Марк Майуордс.

Неправильный английский. Вредное пособие для отличников



скачать книгу бесплатно

Мы использовали все возможные средства в отчаянных попытках эффективного преподавания иностранных языков нашим студентам – осталась только шоковая терапия.

С. Крашен

© Марк Майуордс, 2017


ISBN 978-5-4485-2288-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Введение

Всю свою жизнь я искал альтернативные способы решения той или иной задачи. В силу некоторых особенностей моего мозга обычные школьные методики работали против меня, в то время как мои одноклассники, казалось, с невероятной лёгкостью усваивали учебный материал.

Всё точно так же, как и в других школах: троечник дотянет до своей тройки, кое как склеив существительное с глаголом, а отличник наизусть расскажет грамматическое правило, зазубрит дюжину новых английских слов, переведёт псевдоанглийский текст из учебника, вставит все пропущенные слова в упражнении и получит заслуженную пятерку.

Ну и что? Разве отличник после одиннадцати классов может свободно говорить на английском? Даже если бы он очень сильно захотел, вряд ли его опыт позволил бы ему продвинуться дальше фразы «London is the сapital of Great Britain». Мало того, что она фигурирует в каждом школьном учебнике, так она ещё и не корректная.

«А что здесь удивительного? – спросите вы. – Для того, чтобы выучить иностранный язык, нужно не только в школе с жадностью вгрызаться в учебники по грамматике, но и ещё шесть лет в институте на специальном факультете. Вот только тогда, возможно, вы сможете более или менее сносно выражать свои мысли на иностранном языке».

Но поверьте мне, друзья: это одно из величайших заблуждений, укоренившихся в нашем сознании и сознании учителей времён Советского Союза. Более того, далеко не все выпускники МГИМО и факультетов других учебных заведений, связанных с иностранными языками, могут свободно выражать свои мысли даже на родном языке и часто недостаточно квалифицированы для того, чтобы вести учительскую практику.

Язык – это живой организм, а не набор алгоритмов и грамматических структур. Необходимо понимать разницу между изучением языка и его освоением, а это, как показывает практика, совершенно разные вещи, но в тоже время способные к сосуществованию.

Признаюсь вам честно, но в то время, когда я учился в школе, да и во время моего пребывания в музыкальном колледже я и подумать не мог, что когда-то освою английский язык, самостоятельно подготовлюсь и сдам один из самых сложных международных экзаменов, поступлю в престижный американский университет и уж тем более займусь скрупулёзным изучением принципов освоения иностранных языков.

Эти принципы оказались невероятно простыми и в то же время не столь очевидными. Правда в том, что они никогда не были скрыты от нас, но мы сами не видели леса за деревьями. Всё гораздо проще, чем мы привыкли себе представлять, хотя устои XX столетия продолжают убеждать нас в обратном.

Печальный факт, но во всем мире поборников «внерамочного» мышления совсем немного.

Они пытаются привнести по-настоящему полезные изменения в заурядную систему, не только тормозящую процесс естественного усвоения знаний, но и подавляющую способность человека к самосовершенствованию. Они стремятся изменить устаревшие, не поспевающие за новыми поколениями методы и принципы в сфере образования, отдавая приоритет самообразованию.

Я не могу читать.

Вернее, я не могу читать так же хорошо, как это делают обычные люди. После первого абзаца все буквы в тексте начинают разбегаться в разные стороны, я чувствую, как моё сознание, отвергая все старания осилить хотя бы половину страницы, улетает в неизвестном направлении.

Тем не менее, всего за один год освоения английского языка мне удалось перейти от абсолютной неспособности воспринимать самую примитивную устную и письменную речь к свободному пониманию открытых курсов лекций по психологии и философии в Стэнфорде, Йеле, Гарварде и некоторых других высших учебных заведениях.

В этой книге я постараюсь развеять основные мифы и заблуждения, с которыми мы невольно сталкиваемся при изучении любого языка. Я расскажу о том, как действительно «приобрести»11
  Stephen D. Krashen Principles and Practice in Second Language Acquisition.


[Закрыть]
второй язык, используя великие возможности нашего мозга, и о том, почему грамматика не имеет никакого отношения к освоению языка. Вы узнаете, как не попадаться на удочки престижных школ и красивых сайтов, утомляющих однообразием своих методик.

Все теории и советы в этой книге основаны на научных работах известных лингвистов и психологов Стивена Крашена, Ноама Хомского, Джеймса Ашера, Льва Выготского и многих других. Также в книге представлены мои собственные разработки и наблюдения. Я надеюсь, что мои знания помогут тем людям, у которых есть великие цели, но которые боятся встать на путь их реализации.

Часть первая

Не выучил? Садись, два!

Утро понедельника. Я захожу в класс, сажусь на своё обычное место, неохотно достаю изрисованные учебники по грамматике и с тяжелым каменным лицом пытаюсь вслушаться в не менее тоскливую лекцию Анфисы Сергеевны на её собственном русско-английском языке.

– Гуд монинг, ребята! Тудэй я вам расскажу, что такое герундий, но сначала давайте повторим приветствие. Петров, вот ты мне скажи, хау ду ю ду?

Из-за парты встаёт гордость школы и с дикцией Левитана произносит клише, за сорок лет пропитавшее стены нашего класса.

– Май нэйм из Петров. Ай эм фифтин йиарз олд. Ай эм файн. Ай гоу ту скул вэр ай лёрн инглиш. Ай лайк ту ит…

– Петров! Ты куда так разогнался? Я только спросила, как у тебя дела, а ты нам тут всю свою биографию решил выложить. Далеко пойдёшь, Петров! Вот я прямо вижу тебя в Оксфордской мантии рядом с королевой Елизаветой.

После стандартного опроса о нашем эмоциональном состоянии мы переходим к грамматике.

– Чилдрен, откройте учебник на странице сто четырнадцать, глава «Герундий».

Я открываю книгу, и передо мной растекается океан бесконечных текстов и упражнений. Учебник буквально пестрит от изобилия заданий с пропусками, которые я должен буду заполнять по крайней мере весь следующий учебный год.

Разбавляют эти задания и дают немного отдохнуть глазам короткие рассказы о продуктах в супермаркете, о чрезвычайно счастливых и ненормально радостных буднях англичан или о том, кто и как добирается до работы.

Но искренняя радость наступает тогда, когда Анфиса Сергеевна показывает нам фильмы на английском языке об истории и культуре англичан. Вот теперь-то можно расслабить ум и спокойно ожидать конца урока, наслаждаясь красивой картинкой и не менее красивой, но совершенно непонятной английской речью.

Всё вроде бы кажется вполне адекватным и логичным. Все мы так учились, и это нормальная стандартная школьная система. Но, к сожалению, нормальным это только кажется. Что заставляет нас верить в школьные методы преподавания иностранных языков?

Любой студент или чья-нибудь мама нам не задумываясь ответят:

«Возраст и стабильность системы. С середины двадцатого столетия она не подвергалась никаким существенным реформам»;

«Мы доверяем учителям. Они-то уж знают, что лучше всего подходит нашим детям»;

«Все школы и языковые курсы работают по такому принципу. Так почему же наша школа должна чем-то отличаться?»;

«По данной методике готовятся к международным экзаменам, таким как TOEFL и IELTS».

Мы нередко забываем о том, что «обыденно» и «стандартно» далеко не всегда означает «нормально». Учебным заведениям очень выгодна такая методика, потому что она примитивна, и в то же время загружает ученика абсолютно бессмысленной, но всё же работой.

Всё сводится к машинальному прочтению сомнительных текстов из учебников, решению ещё более сомнительных тестов, заучиванию списков слов и грамматических определений, изучение которых по какой-то неведомой космической причине растягивается до выпускных классов.

Будущий студент вуза, который после набора достаточных баллов ЕГЭ на выпускном экзамене похож на каторжника в каменоломне, обречён на пятилетнее вызубривание всё той же сухой школьной теории. Правда в том, что такой подход не просто не эффективен, но и ведёт к катастрофическим последствиям.

Как старые, так и современные учебники представляют из себя довольно грубые и прямолинейные пособия по грамматике языка. Учитель разбирает новое правило, а потом ученики сидят весь урок и вставляют пропущенные слова в предложениях. Большая часть этого так называемого «обучения» основывается на выработке определённых механических навыков и ни в коей мере не способствует просвещению ума.

Хочу заметить, что такой неизменный и неподвластный никакой логике «обряд» имеет место как в начальных, так и в старших классах. Простите за дерзость, но я не удивлюсь, если в скором времени у нас появятся профессии «Вставляльщик» и «Вписыватель».

– Вася, ты какой язык в школе изучаешь?

– Заполнятельный!

Упражнения в самых «лучших» учебниках напоминают кроссворд Алана Тьюринга, и выполнение их похоже по меньшей мере на попытку взлома Энигмы.

Тем не менее, многие учителя видят проблему, но не могут найти её истоки. Другие находятся под давлением обстоятельств и не могут сделать ни шага в сторону, смиряясь с продиктованными стандартами современного образования.

Эта проблема существует не только в нашей стране, но и, без преувеличения, во всём мире. Англичане и американцы учат иностранные языки точно по такой же схеме. Ничего сверхъестественного.

Та же проблема и с языковыми курсами. Вы где-нибудь видели подобные объявления: «Курсы английского языка. Банальность – наше второе я» или «Самые обычные курсы какого-то там языка с использованием самой старой бездейственной методики»? Да, конечно же, не видели и никогда не увидите, потому что маркетинг – это и есть та самая хитрая жирная матка, которая питает улей из языковых курсов.

Все их яркие нововведения, повышенный уровень интерактивности, живое общение с носителем языка, новейшие учебники по грамматике прямо из Америки представляют из себя всего лишь красивую привлекательную оболочку, но способ преподнесения материала остаётся тем же самым. Та же грамматика, те же бесполезные упражнения и тексты.

Ах да, к этому списку теперь можно прибавить и носителя языка, чьё присутствие в аудитории в роли ходячего магнитофона не имеет никакого смысла.

В течение полугода я посещал, как меня убеждали, самые эффективные курсы в нашем городе. Местные преподаватели обещали, что подготовят меня к сдаче международного экзамена по английскому языку TOEFL. Я вам признаюсь честно – эти курсы мне действительно очень нравились. За всё время я не пропустил буквально ни одного занятия.

Со всеми учителями, один из которых был настоящим британцем, у нас сложились очень дружественные и непосредственные отношения. Я усердно и с огромным удовольствием выполнял все задания, которые на то время были гораздо выше моего языкового уровня. Один преподаватель даже сказал: «Марк! Ну нельзя так хорошо учиться. Это ненормально!» Конечно же, это была шутка, и я не собирался сбавлять обороты.

Было всего два очень ярких момента за все шесть месяцев моей подготовки к экзамену.

Первый – это, собственно, само начало подготовки и вступительный пробный тест TOEFL, который я сдал, как мне помнится, на балл чуть ниже среднего, бездумно тыкая на варианты ответов и не понимая ни единого слова по-английски.

Помню, как преподаватели перешёптывались: «Я тебе говорю, он точно интермидиет». Это могло означать только то, что меня собираются поместить в группу со средним уровнем английского, хотя в то время у меня вообще не было никакого уровня.

Второй яркий момент, после которого я уверенно покинул курсы, – это выпускной пробный тест TOEFL, но уже полностью имитирующий реальные условия. Этот последний, многообещающий, как для самих студентов, так и для учителей, экзамен был нацелен на определение степени усвоенных нами знаний за всё время нашей подготовки.

И что вы думаете? Я набрал ровно столько же баллов, сколько и на вступительном тесте.

Я не могу сказать, что эти курсы не принесли никакой пользы. Я же всё-таки выучил около двух тысяч слов и переводов к ним, научился более или менее хорошо строить предложения среднего уровня сложности, и в последнюю неделю перед выпускным тестом я, наконец, стал с трудом выхватывать отдельные знакомые слова из, как потом оказалось, довольно простой речи нашего англичанина.

Но всё же достижения эти были крайне сомнительными.

Главный урок, который я усвоил, – результаты тестов не значат ровным счётом ничего. Они никаким образом не определяют уровень владения языком, но превращают обучение и сам процесс тестирования в судорожный марафон.

Что же касается интернет-ресурсов, то с ними дела обстоят куда хуже. Здесь сложилась такая тенденция – чем привлекательнее сайт, тем он, как правило, бесполезнее. Если разработчики ничего не могут предложить нового, они думают, что хоть на дизайне «выедут».

Половина всех этих так называемых ресурсов по изучению языка предлагают просто безумные вещи.

Например, выучить язык по системе морпехов за два дня. Ну да, за это время вполне можно научиться перекличке: «Золушка», «Дровосек» на связи… Как слышно? Прием… Мы упустили «Выхухоль». Повторяю, «Выхухоль» ушла. Конец связи…».

Один стендап комик как-то сказал: «С каждым годом английский язык нам предлагают выучить за всё более короткий срок. Где-то пять лет назад я видел рекламу „Английский за полгода“. Год назад я видел рекламу „Английский за три месяца“. И вот недавно мне друг сказал, что есть реклама „Английский за месяц“. Я уверен, что скоро буду идти по улице и увижу рекламу „Вы только что выучили английский“».

Ну а об увеличении словарного запаса посредством двадцать пятого кадра, НЛП, гипнопедии и тому подобной «астрологии» вообще говорить грешно.

Вот ещё пример: другие сайты предлагают каждый день учить аж целое новое слово или пытаются снабдить наш и без того загруженный мозг ненужными фактами о том, например, сколько литров чая в день употребляет среднестатистический англичанин.

Представьте ситуацию: «Так, что у нас там сегодня? Ага, слово cat (кошка). Здорово! Буду сегодня весь день учить. Главное, не перетрудиться. Пойду лягу спать пораньше, чтобы завтра с новыми силами приступить к изучению следующего слова, но сначала узнаю занимательный факт из жизни настоящих англичан!»

Получается, что по такой схеме мне нужно почти тридцать лет для того, чтобы усвоить десять тысяч лексических единиц. В реальности по времени это занимает полтора-два года максимум, но о словарном запасе мы поговорим позже. Однако, продираясь сквозь дебри посредственности, вы наткнётесь на сайты, которые действительно будут служить отличными инструментами для приобретения второго языка. Интернет наполнен гигантским количеством полезной информации, просто нужно выбирать правильные дебри.

Вывод напрашивается сам собой – как ты кубик Рубика ни крути, он как был кубиком, так им и останется. Да, всегда найдётся тот, кто скажет: «Я усердно учил английский язык в школе, потом в институте на факультете РГФ, потом на языковых курсах и теперь могу довольно уверенно вести переговоры с представителями зарубежных компаний и т. д. и т.п.»

Но давайте прикинем, сколько всего времени потратил этот несчастный для достижения необходимых результатов. Как минимум пять или семь лет каторжного труда. Более того, иностранная речь человека, старания которого были нацелены на достижение безупречного знания грамматики и зубрёжку многих тысяч слов, как правило, достаточно беглая, но невероятно искажённая и неестественная.

Складывается впечатление, что он просто не понимает, о чём говорит. Такая речь часто наполнена обширными вкраплениями русизмов (грамматических структур и идиом русского языка, применяемых для выражения мысли на иностранном языке) и банальных шаблонных фраз из учебника.

Ну и, конечно же, стабильный родной акцент, беспощадно и окончательно уничтожающий редкие проблески естественной англоязычной речи.

Так что же всё-таки не так с обычной стандартной методикой, и почему она не даёт никаких существенных результатов? Почему после двух или даже четырёх лет специальных и самых продвинутых языковых курсов мы не можем говорить так же бегло, легко и свободно, как это делают носители языка? Почему мы знаем всю грамматику наизусть, зазубрили тысячи слов и всё же не способны воспринимать иностранную речь на слух?

К счастью, ответ на эти вопросы есть. Но сначала мы должны разобраться с тем, какие преграды нам нужно разрушить, чтобы свободно двигаться в нужном направлении.

Грамматический парадокс

Однажды на уроке английского Анфиса Сергеевна попросила меня процитировать определение какого-то очередного правила из учебника по грамматике. В тот день она явно не была воплощением бескорыстной доброты, а я, как назло, не знал правильный ответ.

– Два! – сказала она, уверенно сделав запись в журнале.

– А чё два? – вскрикнул я от возмущения.

– Правила надо учить.

Далее я задал вопрос, ответить на который могут далеко не все учителя. Вопрос, который порою ставит в тупик как самих законодателей системы, так и покорных исполнителей её неоспоримой воли.

– А зачем?..

В тот момент онемевшая от такой наглости учительница напоминала мне артиста Юрия Яковлева в роли царя Ивана Грозного: «Ты почему усомнился, смерд? Я тебе покажу, как смуту наводить, да хулу распускать!» Но чтобы не потерять «лицо» перед классом, который с интересом наблюдал за происходящим, Анфиса Сергеевна, уважаемый педагог со стажем, всё же смогла ответить на мой вопрос.

– Грамматика – это своего рода каркас языка, без которого он не сможет полноценно существовать и превратится в хаос из частей речи и отдельных звуков. Грамматика – это средство для корректного выражения своих мыслей и даже чувств. Грамматика есть ничто иное, как инструмент для познания других языков и их особенностей. И конечно же, степень знания грамматики – это, в первую очередь, главный определяющий фактор того самого ума, по которому встречают, как говорится, и которого у тебя наблюдается полное отсутствие. Поэтому твоё мнение здесь никого не интересует!

Я нисколько не сомневаюсь в том, что любой высококвалифицированный педагог даст подобный ответ. Более того, он будет абсолютно прав. Я уже давно не обижаюсь на своих учителей – их самих так учили. И учителей учителей – тоже… Но кто-то же должен разорвать этот порочный круг.

Это, кстати говоря, не первая и не последняя моя попытка задавать каверзные вопросы учителям. Подобный вопрос я задал одному из моих преподавателей на курсах английского. К моему удивлению, я не услышал ничего нового: грамматика – это основа или, опять же выражаясь строительными терминами, фундамент любого языка.

Однако этот ответ также не приблизил меня к истине. Что же происходит? Может быть, я не совсем верно ставлю вопрос и меня попросту никто не может понять?

Не получив желаемого объяснения, я решил открыть интернет, но после продолжительных поисков в сети я не нашёл ровным счётом ничего касательно моего вопроса. Ни одной научной работы, ни маленькой статейки о том, какую роль играет грамматика в развитии основополагающих коммуникативных навыков. Все до единого твердят одно: «Грамматика необходима для изучения любого языка».

Хорошо, допустим. Я безупречно выучил, разобрал и проанализировал все правила, необходимые для построения предложений на английском языке любой формы и сложности. При этом я имею достаточно большой запас английских слов и переводов к ним.

Но постойте! Я всё ещё не могу говорить и понимать устную речь. Соответственно возникает разумный вопрос: почему? Каким образом изучение теоретической основы языка способствует повышению грамотности и беглости именно спонтанной разговорной речи? Как это может заставить меня моментально понимать и обрабатывать иноязычную информацию?

Ответ оказался крайне простым и в то же время шокирующим – никак. Доскональное знание грамматики не даёт ничего, кроме досконального знания грамматики. Являясь всецело научным инструментом, она не позволяет освоить язык на уровне естественного навыка, а всего лишь рассказывает о нём – его структуре, специфике, нюансах.


ЛИНГВИСТ И ПРОФЕССОР УНИВЕРСИТЕТА ЮЖНОЙ КАЛИФОРНИИ СТИВЕН КРАШЕН В ОДНОЙ ИЗ СВОИХ ГИПОТЕЗ УТВЕРЖДАЕТ, ЧТО СУЩЕСТВУЕТ ЧЁТКАЯ ГРАНИЦА МЕЖДУ ОСВОЕНИЕМ ЯЗЫКА И ЕГО ИЗУЧЕНИЕМ.


Первое Крашен рассматривает как неосознанный процесс (естественный подход), а второе – как сознательный (изучение грамматических правил и т.д.). Сознательно выученный язык служит всего лишь инструментом для редактирования выходного материала и ни при каких условиях не может быть источником беглой спонтанной речи22
  Stephen D. Krashen Principles and Practice in Second Language Acquisition.


[Закрыть]
.

Другими словами, знание грамматики и грамматических определений даёт нам возможность сознательно строить и корректировать предложения для их последующего устного или письменного воспроизведения. Однако данный процесс требует так много времени и умственных ресурсов, что мы не способны говорить свободно и вести обычный спонтанный диалог.


В том случае, когда мы воспринимаем входящую информацию на слух, опять же пытаясь сознательно анализировать её в реальном времени, сопоставлять со знакомыми грамматическими структурами, вспоминать правила и их определения, да ещё и умудряться синхронно переводить услышанное на родной язык, то ничего, кроме мучений и напрасно потраченных усилий это не приносит.

Я много раз слышал, когда мои сокурсники жаловались, что наш англичанин говорит слишком быстро, и просили его снизить темп речи. Правда в том, что скорость не имеет никакого значения, если язык освоен и сознание освобождено от неестественных потребностей (грамматический анализ, подбор слов, варианты их комбинаций и связи друг с другом и т.д.) в любом виде коммуникации.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное