Марта Крон.

Соль для вкуса



скачать книгу бесплатно

Глава 7

– Только грудь? – иронично поинтересовалась я.

– Я не всё успел рассмотреть, – показал кровавую усмешку парень. – Но готов дать оценку и другим твоим частям тела хоть сейчас!

– Рискни последними зубами! – прищур для лёгкого пугающего эффекта.

Сработало.

В знак капитуляции Пётр приподнял ладони вверх и поморщился, должно быть представляя возможный ущерб в красках.

– Ладно. Поднимай с пола челюсть и поехали. Сделаем всё быстро. Я пока узнаю адрес хирургии.

– Хирургии?!? – с ужасом на лице вскрикнул смельчак.

– Конечно! А ты думал, что тебе швы буду накладывать я? – слегка пожурила за тупость брюнета, но, вообразив эту картину в голове, резко передумала. – Хотя-я-я…

– Даже не думай, малявка!

– Да чего ты? Всё сделаем в лучшем виде, шеф!

– Сбрызни с глаз моих! Ищи адрес! Я пойду умоюсь… – и, кинув на меня раздражительный взгляд, громко потопал в ванную комнату.

Что ж, моё дело предложить…

Задвинув подальше пульсирующую мысль о том, что вообще происходит и какого хрена планктон-петух превратился в одичалого быка, я быстро нашла в интернете ближайшую челюстно-лицевую хирургию и, переодевшись во что-то более-менее приличное для такого заведения, развалилась в гостиной на диване в ожидании покалеченного родственника.

– Чего разлеглась? Поехали! – пробурчал Петюша, проходя мимо меня к выходу. Ко рту он прижимал новое полотенце. Оно мало чем помогало, слишком быстро впитывая подступающую кровь.

В лифте прижалась к стене и с любопытством рассматривала хмурый мужской профиль.

– Что? – недовольно спросил чернявый, не выдержав моего изучающего взгляда.

– Не боишься, что я расскажу твоей девушке, что ты козёл?

– Нет, – последовал чёткий ответ.

– Думаешь, не сделаю?

– Думаю, что не поверит.

– Ну ты и козёл…

– Уже слышал.

– Надеюсь, мы уяснили, что, если у тебя свербит в паху, то меня это не должно касаться? – вразумляющий взгляд в упор.

– А если засвербит у тебя, то милости прошу, – наигранно поклонился Пётр, выйдя из подъезда на улицу.

Осмотрелась вокруг в поисках тяжёлого предмета, которым можно «трахнуть» этого недоумка по башке, чтобы шарахался от страха, вспоминая это слово.

– Господи, Лиза… Да я пошутил, – устало закатил глаза Петюша.

– Юмор – это не твоё, – проворчала я, разглядывая машину этого «дубины стоеросового». БМВ последней марки.

– Шикуешь, брат! – присвистнула я.

– Отец подарил на окончание института, – угрюмо ответил парень.

– Не любишь подарки?

– Не люблю неуместное суждение… – на этих словах он открыл мне пассажирскую дверь, приглашая внутрь автомобиля.

– Забавно… ещё утром ты говорил, что и близко меня не подпустишь к своей машине и возить никуда не станешь… хм… Смотри-ка, карета подана, – не смогла удержаться от колкости я, грациозно садясь в машину.

Около уха с грохотом захлопнулась дверь.

Псих.

Пока водитель нервно устраивался на своём месте, я бегло оглядела салон и восхищённо потрогала приборную панель.

– Дашь поводить? – улыбнулась шофёру.

– Нет, – несмотря на меня, завёл автомобиль.

– Почему? – обиженно надула губы.

– У тебя есть права? – вытащил из моих рук телефон и посмотрел адрес больницы.

– Да…

– Как-то неуверенно звучит.

– На руки получу через месяц, – скуксилась я.

В ответ – молчание.

– Ну хорошо, а после – дашь порулить?

– Нет.

Раздула ноздри и уткнулась в окно.

Прошло, может, минуты две, как я услышала:

– И не называй меня братом.

– Хорошо, брат, – буркнула я.

– Я кому сказал? – рявкнул брюнет.

– Хватит командовать! – тем же тоном огрызнулась я и тихонько добавила: – Ты мне не брат…

– Да ты невыносима!!! – заорал во всё горло парень и тут же заскулил себе под нос.

– Не рви десну! Весь салон кровью изгваздаешь! – гаркнула я и подставила ему под подбородок какую-то первую схваченную с заднего сидения ткань.

– Это шарф Карины…

– Теперь это половая тряпка Карины.

– Теперь Карина…

– Ой, слушай, лучше закрой рот.

Ничего хорошего оттуда всё равно не выходит…

Пётр хотел было возразить, но в последний момент передумал и стал молча надувать кровавые пузыри, неотрывно следя за дорогой. Воспользовавшись этим мгновением, я дотянулась одной рукой до своего мобильника и сделала потрясающий кадр. С подписью: «Это я его так!!!» отправила Соньке и Маньке распухший и наполовину побагровевший мордень обиженного порося.

Как и ожидалось, ответы пришли сразу же. И, как обычно, совершенно разноголосые.

«Зачёт, подруга!!! Давай с другого ракурса!» – гласило сообщение Соньки.

«Ты что творишь, Дёмина? За что его так? В ответ не получила?» – а это уже переживающая Машка.

Пока писала смс, что все подробности потом, машина остановилась. Приехали.

Уже у входа во врачебницу чернявый как-то вяло стал ноги переставлять и даже взял меня за руку. И ладонь вся вспотевшая и горячая.

– Так! Вот только без этого, ладно? Петюня, смотри у меня! Если ты сейчас шлёпнешься в обморок, я тебя поднять не смогу, здесь и оставлю! Помимо шишки на голове ещё и психологическую травму приобретёшь! Проснёшься в неизвестном месте, а вокруг незнакомцы хладнокровно будут тыкать в тебя острыми предметами и… Э-э-э-й, Пётр, не смей! Глубже дыши! Ну-ка, давай, вдо-о-о-ох… вы-ы-ы-дох. Во-о-от. Пошутила я.

Чего ты сразу обмяк, как после оргазма? Рано ещё… До врача даже не дошли.

– Я с детства боюсь уколов… и всяких сверлящих штук… – не своим голосом просипел здоровяк.

Нельзя смеяться. Нельзя смеяться. Нельзя смеяться.

– Никто ничего не будет тебе сверлить! Может вообще помажут мазью и домой отправят… – для поддержки сжала ватную мужскую руку.

– Правда? – на одном выдохе спросил брюнет.

– Правда, – честно соврала я.

Обхватив крепче ладонь ссыкуна, повела его в приёмный покой.

Заполнив все нужные документы, стали ждать, когда нас позовут в кабинет врача.

Удостоверившись, что Пётр в сознании и просто так закрыл глаза, откинувшись на спинку диванчика, я отошла к автомату с напитками и купила себе кофе. Желудок уже начал переваривать себя, уходя на дно в соляную кислоту, как Терминатор, держа до последнего руку с высоко поднятым… средним пальцем.

Ну, спасибо.

Отпив глоток из стаканчика, скрючилась и не очень скрытно выплюнула обратно.

Ну и дрянь! Как они пьют эту отраву?

Выкинув в мусорку «химический напиток», вернулась к Петюне. Злая и голодная.

А всё он виноват…

– Знаешь что, малявка? – не открывая глаз, промычал чернявый.

– Ну?

– Я ведь могу сейчас зафиксировать побои и накатать на тебя заяву в полицию.

Не моргая, смотрю на распухшую рожу и мысленно добиваю эту наглую свинью.

– Я тебе сейчас ещё раз в челюсть дам и нечего фиксировать будет! – злобно брызжу слюной.

– Фролов! – долетел до нас голос из кабинета.

И всё. Парень клещами вцепился в мебель и с вылупившимися зенками начал мотать головой из стороны в сторону.

– Пётр! – топнула я ногой и стала отдирать его от дивана. С нескрываемым интересом и с особым удовольствием за этим наблюдали администратор и проходящая мимо медсестра.

– Фролов! – повторное обращение врача.

– Так! Если ты сейчас же не сдвинешься с места, я позвоню Диме и скажу, что ты пытался меня изнасиловать!

– ЧТО?!? Я ничего такого не собирался делать… Прикололся просто… Ты за кого меня вообще принимаешь?!? – разорался парень на всё отделение.

– Тихо ты! – цыкнула я. – За придурка я тебя принимаю!!! Чего ты орёшь на всю больницу? Сейчас и, правда, будем иметь дело с полицией…

– Тогда не говори, что я насильник!

– Тогда не зажимай меня в углу и не распускай руки!

– Не провоцируй, тогда…

– ФРОЛОВ! – раздалось на всё здание, и мы с брюнетом мигом заткнулись.

Ненадолго.

– Да заткнёшься ты или нет? Достал уже! – с силой направила Петюшу в сторону, откуда доносился голос. Благо, он успел затормозить перед дверью, а то бы и пластику носа пришлось делать. Парень повернулся с обалдевшим выражением лица, несколько секунд потратил на мысленное расчленение бедной девочки Лизы и, ни слова не говоря, вошёл в медкабинет.

Что-то задница зачесалась… Мне крышка.

Глава 8

Передёрнула плечами и пошла за ним. Петюня уже сидел за столом напротив мужчины в возрасте и сильно хмурился.

Поздоровавшись с врачом, я села на стул рядом с брюнетом.

– Ну-с, с чем пожаловали, молодёжь? – отвлёкся мужчина от заполнения каких-то бумаг и вперился взглядом в Петра. – О-о-о, где так умудрился-то?

– Да я… – замялся парень. Кажется, кто-то не успел придумать душещипательную историю.

– Шайба ему прилетела, – пришла на подмогу. – Он у меня хоккеист, – гордо улыбнулась я и, немного прильнув к возмущённо задышавшему чернявому, ласково погладила его по голове.

– А вы у нас…? – перевёл на меня взгляд доктор.

– Счастливая невеста, – и подкрепляю слова действиями: улыбка на миллион, подбородок выше, грудь – вперёд, восторженный взгляд на «любимого» и всё. Кто теперь поверит, что я – Халк в юбке?

Что-то Петюня странно на меня смотрит…

Чего надо, малы-ы-ы-ы-ш?

– Ну что ж, давайте посмотрим, – встал из-за стола мужчина и указал рукой на кушетку за ширмой.

Горжусь Петюшей. Обмяк, но со стула ещё не упал. Держится.

Улучив момент, когда врач отвернулся к раковине, чтобы помыть руки и потом надеть перчатки, я налетела на парня с грозным шёпотом:

– ВСТАВАЙ!

С видом побитого щенка замотал головой.

– Кому сказала! Иди на кушетку!

Та же песня.

– Только посмотрят. Откроешь рот и всё! – начала толкать брюнета в плечо, чтобы сдвинуть с места, но тот видимо зажал натренированными ягодицами сидушку стула и упорно не хотел подчиняться.

– Готовы? – подал голос врач.

– Да-да! – закивала я. – Идём, мой хороший! – пропела елейным голоском и уставилась в упёртого гада «людоедским» взглядом. – Я помогу тебе подняться, милый… – наклонившись поближе к «выпустившему колючки» парню, угрожающе прошептала:

– Сейчас пришибу. Вставай, сволочь! Не позорь меня.

– Он мне там сейчас всё порвёт! – зашипел Петюня.

– Чего тебе там рвать? И так всё порвано! Не беси меня! Ляг на кушетку, закрой глаза и получай удовольствие.

– Не пойду!

Глубокий вдох. Где тут скальпель? Убью.

Повернула голову в сторону доктора. Он уже был готов и терпеливо ждал пациента. Поймав мой сдавшийся взгляд, приподнял уголок губ и вдруг запел себе под нос: «В хоккей играют настоящие мужчины… Трус не играет в хоккей…».

У пришибленного Петюни аж шея вывернулась от удивления. Скрестившись с врачом понятными только мужчинам взглядами, он, как по указке, расправил плечи и, встав со стула, молча и прямым шагом прошёл за ширму.

Ва-а-а-у. Гипноз что ли?

– Вы тоже можете подойти, – незаметно подмигнул мне мужчина. Я слегка кивнула в благодарность за помощь.

– Та-а-а-к, что тут у нас? – протянул врач, направляя лампу в лицо Петюни и, заглядывая в рот. – Ох, красота какая! – усмехнулся мужчина. – Гематома цветёт прямо на глазах.

Я осторожненько стояла в стороне, чтобы не мешать, как неожиданно моей руки коснулись пальцы Петра, влажные и мелко подрагивающие. Обхватив мою ладонь крепко, но в то же время сдержанно и бережно, он издал рваный выдох. Мужчина поднял на меня взгляд, и я отчётливо увидела, как в нём пляшут смешинки.

– Ну, что могу сказать? Сейчас будем зашивать. Посидите пока. Я позову медсестру и начнём, – подытожил мужчина и, сняв перчатки, вышел из кабинета, оставляя нас с брюнетом одних.

– Лиз? – посмотрел на меня Пётр.

– М-м?

– Не уходи, ладно?

– Ладно, – и сжала его руку. – Я посижу в углу, хорошо?

– Хорошо… – неуверенно протянул Петюня и нервно сглотнул.

– Тебе плюшевую игрушку принести для успокоения? – хихикнула я.

– Нет. Лучше принеси тот лифчик, в котором ты тогда тёрлась об мою дверь… Он мне понравился, – самоуверенно выдал брюнет.

– Всё. Ухожу.

– Нет! Всё, я молчу, – цепкий захват моего запястья и умоляющие глаза, красивые такие… голубые… как море на открытках, которые присылает папа.

Немного замешкалась, оторопев от своей реакции. Поймала себя на том, что даже наклонилась поближе к Петюне, любуясь наглыми зенками. В ответ и он как-то загадочно вглядывался в моё лицо.

На этом моменте и вошли в кабинет врач с медсестрой.

– Так, голубки. Потом целоваться уже будет нельзя. Так что сейчас давайте один «страстный» в щёку и закругляйтесь, – заявил мужчина.

Кинув на Петюню предупреждающий взгляд, робко ответила:

– Я его уже сегодня поцеловала так, что на всю жизнь запомнит.

– Какая у вас предусмотрительная невеста, – хмыкнул доктор. – А главное заботливая. Вон как переживает. Повезло вам.

– Не то слово… – растянул свои багровые «силиконовые» губёшки Петюша.

– Могу я остаться в кабинете? – уточнила у врача. – Буду тихонечко в углу сидеть.

– Можете.

Кивнув головой, позволила отцепить от себя недовольного происходящим парня и уселась на диванчик.

Полтора часа пролетели, как черепахи на марафонском забеге. Я просто сидела, умирала от голода и тихо злорадствовала, когда чернявый вздрагивал или постанывал от новых ощущений.

Под конец мне на руки выдали «желеобразную субстанцию» и пожелали нам долгой и счастливой жизни.

Петюня, весь кривой-косой после заморозки и злой, как дворник с похмелья, по приезду домой ворвался в квартиру, будто за ним гонятся черти. А это всего лишь я шла следом….

Пока хозяин дома переодевался в своей комнате, я кинулась на кухню.

Глаз упал на капусту-спасительницу. Хм…

Когда чернявый появился на пороге, я уже вовсю хрумкала от удовольствия. Капустой.

– Ты просто чудовище, – промычал парень, наблюдая за сим действием.

– Угу. А ты у нас тогда в роли красавицы?

– Пф-ф. Если уж выбирать, то я тогда тот здоровяк из мультика.

– Ты в курсе, что он умер в конце? – насмешливо спросила я. – Кстати, чудовище постаралось… – многозначительно поиграла бровями.

Пётр лишь безысходно покачал головой и устроился на соседнем стуле.

– Малявка…

– Ну?

– Завтра утром приедет Карина.

– Сочувствую.

– Постарайся не злить её. Мне не нужны скандалы.

Аж кусок овоща встал в горле поперёк. Закашлялась. Спину обожгло нехилым ударом. Потом ещё раз. И ещё. Пока я не выплюнула изо рта всё содержимое и не сунула кулак под нос обладателю свинцовых конечностей.

– Помочь хотел, – с подстёбом произнёс парень, пожимая плечами.

Мда-а, долго мы с ним так не протянем. Кто-то точно не выдержит и откинет копыта прямо в этой злосчастной квартире.

– Лиз? – позвал чернявый, когда я отвернулась и в полном молчании, не считая моего чавканья, стала злобно вгрызаться в бутерброд с колбасой, сделанный на быструю руку, но с большой любовью. – Обиделась что ли?

Игнор.

– Больно ударил?

Игнор.

– Ну, прости. Не рассчитал.

Игнор.

– Я…

Его перебил звонок телефона. Звонил Дима. Мы с Петюшей как по щелчку испуганно переглянулись.

Что делать? Если мама с Димой узнают, что мы тут подрались, то мне отрубят руку за то, что ударила, а Петюне отрубят его…

– Лиз? – обрезал ход моих мыслей пришибленный парень. – Ответь ты.

– Что мне за это будет? – сузила глаза.

А что? Я стараюсь искать выгоду во всех ситуациях. С Фроловым-младшим в особенности. В рукаве должен лежать туз и не один. Пригодятся.

– Не буду мстить за то, что толкнула в кабинет, – тут же выпалил брюнет.

Так и знала, что не оставит этот маленький инцидент без внимания.

– Я могу тебе верить?

– Зуб даю, – взяв меня за руку, он раскрыл мою ладонь и вложил туда что-то маленькое. Приглядевшись, брезгливо поморщилась. И правда – зуб. Свой скол подарил. Как мило.

– Ладно… – неохотно согласилась я и приложила к уху мужской смартфон.

– Алло. Дим, привет. Петя не может говорить… он в ванной, – затараторила я быстрее, чем начали задавать вопросы. К тому же международный звонок.

– Э-э-э, привет, мелочь. Мы долетели без происшествий. Всё нормально. Мать твоя уже дрыхнет без задних ног после перелёта. Завтра тебе позвонит. Вы там как? Петя не обижает тебя? – посыпалась на голову информация.

– Не-е-е-т, – придала голосу уверенности и дольку весёлости. – Всё хорошо. Мы с ним сегодня по городу на его машине катались. Он хороший водитель и… – посмотрела на притихшего парня. – Всё. В остальном не очень.

На том конце трубки послышался смех, а около другого уха – сердитое сопение.

– Лизунь, если что, сразу звони. Сразу же.

– Хорошо, Дим. Ну всё, не трать деньги. Целую тебя и маму. Потом спишемся в интернете. Пока-а-а-а, – и, дождавшись ответного прощания, облегчённо отключила связь.

Не умею врать. Стараюсь, но не умею.

Положила мобильный на стол и продолжила трапезу. Внезапно почувствовала лёгкое прикосновение. Вздрогнула от неожиданности. Пока осмысливала, что происходит, Пётр аккуратно заправил мне прядку волос за ухо и придвинувшись ближе, нежно коснулся губами моей щеки, не забыв хрипло шепнуть: «Спасибо». Потом взял телефон и ушёл. А я так и осталась сидеть с набитым ртом, как хомяк, и смотреть ему вслед.

Глава 9

Утро выдалось скверным. Всю ночь ползала по кровати, как червяк, и не могла уснуть. Непривычно было осознавать, что я здесь не просто гость, а эта комната, эта постель – теперь мои. Оставшись наедине со своими мыслями, очень сильно об этом пожалела. В голове хаотично всплывали воспоминания прошлых дней, и от каждого у меня ненавязчиво начинали гореть уши.

Что мы имеем?

Меня подселили к неадекватному парню, который сначала красивый, а потом – козёл, потом получил за это втык и вроде хороший, но нет, всё равно козёл. В комплекте с этим товарищем идёт зубастое «нечто», грозящееся меня отсюда турнуть при первой же возможности. Вдобавок у меня на носу новый учебный семестр, к которому я совершенно не подготовилась, потому что все каникулы «пела и плясала».

Как выжить в таких условиях, не прикупив пистолет?

Размышляя над этим вопросом, я и не заметила, как в какой-то момент веки просто слиплись от бессилия.

А вот расклеить их пришлось неожиданно.

Долгожданный сон оборвался, когда в мою дверь кинули гранату.

Ну это мне так показалось…

От внезапного грохота я конвульсивно дёрнулась и кубарем скатилась на пол. Падение смягчил тот факт, что я была замотана в одеяло, как ребёнок на выписке из роддома. Ещё не до конца сообразив, что я не подвергаюсь атаке и в мою задницу никто не целится, гусеничкой заползла под кровать и притихла. Выглянув одним глазом из своего бронебойного кокона, стала оценивать масштабы моего не очень удобного положения.

И только услышав: «Карина, успокойся, я же сказал, что упал!!!», я поняла, что опасность-то и впрямь присутствует.

Бешеная Трубкозуб. Что может быть прекраснее?

Дверь снова заходила ходуном. Она там в неё вгрызается что ли?

Выползла из укрытия. Размотала «одеяльный рулон» и осталась в пижаме с милыми овечками.

– Выходи, овца!!! – крикнули в коридоре.

Округлив глаза, втянула голову в плечи.

Опа. А зуб-то у нас непростой, а всевидящий, оказывается.

На секунду задумалась. А что, если повторить вчерашний трюк? Осмотрела комнату. Ничего подходящего. А капусту уже съела… Кажется, я у Петюни видела баскетбольный мяч. Сделаю из Драконихи нормального человека, внешне по крайней мере, и даже благодарности не приму.

– Я сейчас вышибу эту чёртову дверь! – угрожающий вопль Карины безжалостно стёр мою добрую улыбку с лица.

Красивая сцена перед глазами, где девушка, не переставая улыбаться, сердечно меня благодарит за помощь, а я вся такая стесняюсь и заламываю ручки, резко поменялась. Теперь мне заламывает ручки Трубкозуб и любезно шлифует передние зубы об стену. Кадр меняется, и вот мы стоим втроём в обнимку с Кариной и Петюшей и сверкаем роковыми ослепительными страхомордами.

Тряхнула головой, отгоняя непрошенные мысли.

Ну вот и как? Чернявый просил не провоцировать девушку на скандал, но она сама пришла, и с её настроем этого не избежать.

Ладно. Вся надежда на Петюшу, что не позволит мне выйти из себя.

Быстро преодолела расстояние и решительным движением открыла дверь.

– Какого чёрта вы мешаете мне спать? – как брутальный мужик, проговорила я.

Петюня, сжимающий запястья своей девушки, чтобы она не долбилась в дверь, на секунду замер и коротким взглядом оценил мой утренний видок.

Сам-то не лучше выглядишь! Отёк на половину лица и на голове беспорядок.

– Что ты с ним сделала? – зашипела Карина, выворачиваясь из хватки парня.

– Не лезь к ней, Карина! Сколько раз повторять, что я просто споткнулся?!? – рявкнул брюнет, оторвавшись от изучения мешков под моими глазами.

– И ты думаешь я в это поверю? – визгливо спросила девушка. – Да я по глазам твоим вижу, что врёшь! Почему ты её защищаешь?

– Может, потому что она здесь не при чём? – сердито бросил Пётр.

– Я не верю! – крикнула Карина.

– Иди «не верь» в другом месте! – заорала я. – Ты думаешь, я смогла бы врезать этому «буйволу» и остаться в живых? Чем, по-твоему, можно так ударить? Капустой?

Краем глаза уловила красноречивый взгляд Петра.

– Не знаю «чем», но уверена, что ты к этому причастна! – кинула мне в лицо Дракониха. – Или же толкнула ты! Петя специально молчит, чтобы не расстраивать отца. Терпит тебя из последних сил, так бы давно выбросил на помо…

– Достаточно, – холодно произнёс парень и, сжав сильнее руки девушки, резко развернул её и поволок в свою комнату. Хлопнула дверь. А следом послышалось злое: «Довольна?»

Психи!

Слушать дальнейшие разборки у меня никакого желания не было, поэтому я кинула смску Маньке, что скоро наведаюсь и пошла собираться.

Когда уходила, застала сладкую парочку на диване в гостиной. Оба колючие донельзя. Карина уставилась на меня волком, но рот не открывала. А вот Петюня открыл, намереваясь что-то спросить, но тут же эту затею сам и пресёк. С немым вопросом на лице молча наблюдал, как я обуваюсь. Не выдержав пристального внимания, обернулась и кратко проинформировала: «По мужикам!».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7