Марк Тюфо.

Zombie Fallout. Апокалипсис



скачать книгу бесплатно

«Эй, пап!» – донеслось до меня (откуда-то издалека).

Кто-то прокричал это, но даже будь на кону моя жизнь, я не смог бы определить, откуда доносится голос.

– Эй, пап! – прозвучало чуть громче, когда мы приблизились к толпе зомби.

Я собрался было обогнуть это нечестивое сборище по большой дуге, как заметил какую-то активность на крыше «Волмарта».

– Срань господня! – воскликнул я, ударяя по тормозам.

– В чем дело? – тревожно спросила Трейси.

Тревис вертел головой, жадно выискивая, во что бы еще пострелять – он решил, что на нас напали.

– Посмотри на крышу! – неверяще проговорил я.

Трейси перегнулась через меня.

– Это Джастин! – восторженно выпалила она.

Я тоже был рад, но шестеренки в моей голове продолжали скрипеть: как нам удастся спустить его оттуда?

Зато теперь мы, по крайней мере, знали, что так возбудило зомби.

Джастин и пара его товарищей по работе ухитрились унести ноги на крышу, прежде чем время было упущено. Один из них прихватил парочку пневматических винтовок – и, судя по валявшимся на земле пустым пивным банкам, у кого-то хватило присутствия духа взять с собой пару ящиков «Кейстоун-лайт»[16]16
  Марка пива с содержанием алкоголя меньшим, чем у стандартных американских лагеров.


[Закрыть]
.

Давайте проясним ситуацию: конечно же, люди, взобравшиеся на крышу, понимали, что их жизнь в опасности. У них хватило хладнокровия, чтобы найти относительно безопасное пристанище, и даже на то, чтобы вооружиться по мере сил. Пока все хорошо. Но затем один из группы решил, что им необходимы прохладительные напитки, дабы утолить жажду. Все еще хорошо. Этот человек, рискуя собственной жизнью, отправился в пивной отдел… и это, опять же, не может не восхищать, ведь всякий знает, что пиво – божественный нектар. Но вот он хватает «Кейстоун-лайт»? Вы что, шутите? Да я скорее сожру банку из-под этого дерьма, чем выпью ее содержимое.

Теперь мое любопытство было удовлетворено: судороги, сотрясавшие тела некоторых зомби, были вызваны ударами пуль из пневматики. Этого было недостаточно, чтобы убить ходячих мертвецов с такой дистанции, однако хоть сейчас могу засвидетельствовать, что это явно их раздражало. Зомби по определению убийственны, но клянусь: теперь у них явно появился повод совершить убийство. Хотели ли они отомстить? И способны ли были все еще испытывать столь сложные эмоции? Если вспомнить все просмотренные фильмы и прочтенные мной книги про зомби, лишь в небольшой части этих произведений фигурировали ходячие, обладавшие чувствами. И мне не хотелось, чтобы в МОЕМ кошмаре зомби обладали чувствами. Чувства ВСЕГДА все усложняли. В конце концов, я же мужик. А мужики не желают иметь с чувствами никаких дел.

Я отъехал подальше от сборища, но так, чтобы Джастин все еще мог меня слышать.

– Перейдите на другую сторону магазина! – во всю глотку проорал я.

Джастин в ответ пожал плечами – он явно не разобрал, что я говорю.

– Перейдите на другую сторону магазина! – снова завопил я так, что засаднило в горле.

Он снова беспомощно пожал плечами.

Я принялся отчаянно жестикулировать, показывая, чтобы он отходил вправо.

Он ответил не менее энергичным кивком – его наконец-то озарило понимание. Когда Джастин двинулся вправо, солидная часть собравшихся внизу откололась от толпы и поковыляла в том же направлении. Джастин это заметил. Он вернулся к своим коллегам, а зомби вновь воссоединились со стадом. Я увидел, как сын передает ружье какому-то крупному медведеобразному парню. Пневматическая винтовка в его руках казалась не больше батончика «Нестле» – и я мог бы поклясться, что парнишка с куда большей радостью вцепился бы в шоколадный батончик. Затем Джастин взял банку пива и направился к центру крыши, за пределы видимости своих преданных поклонников.

– Почему они на нас не нападают? – спросила Трейси, скорей удивленно, чем испуганно.

Я задавал себе тот же вопрос. Конечно, некоторые зомби, особенно те, что стояли поблизости, время от времени оглядывались на нас. Однако вряд ли они могли проявить меньшую заинтересованность, даже если бы я встал на колени и облил себе башку бензином. По крайней мере, я так полагаю – проверять верность этого предположения как-то не хотелось.

Тщательно обдумав свой ответ, я, наконец, сказал:

– Мне кажется, они в ярости.

Похоже, только это предположение имело какой-то смысл.

Прежде, чем Трейси потребовала разъяснений, я указал на толпу зомби и продолжил:

– Ты только взгляни на них. Понятно, что люди на крыше для них потенциальная жрачка, но мы-то намного ближе. Думаю, эта пневматическая винтовка выводит их из себя.

– Разве они могут злиться? У них что, есть эмоции? – спросила Трейси.

– Э-э, милая, ты знакома с зомби на тридцать секунд дольше меня. Это лишь теория. Может, они не могут унюхать нас из-за машинных выхлопов. Давай просто не будем пока опускать окна.

На сей раз никто спорить не стал.

Я объехал здание с той стороны, куда велел подойти Джастину. Когда мы остановились, он выглядывал через край крыши.

Я опустил окно.

– Джастин, тут можно спуститься? – проорал я.

Почти тут же двое мертвяков зашаркали в нашем направлении. При жизни они, скорей всего, были близнецами – хотя и не из тех, что показывают в рекламе «Даблминт». Обе весили, должно быть, больше двухсот фунтов[17]17
  Т.е. более 90 кг.


[Закрыть]
и были в топиках, выставлявших напоказ их внушительные животики. Сестренка слева облачилась в лиловые леггинсы, в то время как правая предпочла куда более стильные шорты во вкусе Дейзи Дьюк[18]18
  Дейзи Дьюк – главная героиня и секс-символ американского сериала «Придурки из Хаззарда» (англ. The Dukes of Hazzard 1979–1985), прославившаяся своими микроскопическими джинсовыми шортами. Роль Дейзи исполнила актриса Кэтрин Бах (1954).


[Закрыть]
. Девушки и раньше не являли собой то зрелище, которым хотелось бы любоваться снова и снова, но сейчас, когда их плоть испещрили трупные пятна, а из каждого отверстия сочился свежий гной, меня чуть не стошнило. Такие уж они, клиенты «Волмарта». Не знаю, что привлекло их – шум или аромат съестного. Думаю, дело было все же в еде. Эта парочка выглядела так, словно никогда не упускала шанса подзакусить.

– Да, через комнату со спринклерами, но это в дальнем конце магазина, – ответил Джастин.

– Тревис, следи за теми близняшками с двойной порцией жира, – нервно сказал я, отрывая взгляд от приближающегося кошмара.

Это было все равно, что смотреть на крушение поезда в замедленной съемке.

– Ты не сможешь выбраться через центральный холл. Если спустишься, сможешь воспользоваться аварийным выходом? – прокричал я.

– Нет, эти твари заполонили лестницу, ведущую сюда, наверх. Мы слышим, как они колошматят дверь, – ответил мой сын.

– А у вас там наверху есть какие-нибудь лестницы?

– Нет, но есть секция со стремянками в отделе хозяйственных товаров, – поделился крайне полезной (или, по крайней мере, так ему казалось) информацией Джастин.

– Мда… это нам вряд ли поможет, – ответил я, вспомнив о сотне или около того зомби, все еще рыщущих по магазину в поисках товаров по акции.

Похоже, мы оказались в тупике.

– Папа! – вскрикнул Джастин.

Тревис развил эту тему, выпустив заряд из «Моссберга». Пышка Номер Один, та, что в леггинсах, рухнула наземь грудой требухи. Дробь превратила большую часть ее живота в кашу. Ее сестра завизжала. Впрочем, не уверен, что это правильное определение. Звук был совершенно нечеловеческим. Лишь мертвые, сведенные судорогой и трупным окоченением связки могли бы произвести такой. Тревис чуть не выронил дробовик в окно. Мы с Трейси могли только пялиться в ужасе и полном обалдении. Но то, что произошло дальше, поразило нас еще сильнее. «Дейзи Дьюк» не стала помогать упавшей сестре, а принялась ждать, пока та поднимется самостоятельно. Рана была смертельной, но термин «смертельная» применим лишь к живым существам. По кишкам сестрички Номер Один ползали, как мне поначалу показалось, какие-то личинки, но, учитывая длину в дюйм и больше, они не были обычными личинками. Скорее, какими-то червями. Все, что я мог сказать, исходя из объемов Девчонки в Леггинсах – это наверняка не глисты.

Должно быть, именно эти штуки и были причиной происходящего здесь, но я не биолог. Я вышел из джипа со своей «М-16» и разрядил в обеих женщин всю обойму. Большая часть моих выстрелов прошла мимо цели, но все, что мне было нужно – это засадить каждой в голову по одной пуле. Если тратить по пятнадцать пуль на зомби, до рассвета нам не дожить. Я перевел винтовку со стрельбы очередями на одиночные выстрелы. Мои руки выглядели так, словно у меня приключился жестокий приступ пареза.

– Папа! – снова выкрикнул Джастин.

Я не мог отвести взгляд от двух застреленных мной женщин. Их жировые складки все еще колыхались от удара о землю – или дело было в червях? Я отвернулся, и меня стошнило. Но не особо обильно, ведь шанса поужинать мне так и не представилось.

– Да? – ответил я Джастину, вновь выпрямляясь и вытирая губы рукавом.

Кислый металлический привкус во рту отнюдь не способствовал усмирению бури в желудке.

– На погрузочной платформе есть лестница, – радостно прокричал Джастин.

Слава богу – можно было подумать о чем-то помимо гротескной сцены у меня за спиной.

– Ее длины хватит? – спросил я и заглянул в машину, чтобы проверить, как там остальные.

Тревис втянул дробовик внутрь и поднял стекло, но все еще не мог отвести глаз от кровавого зрелища в десяти футах от нас. Трейси закурила сигарету. Понятия не имею, где она ее раздобыла. Она БРОСИЛА курить почти полгода назад.

Но я решил, что сейчас не лучшее время бранить ее за этот маленький срыв. Если бы у жены была вторая, я бы и сам закурил прямо там и тогда же – а я вообще никогда не курил.

В ответ на мой вопрос Джастин пожал плечами.

– Ее используют при техосмотрах здания, так что должно хватить, – ответил он без особой уверенности.

Это не было тем однозначным ответом, которого я ожидал, но другого не имелось.

– Ладно, иди следом за нами по крыше и смотри в оба.

Джастин отошел от края. Я снова сел в машину и протянул Тревису опустевший магазин.

– Можешь дать мне полный рожок и перезарядить этот? – спросил я, отчасти восстановив контроль над руками. Теперь казалось, что у меня желе вместо запястий.

Понимаю, что парень всего лишь хотел помочь, но когда он сказал: «Папа, не мешало бы поберечь патроны», – я чуть не взорвался. Возможно, я все еще торчал бы там и промывал ему мозги, если бы начал.

Вместо этого я тронул джип с места, пробормотал что-то насчет «детей-всезнаек» и замял тему. Трейси яростно добивала свою сигарету. Если бы существовал рекорд скорости выкуривания сигарет, она вполне могла бы на него претендовать. Я свернул к западному крылу здания и объехал его сзади. Когда я добрался до задов магазина, то испытал облегчение и – одновременно – тревогу. Облегчение, потому что вокруг не маячило никаких зомби. А для тревоги имелось несколько причин – и первой из них было то, что погрузочная платформа скрывалась во тьме. Видно было не дальше, чем на два фута. Не думаю, что у зомби хватило бы мозгов устроить засаду, но если бы вдруг хватило, то тут им и карты в руки. Второе, что меня обеспокоило – это перевернутая фура. Похоже, ее разместили стратегически, чтобы полностью перекрыть второй въезд. А это, в свою очередь, означало, что имелся лишь один въезд и один выезд, по крайней мере, на машине. Подпорная стена высотой в шесть футов тянулась вдоль автостоянки прямо напротив здания. Конечно, всегда можно было пробежаться, но я уже видел собственными глазами, с какой вероятностью это предприятие могло увенчаться успехом.

Глава 4
Дневниковая запись 4

– Трейси, оставайся в машине, – сказал я, выбираясь наружу.

– Ага, без проблем, – ответила она.

Под глазами жены залегли темные круги. Будь у меня зеркало, я бы, вероятно, смог наблюдать похожую картину у себя. Моя жизнь перевернулась вверх тормашками меньше часа назад, а я уже чувствовал себя так, словно из меня вытрясли всю душу.

– Прекрасно, – отозвался я. – Но я скорее имел в виду, на водительском сиденье и при включенном двигателе.

Нужны ли были такие подробные инструкции? Не знаю, но я ничего не хотел оставлять на волю случая.

– Тревис, тебе придется пойти со мной, – известил я сына.

Эта перспектива, похоже, совсем его не обрадовала, но парень знал, в чем заключается сыновний долг.

Его мать, однако, не замедлила выразить мне свои чувства.

– Ты не можешь! – крикнула она.

Тревис поспешил мне на выручку.

– Мама, папе нужна моя помощь!

– Он и сам может справиться, – огрызнулась она. – Ты – мой малыш!

– Милая… – начал я.

– Заткнись! – яростно выпалила она. – Тревис – мое дитя, моя плоть и кровь!

– А кто же я? – заорал я в ответ.

– А ты просто какой-то попавшийся мне мужик! – парировала она.

Я почувствовал себя так, словно кто-то врезал кувалдой мне под дых. Вот насколько меня проняло. Я просто онемел и отшатнулся назад, словно удар был вполне физическим, а не метафорическим. Если б мне сейчас предложили ринуться в толпу зомби, я бы, пожалуй, не отказался.

Трейси увидела, как мой взгляд пустеет.

– Я… Прости меня, – всхлипнула моя благоверная.

Она поняла, что зашла слишком далеко.

Я развернулся и зашагал в темноту погрузочной платформы. Она в точности отражала те чувства, что кипели в моей душе. Тревис вышел из машины. Трейси потянулась к нему, но поняла, что от дальнейших комментариев лучше воздержаться. Я услышал, как дверца джипа тихонько закрылась у меня за спиной. Моя огневая поддержка следовала за мной.

Я вспрыгнул на платформу и развернулся, чтобы протянуть руку Тревису. Затем включил подствольный фонарик (тут мы снова возвращаемся к «выживальческому» аспекту). Он рассеивал тьму не больше, чем на двадцать футов вперед. Мы, похоже, были одни, если не брать в расчет пару перевернутых коробок. Это было громадным облегчением – я ведь знал, что стоит дробовику выстрелить, как Трейси в мгновение ока окажется здесь, и наше единственное средство отступления останется без водителя.

Черт, эта платформа оказалась огромной. Надо было хотя бы понять, куда идти. Я хотел было выйти наружу и спросить Джастина, но мысль о том, что снова придется перекрикиваться и тем самым созывать на обед еще больше непрошеных гостей, заставила меня остаться внутри. Кроме того, меня преследовало жуткое чувство, что время на исходе. Гнетущее ощущение: каждая утекающая секунда, казалось, утяжеляла незримое бремя на моих плечах.

– Пап, посвети направо – кажется, я заметил, как что-то блестит, – сказал Тревис.

Я медленно повел лучом фонарика вправо и тоже заметил какой-то блеск. К несчастью, блестела не алюминиевая лестница. Это оказались наручные часы, и даже с такого расстояния я мог определить, что весьма недешевые.

– Ах, ну почему это не природная катастрофа, – пробормотал я себе под нос.

Я стоял в окружении плазменных телевизоров и игровых приставок Xbox 360, плюс тут же валялся «Ролекс» какого-то опочившего парня. Это быстро привело меня в чувство: к часам прилагался на три четверти съеденный работник магазина, судя по виду тикалки, менеджер. Когда мы подошли ближе, я отчетливо разглядел девочку, гложущую его череп.

«Ну этот, по крайней мере, не оживет», – как всегда невпопад подумал я.

Свет упал девочке на лицо, и она тут же подняла голову. Юные черты исказила злоба, словно девчонка хотела сказать: «С вами двумя я разберусь сразу, как закруглюсь здесь» – после чего дитя вернулось к текущей задаче.

Мы с Тревисом остановились, и сын поднял свой Моссберг. Я положил ладонь на ствол, направляя его в пол, и отрицательно покачал головой. Во-первых, девчонка не бросалась на нас, и я не хотел шумом привлекать остальных; и, во-вторых, мысль об убийстве ребенка – пускай и такого, в котором не осталось ничего человеческого – мне как-то не нравилась. Но этот взгляд… то был взгляд хищника. Она знала, что делает, и наслаждалась этим! Боже, помоги нам! Боже, помоги нам всем!

Мы двинулись в глубь помещения, не забывая о том, что происходит справа от нас – размеренное хлюпанье крови, хруст хрящей и кости не прекращались. Лишь достигнув дальнего края платформы, мы наткнулись на лестницу. Она была длинной, но я сомневался, что она раздвинется до самой крыши. По моим прикидкам, от земли до крыши было около тридцати пяти футов.

– Ладно, Трев, я беру лестницу. А тебе придется нас прикрывать, – сказал я, закидывая «М-16» за спину.

Когда я снял лестницу с крюков, она громко лязгнула. От неожиданности ее я чуть не уронил. Нервы у меня и так были на пределе, а чувства обострились до невозможности. Тревис был напряжен и внимателен, но, похоже, это его не изматывало. Мы медленно направились к въезду на платформу, откуда и пришли. Когда мы приблизились к тому месту, где, по моим расчетам, оставалась девочка, я напряг слух, рассчитывая уловить характерное чавканье кормящегося зомби. Пропустить такое было сложно. Однако я не услышал ничего. Холодок – нет, какой там холодок, взрыв ледяной кислоты прошелся по моему позвоночнику. Я знал, что девчонка приближается, каким-то образом уклоняясь от света фонарика в руке Тревиса. А затем я почувствовал, как ее холодные пальцы прикоснулись сзади к моей ноге. Я попытался закричать – чем не горжусь – но скорей это напоминало сдавленный хрип. Не было никакого шанса, что я успею бросить лестницу и развернуться достаточно быстро, чтобы защитить себя. Оставалось лишь ждать, когда голень пронзит боль от впившихся в плоть зубов.

Я оглянулся на Тревиса в надежде, что сын услышал мой призывный хрип – может, он уже взял девчонку на прицел, и я не стану десертом для какой-то неупокоенной нимфетки. Однако боги не спешили прийти мне на выручку. Тревис даже не смотрел в мою сторону. Его дробовик и луч фонарика были нацелены влево – туда, где маленький монстр дожевывал то, что осталось от менеджерского позвоночника. Я решился оглянуться. То, что я увидел, заставило бы меня мертвецки побледнеть, если бы кровь не прилила к щекам. Испытывая дикую смесь смущения и облегчения, я подобрал направляющую проволоку лестницы и обмотал вокруг одной из перекладин.

– Пап, с тобой там все в порядке? – спросил Тревис, не отводя винтовку от развернувшейся перед ним сцены.

– Э-э, – жизнерадостно выдал я. – Ага.

Я хотел сказать больше, но в горле застрял солидный ком самоуничижения.

Мы уже почти подошли к выходу, когда Трейси нажала гудок. Сигнал был короткий, но он напугал меня до усрачки. На сей раз я выронил лестницу, что, в свою очередь, всполошило Тревиса. Его винтовка выстрелила, вырвав кусок плоти, все еще остававшийся на бренных костях мистера Младшего Управляющего – чьим мечтам о сером существовании в должности менеджера среднего звена уже никогда не суждено было осуществиться. Часть дроби угодила в лицо девочки, впившись в рыхлую плоть. Ее левая щека начисто отвалилась, обнажив крошечные молочные зубки, неприятно-красные и покрытые кровью ее недавней добычи. Она встала, чтобы лицом к лицу встретить эту новую опасность – зрелище, до сих пор часто посещающее меня в кошмарах. В правой руке она, похоже, сжимала куклу – то, что уцелело от ее прежней жизни. Была ли она просто слишком тупа, чтобы избавиться от этих жалких остатков былого существования? Или, может, что-то сохранилось на самом дне ее растерзанной души, какая-то последняя опора? Хотелось бы мне знать.

Но не Тревису. Он мигом снес ей башку. Хрупкое тельце девочки, наряженное в ее, по всей вероятности, любимое голубое платьице, простояло еще секунду, а затем рухнуло на полусгрызенную жертву, ручки по-прежнему сжимали куклу. Если забыть про кровь, то это во всех отношениях смахивало на нежное объятие отца и дочери. К самому моему горлу из желудка что-то подкатило. Что именно, мне никогда не узнать, потому что желудок был уже пуст. Меня бы ничуть не удивило, если бы я выблевал собственную почку.

Тревис малость позеленел, но его явно проняло меньше, чем меня. Я встал, поднял лестницу и направился в ночь. Здесь не осталось ничего такого, что мне КОГДА-ЛИБО захотелось увидеть вновь. Я спрыгнул с погрузочной платформы. Ночь казалась ослепительно светлой после той тьмы (буквальной и метафорической), которую мы оставили позади. Тревис дулом винтовки указал на то, что заставило Трейси нажать на гудок. Из-за угла выходил одинокий зомби. Он все еще был в сотне футов от нас и на данный момент не выглядел страшной угрозой, но у меня возникло нехорошее предчувствие, что добром это не кончится. Трейси неистово махала рукой, подзывая нас к машине.

– Знаю, я тоже это вижу, – громко прошептал я, не отводя глаз от зомби.

Удивительно, но я уже начал называть их «ЭТО», а не «ОН» или «ОНА». «Это» казалось слишком безличным словом для описания того, что некогда было человеком, но так было намного легче.

Я начал раздвигать лестницу и готовился установить ее, когда раздался голос свыше. Нет, к несчастью, это был не ТОТ голос свыше.

– Папа! – сказал Джастин немного громче, чем мне бы хотелось.

Я взглянул вверх, демонстрируя, что я его слышу.

– К нам направляются гости.

– Да, я это видел, – отозвался я, борясь с тяжелой лестницей.

– Да нет, – последовал загадочный ответ, – я имею в виду, к вам приближается около дюжины этих тварей.

У меня на лбу выступил пот, и лишь частично от физических усилий.

– Сколько у нас времени? – прокряхтел я.

Лестница уже стояла на месте и до крыши ей не доставало добрых десяти футов.

– Самое большее пара минут, – порадовал меня сын.

– Великолепно! Час от часу не легче!

Все шло не по плану. И тут я расхохотался. Может, я уже дошел до ручки, не знаю, но этот смех позволил мне слегка сбросить напряжение. Кто, во имя всего святого, строит ПЛАНЫ на такой случай! Я подавил свой полуистерический припадок, но был рад принесенному им облегчению.

– Пап? Ты в порядке? – спросил Джастин.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28

Поделиться ссылкой на выделенное