Марта Крон.

Соль для вкуса



скачать книгу бесплатно

Сказано – сделано.

Наугад забежав в какую-то комнату, поняла, что это и есть святая святых. Как я угадала? Да просто… скукотища-а-а-а-а. Ничего лишнего. Хоть бы рамочку на стену повесил или, на крайняк, постер с машинкой.

Бегло оглядев кровать, шкаф, стол с ноутбуком и кресло, пришла к выводу, что мой будущий сводный братец – не петух, а планктон. Как можно иметь такую сногсшибательную внешность и такую ограниченность в жизненных проявлениях.

Полная противоположность Димы. Отчим так жизнелюбив и многогранен, что порой хочется, наоборот, крикнуть: «Остановись!». В каждом человеке есть своя «безуминка»! В нём их уйма, и ещё останется.

И парень просто кидает мне вызов своим узколобием… нам как бы жить вместе… и кто-то сломается первым. Только кто? Я – разноцветная клякса? Или он – серое вещество? Спасибо, хоть стены не серые, а синие. Избегать эту надменно-брезгливую рожу, будто под носом какашка засохла, я точно не смогу. Извини, парень, какашку, то есть меня, убрать не получится, так что придётся с этим смириться и даже полюбить её как родную.

– Убирайся отсюда, – прозвучал над ухом повелительный голос.

Подпрыгнув от неожиданности на месте, я повернулась и столкнулась нос к носу с хозяином комнаты.

– Фу, какой ты грубый, – поджала я губу. – Тебя не учили, что с девушками так нельзя разговаривать?

– Ты не девушка, ты – монстр, решивший разрушить мою жизнь.

– Не драматизируй, парень. Мне плевать на твою жизнь. Мне в своей проблем хватает. Меня посадили в клетку с местным чудовищем и заставляют улыбаться.

– Тебя здесь никто не держит. Ты знаешь, где выход, – и рука, указывающая направление. – Так уж и быть. Помогу ради приличия, – на мои плечи опустились две мужские ладони и, вцепившись крепкой хваткой, вытолкнули за порог.

Я и пискнуть не успела, как этот негодяй снова решил познакомить меня со своей дверью в упор.

Снять дверь с петель меня остановило только то, что имущество частично оплачено Димой. Харкнуть, облить дерьмом или просто написать маркером заветные три буквы тоже воспрещается. Стиснув от раздражения зубы, пошла в соседнюю спальню, где с превеликим удовольствием пожамкала лежавшую на кровати подушку.

А-г-г-г-р-р-р-х-х-х.

Вроде легче.

Значит здесь я буду жить? Просканировав помещение, скомбинировала в воображении идеальную комнату и уже решила, чем разбавить эту чрезмерную тоскливость. Что я там думала про жёлтые оттенки? Идеальное сочетание с синим. Добавлю колоритности.

Побродила немного по квартире. Петюша из своей пещеры не выходил. Что странно. Думала, что будет контролировать каждый мой шаг и нервно сопеть мне в спину, но нет. Что он там делает в полной тишине?

Заглянула в холодильник.

Мышь повесилась.

Яйца, лимон и сливочное масло. Мда-а-а. Дракониха его на диете, что ли, держит? Вот и отличненько. Наготовлю еды по колено, буду при нём уплетать за обе щёки, пусть захлебнётся слюной.

Какая я злая.

Не попрощавшись с чернявым, поехала домой.

Мама с отчимом пробудут со мной ещё пять дней. Так что у меня ещё есть возможность набраться сил и заодно выучить пару новых рецептиков вкусных и очень ароматных пирогов.

У всех мужчин слабое место… нет, не только яйца, а ещё и вечно пустой желудок. Путь к сердцу наглого брюнета мне не нужен, так что можно проверить на зуб его стрессоустойчивость. Если что – ткну вилкой в глаз. Буду как можно изощрённее облизывать пальцы и громко причмокивать. Услада для ушей.

В оставшиеся дни я старалась уделить всё своё внимание маме. Перевозку моих пожитков на себя взял Дима. От меня лишь требовались своевременные ответы на очередные вопросы по расстановке вещей в новой квартире.

Не знаю, как до сих пор ещё мобильный не прирос к руке. Смс сыпались с такой скоростью, что порой не успевала вздохнуть. Особенно радовали приходящие фото, где под руководством Димы по моей просьбе был изменён интерьер. И то и дело в кадр попадал Петюня с таким выражением лица, что я тут же бежала к компьютеру и добавляла ему в фотошопе «горькие слёзки» и надпись: «Не-е-е-е-е-е-т…». Собралась знатная коллекция.

Каждая фотография была просмотрена и оценена подругами. Ночной чат в социальной сети был завален ржущими смайлами и советами «где» и «что» ещё нужно Петюше подрисовать.

Наступило утро, когда мама с Димой улетали обратно в Австралию и оставляли меня на «попечение» Петру, который стоял рядом в аэропорту и «любящим» взглядом сверлил дырищу в моей голове.

– Дети, умоляю вас. Только не отравите друг друга. Вы оба нам нужны невредимыми, – напутствовала мама, по очереди обнимая нас с чернявым.

– Сын, ты помнишь, что я тебе вчера говорил? – спросил Дима, всматриваясь в хмурое лицо брюнета. – Ты – мужчина, а не сопливый юнец. Никаких глупостей. Обидишь её, и я тебе башку оторву.

– Я это уже слышал. Много раз, – скривился Пётр, косясь на такую улыбчивую меня.

– Ну? – развёл руками в стороны Дима, приглашая меня в объятия. – Всё будет хорошо, малявка, – прошептал он, бережно прижимая к себе и целуя в висок. И вот тут до меня дошло, что так обнимать ещё долго не будут. Что остаюсь одна. Снова. – Мы вас не бросаем. Ты можешь звонить мне в любое время. Я буду доступен для тебя хоть ночью, хоть днём. Эй-эй! Ну ты чего? Отставить слёзы! – на затылок легла тёплая рука и стала неуверенно гладить по волосам. – Вот увидишь, вы с Петей поладите, и ты про нас даже не вспомнишь! Ну-ну-ну…

Я уткнулась носом в Димину грудь и, никого не стесняясь, громко всхлипнула. А ведь обещала себе, что в этот раз буду держать себя в руках. Но ощущение беспомощности захватило в прочные тиски. То, что я никак не могу повлиять на происходящее, безжалостно сдавливало грудь и вызывало резкий эмоциональный спад. Чем больше Дима с мамой старались меня успокоить и окутать своим теплом и заботой, тем больше меня трясло, тем сильнее хотелось вцепиться в них и не отпускать.

Ну вот. Приплыли. И мама заплакала.

– Начинается… – донёсся сквозь толщу рыдающих звуков недовольный голос парня. – А можно обойтись без показательных выступлений?

– Если ты такой впечатлительный, то отойди в сторону и дыши глубже, чтобы успокоиться! – огрызнулась я, выглядывая из подмышки Димы.

На что Петюня лишь закатил глаза и, раздражённо выдохнув, уткнулся в свой телефон, не уделяя более мне внимание.

– Мам, не плачь… – вытерла с её щеки дорожку слёз. Теперь уже настала моя очередь успокаивать. – Ты же знаешь, что я не могу смотреть на это… Я уже не плачу, видишь? Давай-ка выдыхай и приходи в себя…

– Всё-всё… уже всё… – натянула улыбку мама, вызывая добрую усмешку Димы.

– Слушайте, если я вам не нужен, то я поехал. Меня Карина ждёт! – вклинился чернявый, нервно топая ногой.

– Подожди Лизу и вместе поедете, – ответил отчим.

– В смысле? – на лбу Петюши пролегла сердитая морщина. – Я же сказал, что услуги шофёра не предоставляю!

– Пётр, тебе что сложно? Вы едете в одно и то же место. Уж не переломишься подвезти, – нахмурился мужчина.

– Дим, не надо. Я на такси доеду. Я в его машину не сяду.

– Тебя туда никто и не пустит, – выплюнул брюнет. П-ф-ф-ф. Отбрил так отбрил. Сейчас снова заплачу.

– Слушайте, не устраивайте сцен, – устало сказала мама. – Дайте нам спокойно улететь и собачьтесь, сколько влезет…

– Короче так, – произнёс командирским тоном Дима, опустив взгляд на свои часы. – Пётр, ты подвезёшь Лизу до дома, а там дальше катись со своей Кариной на все четыре стороны! Сейчас уже начнётся посадка на самолёт. Вера, целуй малявку и пошли.

Маме и повторять не надо, притянув к себе, она начала беспорядочно покрывать моё лицо влажными поцелуями.

В ответ я повисла у неё на шее и медленно вдохнула родной запах. Самый вкусный аромат на свете. Как пахнет мама? Несравненно. Счастьем. Солнцем. Приключениями. Любовью.

Мне очень часто не хватает этого трепетного чувства, когда мама рядом. Когда она близко, кажется, что наша связь нерушима и прочна как никогда.

– Я вас люблю, мам! – крикнула ей с Димой вслед. Когда они скрылись из виду, моё сердце ухнуло вниз, и на меня накатила такая давящая грусть, что желание двигаться и что-то делать улетело в трубу.

Ноющая боль в груди стала расползаться как липкие щупальца. Лёгкость и счастье только что улетели в Австралию, а я осталась с…

– Долго будешь пялиться в одну точку?

Ах да… С ним.

– Отвали, чернявый. Сейчас не до тебя.

– О, вот как? – ехидно ухмыльнулся Петюня. – Тогда пока, – и ушёл. Так и не обернувшись назад.

Блеск. Пора вызывать «ковёр-самолёт». Полечу с ветерком.

И правда. Домчалась быстро. Таксист в прошлой жизни точно был гонщиком. Очевидно, что периодически ему перекрывает сознание, когда старое «естество» требует выхода и адреналинчику на закусь. Удачно я попала. Ничего не скажешь.

А что? Волосы – назад, щёки – тоже, слюни ошмётками летят в разные стороны, зенки на вылупе и нервное «ы-ы-ы» прекрасно вписалось в общую картину.

Взбудораженная, как после спячки в муравейнике, галопом поскакала в новое пристанище, где меня ожидал очередной сюрприз.

Ключ в замке не поворачивается. Вывод: дверь заперта изнутри.

Спокойно, Лиза. Нужно просто поднажать, дверь и откроется.

Ы-ы-ы-ы-ть.

Не удалось.

Сезам, откройся!

Увы.

Так, у меня где-то волос на подбородке растёт, вырву его и загадаю желание… О! Нашла.

Трах-тибидох!

Тьфу.

Вот паразит. Инстинкт самосохранения отсутствует напрочь, да?

Пнула по проёму ногой. Прислушалась. Тишина. Ок, поехали дальше. Нажала на звонок. Ещё раз. И ещё раз. Пнула снова. Прислушалась. Ага-а-а-а. Какие-то отдалённо-приглушённые звуки. Жду. Всё ещё жду. Бесит. Зажала пальцем кнопку и привалилась к стене.

Ах так?

Где-то читала, что в замочную скважину можно залить сырое яйцо, и оно будет вонять «тухлым выпердышем», знатно портя жизнь жильцам… Только вот незадача. Мне тоже там жить…

Может, суперклеем замазать? А сама переночую у Маньки…

Или… Ой.

Внезапно дверь с грохотом распахнулась, что я еле успела отскочить, и на пороге появилась девушка. Явно не в духе.

– Ты оборзела, девочка? – прилетело мне в лицо. – Если не открывают, значит, проваливай.

А это что ещё за Трубкозуб? Я не очень расслышала, что она мне только что сказала. Просто всё моё внимание сейчас акцентировано на одной ма-а-а-аленькой, но очень выделяющейся детали. Даже с закрытым ртом её передний зуб выглядывает из-под верхней губы и всей своей бледной желтизной показывает, что он недоволен также, как и его хозяйка.

А-а-а! Так это и есть Дракониха? Вот сейчас мне стало очень жаль Петюшу. Ну прямо ОЧЕНЬ. Если на секунду представить, что её улыбка не обременена этой… э-э-э… «изюминкой», то девушка вполне себе ничего. Достаточно высокая шатенка с длинными прямыми волосами, обычного телосложения, глаза карие, нос, правда, немного картошкой, но идеальных людей ведь не бывает. Вот только её зуб… Интересно, как они с Петюшей целуются? Так и травмировать парня можно.

– Руку убери, дура! – рявкнула Трубкозуб.

Кое-как отлепив взгляд от её рта, увидела, что всё ещё нажимаю на дверной звонок.

Хах. Нормально так залипла.

А что? Эффектный выход. Перекошенное от злости лицо, громкий басовитый голос, зуб по прозвищу «выкусь-накусь», и всё это с музыкальным сопровождением. Аплодисменты. Занавес.

Пропустив мимо ушей оскорбления, руку убрала.

– Карина, полагаю?

– А ты – та, которая решила отнять у моего парня квартиру? – с желчным взглядом сгримасничала девушка.

Вот те на. Забавная версия.

– Она самая. Будем знакомы. Меня Лиза зовут, – театральный реверанс. – А теперь уйди с прохода, – сделала шаг вперёд, но мне преградили путь.

– А ты – наглая… Запудрила мозги Петиному отцу и думаешь, что в доле? По документам Петя – собственник квартиры.

– Рада за него. Продолжай окучивать его и пропишешься тут, – попытка обойти девушку, стоящую на страже дома не удалась, и я выжидающе выгнула бровь.

– Сама съедешь или тебе помочь? – перешла сразу к делу Карина.

– Могу задать тебе тот же вопрос, – парировала я.

– Не советую идти против меня, девочка, – враждебно наклонила голову в мою сторону Дракониха.

– А то – что? – усмехнулась я. – Воткнёшь зуб мне в глаз?

О-о-о. Как тонко и изящно её губы смыкаются вокруг «челюстного бунтаря»… как угрожающе это выглядит… как прицельно… Так и слышу в ушах громогласное: «ПЛИ!», и снаряд летит прямо мне в…

– Что тут происходит? – раздалось за спиной Трубкозуба, и мы с ней синхронно обернулись.

Глава 6

О-о-о, да Пётр у нас мылся, оказывается. Неужто не слышал долгое и раздражающее «Дзы-ы-ы-нь»?

С мокрых волос медленно стекали крупные капли воды. Падая на обтягивающую футболку парня, они очень привлекающе очерчивали натренированные мышцы.

Красивый, собака! А девушка – Трубкозуб. Вот она жестокая реальность.

– Петя, она дверь выламывала, – тут же сдала меня Карина.

– Не умеешь пользоваться ключами, да, малявка? – наигранно улыбнулся чернявый.

Дракониха довольно оскалилась. Пугающее зрелище. Я перевела на брюнета сочувствующий взгляд.

– Петя, ты это… – жалкая попытка подобрать нужные слова. – Прости меня, дуру грешную… Я ж не знала… – скосила глаза на его девушку. – Тебя жизнь жёстко так наказывает, а тут ещё я… А ты вон как… молодцом держишься!

Что я там говорила про проверку его стрессоустойчивости на зуб? Не… Это слишком жестоко.

Парень озлобленно стянул губы в одну линию:

– Обойдусь без твоей жалости. Иди в свою комнату и не высовывайся!

– А тапочки тебе не принести? – язык дёрнулся быстрее, чем я подумала.

– Петя, ты что, впустишь её в дом? – вытаращила глаза Карина. – Ты говорил, что разберёшься с этим. А вдруг эта наглая хамка решит тебя обокрасть?

– Карина… – кинул сердито Петюша.

– Для справки, умница-разумница, здесь половина вещей моя… – закатила я глаза и тут же сощурила. – Так что смотри, зубная фея, я всё помню, что и где лежит! Сунешься в мою комнату, мешкать не буду: вправлю челюсть!

Ух! Тушите пожар! Ноздри как раздулись… Сейчас полыхнёт! Дракониха уже сделала ко мне шаг, но Петюня её опередил. Наморщив от возмущения лоб, он совсем немножечко повысил голос:

– Елизавета!

– Вторая! – выпалила я.

– Что? – вытянул он лицо.

– Ничего! – припечатала умным ответом.

– Уйди уже в свою комнату! – процедил сквозь зубы разгневанный брюнет.

– Спасибо за разрешение, хозяин! – подмигнула я и, в последний раз запечатлев в памяти эту оригинальную парочку, ускорилась в сторону своего убежища.

Следующие часа два с интересом слушала, как эти двое ругаются за стенкой. Не могла не заметить, что Петюня не так прост, как кажется… В один момент он вполне дружелюбно и ласково пытался утихомирить свою разбушевавшуюся девушку, а в другой уже срывался на крик. То он тихо пытался убедить её, что я здесь надолго не задержусь, то уже во всё горло вопил, что если он сказал, что я остаюсь, значит, остаюсь… Вот и как это понимать? Мне рады или нет?

За болтовнёй по телефону с Сонькой и изучением новых методичек по предстоящим учебным дисциплинам в следующем семестре я и не заметила, как подкрался поздний вечер. Желудок возмущённо сжался и выдал протяжную ругань. Благо, предусмотрительный отчим позаботился о моём дальнейшем пропитании и забил до отвала всю кухню продуктами. Пора выползать из логова и разнюхать обстановку.

Главная цель – холодильник. Задача – добраться до цели и выжить любой ценой. Если по пути придётся биться с Драконом, который точит на меня зуб… я готова. Вооружившись решительностью, жадностью и диким желанием грабануть холодный сейф, пошла на кухню. Свет везде выключен, и в квартире тишина.

Притаились, гады.

Включив свет на кухне, основательно так примёрзла к холодильнику.

Пока я с упоительностью перебирала добычу, даже и не заметила, как в моё личное пространство нагло вторглись, да ещё и усмехаются.

– Соль ищешь, малявка? – прошептали мне на ухо, и я от неожиданности выплюнула палку колбасы, которую любовно держала в зубах, пока запихивала в подмышку остальной найденный ужин. Естественно, от страха побросала всё на пол и с истерическим выкриком: «Ой, мать моя женщина!» криво-дёрганными движениями вцепилась в холодильную дверцу, то ли прикрываясь, то ли для того, чтобы самой не припасть к ногам пугальщика. Это ещё ему повезло! К вечеру координация немного смазалась, и я просто трусливо «прилипла» к холодильнику, а могла и яйцо об голову разбить, а следом и лимоном в глаза сбрызнуть. А нечего пугать так!

– Твою мать, чернявый!!! – прохрипела я, отдирая онемевшие конечности от своего «щита». – По тебе тюрьма плачет!

– Слишком увлеклась, да? – хмыкнул брюнет, с нескрываемым интересом довольствуясь произведённым эффектом.

Только сейчас я обнаружила, что стоит ко мне он ну просто непозволительно близко. Раздражённо выпрямив спину и подняв подбородок, упёрлась в нахала грудью и убийственным взглядом:

– Петюня, ещё раз так сзади пристроишься – все яйца отшибу.

– А ты не отклячивай так попу, тогда и не буду, – на полном серьёзе ответил он.

Что?

– Сзади ничуть не хуже, чем вид спереди… – продолжил парень.

– Где твоя девушка? – ошарашенно спросила я.

– Уехала. Мы с тобой остались одни… – томным голосом произнёс Пётр, придвигаясь ближе и опаляя моё вытянувшееся лицо своим горячим дыханием.

– Держи дистанцию, Пётр, иначе за себя не ручаюсь! – постаралась придать голосу суровости, хотя на самом деле поймала в голове мысль, что тело у меня как-то странно обмякло и дыхание что-то сбилось… С чего бы это?

– О какой дистанции идёт речь? – направил на меня пристальный взгляд. – Ты же сама ко мне пришла… Лизуня.

– Чего-о-о? – открыла я от неслыханной наглости рот.

– Уже забыла? – улыбнулся Пётр, касаясь пальцами прядки волос около моего уха. – Напомнить тебе, как ты стояла передо мной полуголая? Как зазывающе глазками хлопала и соблазнительно прикусывала губу? – дотронувшись шершавым большим пальцем моей щеки, он медленно повёл им вниз, очерчивая линию подбородка. Его голубые глаза не отрываясь смотрели в мои, следя за реакцией, впитывая каждую эмоцию, проступающую на лице.

Что я чувствую? Хм… Да я в шоке!

Медленно и беззвучно я отвела свою руку назад и начала шарить в холодильнике, пытаясь нащупать что-то увесистое. Пятерня обхватила что-то огромное и круглое, похожее на мяч.

Бинго!

Подавшись вперёд, я запустила свободную руку ему в волосы и легонько помассировала затылок. М-м-м, шелковистые. Парень ощутимо напрягся.

Хах, неужели передумал? Поздно, милый, слишком поздно…

Все клеточки моего активного организма выстроились в ряд и, услышав мою мысленную команду, с боевым кличем: «СО-О-О-О-О-ЛЬ!» кинулись в атаку.

Пока Петюша не пришёл в себя и не дал заднюю, одарила искусительным взглядом, притянула его за шею и прямо в губы на одном дыхании сексуально произнесла: «Я тебе не по зубам…» и в доказательство со всего размаху двинула этому нахалюге по роже… капустой!

Получи, фашист, гранату!

Отлетев на приличное расстояние, брюнет потрясённо обхватил рукой свою челюсть и выпучил глаза. На его подбородке размазались алые пятна, и я невольно вздрогнула.

Ой, это что… кровь?!?

Да-а, втащила от души!

– Ты что, совсем больная?!? – заорал Петюша, сплёвывая на пол кровь.

– А не надо было лезть ко мне! Я предупреждала! – дрожащим голосом крикнула в ответ.

– Ты могла меня убить, дура!

– За дуру сейчас ещё раз получишь!!! – сжав посильнее… э-э-э… капусту, стала подходить к чернявому.

Резко попятившись назад, он нервно затараторил:

– Всё-всё! Прости! Я понял!

Так-то!

Кровь всё не останавливалась, и зрелище начинало пугать. Отбросив подальше убийственный овощ, подошла к побитому. Верхняя губа сильно опухла и обильно кровоточила.

– Дай посмотрю! – протянула к нему руки.

– Нет! – взвизгнул он.

– Хорошо, тогда я пошла… – нарочито безразлично пожала плечами и повернулась к выходу из кухни.

– Стой! – неуверенно крикнул парень. – Ладно… только аккуратно, не трогай ничего!!

– Открой рот. – скомандовала я. – Шире.

– Больно… – скривилась жертва домашнего насилия.

– Терпи! – цыкнула я и оглядела место удара.

Мда-а-а…

– У меня есть две новости! Хорошая и плохая. С какой начать?

– Давай с худшего…

– Ладно. Придётся ехать в больницу. У тебя отколот передний зуб, и порвана десна. – проинформировала я, ища глазами хоть какое-нибудь полотенце.

– Только не это!!! – захныкал больной. – А хорошая новость? – и глаза, полные надежды.

– Теперь вы с Трубкозубом идеальная пара. Очень гармонично будете смотреться!

– Ни хрена не смешно, блин!! – рявкнул брюнет.

– Отнюдь! Вам теперь целоваться будет легче… Зуб даю!!! – и не в силах больше сдерживаться, затряслась от смеха. Суровый взгляд Петюни не обещал ничего хорошего, но мне нестрашно, теперь он сто раз подумает прежде, чем со мной связываться.

– Хватит ржать и поехали к дантисту, – сплюнул на пол накопившуюся жидкость.

– Э-э-э… а сам не справишься?

Не люблю больницы, запах лекарств и «мясников» в белых халатах.

– Ты это заварила, теперь будь добра хоть сопровождать меня! – гаркнул Пётр, снимая с себя испачкавшуюся футболку.

На секунду засмотревшись, восхищённо произнесла… вслух:

– Вау, какой пресс…

Парень аж замер от услышанного. Забыв о своей боли и повреждениях, немного зардевшись, он гордо улыбнулся во весь тридцать один с половиной зуб и без сарказма добавил:

– У тебя тоже грудь красивая!

Я первый раз в жизни встречаю такой кадр!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7