Марта Ливингстон-Муди.

Сын миллионера



скачать книгу бесплатно

Martha Livingston Moodey

THE LITTLE MILLIONAIRE


Серия «Книги на все времена»


Художник Л. Мейнелл


© О. Епифанова и Г. Хондкариан. Литобработка, 2015

© А. Власова. Обложка, 2015

© ЗАО «ЭНАС-КНИГА», 2015

* * *

Глава I
Про серебряный доллар и едва не испорченный характер

Маленький Джейми Грей с тревожным ожиданием вглядывался в лица прохожих, спешивших по своим делам. На него было жаль смотреть, однако все равнодушно проходили мимо. Никто из всей многолюдной толпы не остановился, чтобы спросить мальчика о причине тревоги или хоть словом участия ободрить его встревоженное сердце.

После смерти матери мальчик остался круглым сиротой, и ему пришлось уйти из дому: во всем городе у него не было ни родных, ни знакомых. У соседки, на первое время приютившей его у себя, и без того было много детей, которые часто голодали и вечно ссорились между собой. В сравнении с этой неприглядной нищетой бедная обстановка в доме покойной матери казалась Джейми настоящим раем.

Попав в суровые условия, он не мог привыкнуть к скудной пище, на которую с такой жадностью набрасывались дети соседки. Между тем соседка, заметив, что Джейми слаб здоровьем, послала за членом Общества призрения бедных детей и заявила ему, что не может долее содержать сироту у себя.

Уловив несколько слов из этого разговора, маленький Джейми понял, что его хотят отправить в сиротский дом. Он и раньше слышал о подобных заведениях и знал, что бедным детям живется там нелегко, а потому задумался, как бы избавиться от грозившей ему участи.

От детей соседки он слышал, что многие мальчики его лет занимаются продажей газет или чисткой обуви на улицах и иногда, сговорившись, работают и живут вдвоем на равных правах.

И вот на следующее утро, после завтрака, Джейми тайком ушел из дому и отправился искать какого-нибудь доброго мальчика, который взял бы его в компаньоны и выучил искусству чистить сапоги.

В кармане у него была блестящая серебряная монета – подарок молодой девушки, положившей букет цветов на гроб его матери. Малыш крепко сжимал монету в маленьком кулачке и, шагая по тротуару, зорко всматривался в лица прохожих. Наконец он увидел одного чистильщика обуви с рабочим ящичком на спине, по-видимому, добродушного мальчика, который остановился позавтракать у фруктового ларька. Джейми подошел к нему и тронул за локоть.

– Не возьмешь ли ты меня в компаньоны? – спросил он робко.

Чистильщик обуви засмеялся, лукаво подмигнул и раздул свои худые щеки.

– Пожалуй, возьму.

– А ты будешь делиться со мной поровну заработком, как делают другие мальчики? – доверчиво спросил Джейми, вспомнив рассказы детей о подобных сделках.

– Буду. А у тебя есть ящик со щетками?

– Нет.

– А клиенты?

– Тоже нет.

– Ну, сразу видно, что ты еще новичок и не знаешь дела! – заметил чистильщик, с усмешкой осматривая маленького кандидата.

– Не знаю, но хочу выучиться, – ответил тот.

– Тогда тебе придется многому поучиться.

Ты сапоги чистить умеешь?

– Нет, но попробую, – весело пообещал Джейми.

– Так вычисти мне! – сказал чистильщик, выставляя ногу в рваном сапоге, и, небрежно облокотившись на стенку ларька, принялся чистить только что купленный банан. – Не хочешь ли попробовать? – спросил он немного погодя, поднося к самому носу Джейми сочный плод. – Да нет, ты не хочешь! – засмеялся он, быстро отдергивая банан как раз в то мгновение, когда малыш хотел вцепиться в него своими беленькими зубками.

– Я и не голоден, – кротко заметил Джейми.

– Но ты будешь голоден, если займешься этим делом. Нас слишком много, и работы на всех не хватает.

Джейми взглянул на мальчика с недоумением.

– Ну, так и есть! Вижу, ты ничего не понимаешь! – засмеялся чистильщик обуви.

– Но у меня есть деньги! – Джейми вынул из кармана блестящую серебряную монету.

– Покажи-ка, не фальшивая ли? – спросил его новый знакомый, с сомнением поглядывая на монету.

– О нет, настоящая! Видишь, она круглая! – малыш доверчиво протянул ему доллар.

Сначала мальчуган крепко прикусил монету зубами, как бы испытывая ее, – и вдруг молниеносно спрятал за своими грязными губами.

– Да, она настоящая и круглая, – сказал он, закидывая свой ящик за плечо, – но… она улетела…

И вероломный мальчуган так быстро бросился бежать по улице, мелькая пятками, что Джейми не успел опомниться, как тот уже скрылся за углом, продолжая выкрикивать: «Кому сапоги чистить?»

– Что это?! Он убежал с моим долларом?! – закричал пораженный малыш, бросаясь во всю прыть вдогонку.

Джейми нагнал мальчугана на углу улицы, где тот, стоя на коленях, уже чистил сапоги какому-то господину.

– Отдай мой доллар! – крикнул Джейми, подбегая.

Чистильщик обуви взглянул на него без тени смущения на лице.

– Какой доллар? Я ничего у тебя не брал! – ответил он с притворным изумлением, даже изменив голос.



– Не брал?.. А тот мальчик был точь-в-точь похож на тебя! – произнес Джейми упавшим голосом.

– Разве у него тоже был ящик? – с невинным видом спросил мальчуган.

– Да…

– Мы все ходим с ящиками и как две капли воды похожи друг на друга.

– Но у него была такая же большая заплатка, как у тебя, – заметил Джейми, указывая пальцем на штаны мальчугана.

– И что из того? Мы все не богачи и ходим в заплатанной одежде!

Джейми поднес кулачки к глазам, чтобы утереть навернувшиеся слезы. А чистильщик, закончив работу, вскочил на ноги, с лукавой улыбкой показал Джейми серебряную монету на кончике языка – и тут же помчался искать нового клиента.

– Мой доллар! Это тот самый мальчик! – завопил Джейми, опять бросаясь за ним вдогонку.

Тем временем чистильщик проскользнул под веревкой, ограждавшей какое-то сгоревшее здание, и минуту спустя оказался по ту сторону пожарища. Джейми хотел было побежать за ним, но его остановил грозный голос высокого полисмена:

– Стой, здесь ходить нельзя! Беги за Джимом Трейси другой дорогой!

Малыш метнулся в боковую улицу и едва успел завернуть за угол, как очутился в объятиях Джима, который схватил его и сжал как в тисках.

– Отдай мой доллар! – произнес, тяжело дыша, Джейми.

– Знаешь, – сказал чистильщик, придавая своему голосу самое искреннее выражение и буравя грязным пальцем грудь малыша, – а ведь я не могу исполнить твоей просьбы. Дело в том… – и, приложив губы к самому уху Джейми, Джим шепнул: – Дело в том, что я проглотил его!

Маленький Джейми не подумал усомниться в правдивости этих слов и, вытаращив глазенки, растерянно смотрел на Джима.

– Разве ты можешь обижаться на то, что со мной случилось такое несчастье? – продолжал мальчуган. – Я как раз хотел идти к доктору, чтобы он вынул из меня твою монету.

– И я пойду с тобой! – радостно воскликнул Джейми. – И получу там свой доллар обратно!

– Нет, тебе придется проститься с ним, – ответил Джим. – Доктор потребует вознаграждение за свой труд, и этот же доллар пойдет на уплату его услуг.

Честный малыш не мог не согласиться, что это будет справедливо.

– Так вот: сначала доллар был твой, теперь он мой, а достанется доктору! Прощай! – крикнул Джим, убегая от Джейми и размахивая высоко поднятой рукой, в которой снова сверкнул серебряный доллар.

Эти проделки чистильщика обуви окончательно смутили малыша. Он продолжал неподвижно стоять на месте и потерянно смотреть на удалявшегося беглеца. В этот день он столкнулся с такой стороной жизни, о какой прежде и не подозревал. Потеряв мальчугана из виду, он грустно повернулся и тихо пошел в обратную сторону.

– Значит, ничего он не проглотил, – произнес он с глубоким вздохом, – пропал мой доллар!..

– Неужто пропал? – раздался вдруг позади насмешливый голос, и тут же под локоть Джейми просунулась чья-то рука, в которой опять сверкнула серебряная монета.

– Слушай, малыш, – сказал Джим Трейси, становясь перед мальчиком, – я сразу понял, что ты новичок, и захотел преподать тебе небольшой урок. Никогда больше не вводи нашего брата в искушение своим новым долларом. Ты им чуть не испортил мой характер! Ну, теперь он будет твой, если ты его поймаешь. Лови! – и Джим подбросил монету вверх.

Джейми бросился на землю, чтобы схватить доллар, едва он упадет, – но тотчас услышал над собой громкий смех чистильщика обуви. Подняв голову, он, к своему изумлению, опять увидел монету у Джима на кончике языка! И вдруг она исчезла в глотке ужасного мальчика. Раздался сильный кашель. Джим покраснел как рак и, корчась от боли, стал громко умолять Джейми колотить его в спину.

Малыш усердно забарабанил кулачками по его спине, и доллар в который раз показался у Джима на кончике языка, а мгновение спустя засверкал на его грязной ладони. Джейми хотел схватить монету, но едва успел дотронуться до нее, как она снова исчезла.

– Товарищ! – сказал Джим, выпрямившись и лукаво щуря глаз. – Ты спас мне жизнь, дай пожать тебе руку! – и с этими словами мальчуган шлепнул доллар на раскрытую ладонь Джейми. – Ну, теперь беги домой завтракать, а я поем на парапете, – добавил он, вынимая из кармана ломоть хлеба и кивая на шумевший вблизи фонтан.

– У меня нет дома… мне некуда идти… я убежал от нашей соседки… – пробормотал Джейми, едва сдерживая слезы.

Этот ответ озадачил чистильщика, и он недоверчиво взглянул на мальчика.

– У тебя нет дома? – протянул он после минутного молчания. – Откуда же у тебя такая хорошая одежда?

– Мне ее дали, когда сожгли мою старую, – ответил Джейми.

– Значит, у вас был тиф?

– Да.

– А где же твои родители?

– Умерли!.. – произнес Джейми, снова поднося кулачки к глазам.

– Так ты сирота? – спросил Джим, подходя к мальчику, который готов был разрыдаться.

Малыш молча кивнул головой.

– А пойти в сиротский дом не хочешь?

– Н-е-е-т, не хочу туда!.. – всхлипнул Джейми.

– Почему?

– Я был там с мамой… Мне жалко тех детей…

– А самого себя не жалко?

Малыш громко разрыдался.

Вид его слез сильно смутил Джима. Чистильщик начал как-то странно озираться по сторонам и усиленно заморгал глазами, избегая смотреть на мальчика, но скоро овладел собой. Он был скуп на слезы и, как сам говорил, не имел для них носовых платков.

– Я не зна-а-ю, что мне де-е-лать!.. – продолжал всхлипывать Джейми.

– Слушай, малыш, слезами горю не поможешь и денег не наживешь. Вытри лучше глаза и скажи: так ты не в шутку просился ко мне в компаньоны?

– Не-е-т.

– И хочешь работать?

– Да-а-а.

– Ну, так пойдем со мной.

Глава II
Про новый дом и колбасу на завтрак

Дети сердобольной соседки заметили отсутствие Джейми только поздно вечером, когда наступившая ночь и сильный голод заставили их прибежать домой. Вернувшись после тяжелой работы, их мать не чувствовала под собой ног от усталости и не могла идти на поиски. Она, правда, расспросила окрестных жителей и заявила об исчезновении мальчика в полицию. Но затем, успокоенная тем, что ее собственные ребятишки дома, затворила на ночь двери, решив, что выполнила свой долг по отношению к сироте.

Для Джейми же, ставшего чистильщиком обуви, наступил первый длинный, утомительный день. Он исходил со своим новым другом почти весь город и к вечеру с трудом передвигал ножки.

Малыш был очень озадачен, обнаружив, что Джим живет на задворках большого здания, заваленных разным старым хламом и множеством досок. В углу двора находилась маленькая, наскоро сколоченная из досок будка, покрытая найденным на улице куском брезента. Джим, напротив, чувствовал себя в своем скромном укрытии таким же довольным и независимым, как знаменитый философ, живший некогда в бочке.

Джейми тоскливо осмотрелся: здесь было даже хуже, чем у соседки!

– Разве у тебя нет постели? – спросил он, когда Джим, сняв свою куртку, с наслаждением растянулся на соломе.

– Мне и так хорошо! – ответил мальчуган.

– Как же я буду спать без подушки? – недоумевал малыш.

– Сними-ка свою куртку: я тебе сейчас сделаю подушку, – отозвался Джим.

Он наскоро завернул в куртку большой пучок соломы, а потом накрыл себя и своего маленького товарища старой попоной, служившей ему одеялом.

– Свернись калачиком, так будет теплее. И спи!

Через несколько минут Джим услышал возле себя легкий шорох. Взглянув одним глазом на своего нового компаньона, он увидел, что тот стоит на коленях, сложив ручки, и шепчет какие-то непонятные слова о насущном хлебе и прощении грехов, а под конец благодарит кого-то за хорошую постель.

– Постель неважная, и тебе не за что благодарить меня, – буркнул Джим, полагая, что эти слова относятся к нему.

– Да я не тебя благодарю, – возразил Джейми. – Мама учила меня молиться, но я так устал, что чуть не забыл об этом.

– Ну, так помолись заодно и за меня, – сказал Джим и, перепоручив таким образом свою религиозную обязанность простодушному малышу, повернулся на другой бок и заснул.

На следующее утро мальчики поднялись с первыми лучами солнца.

Джим быстро привел себя в порядок: он встряхнулся, надел свою куртку и, умывшись наскоро у ближайшего фонтана, был готов. Джейми последовал его примеру, но, умывшись, остановился в недоумении, не зная, чем вытереть лицо и руки.

– Как же быть без полотенца? – обратился он к Джиму.

– А на что у тебя носовой платок? – засмеялся Джим. – Ну, вытирайся скорей! Мы должны сначала заработать себе на завтрак, а потом уже есть его.

И вот уже в утреннем воздухе раздался звонкий голос Джима: «Кому сапоги почистить?» Ему, подобно дальнему эхо, вторил слабый голосок Джейми. Деньги на завтрак были скоро заработаны, и мальчики вошли в булочную.

– Ну, что ты себе выберешь? – спросил Джим, важным взглядом окидывая прилавок. – Случалось, когда мне не везло, я вместо булок и колбасы запасался здесь одним запахом.

– Я возьму себе пирожное, – мечтательно проговорил Джейми, соблазнившись видом расставленной по всему прилавку свежей выпечки.

– Пирожное?! – воскликнул Джим. – Сто?ит оно слишком дорого, а сыт от него не будешь. А булка с колбасой тебе не по вкусу?

Джейми покорился, и Джим запасся булками и колбасой.

– Тебе приходилось просить милостыню? – спросил Джейми, шагая по улице рядом со своим другом и с аппетитом уписывая завтрак.

– Милостыню? Нет, никогда! Ведь у меня есть сбережения в банке! – возразил Джим.

Он вынул из нагрудного кармана заляпанную банковскую книжку, показал ее своему маленькому компаньону и добавил:

– Сегодня мы пойдем туда за деньгами. Ведь тебе тоже надо купить ящик со всякими штуками для чистки обуви.

– Вот, возьми и мой доллар, – предложил Джейми, тронутый великодушием Джима.

– Нет, не надо. Положи его лучше в банк на свое имя – тогда у тебя тоже будет запас на черный день.

Едва открылся банк, как друзья уже явились туда.

– Мне нужно взять часть моих денег, мистер, – сказал Джим, подавая служителю свою банковскую книжку.

– Оставь-ка лучше свои деньги в банке, – посоветовал тот.

– Мне пора купить себе новую одежду, – возразил Джим, оглядывая свое рваное платье. – И вот его надо снабдить новым ящиком и инструментом, – прибавил он, кивнув в сторону Джейми.

– Сколько же тебе надо?

– Может быть, на все хватит и пяти долларов, но надо будет на всякий случай взять шесть. Мой друг тоже хочет открыть счет, – продолжал Джим, указывая на Джейми, который подошел к конторке и протянул свой доллар.



Чуть позже короткое свидание с торговцем готовой одеждой превратило Джима в очень опрятного мальчика. Однако юный чистильщик обуви не выбросил свои старые лохмотья, а благоразумн о приберег их для использования в рабочие дни. Джейми же был в восторге от своего нового ящика и радовался ему, как новой игрушке.

Так друзья стали работать вместе. Их дни проходили одинаково, за исключением разве что воскресений, когда мальчики заходили в церковь. Джиму очень нравилось звучание орга?на, а услышав однажды проповедь на слова Евангелия: «Оставьте детей приходить ко мне», он заметил своему маленькому приятелю:

– Ты ходи сюда, тебя здесь ждут.

Себя он считал совсем взрослым и не относил к «детям», но тем не менее в церковь всегда ходил охотно – и ради Джейми, и ради торжественной органной музыки.

Глава III
Про умение плавать и неожиданное знакомство

Дни становились длинными и жаркими, и Джим сильно потел в своей теплой куртке.

– Пойдем купаться, – сказал он однажды в знойный вечер своему маленькому товарищу.

– А где же ванна для купания? – наивно спросил Джейми.

– Ванна?.. По-моему, Атлантический океан лучше ванны! – заметил Джим.

– А ты не боишься утонуть?

– Утонуть?! Спроси-ка рыбу, может ли она утонуть! Ведь я умею плавать.

– А я не умею, – признался Джейми.

– Ты должен выучиться, если хочешь быть моим компаньоном!

С этого вечера мальчики часто стали ходить купаться в заливе. Не прошло и недели, как Джейми выучился отлично плавать. Но все равно Джим не позволял ему купаться одному и всегда держался поблизости, чтобы в случае опасности тотчас прийти на помощь.

Однажды приятели, по обыкновению, пришли на берег залива. На этот раз Джим заплыл далеко. Возле лодки старого рыбака он глубоко нырнул и пару минут плыл под водой. Вынырнув на поверхность, он очутился рядом с маленькой яхтой.

На роскошном судне находились две дамы и молодой джентльмен, с которым ссорился нарядно одетый мальчик. Последний схватил румпель[1]1
  Ру?мпель – специальный рычаг, часть рулевого устройства на судне.


[Закрыть]
и пытался самостоятельно управлять судном. От его неумелых действий яхта начала резко разворачиваться и так сильно накренилась, что сам «рулевой», стоявший у борта, упал в воду и камнем пошел ко дну.

Джим мгновенно нырнул следом и через несколько секунд снова показался на поверхности – уже вместе со спасенным шалуном. Все произошло так быстро, что в воздухе еще не успел замереть душераздирающий крик матери.

Спасенного мальчика заботливо приняли на борт и укутали с ног до головы в дорогую шаль. Джим тоже поднялся на палубу и удивленно рассматривал богатое убранство судна.

Мать проказника от страха едва не лишилась чувств, поэтому молодой джентльмен поспешно повернул яхту к берегу.

– Спасибо. Меня зовут Чарльз Лоренц, – сказал он Джиму и поочередно показал рукой на остальных. – А это моя тетушка миссис Лоренц, ее сын Реджинальд и его гувернантка, мадемуазель Кларет…

Джим молча поклонился дамам и едва взглянул на спасенного мальчика. Он не чувствовал себя героем.

На пристани семейство Лоренц ожидал экипаж. Мистер Лоренц заботливо усадил обеих дам и мальчика, а сам остался на берегу, чтобы поставить яхту на место.

– Ты спас жизнь моему кузену, – обратился он к стоявшему рядом Джиму, – ведь я совсем не умею плавать. Скажи, что я могу для тебя сделать?

– Я не беру награды за то, что умею плавать, – пожал плечами Джим. – Но обувь чищу за деньги. Вот если бы вы стали моим клиентом и позволили мне чистить свои сапоги…

– Эту работу у меня исполняет слуга, – улыбнулся молодой джентльмен. – Приходи ко мне завтра часов в двенадцать, – продолжил он, передавая Джиму свою визитную карточку. – Может быть, я найду для тебя какое-нибудь дело.

– Хорошо, я буду у вас в назначенный час, – ответил Джим, по-деловому взглянув на это приглашение, и, повернувшись на каблуках, удалился с пристани вместе с Джейми.

– Знаешь, дружище, это важные птицы! – заметил Джим своему маленькому другу, когда они отошли достаточно далеко, чтобы их не было слышно. – У них своя яхта для прогулок по морю, бриллианты и лакированные сапоги. По всему видно, что они люди знатные. Теперь этот маленький миллионер, наверное, не скоро захочет покататься на яхте! Как он перепугался! А когда я его схватил, он вцепился в меня, как речной рак.

– Бедненький, какой он был бледный! И все его локоны развились! – заметил с участием Джейми и добавил мечтательно: – Я тоже хотел бы иметь яхту.

– Потерпи немного, ты скоро тоже станешь миллионером, – отозвался Джим.

– Наверное, приятно иметь все, что хочешь, – продолжал малыш.

– Еще бы! Но, знаешь, почти все миллионеры были сначала чистильщиками обуви, – ответил Джим, стараясь его утешить.

– Ох, сколько же сапог им пришлось вычистить, прежде чем они нажили столько денег! – вздохнул Джейми.

– Да, немало! Но не все они умели хорошо чистить сапоги. И потому многие из них стали строить железные дороги.

Продолжая объяснять своему маленькому компаньону, откуда берутся миллионы, Джим скоро заметил, что тот его не понимает. И тогда, прекратив разговор, друзья молча отправились искать работу, выкрикивая: «Кому сапоги почистить?»

Глава IV
Про микстуру и борьбу за свободу

Вернувшись домой, миссис Лоренц тотчас уложила сына в постель и послала за домашним доктором. Она овдовела несколько лет назад и, не чая души в своем единственном сыне, наследнике многих миллионов, ежеминутно трепетала за его здоровье. Своего домашнего доктора она считала каким-то добрым гением, обязанным строго следить за самочувствием ее любимца и всегда иметь наготове лекарство против любого недуга. На самом же деле мальчик был совершенно здоров, только сильно раздражен: ведь его, как грудного младенца, уложили в постель только потому, что он упал в воду!

– Скажите, доктор, что вы ему пропишете? – с тревогой спросила миссис Лоренц.

– Я не стану принимать никаких лекарств! – предупредил маленький джентльмен.

Доктор знал, что в таких случаях надо было угодить и матери, и сыну.

– Мой дорогой мальчик, – ласково начал он, – я тебе дам очень вкусное лекарство, и ты даже не заметишь, как проглотишь его.

– Все лекарства противные! У меня ничего не болит! Вы меня только сердите! – раздраженно воскликнул мальчик.

– У тебя лихорадка, мой дорогой, она очень опасна. Если ты примешь это лекарство, я подарю тебе маленькую арабскую лошадку, – принялась увещевать непослушного ребенка мать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3