Маркус Сэйки.

По лезвию ножа



скачать книгу бесплатно

 -------
| bookZ.ru collection
|-------
|  Маркус Сэйки
|
|  По лезвию ножа
 -------

   К насилию подстрекает оружие…
 Гомер

   Посвящается маме с папой, объяснившим, что до звезд можно дотянуться, и моей жене, загадавшей желание, когда одна из них падала.


   Темноты в переулке было маловато… Эван вертел на пальце пистолет, как ковбой из вестерна. Дэнни не выдержал:
   – Пушку убери!
   – А что? Круто! – Эван Макганн дерзко осклабил щербатый рот.
   – Тоже мне, Рик Джеймс [1 - Рик Джеймс – известный исполнитель фанк-рока, автор композиции «Оружие любви». – Здесь и далее примеч. пер.] выискался! Чего ты ее вообще притащил?
   Под пристальным взглядом Дэнни Картера напарник неохотно спрятал пистолет. Эван обожал острые ощущения с тех самых пор, как они вдвоем воровали выпивку из круглосуточных супермаркетов, но от ствола Дэнни было не по себе. Пожалуй, Карен права: пора подумать о будущем, пересмотреть отношение к жизни.
   Покачав головой, Дэнни отвернулся к окну. Чуть раньше, уплетая чипсы в мексиканской забегаловке через дорогу, приятели дожидались, пока владелец ломбарда запрет дверь. Сейчас часы на приборной панели показывали пять минут двенадцатого, в переулке не было ни души. Чикагская жизнь сосредоточена в жилых кварталах, центр по ночам вымирает. Телефонные провода приятели перерезали минут двадцать назад, но копы все не появлялись. Похоже, ломбард не охранялся. Все складывалось отлично.
   Метрах в пятнадцати от машины всколыхнулись тени.
   Всколыхнулись и тут же успокоились, словно кто-то, осторожно ступая, таился во мгле. Дэнни подался вперед, вгляделся в темноту, прикрыв светящуюся зеленым магнитолу. Ночь выкрасила грязную кирпичную стену в черный цвет, мимо окна со стороны пассажирского сиденья пролетела гонимая ветром газета. Может, просто мусора нанесло, а остальное дорисовало расшалившееся воображение? Ничего удивительного – нервы.
   Какое-то шевеление у стены. Кто-то явно жался к кирпичной кладке, пытаясь слиться с тенями.
   Патрульные так не таятся: наоборот, выезжают с сиреной и включенными мигалками. Ну разве что решили повязать их на месте, тепленькими. «Неужели Терри, гаденыш с крысиными усиками и характерным запахом хронического пердуна, нас на ломбард навел – и тут же копам сдал?»
   И тут, опираясь рукой о стену, из тьмы вышел сгорбленный старик с засаленными волосами. Карман оттягивала початая бутылка. Дойдя до урны, он огляделся по сторонам, расстегнул ширинку и отлил, держа одну руку в кармане, словно находился в туалете загородного клуба.
   Дэнни задышал ровнее, мысленно смеясь над собственными страхами.
Закончив свои дела, бродяга перешел через дорогу, прислонился к стене, сел на корточки и закрыл глаза.
   – На ночевку устроился, – прошептал Дэнни.
   Эван кивнул и потер рукой подбородок, скрипнув жесткой щетиной.
   – И что теперь?
   – Думаю, минутку ему дадим.
   – Похоже, он хорошенько набрался, – заметил Эван и, помолчав, предложил: – Может, пристрелить его?
   – Валяй, – пожал плечами Дэнни.
   Эван достал пистолет; сощурившись, прицелился через лобовое стекло.
   – Паф! – Он поднес дуло к губам, сдувая воображаемый дым.
   Дэнни рассмеялся и задумался: что же делать? Пьяный бродяга, уронив голову на колени, безмятежно устроился как раз напротив ломбарда.
   – Прогнать его?
   – Нет. Заорет – копы набегут.
   – Ну тогда врежу как следует, – улыбнулся Эван. – Точно не встанет.
   Что же, мысль вполне дельная, но совершенно неподходящая. Слишком много шума. Старик не заслужил побоев, а Эван, победитель «Золотых перчаток», измолотит беднягу до полусмерти. Как бы и от пьянчужки избавиться, и лишних проблем не создать? Дэнни задумчиво прищурился, а потом широко улыбнулся.
   – Сейчас все улажу. – Он потянулся к дверце.
   – Ты там поосторожнее с ним, ствол прихвати! – Эван с ухмылкой протянул пушку.
   – Иди ты! – Дэнни вышел из машины.
   Встревоженный звуком хлопнувшей дверцы, бродяга с трудом поднялся, опираясь на вытянутые руки. Рукава пиджака сантиметров на пять короче, чем нужно, а под ним надето сразу несколько толстовок.
   – У мня ниче нет… – Язык заплетался от выпивки, от старика разило мочой и животным страхом. – Не трогай старого больного человека!
   Дэнни покачал головой. Боже милостивый!
   – Расслабься, папаша!
   Бродяга с подозрением приглядывался, готовый в любую минуту сорваться с места.
   – Курево есть?
   – Я не курю, а вот мой друг курит. – Дэнни ткнул в сторону машины. – И он больного человека тронет запросто.
   Старик напрягся, мутные желтоватые глаза испуганно забегали.
   – Послушайте, мистер…
   – Тихо! – Дэнни вынул из кармана бумажник. – Смотри: двадцатка!
   Бродяга застыл, не сводя взгляда с купюры.
   – Я вообще-то не по этой части, не гомик…
   Дэнни усмехнулся: похоже, старый козел к себе не принюхивался.
   – Возьми деньги и ступай в винный на углу Ласалль и Гранд-стрит. Купишь бутылку, сядешь на лавку у автостоянки. – Дэнни заговорщически понизил голос. – Примерно через полчаса подойдет мой приятель. Нужно кое-что ему сообщить, но разговор не телефонный, сам понимаешь. На нем будет светло-коричневый плащ. Скажешь, что птичка улетела. Справишься – получишь еще столько же.
   – И это все?
   – Да, легкий заработок! – Сдерживая смех, Дэнни сунул старику банкноту. – Давай, папаша, не подведи.
   Бездомный заковылял по переулку на восток, совершенно не в ту сторону. Дэнни чуть было не окликнул его, но вовремя спохватился и затаился в ночном сумраке, пока пьянчужка не скрылся из виду. Дверца распахнулась.
   – Сколько ты ему дал?
   – Десятку.
   Эван фыркнул и покачал головой.
   – За работу!
   Он открыл багажник – свет фар скользнул по черной футболке – и, порывшись, достал толстую цепь. Дэнни медленно потянул конец цепи к двери ломбарда. В узком переулке бряцание раздавалось слишком громко. Встреча с бродягой разогрела кровь, подняв волну адреналина: каждая мысль логична, каждое движение отточено. Заднюю дверь ломбарда закрывала тяжелая стальная решетка с потемневшими от времени прутьями. Прикрепляя к ним цепь, Дэнни вспомнил фильмы, в которых преступники рыли туннели под улицей, вскрывали сейфы дрелями с алмазными наконечниками. Они с Эваном всего за восемь долларов купили в «Хоум дипо» [2 - «Хоум дипо» – компания, владеющая сетью магазинов-складов по продаже строительных и отделочных материалов для дома.] все, что нужно для операции.
   Грабить ломбарды рискованно: их хозяева, как и все, кто работает с наличностью, на охранную сигнализацию, как правило, не скупятся. Терри уверял, что владелец ломбарда, кроме старых телевизоров и допотопных побрякушек, бойко приторговывает травкой. Вывод: денег здесь наверняка пруд пруди, так что повозиться стоит.
   «Да, конечно, заработок легче легкого. Примерно то же самое ты только что сказал алкашу!»
   Проверив цепи, Дэнни обернулся и кивнул. «Мустанг» медленно покатил вперед: с потушенными фарами машина больше всего напоминала черную акулу. Звенья цепи натянулись. Дэнни укрылся за ржавым мусорным контейнером; склонив голову, прислушался и поднял руку.
   Прошла бесконечно долгая минута, и наконец послышался слабый отдаленный стук, за ним – дребезжащий грохот. По рельсам надземки полетели искры, возвещающие о приближении поезда «оранжевой» ветки.
   Дэнни махнул рукой, и Эван дал полный газ. Со скрипом – мучительным, но среди грохота проходящего поезда едва слышным – подалась металлическая задвижка. Прутья решетки лопнули, но цепь держала прочно. Звенья отчаянно сопротивлялись мощи двигателя. На секунду Дэнни показалось, что Эван вот-вот сорвет решетку со стены. Красным светом мигнули тормозные фары, белым – фары заднего хода, и гул двигателя затих.
   Дэнни отвязал разогревшуюся цепь от решетки и присел, осматривая дверь: два замка Шлаге. Он достал велюровый мешочек из-под виски «Краун ройал». Кто-то из взломщиков работает ножовочными полотнами, кто-то пользуется профессиональными наборами инструментов, но для Дэнни самые лучшие отмычки – щетина от уличных метел: волоски жесткие и гибкие одновременно. Пока Эван убирал цепь, оба замка были открыты.
   Гул поезда стих. Приятели вошли в тесную конторку – служебное помещение ломбарда. Взломав очередную дверь, Дэнни с удовольствием насладился бы темнотой и тишиной, но напарник уже включил фонарик. Яркий луч упал на зажатый в его левой руке пистолет. Выделывается, черт, нервы щекочет! Дэнни хотел сделать другу замечание, но передумал.
   – Вон там! – В луче фонаря блеснул потертый металлический стол. Чуть выше, на стене, – календарь с изображением девушки в купальном костюме, нежно обнимающей карбюратор. На полу – мятый матрас.
   – Терри сказал, мешок прячут в столе менеджера.
   – Не в сейфе?
   – Хозяин – псих, чуть что – за ружье хватается. Наверное, думает, никто не станет с ним связываться!
   Эван кивнул и попробовал выдвинуть верхний ящик стола.
   – Заперт.
   Улыбнувшись, Дэнни снова достал мешочек из-под «Краун ройал».
   – Пойду в зале посмотрю. – Эван уже приоткрыл дверь.
   – Зачем?
   – Пока ты тут орудуешь, я проверю, вдруг в кассе что-то осталось?
   – Фонарик…
   – Дэнни, расслабься. Я мигом – одна нога здесь, другая там. – Не дожидаясь ответа, Эван выскользнул в зал.
   Неодобрительно покачав головой, Дэнни вытащил из кармана свой фонарик и приступил к работе. Вставив тонкую отмычку в замок, он принялся считать щелчки. Четыре – значит, модификация фабричная, без всяких наворотов. Аккуратно просунув в скважину натяжную планку, Дэнни начал с самой дальней пластинки.
   Через двадцать секунд ключ повернулся, и замок открылся. Дэнни запустил руку в верхний ящик: в мягком свете фонаря черная кожа перчаток казалась чернильно-синей. Документы, скрепки, кнопки и прочая канцелярская дребедень. Во втором ящике – старые, семидесятых годов, номера журнала «Хастлер». В третьем – глянцево-черный пистолет с увеличенным магазином. Да, такой запросто двигатель прострелит! Ну и пушка, зверь, прямо поджилки дрожат. Рядом с пистолетом – нейлоновая инкассаторская сумка сантиметров десять толщиной с латунным замком.
   Удача! Дэнни направился к двери: кеды бесшумно скользили по бетонному полу. Ломбард напоминал джунгли, только вместо деревьев – неясные силуэты электрогитар, подвешенных над разнообразными рабочими инструментами плюс две полки телевизоров. Тусклое сияние за прилавком недвусмысленно указывало, где искать Эвана. Дверцы настенных шкафов распахнуты, откуда-то изнутри доносилось глухое постукивание.
   – Пошли! – негромко, но настойчиво позвал Дэнни. – Я нашел деньги.
   – Пособил бы! – отозвался напарник.
   – Чем еще? Пошли!
   – Хозяин травкой вразвес торгует, так? – Эван встал из-за прилавка и с хрустом потянулся, расправив широкие плечи. – Значит, где-то здесь килограммчик припрятан. Еще пара штук навара!
   – Мы же не собирались…
   – Собирались – не собирались! Это и минуты не займет. Давай, проверь шкафчики. – Эван снова присел и стал ощупывать ящики под прилавком. Рукоять пистолета на ремне поблескивала, словно запятая в смертном приговоре.
   Дэнни пробил холодный пот. Половина знакомых воров – даже умных и ловких – загремели за решетку только из-за того, что потеряли голову в погоне за удачей. Подвести может все, что угодно: луч карманного фонарика, случайно услышавший голоса прохожий, внезапно появившийся патрульный.
   Ясно было, что Эван добровольно от своей затеи не откажется. Что ж, пусть ищет наркотики: так проще и быстрее.
   – Ладно, черт тебя подери, минута так минута. – Дэнни отошел в дальний конец зала и открыл первый попавшийся шкафчик: луч фонаря высветил аккуратные мотки кабеля и коробки с бумагой для принтера. Нужно простучать: а вдруг двойное дно? Интересно, каким звуком отзовется потайной ящик?
   Перейдя ко второму шкафу, Дэнни услышал голос Эвана:
   – Здесь ничего нет. Лучше подсобку проверю!
   Перебирая дешевые фарфоровые статуэтки, Дэнни кивнул. В свете фонарика сверкнул хрустальный единорог. Руки машинально скользили по фигуркам, а перед глазами возникла квартира Карен. Свечи на туалетном столике, шум улицы, врывающийся в открытое окно. Дэнни ложится на большую уютную кровать и, закрыв глаза, ждет, когда подруга вернется со смены. Ухитряется не заснуть и в награду получает нежную ласковую улыбку. Картинка идиллическая и вполне реальная, так почему он здесь, а не там?
   Раздался металлический скрежет, совсем как…
   – Эван!
   …совсем как звук защитной решетки! Передняя дверь распахнулась, силуэт в дверном проеме заслонил мелькнувшие огни ночной улицы.
   – Заходи, подруга! Пара затяжек мозги не отшибет, а потом развлечемся так, как тебе захочется.
   Вспыхнул свет, и Дэнни, поднявшись на ноги, узнал хозяина ломбарда, за которым они следили весь вечер. Высокий бородач в оранжевом охотничьем жилете привел тощую девчонку – юное личико в прыщах. Дальше все было как при замедленной съемке: хозяин заметил незваного гостя, ловким движением вытащил пистолет, поднял его, взведя курок – сухой щелчок эхом разнесся по залу, – расставил ноги, прицелился…
   «Все, пропал!» – подумал Дэнни. Разум приказывал отскочить в сторону, но ноги не слушались. Хозяин ломбарда в стойке заправского снайпера смотрел прямо на Дэнни, целясь ему в грудь.
   Что-то грохнуло. Живот бородача неожиданно залила кровь. Он рухнул на пол как подкошенный. Следом с громким лязгом упало оружие.
   В дверях застыл Эван с пистолетом в вытянутой руке.
   Все вокруг замерло.
   Негромкое жужжание люминесцентных ламп, чье-то прерывистое дыхание. В висках стучало, сердце сжала ледяная, безжалостная рука. Дэнни знал: как глаза ни жмурь, как ни воображай, что это не с тобой происходит, – спальни Карен больше не видать.
   Накатила волна адреналина, он рванулся к выходу, оттолкнув помертвевшую от ужаса девчонку, захлопнул дверь, тут же отскочил назад, чтобы не наступить на липкую красную массу, медленно расползавшуюся по полу. Кровь, Боже, сколько крови – алая лужа вокруг бородача, который, зажимая живот руками, крабом корячится у входа!
   – Нет! – чуть слышно слетело с посеревших губ.
   – Он жив? – После гула выстрела голос Эвана казался слабым и далеким.
   Хозяин ломбарда катался по полу. Руки его побагровели, зловещее пятно расплывалось по груди. Кровь, много крови… Жителей Саут-Сайда [3 - Саут-Сайд (Южная сторона) – район Чикаго, населенный негритянской беднотой и эмигрантами.] кровью не напугаешь: с детства привыкли к сломанным носам, выбитым зубам, но чтобы вот так хлестало из живота…
   – Дэнни! Он жив?
   – Угу, – с трудом выдавил Дэнни.
   – Спроси его, где травка. А ты отойди, подруга!
   Бледная как полотно девушка шарахнулась к полке с обшарпанными видеомагнитофонами.
   Дэнни взглянул на приятеля: пистолет до сих пор в руках, но пальцы на рукояти расслаблены. Что выражает его лицо? Волнение? Возбуждение? Нет, Эван спокоен; чувствуется – осознает свою силу. Видимо, все внутреннее напряжение исчезло со щелчком спускового крючка. Самодовольно, почти вразвалочку, Эван сдвинулся с места.
   Медленные, ленивые движения до смерти напугали Дэнни.
   – Пошли!
   Пнув пистолет, Эван уставился на неподвижного хозяина.
   – Вот дерьмо! – Он склонил голову к плечу. – Ты такое видел?
   – Пойдем уже.
   – Секундочку! – Эван ткнул бородача носком ботинка. – Эй, папаша, где травка?
   Несчастный хрипло, скрипуче застонал. Сердце Дэнни застучало, заглушая все остальные звуки; поджилки мелко тряслись. Господи, они серьезно ранили человека, нужно ноги уносить!
   – Где наркота? – На этот раз Эван сильно пнул хозяина ломбарда: кованый носок едва не задел сжимающие рану руки. Бородач охнул и тоненько завыл.
   – Эван!
   – Что?! – Напарник развернулся: глаза сузились, рука поднялась, словно для удара. Мощный кондиционер охлаждал воздух почти до минусовой температуры. С минуту приятели буравили друг друга взглядами.
   «Вляпался на свою голову, – сокрушался Дэнни. – Как же теперь быть?» Краем глаза уловив какое-то движение, он обернулся.
   – Черт возьми! – завопил Эван, сообразив, что девица бросилась в подсобку. – Стоять!
   Подружка хозяина на секунду замерла и, перепрыгнув через гору рухляди, метнулась в темную каморку, захлопнув за собой дверь. Громко щелкнул замок.
   Эван взвыл от негодования, лицо побагровело, как во время боксерского поединка. Обернувшись, он снова пнул раненого. Бородач одной рукой прикрывал голову, другой – защищал кровоточащий живот, протяжно и жалобно поскуливая. Дэнни никогда не слышал, чтобы человек издавал подобные звуки, и, честно говоря, больше никогда не хотел их слышать.
   Шагнув к приятелю, он тряхнул его за плечи и оттолкнул назад. Эван пошатнулся и чуть не упал. Злые глаза напарника сузились, пистолет подрагивал в руке.
   – Прекрати! – Надо говорить спокойно и не прикасаться к Эвану, показать, что драться он не собирается. – Давай, брат, успокойся!
   Сначала показалось, что нехитрый прием не сработает. Затем Эван медленно выпрямился, громко выдохнул и кивнул:
   – Ладно, к черту травку! У нас бабки есть!
   Сердце Дэнни ушло в пятки. Сказать было нечего.
   Эван смотрел то на него, то на запертую дверь подсобки.
   – Где они?
   – В столе, – тихо ответил Дэнни.
   – Ты что, сдурел? Почему с собой не взял?!
   – Ну, стрельбы же в плане не было! Надо было уходить пораньше!
   – Вот только не начинай! – Глаза Эвана полыхнули гневом. – Слушать не буду!
   – Ладно. – Дэнни примирительным жестом развел руки в стороны. – Но делать нечего, давай уходить!
   Уставившись на приятеля тяжелым взглядом, Эван покачал головой:
   – Нет.
   – Копы вот-вот нагрянут.
   – Я с пустыми руками не уйду! – Эван направился к двери подсобки.
   Дэнни хорошо знал: когда приятель входит в раж, ему море по колено, он готов горы свернуть и бросить вызов даже самому Господу Богу!
   Застыв у двери в подсобку, Эван заговорил нарочито громко и четко:
   – Мадам, дверь открой, не то высажу ее к чертям собачьим! Тишина. Может, девчонка заметила черный ход и сообразила, что нужно бежать?
   – Как знаешь! – Эван с силой лягнул дверь; она задрожала, но с петель не слетела. Он отошел, чтобы разбежаться и пнуть еще сильнее. В тот самый миг от двери с грохотом отлетел кусок, щепки рассыпались во все стороны. Когда плотную древесину пробила вторая пуля, Дэнни вспомнил о пистолете, лежавшем в открытом ящике стола. На секунду повисла жуткая, непредсказуемая тишина.
   А потом Эван словно взорвался. Демоны, проснувшиеся, когда он ранил хозяина ломбарда, поработили его разум. Он поднял пистолет и выпустил в дверь три пули. Нет, он целился не в замок, а в девчонку, явно замыслив недоброе. У ног Дэнни стонал истекающий кровью бородач. Эван в ярости бешено пинал дверь. Рама треснула, из-за двери послышалось испуганное всхлипывание. Ситуация окончательно вышла из-под контроля: Дэнни стоит посреди кровавой лужи, Эван орет так, что вот-вот перебудит весь квартал… Горит свет, Боже мой, горит чертов свет! Дэнни уже дважды мотал срок: первый раз в окружной тюрьме, второй – в тюрьме штата. Свое отсидел по-честному, но за такое обоих упекут на долгие годы.
   Нет уж, с него хватит!
   Приоткрыв дверь, Дэнни выскользнул на улицу и с трудом заставил себя идти в обычном темпе, чтобы не привлекать внимания. Парень, бредущий в сторону надземки. Ничего особенного.
   Через два квартала он услышал вой сирены.


   Сон начинался по-разному, а заканчивался всегда одинаково.
   На этот раз он в церкви, не в храме Рождества Христова, но все равно где-то в ирландском квартале. Низкий бархатный голос произносит непонятные слова. Свет пробивается сквозь витражи, заливая кровавыми отблесками гладкие скамьи. В руках Карен – сборник гимнов, глаза испуганные. Дэнни хочет прочесть гимн – ведь причина ее страха кроется именно на страницах сборника, – но слова расплываются и переплетаются словно змеи. Раздается сухой щелчок и, застыв на самом пороге яви, Дэнни понимает, что не сможет, не успеет навести порядок в мире сновидений. Карен превращается в Эвана, а сборник гимнов – в пистолет…
   Бесшумный ярко-оранжевый выстрел снова оборвал его сон.
   Лежащая рядом Карен что-то пробормотала и отвернулась, натянув на себя одеяло. Взмокшее от пота тело охладил слабый сквознячок. Дэнни вздохнул, протер глаза и взглянул на часы. Без десяти семь.
   Наверное, пора вставать. Он потянулся к Карен, прикоснулся к ее шелковистой коже, вдохнул сладкий ванильный запах. Почему она желаннее всего именно тогда, когда ему нужно уходить?
   Дэнни все-таки провалялся до звонка будильника. Карен ощупью нашла кнопку «повтор звонка»: по утрам она обычно нажимала ее дважды, а то и трижды. Стараясь не потревожить ее, Дэнни выбрался из постели, наклонил голову, потянулся. Надо же, всего тридцать два года, а вставать по утрам уже тяжело.
   В душе под колючими, как иголки, струями Дэнни вспомнил ночной кошмар. Такого ему не снилось уже пару месяцев, хотя было время, когда сон повторялся еженедельно – в ту жуткую пору семь лет назад.
   Тогда десять минут до прихода поезда были самыми трудными. Его так и тянуло поймать такси или просто броситься бежать, но анонимность надземки казалась чем-то вроде спасательного круга. Во рту пересохло; в ушах – вой сирены; станция – метрах в пятистах от ломбарда. В любой миг его могли схватить.
   Наконец, дохнув затхлой гарью, подошел поезд «коричневой» ветки, и Дэнни вошел в вагон, как самый обычный пассажир. У дверей стояли парень в мешковатых штанах и толстуха с пакетом из «Маршалл Филдз» [4 - «Маршалл Филдз» – знаменитый универмаг в Чикаго.]. Дэнни спокойно протиснулся мимо них. Поезд мчал на север, в район яппи, кофеен и кондоминиумов. На каждой остановке Дэнни заключал новую сделку с Богом. Очередная остановка – еще один шаг, удаляющий от прошлого. Взгляд в будущее. Незначительное с географической точки зрения расстояние, отделяющее старую жизнь от новой.
   И счастливое избавление, черт подери!
   Дверь открылась – вошла Карен, на ходу потирая сонные глаза. Присев на унитаз, она сладко зевнула.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Поделиться ссылкой на выделенное