Марта Сортанова.

Четвёрка в квадрате



скачать книгу бесплатно

Было восемь…


«Есть восемь всех главных помыслов, от которых происходят все другие помыслы. Первый помысел чревоугодия, и после него – блуда, третий – сребролюбия, четвёртый – печали, пятый – гнева, шестой – уныния, седьмой – тщеславия, восьмой – гордости. Чтоб эти помыслы тревожили душу, или не тревожили, это не зависит от нас, но чтоб они оставались в нас надолго или не оставались, чтоб приводили в движение страсти, или не приводили – это зависит от нас».

Евагрий Понтийский – христианский богослов; 399 год


Серия «Было восемь…» состоит из восьми повествований, где в каждой отдельной истории человек ведет внутреннюю борьбу с захватившим его пороком и находит в себе силы быть выше его.


1. ??????-?????? («гастримарги?а») – дословно: чревоугодие (обжорство);

2. ??????? («порни?а») – дословно: блуд (прелюбодеяние);

3. ???-???u??? (филаргири?а) – дословно: сребролюбие (алчность);

4. ?????? («фли?псис») – дословно: скорбь (тоска, печаль);

5. О??? («орги?») – дословно: гнев (ярость);

6. А????? («акиди?а») – дословно: уныние (депрессия);

7. ????-????? («кенодокси?а») – дословно: тщеславие (звездность);

8. У????-?а??? («гиперифани?а») – дословно: высокомерие (гордыня).


История седьмая.

Четвёрка в квадрате.


Продолжение истории «Записки ищущей агамистки»

*Агамистка – холостячка, незамужняя женщина.


Часть 1


Глава 1


Если в главном повезло… остальное дано, чтобы оттенять главное…


28 июня 2000 г.


– Я точно его люблю! Он – моя вторая половинка! Умный, нежный, сексуальный – да он просто красавчик! И только мой! Спасибо тебе, Господи! Вот и я дождалась счастья!


19 августа 2000 г.


– Дорогой, может тебе ещё подумать?

– Подумать? Ань, ты за два месяца нашего совместного проживания, раз пять предложила мне жениться на тебе. Считаешь, я этого не заметил?

– Может, я тебя тороплю?

– Да, ну? Что ты, тебе показалось.

– А вдруг мы за месяц передумаем?

– Я не передумаю. Я согласен жить с тобой всю оставшуюся жизнь, и умереть в один день.

– Может торопиться со свадьбой всё же не стоит?

– Хорошо, не будем торопиться. Девушка перенесите дату регистрации с 20 сентября на 1 октября. Так подойдет, милая?


01 октября 2000 г.


– Анна, Вы согласны стать женой этого мужчины?

– Да!

– А Вы, молодой человек, будете любить Анну и в радости и в горе?

– Да! Я готов любить её всю жизнь!


01 октября 2000 г. в 19,00


– Горько! Раз. Два. Три. Четыре. Пять…


26 октября 2000 г.


– Милый, кажется я беременная! Прикинь! С Днем Рождения тебя любимый!

– Да, ладно? Анька – я люблю тебя!


28 ноября 2000 г.


– Я понимаю, что музыка Моцарта улучшает мозговую активность человека, но хочется послушать рокеров, включайте нам Диану Арбенину.

Классика весь день для простого обывателя – это просто вынос мозга. Да… И я просила свежую клубнику, а не замороженную вишню. И это – я ещё не капризничаю.


31 декабря 2000 г.


– Ну, нет, белое платье нынче мне ни к чему, какая я снежинка. Берем желтое. Костюм колобка – в Новый Год вкатимся.


1 января 2001 г.


– Милый, зачем так напиваться, не понимаю? Будто твоя жизнь один большой запрет, и ты вчера откинулся вчистую.

– Знаешь Анька, тот костюм белой металлической змеи, от которого ты отказалась, точно был по тебе сшит…

– Спасибо, милый. Музыку по громче, или всё-таки принести воды?


10 января 2001 г.


– С Днём Рождения Анька! Как вырвало? Это же твои любимые духи.


20 апреля 2001 г.


– Дорогой, ты точно этого хочешь? Может, нам лучше не знать биологический пол наших детей? Твоими стараниями, мы так счастливые обладатели двойни. Аист в панике, размышляя как доставить за раз.

– Аня если решили, значит идём. Узнаем правду, и начнем придумывать имена, парочке простых и молодых ребят.

– А если девчат? Предлагаю сразу придумать имена по всем трём вариантам. Например: Маша-Даша, если две девочки; Паша-Саша, если два мальчика; а по третьему случаю, где мальчик-девочка вариантов тьма. Записывай: Маша-Паша, Маша-Саша, Даша-Паша, Даша-Саша, хотя вариант Паша-Саша, тоже актуален и для разных полов. Александра красивое имя. Любимый, а может пока без имен, а?

– Аня, тебе сегодня на УЗИ, я сорвался с работы, примчался в больницу и бац – нарываюсь на непонимание. Решили же, узнаем, кто живет в животике, и с этой минуты начинаем любить их – предметно.

– А так ты ещё не понял, любишь ты их или нет?

– Люблю, люблю. Просто с одним индивидуумом ещё можно говорить как-то неопределенно, пользуясь словом – ребенок. А вот с двумя как? Ребенок мой и ребенок мой? Как мне с ними разговаривать? Все три варианта называть: мои сыночки, мои девочки, или мой сыночек и моя доченька?

– Все уговорил, наша очередь – заходим.

Я практически влетела в кабинет, муж последовал за мной.

– Добрый день, проходите. Папа решил посмотреть на своих деток?

– Скорее папа решил узнать, сколько пацанов у него будет, – произнес мужчина.

– Сейчас всё узнаем. Мамочка ложитесь на кушетку. Папа наверно мечтает о двух мальчиках?

– Судя по теории вероятности, 67 % на мальчика – неплохой шанс.

– Так смотрим в монитор молодой папочка, у Вас девочка и … девочка.

– Как? Это точно? – недоумевала я.

Игорь стоял как каменный идол.

– Точно две девочки, мальчик будет в следующий раз.

Игорь зашевелился и рухнул на стул.

– Дорогой не переживай, мальчик будет в следующий раз, – смеясь, сказала я, выводя мужа из оцепенения.

– В следующий раз говоришь Анька? Ловлю на слове. Ну как две девочки, ну как так-то? Посмотрите ещё раз, среди двух младенцев и нет пацана?

– Две хорошие, здоровые девочки. Да Вы счастливец, все папы ждут мальчиков, а потом девочек любят больше. Срок шесть месяцев, через три месяца у вас пополнение, поздравляю.

Когда мы вышли из кабинета, на Игоря было жалко смотреть.

– Я тебе говорила, давай оставим всё как есть, вот к чему привела твоя настойчивость, – смеясь, тараторила я.

– Знаешь Ань, а я рад. Правда, рад. Я так сильно люблю тебя, и девочек буду сильно любить. Они будут такие же красивые и умные как ты.

– Одна на тебя будет похожа.

– Смею напомнить, у нас близнецы, а это предполагает, что они будут одинаковыми и похожими на тебя.

– Хорошо! Договорились!

Две девочки, вот это да! Я была в недоумении, а как же миссия стать матерью Распутина? Он передумал? У меня же должен был родиться мальчик? Ну, хотя бы один.


20 апреля 2001 г. 16,00


– Мама привет! У меня новость для вас, УЗИ показало – у нас две девочки. Игорь в непонимании – радоваться ему или горевать. Принимаем все варианты имен на рассмотрение. Папу порадуй скорым женским пополнением. Люблю вас.


12 мая 2001 г.


– Надо меньше есть, иначе скоро меня можно будет катать.


20 мая 2001 г.


– Ни одного мальчика, две девочки и один крест. Придется плавить его, и делать два. А при крещении дарить каждой дочке – хоть маленький, но свой собственный крестик. Остается узнать, где делают подобное. После купить пару цепочек – тоненьких, девичьих и красивые упаковочные коробки. Ну, что девчонки, с утра – на шопинг!


22 мая 2001 г.


– Мам слушай, мне тут в ювелирную мастерскую надо, хочу переделать одну вещицу, сходишь со мной? Потом в кафе посидим, поговорим. Нет, не завтра конечно. А ты когда можешь? В пятницу? Давай в пятницу. В обед подходит? Всё договорились.


25 мая 2001 г. 08,00


– Игорь, мы сегодня с мамой в районе обеда договорились погулять. Предлагаю тебе пообедать в кафешке, развеяться, отдохнуть от меня и поглазеть на прекрасный пол в прекрасной форме.


25 мая 2001 г. 09,00


– Привет мам. Да всё в силе, приезжай. Я по интернету пробила адрес мастерской, нашла поблизости, пешком дойдем. Погуляем, поговорим.


25 мая 2001 г. 09,15


– Что за шум, девочки. Давайте не ссорьтесь, вы же сестры. По крестику достанется каждой, если спорите из-за этого.


25 мая 2001 г. 09,45


– Мам, предлагаю почаевничать в городе, я угощаю.

– Хорошо, сэкономишь нынче на мне – я на диете.

– Везучая я сегодня. Ну что двинули, в кафе заскочим по дороге.


25 мая 2001 г. 10,15


– Дом точно наш – номер тридцать пять. Вон и вывеска – «Ювелирная мастерская».

– Аня осторожно, плитка на крыльце ходуном ходит. Не оступись.

– Ага, вижу. Я аккуратно.

– И дверь без фиксатора. Как в сарае – распахивается настежь, пока о стену не ударится. Разруха какая-то, словно в 90-е попали. И цвет стен… Кто сегодня красит в салатовый?

– Здравствуйте. У меня появилась идея, – издали начала я. – Я её быстренько расскажу, а Вы ответите, можно ли её реализовать или нет? – спросила я у мастера, сидящего за стойкой.

– Хорошо, – ответил ювелир, мужчина лет шестидесяти, буравя меня взглядом.

Холодок пробежал по спине, но я продолжила.

– Мне по наследству от бабушки достался крестик, я хотела бы переделать его на два и посимпатичней. Для двух девочек. Металл не драгоценный, то ли медь, то ли латунь, но он мне дорог как память. Вот взгляните. Возможно, ли это? И сколько это будет стоить?

Я протянула крестик ювелиру.

– На два хватит. Сейчас принесу каталоги. Посмотрите, полистаете, выберите форму. Потом цену согласуем. Металл точно не золото, и не серебро, непонятный какой-то, не могу на глаз определить. А где Вы его взяли, говорите?

– По наследству достался. Из бабушкиной шкатулки, рядом с бусами хранился.

– Да, да у бабушки. Судя по весу, если его поделить на два, Вам подойдет вот такая форма, – произнес он и ткнул пальцем в каталог.

Дядька мне определенно не нравился, но я старалась не показывать волнение, боясь выдать ценность креста. Крестики на картинке оказались красивыми, легкими, девичьими – мне они сразу понравились.

– Очень симпатичные. Если на два хватает, то оформляем заказ.

– А Вы бы хотели узнать, какой металл у вашего креста? Я бы мог помочь. У меня сын биолог.

– Нет, его ценность измеряется другим, памятью.

– Ясно, завтра к вечеру будет готово. Дел здесь немного.

– А можно сделать за сегодня?

– Нет, я не успею, заказов много.

– Жаль, тогда я поищу другую мастерскую, мне нужно именно сегодня.

Я протянула руку за крестом.

– Подождите, я постараюсь. Все будет готово часа через три. Но стоить это будет дороже, Вы, же понимаете? Двойной тариф.

– Да, конечно, оформляйте заказ. Я заплачу вперёд, чтобы без обмана.


25 мая 2001 г. 12,20


– Не, грушевый штрудель все же прекрасная вещь. До контрольного взвешивания больше ни грамма теста.


25 мая 2001 г. 13,30


– В книжный? Пойдём в книжный. Время есть. Бенджамин Спок? Нет, впервые слышу о таком педиатре. Толстенная книга. А ребенок на обложке – загляденье. Берем? Хорошо. Только несешь её ты, мама.


25 мая 2001 г. 15,00


– Всё время вышло, можно забирать заказ. Не терпится посмотреть, что получилось.

Пойдем, конечно, но думаю, он не сделал. Ты торопишь его, дергаешь. Он состряпает сейчас, как попало, а мы потом будем ходить по сто раз переделывать. И чего ты вцепилась в этот крест. Завтра бы забрали, не понимаю, чего упираться, если ценности ноль. Теперь мотаемся туда– сюда. Ноги топчем. И вообще мы с папой золотые крестики девочкам хотели подарить, а не эти латунные. Осторожно Аня, плитка!

– Ой, держи меня, мам!

Я балансировала на плитке, пытаясь удержаться на ногах. Открывшаяся дверь, ударом в живот отбросила меня к стене. От боли я присела.

– Я же говорила, что он прохвост, – кричала в телефон рыжая женщина. – Да точно говорю – вес меньше, на грамм минимум. Подожди – похоже, я девушку ударила дверью. Рыжеволосая подскочила ко мне. – Извините меня, я не заметила Вас. Дверь вроде легонько толкнула.

Женщина тянула меня за руку вверх. Боль в животе сгибала пополам, не давая разогнуться. Я крючком повисла на руках двух женщин, поднимающих меня с земли. По ногам бежала вода, прямиком в туфли.

– Мам, мне надо в больницу, что-то не так. Внизу мокро. Воды наверно отошли.

– Извините меня, я не заметила Вас, у меня тут муж на машине. Сейчас мы довезем Вас до роддома.

Боль снова резанула живот, я сжалась.

– Мама, иди, забери крестики. Они мне нужны. Иди быстрей, – отрывисто говорила я.

– Я не могу оставить тебя в таком состоянии.

– Я никуда, не убегу, – шутила я.

Следующий приступ боли вызвал временную потерю сознания.


25 мая 2001 г. 15,50


– Анечка, ну как ты? Мы уже скоро.

– Мама, ты забрала крестики?

– Когда? Ты потеряла сознание, мы подогнали машину на тротуар

– Нужно вернуться, мне уже лучше.

– Куда? Мы уже у больницы. Я заберу их вечером или завтра утром.

– Они могут потеряться, – нервничала я. – Их нужно забрать сейчас, мама дай мне телефон, мне надо позвонить Игорю.

Снова боль. Снова и снова. Что-то слишком часто. Укус губ. Мычание. Испарина. Снова укус, мычание, испарина.

– Мама набирай.

– Сейчас.

– Алло, Игорь. У меня, похоже, воды отошли и схватки начались, приезжай. Да раньше времени, теперь уже ничего не изменить, приезжай в четырнадцатую больницу на Волгоградскую. Ты мне нужен. Постарайся быстрее.


25 мая 2001 г. 16,30


– Привет дорогой, всё так не вовремя началось. У меня к тебе огромная просьба, возьми у мамы квитанцию и забери заказ. Это недалеко от нас, на квитанции адрес написан. Я отдала в мастерскую переделывать свой крестик, который носила на цепочке, помнишь его? Так вот, из него должны были сделать два, для девочек. Я не успела их забрать. Это не простой крест, это крест, – не договорив, я обернулась на медсестру ожидающую меня. – В общем, человека из моих видений, ты же помнишь кого. Он мне сам место указал, где его найти. Я потом нашла его. Извини, что не рассказала тебе об этом раньше. Каждый раз собиралась, всё слова подыскивала… В общем крест защищает того на ком он надет. Хорошее подспорье при родах. Смотри, не перепутай, их теперь должно быть два. Мастер там ушлый, обмануть всех норовит, не будет отдавать, силой забери. Металл там необычный, камень из космоса прилетел… Потом подробно всё расскажу.

Укус, мычание, испарина. Укус, мычание, испарина. Игорь страдальчески смотрел на мои мучения, пытаясь помочь.

– Всё, всё уже лучше. Поторопись дорогой, пожалуйста. Подожди, поцелуй меня. Я буду ждать тебя.

– Всё, всё роженице пора на осмотр, – торопила медсестра.

– Я люблю тебя Аня. Я заберу их, если это так важно для тебя. Я скоро… Я быстро вернусь.

– Я тебя тоже люблю. Мне посчастливилось, что из всех врачей в мире я тогда попала именно к тебе.

Игорь в замешательстве остановился у дверей, я прошептала: «Торопись, любимый. Я жду тебя».


25 мая 2001 г. 16,50


– Схватки участились, она рожает. Срок семь месяцев, младенцев двое. Девочки. Это хорошо, головки меньше, рожать легче будет. Со второй придется повозиться, сил на двух редко у кого хватает.


25 мая 2001 г. 17,00


– Мама!!! Господи, больно-то как!

– Давай девонька, толкай! Дыши, дыши. Толкай сейчас! Как говорю, так и делай. Не расходуй силы напрасно. Ножки пошли, перевернулся ребенок. Так приготовились, щипцы давайте тянуть придется. Давай девонька, давай, помоги нам!

– Да, да. Я помогу! Я стараюсь! Аааааааааааа!!!

– Тяните! Она не кричит. Шлепайте! Растирайте!

– Нет! Нет! Спасите её! – я попыталась вскочить.

– Лежать! Второй ребенок на выходе!

– Господи за что? Прошу спаси их. Если есть вина на мне, она моя.

Я молилась, шептала молитву. Крик ребенка заполнил комнату.

– Открылось кровотечение, схватки слишком слабые, вторая тоже перевернулась, задохнется.

Переносим на стол. Кесарим. Наркоз.

– Покажите мне дочку, дайте мне её поцеловать.

– Время теряем, минут восемь прошло, второй ребенок задохнется.


25 мая 2001 г. 17,10


– Господи, помоги мне. Если стоит выбор, забери мою жизнь – взамен двух новых.

Укол в вену. Блуждающие огни. Закрыв глаза, я мысленно говорю себе: «Всё будет хорошо».


25 мая 2001 г. 17,12


– Режьте!

– Она не спит. Не выдержит боли.

– Режьте, говорю! Угробим ребенка!

– Давление падает, кровотечение возобновилось.

– Режьте матку, доставайте ребенка. Быстрей, быстрей!

– Вот и всё, девочка здоровенькая, не задохнулась, не нахлебалась.

– Кровотечение усилилось. Прижимайте, тампон. Пережимайте артерию, останавливайте кровь. Зашивайте…

– Андрей Витальевич, у роженицы сердце остановилось.

– Дефибриллятор. Разряд! Ещё! Серега качай сердце! Разряд! Качай Сергей! Давай! Ещё раз. Ещё! Ещё!

– Андрей, сердце не запускается. Не запускается! Мозг без кислорода десять минут. Она умерла.

– Нет, Серега! Давай ещё…

– Андрей она умерла…

– Давно у меня не было смертей…


25 мая 2001 г. 17,50


– Игорь Олегович, моё имя Андрей Витальевич, я принимал роды у Вашей жены. Мне очень жаль, но во время родов обнаружилось, что девочки лежат тазовым предлежанием. Роды усложнились, открылось кровотечение. Мы попытались его остановить, второго ребенка извлекли путем кесарева сечения. Девочки обе живы и здоровы. Но сердце Вашей жены не выдержало, остановилось, и во время операции она умерла.

– Как умерла, доктор? Как умерла? Сейчас не умирают во время родов! Сейчас двадцать первый век. Как это могло произойти?! Это Вы не справились со своей работой, это Вы убили её.

– Я сожалею, я сделал всё что мог. Вашу жену привезли с преждевременными родами, существовал риск потери младенцев. Операция шла в текущем режиме. Просто сердце Вашей жены не выдержало. В медицинском заключении, я подробно изложу все действия медперсонала во время операции.

– Я не хочу больше этого слышать! Где она? Я хочу видеть её!

– Сейчас это невозможно. Сейчас Вам покажут только девочек.


Мужчина и женщина сидели на кушетке в больничном коридоре и беззвучно плакали. Каждый оплакивал свою Анну, Анну – дочь, и Анну – любимую женщину. Их мир рухнул. Жизнь поделилась на до и после… И ничего уже было не изменить.


29 мая 2001 г. 10,00


Кладбище. Идёт дождь. Море цветов. Серые лица. Чёрные платки.

– Я на поминки не пойду.

– Игорь, так принято после похорон поминки.

– Я на поминки не пойду!


3 июня 2001 г. 10,00


Кладбище. Девять дней.

– Господи за что? Я так любил её, она открыла мне меня. Я стал другим, раскрепощенным, остроумным, весёлым человеком. С ней было так легко. Она была моей частью. Моей жизнью. Она была дана мне судьбой. Она мне. Не я ей. Она могла жить с кем угодно, она светилась, раздавая себя другим. Я же счастливым мог быть только с ней. Она была моим воздухом. Я задыхаюсь без неё. Господи, почему ты забрал её у меня? Как я теперь буду жить? Как я теперь буду существовать? Сначала ты забрал родителей, сестру, теперь Анну… Почему всех кто мне дорог, кого я люблю, ты забираешь? Почему? Разве я могу столько выдержать?!


15 июня 2001 г. 10,00


– Игорь, Вам нужно перестать пить, и смириться с потерей. Вы же в ответе за двух девочек. Месяц прошёл, а имен нет. Свидетельств о рождении тоже. Всем тяжело, мне матери особенно… Никто не хочет хоронить своих детей… Но кто-то должен заботиться о крохах.

Мужчина посмотрел на женщину серыми от горя глазами.

– Одну я назову в честь её матери, Анна. Ту, что родилась последней.

– Игорь нельзя называть детей, в честь погибших родственников.

– А мне всё равно, я не могу жить без этого имени. Я умираю без него.

– Ты можешь потерять и вторую Анну.

– Аня, Анечка. Зачем ты меня оставила?

Слезы полились из глаз мужчины. Женщина вышла в коридор. Игорь продолжал говорить вслух.

– Аня, Аня – если наоборот, то получается Яна. Назову девочек Аня и Яна в честь моей Анечки. Обе дочки в честь неё. Говорят нельзя. Нельзя так нельзя. Так не принято. Хорошо, хорошо. Если Аня, Анна, тогда Аника. Если Аня, Яна, тогда Янина. Аника и Янина, а если коротко, то Аня и Яна. И будет только так.


Часть 2


Глава 1

Один набор хромосом, а такие разные люди.


– Янина вставай, пора в школу. Вставай, не беси меня.

– Ань, ещё пять минут.

– Пять минут, было пять минут назад, опоздание наклёвывается, давай вставай. Иначе я уеду с папой, а ты потащишься на автобусе. Причём сама. И одна.

– Анька, добрее надо быть к людям и не замечать их крохотных недостатков, если в целом человек хороший, – бурчала Яна, выбираясь из-под одеяла.

– Полагаю, это ты о себе.

– А у тебя сомнения есть? Ты всё время пытаешься переделать меня в себя, но ведь ты тоже не идеал. Тебе наверно чертовски обидно, что моя стопроцентная похожесть на тебя, не набирает и пяти процентов внутренней схожести. Всё разбудила, добилась своего, сон испарился, остался лишь в приятных воспоминаниях, – натягивая халат, разглагольствовала Янка.

– Ян, я не пытаюсь сотворить из тебя идеал, – продолжала разговор Аня, – хотя поле деятельности поражает масштабами.

– Ну, до твоего совершенства мне все равно не дорасти, прощайте старания.

– Я не говорю, что ты один сплошной недостаток, ты своеобразная, милая и талантливая. Добавить чуть ответственности, цены бы тебе не было.

– Я бесценная – это папины слова. Хоть один человек меня любит.

– Ну, вот началось, мы все тебя любим. Я, к примеру, люблю тебя как себя, – смеясь, произнесла сестра.

– Ага, учить только можешь. Слушай Анька, у меня идея тут одна появилась. Вчера вечером еду в трамвание, бац перед глазами объявление. «Приглашают одаренных детей в центр развития талантов». И название такое незатейливое ООО «Талант». Может, сходим, посмотрим, а? Ты же вот почти экстрасенс, лечить можешь, вещи передвигать, ауру видишь.

– Не собирай Ян, ты тоже видишь ауру, и мысли передавать можешь, только ленишься. Если честно, я считаю у тебя другое призвание. Изобразительное искусство – вот где твой талант, умение выразить свои идеи в картинах. Ты отпускаешь свои мысли на бумагу, высказывая их без страха, никого при этом не обижая. Ты не оставляешь людей равнодушными, заставляешь их думать. Это ли не талант. Я такой способностью не обладаю, я не могу рисовать, и не могу открыто высказывать свои мысли, – произнесла Аника, усевшись на кровать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное