской оплот.

Активность британских линкоров мы не смогли засечь ни постоянным океанским патрулированием, ни полетами разведывательных самолетов над Сингапуром. Мы не могли понять, по какой же причине противник затягивает ввод в действие своих мощных кораблей.

Сегодня – самая важная фаза наших операций, сухопутные войска должны начать вторжение в Малайю. Если бы британские корабли или бомбардировщики нанесли удар по нашим транспортам во время наступательной операции, мы бы оказались в сложном положении. Отсутствие вражеского флота приводило нас к ощущению, что что-то неладно, что британцы могут ринуться на нас неожиданно. Знаю, что, если бы я командовал этими двумя могучими кораблями, я бы повел их в море к Кота-Бару, пункту вторжения нашей армии в Малайю, и атаковал бы.

Пока стояли наготове, ожидая команды на взлет в случае вражеской атаки, мы прознали, что наши транспорты движутся к Кота-Бару. Весь боевой состав авиакорпуса Гензан был глубоко огорчен тем, что первая бомбежка этой войны была проведена авианосцами, атаковавшими Пёрл-Харбор. С другой стороны, наши вопросы относительно эффективности наших авиабомб и торпед были сняты ошеломляющим успехом наших самолетов морской авиации, атаковавших Гавайские острова.

9 декабря 1941 года. Сегодня утром наши самолеты-разведчики типа 98 облетели военно-морскую базу в Сингапуре. Все эскадрильи настороженно ожидали доклада экипажа, из которого можно было бы узнать о расположении британских линкоров. Новости были хорошие, оба линкора все еще стояли на якоре в Сингапуре. Все расслабились, нашим войскам не угрожали большие британские пушки. Хотя нам нечего было опасаться со стороны боевых кораблей, пока они оставались в Сингапуре, в любой момент британцы могли отправить эти суда в море, где они смогли бы атаковать нас.

Контр-адмирал Мацунага провел штабное совещание у себя для того, чтобы выяснить целесообразность массированной торпедной атаки против кораблей противника, пока они остаются на базе. Все пилоты и экипажи были в приподнятом состоянии духа. Мы отыскали линкоры, и нам улыбался шанс прославиться даже больше, чем наши коллеги, которые успешно атаковали Пёрл-Харбор. Все занялись изучением глубин акватории военно-морской базы в Сингапуре, лучших направлений атаки и самых благоприятных боевых порядков для атаки.

В 17.00 мы получили сообщение по радио от нашей подводной лодки «1–56», патрулировавшей район к востоку от Сингапура. Командир подлодки утверждал: «15.50. Два линкора направляются на север». Нам было непонятно противоречие между докладом самолета-разведчика, который утверждал, что линкоры все еще находятся на британской базе, и докладом субмарины о том, что «Prince of Wales» и «Repulse» вышли в открытое море. Как бы там ни было, авиакорпусу Гензан был отдан приказ немедленно приготовиться к торпедной атаке.

Действительно ли эти два могучих боевых корабля покинули военно-морскую базу в Сингапуре? Или это другие корабли противника? Может быть, тяжелые крейсеры ошибочны были приняты за линкоры? Какого бы типа ни были эти британские корабли, со своей скоростью они будут у берега Кота-Бару на следующий день. Их необходимо локализовать и уничтожить, пока их могучие орудия не получили возможность уничтожить флот вторжения. Вскоре пришел приказ провести торпедную атаку.

Разведывательному самолету типа 98, возвращавшемуся на базу из полета к Сингапуру, было приказано изменить курс и немедленно приземлиться на аэродроме в Сайгоне. Спешно были проявлены негативы фотоснимков. Теперь нам была известна истина. То, что невооруженному глазу с большой высоты показалось боевыми кораблями, на самом деле оказалось двумя крупными торговыми судами. Подтвердилось отсутствие на военно-морской базе Сингапура «Prince of Wales» и «Repulse». Промедление было недопустимо. Намерения врага были явными: он направлялся к району нашего вторжения на Кота-Бару. Наши подлодки, однако, потеряли контакт с флотом противника, и точное место нахождения британских кораблей оставалось загадкой.

Здесь представлен ознакомительный фрагмент книги.
Для бесплатного чтения открыта только часть текста (ограничение правообладателя). Если книга вам понравилась, полный текст можно получить на сайте нашего партнера.

Купить и скачать книгу



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33

сообщить о нарушении